Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Надо обеспечить прозрачность и эффективность нотариальной деятельности

29.12.2009

М.И. Сазонова, президент ФНП

 

Аннотация:

Выступление на Собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации 19 ноября 2009 г.

 

Annotation:

Maria Sazonova. It is necessary to ensure transparency and efficiency of notarial activity Speaking at a meeting of representatives of notary chambers of the Russian Federation November 19, 2009

 

Ключевые слова: нотариат, нотариус, Федеральная нотариальная палата, Министерство юстиции РФ, закон "О нотариате и нотариальной деятельности в РФ", Собрание представителей нотариальных палат субъектов РФ

Keywords: notary, the Federal Notary Chamber, the Ministry of Justice, the Law on notaries and notarial activity in Russia, the Assembly of Representatives of notary chambers of the RF subjects

На прошедшем в мае этого года собрании были определены основные приоритетные направления деятельности российского нотариата на текущий созыв, и, казалось бы, необходимость проведения собрания с такой повесткой дня отсутствует.

Однако сами по себе эти направления мертвы, если не принимать мер по их реализации. Это, во-первых.

Во-вторых, наметившийся выход страны из экономического кризиса сопряжен с оптимизацией экономических, производственных процессов, делового, гражданского оборота, активизацией кредитных отношений, и нам важно вписаться в эти процессы, быть востребованными в условиях социально-экономических реформ нашего государства.

Вряд ли надо рассказывать о тревожной тенденции, сложившейся внутри, да и вокруг нотариата за последнее десятилетие, в результате чего нотариат оказался в системном кризисе, будучи, образно говоря, отброшенным на обочину широкой дороги экономических преобразований в стране.

В процессе реформирования российской правовой системы, и в частности гражданского законодательства, нотариат оказался лишним звеном в обороте недвижимости, да собственно, до этого года и в корпоративных правоотношениях, в исполнительном производстве и других сферах. Невостребованность нотариата обусловлена несовершенством Основ законодательства о нотариате, отсутствием законодательного закрепления надлежащего государственного контроля за нотариальной деятельностью, четко обозначенного статуса нотариуса, его ответственности и, как следствие, достаточно большим негативным потенциалом, скопившимся в корпоративном сообществе: возбужденные уголовные дела, проявления безответственности, недисциплинированности, низкая правовая культура обслуживания, внутренние распри и т.д.

Все это сформировало недоверие к нотариату у органов власти и убеждение в невозможности использования его в полном объеме в экономических и гражданско-правовых отношениях.

В-третьих, подготовленная Советом при Президенте РФ Концепция изменений гражданского законодательства обуславливает использование потенциала нотариата в сфере гражданско-правовых отношений, но не расставляет всех акцентов этого использования.

И важно, чтобы при формировании нового гражданского кодекса были четко определены роль и место нотариата в правовой системе России.

Для этого нам необходимо в первую очередь самим переосмыслить суть предназначения нотариата, которое заключается не в оказании услуг правового характера, зачастую с явным оттенком предпринимательства, а в надлежащей качественной защите от имени государства прав граждан и законных интересов юридических лиц во исполнение конституционной обязанности.

В-четвертых, мы безнадежно отстали даже внутри нашей страны от органов власти, ведомств (не говоря о сравнении с нашими европейскими коллегами) по уровню внедрения и использования информационных технологий в нотариальной сфере. Для примера: создаваемая новая структура  – Росреестр, отчитываясь в Госдуме в сентябре этого года в рамках «правительственного» часа, заявила, что в 2009 году будут завершена разработка и обеспечено функционирование единой информационно-телекоммуникационной инфраструктуры Росреестра как на федеральном, так и на региональных уровнях. Мы же за 16 лет не добились конструктивного и системного решения этих вопросов ни на уровне ФНП, ни на уровне регионов. Настало время, когда мы должны осознать, что, если мы не впишемся в общую систему телекоммуникационного развития, с нами никто не захочет иметь дело только по этим основаниям.

В-пятых, мы работаем над новым законом «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ», и нам сегодня важно в нем смоделировать наш правозащитный, правоохранительный институт не только с точки зрения определения его роли в современном обществе, но и спрогнозировать его местоположение в правовой системе на десятки лет вперед. Каким нам самим видится нотариат? Нотариус? Органы управления нотариатом? Ответственность. Дисциплина. Государственный контроль и т.д.

Важно, чтобы и разработчики закона, и нотариусы подпитывали друг друга новыми идеями и предложениями, направленными на создание закона, отвечающего как требованиям общества, так и нотариата.

Ну и, наконец, в-шестых, нам необходимо обсудить некоторые текущие рабочие моменты, исключающие негативный отпечаток восприятия нотариата обществом, органами власти, отдельными гражданами.

И первое, с чего бы я хотела начать, это призвать вас как руководителей нотариальных палат перестроиться психологически на понимание, что никто во имя нотариата не перевернет мир, не переделает под него гражданское законодательство, не внедрит нотариуса во все жизнеобеспечивающие процессы нашего общества, не обеспечит, наконец, уважение к нотариусу, если мы сами не докажем, что достойны этого. Мы должны добиться восприятия нотариата обществом, государством как института, необходимого для защиты прав и законных интересов граждан через:

-                   системное повышение профессионального уровня нотариусов;

-                   использование передовых технологий и информационных систем;

-                   улучшение качества и совершенствование правовой культуры обслуживания граждан и юридических лиц, повышение  уровня нотариального делопроизводства и т.д.

Мы сегодня предлагаем для обсуждения ряд мер, подготовленных Правлением ФНП и направленных на решение перечисленных задач, многие из которых предполагаются быть закрепленными готовящимся законом «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ».

Концепция вышеназванного закона предусматривает переход на единую организационно-правовую форму небюджетного (свободного) нотариата.

Термин «свободный нотариат» как «саморегулируемый институт» предполагает в качестве главных условий компетентность, честность, ответственность и непреложное соблюдение правил корпоративной этики.

Всему ли вышеперечисленному мы с вами соответствуем!?

Из-за отсутствия активной востребованности нотариуса в гражданско-правовых сделках и, соответственно, стимула к системному изучению законодательства явно прослеживается низкий профессиональный уровень достаточно большого числа нотариусов. Например, средства массовой информации начиная с июля этого года, с момента законодательного закрепления нотариального удостоверения сделок по отчуждению долей уставного капитала ООО, неоднократно комментировали отказы нотариусов от совершения сделок под различным предлогом. Поступающие жалобы в нотариальные палаты и в ФНП также свидетельствуют о наличии подобных фактов. Мы нередко слышим и о нежелании нотариусов в некоторых регионах работать с недвижимостью. Это свидетельствует о слабой профессиональной подготовке отдельных нотариусов. Статистика показывает, что примерно половина нотариусов за 16 лет ни разу не проходили курсов повышения квалификации, значительная часть нотариусов не посещает семинарских занятий, около 500 нотариусов не выписывают журнала ФНП «Нотариальный вестникъ» и т.д. Жалобы граждан, решения и частные определения судов также подтверждают отсутствие должного профессионализма у определенной части нотариального корпуса России.

Необходимо отметить, что и роль отдельных нотариальных палат слаба в системной организации и проведении семинарских занятий, в предъявлении к нотариусам требований по повышению профессионального уровня. Поэтому в новом законе предполагается обязательным прохождение не реже одного раза в три года курсов повышения квалификации с подтверждением этого специальным документом (сертификатом).

В результате предполагаемых на законодательном уровне преобразований нотариальной деятельности от формализованной, бюрократически удостоверяющей юридические факты и документы к деятельности разноплановой, более активно востребованной в сфере гражданских правоотношений, потребуются основательные качественные перемены в нотариальном корпусе России.

Чего греха таить, в нашем сообществе имеют место у определенной части нотариусов очевидные проявления профессиональной деформации. Возбужденные уголовные дела и иски о лишении права нотариальной деятельности – прямое свидетельство тому.

Известный и уважаемый нами Виктор Мартенианович Жуйков, рассуждая на эту тему в прессе, сказал: «…для того, чтобы профессиональная деформация не превратилась в профессиональную деградацию, нужен в первую очередь самоконтроль. А способность к самоконтролю определяется мировоззрением и волей». То есть наличием нравственных качеств, без чего юрист не юрист.

Кстати, на состоявшейся на прошлой неделе в Париже Ассамблеи международного нотариата обсуждался вопрос «Стандарты поведения нотариуса», где в качестве основополагающего, неотъемлемого условия, присущего нашей профессии, рассматривался вопрос нравственной профпригодности.

Если мы хотим видеть нотариуса в будущем как разносторонне подготовленного юриста в сфере применения, консультирования, сопровождения правоотношений гражданского оборота, корпоративного, налогового и прочего законодательства, а именно так предполагается сформулировать это в новом Законе, то мы принципиально должны переориентироваться на новый уровень требований, определяемых временем.

Именно поэтому разработчиками проекта Закона обсуждается вопрос о возможной переэкзаменовке действующих нотариусов для допуска к работе в новых условиях.

Государство хочет видеть в нотариате высокопрофессиональных специалистов, да и мы хотели бы избавиться от негативных определений и характеристик на определенную часть нотариусов, наносящих вред имиджу всего российского нотариата.

Мы должны обсудить комплекс мер, стимулирующих граждан и юридических лиц обращаться за оформлением сделок к нотариусу, который должен в этой сфере выступать в качестве надежного правового гаранта.

К этому подталкивают имеющиеся на сегодня факты негативных последствий оформления сделок в простой письменной форме, а также обращения органов законодательной власти отдельных субъектов РФ в Госдуму с предложениями о возврате нотариальной формы для сделок с недвижимостью, определении в Концепции гражданского законодательства функции Росреестра только по регистрации прав. Ну и, наконец, огромное число обращений в суды по договорам купли-продажи, совершенным в простой письменной форме. Например, в Волгоградской области за девять месяцев текущего года из 224 судебных дел по сделкам с недвижимостью 218 были оформлены в простой письменной форме и всего лишь щесть – в нотариальной. В 2008 году – 731 сделка, оформленная без участия нотариуса, и только девять сделок, совершенных в нотариальной форме. Жаль, что нет общей судебной статистики по стране, полагаю, что соотношение было бы схожим.

Мы выходим сейчас на уровень заключения соглашения между ФНП и Росреестром по непосредственному участию нотариусов в процессах регистрации прав на недвижимое имущество, электронному взаимодействию по нотариально удостоверенным сделкам, предоставлению доступа к информационным базам данных друг друга, но перед нами поставлены определенные условия, которые нам необходимо выполнить.

Прежде всего, это активное использование компьютерных технологий, внедрение системы электронного документооборота между нотариусами и Росреестром, с органами и организациями, имеющими отношение к обороту недвижимого имущества, это органы технического учета, миграционные службы и другие.

Это позволит снизить объем подделок и фальсификаций, исключить  случайных людей из цепочки по подготовке и оформлению сделок и в итоге уменьшить их криминогенность. То есть в результате совместных согласованных действий мы смогли бы достичь главных задач – защитить права собственников и сделать достоверным государственный реестр прав.

Пользуясь присутствием Игоря Евгеньевича Манылова, обращаюсь с просьбой оказать нам содействие в ускорении выработки позиции Росреестра, его предложений к варианту соглашения, который мы им передали в октябре этого года. Реакции на этот документ пока нет.

Поэтому сверхактуальным является вопрос развития системы информационно-коммуникационных технологий и внедрения их в сферу профессиональных взаимоотношений с различными органами и ведомствами. И не только в обороте недвижимости.

Требуется применение информационных технологий при обращениях граждан через нотариуса в бюро кредитных историй Центробанка. На сегодня на уровне ФНП и Центробанка мы практически отработали схему электронного взаимодействия.

С Федеральной налоговой службой мы достигли соглашения о доступе к базам друг друга. В следующем году мы должны усовершенствовать наши отношения, в том числе перейти на обмен юридически значимой информацией с использованием электронной цифровой подписи.

Правлением ФНП утверждена концепция информационно-технологического обеспечения нотариальной деятельности на ближайшее время. Предполагается создать свой удостоверяющий центр, осуществить комплекс технических мер по обеспечению электронного взаимодействия, разработать соответствующие разделы Единой информационной системы, подготовить унифицированные условия доступа нотариусов к сведениям, находящимся в базах различных органов, обеспечить всех нотариусов электронной цифровой подписью и т.д. В конечном счете, задача сводится к организации единой системы взаимодействия нотариусов, нотариальных палат субъектов РФ с государственными органами и службами с использованием Единой информационной системы (ЕИС).

Но надо понять следующее: мы можем на базе ФНП создать суперсовременные технологии, суперсистемы, но если это не найдет поддержки и внедрения в субъектах, на рабочем месте у каждого нотариуса – грош цена всем этим начинаниям.

Если вы внимательно прочитали Послание Президента России Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации, если вы следите за политикой Правительства России в этом направлении, которое планирует буквально в ближайшее время перевести все государственные службы на электронный документооборот, в том числе и в работе с гражданами, то и мы должны кардинально настроиться на уровень этих требований. Мы должны реально осознавать, что у нас другого пути нет. И просто осознавать, этого мало, надо срочно делать. Причем не такими темпами, как мы вот уже почти полгода формируем базу с образцами подписей и оттисками печатей нотариусов и лиц, временно их замещающих. Хотя, как мне представляется, это дело одной недели. Причем в наших же интересах. Как я уже сказала, мы достигли с налоговой службой соглашения о доступе нотариусов к базе Единого государственного реестра юридических лиц, а взамен, учитывая огромное количество фальсифицированных, поддельных, в том числе под нотариусов заявлений, они попросили от нас вышеуказанную базу. Мы убедили их, что она у нас есть, рассчитывая, что, пока мы ведем с ними переговоры, мы ее сформируем. Но не тут-то было. И какие только замысловатые доводы не приводились! Если мы и дальше так будем работать, то нам не на что рассчитывать. На сегодня так и не размещена требуемая информация в базе ФНП в полном объеме нотариальными палатами Магаданской области, Еврейской автономной области, Республики Дагестан.

Из 82 нотариальных палат подключены к ЕИС 79. Не подключены Чукотская окружная нотариальная палата, НП Чеченской Республики и НП Республики Ингушетия.

Отмечается слабая активность пользования отдельными нотариальными палатами Единой информационной системой. В частности, нотариальными палатами Республики Карелия, Омской области, Республики Саха – Якутия, Республики Северная Осетия – Алания, Республики Татарстан и др.

Из-за инертности, недооценки необходимости совершенствования и использования информационных технологий в собственных интересах и в интересах граждан мы до сих пор не можем сформировать единую базу учета завещаний. Такой реестр имеется во всех государствах постсоветского пространства, имеется общеевропейский реестр завещаний, а мы все ищем оправдания, почему наши нотариусы не должны подавать сведения об удостоверенных ими завещаниях.

А мы сейчас думаем о внедрении электронного реестра регистрации нотариальных действий, ведение которого в автоматическом режиме позволит формировать базу удостоверенных и отмененных доверенностей, заведенных наследственных дел и т.д.

Вторая задача, которую нам надлежит решить для внедрения нотариата в сферу сделок с недвижимым имуществом, это совершенствование нотариального делопроизводства, и в первую очередь – внедрение единого защищенного бланка в нотариальную деятельность нотариусов России. Бланк должен быть учетным, иметь несколько степеней защиты, иметь серию и номер, соответствующий кодовому номерному обозначению региона.

Проведена большая подготовительная работа с ФНП в этом направлении. Вопрос внедрения бланка согласован с Министерством юстиции. Разработаны оригинал-макет и форма бланка. На Правлении утверждено положение о порядке обращения, учета и использования бланка, в принципе определены в каждом федеральном округе типографии и т.д.

С радостью хочу сообщить, что десятилетняя процедура согласований наконец завершена, накануне этого собрания Правила нотариального делопроизводства утверждены.

Нам осталось только проявить всеобщую организованность, дисциплину и понимание, что это также направлено на защиту нотариальной сферы деятельности, а в результате – на защиту прав граждан и законных интересов юридических лиц.

Главенствующая роль принадлежит в этом нотариальным палатам.

Надо признать, что не все палаты являются авангардом продвижения прогрессивной мысли, новых идей в нотариальной сфере, да по большому счету и полноценным руководящим органом. Примером тому может служить Магаданская областная нотариальная палата, в которой, по сути, нет никакой работы, и последняя проверка комиссией ФНП подтвердила это. Хотя при проведении предыдущей проверки несколько лет назад палате указывалось на необходимость принятия кардинальных мер.

Алтайская краевая нотариальная палата по результатам проведенной проверки была подвергнута резкой критике на Правлении ФНП, а также на общем собрании нотариусов этой палаты, состоявшемся 30 октября сего года.

Отсутствие принципиальной позиции Правления, президента нотариальной палаты, единства мнений и оценок по элементарным вопросам привело к дестабилизации нотариального сообщества, к формированию оппозиций, втягиванию в свои споры органы государственной власти, средства массовой информации.

Комиссия зафиксировала явные нарушения финансовой дисциплины, проявления со стороны президента палаты единоначалия по распоряжению имуществом, что недопустимо.

А что же при такой, с позволения сказать, «руководящей» роли палаты требовать от нотариусов, когда они в таких случаях предоставлены сами себе?

Зачастую нет надлежащего оперативного реагирования на обращения граждан, жалующихся на деятельность нотариусов. Об этом свидетельствуют жалобы, поступающие в огромном количестве в ФНП, в Министерство юстиции, в другие органы, где граждане пишут, что обращались в региональную палату, но реакции либо никакой, либо отписка. Очень много повторных жалоб, особенно по Москве. Например, нотариус Москвы Моматюк вынесла постановление об отказе в совершении нотариального действия, Хамовнический районный суд признал действия нотариуса незаконными. В своей жалобе в МГНП заявитель помимо некомпетентности нотариуса указывает на недопустимый тон, порочный стиль, недоброжелательность. В ответе за подписью вице-президента МГНП значится, что нотариусу Моматюк рекомендовано более внимательно относиться к вопросу вынесения постановлений об отказе в совершении нотариальных действий.

После чего гражданин обратился в Минюст России, а на днях в ФНП с письмом, в котором абсолютно правильно излагает свои доводы, что наделение нотариуса в силу закона определенными властными полномочиями не дает ему права хамить людям, обратившимся за помощью. Он не должен отказывать либо совершать нотариальные действия, руководствуясь исключительно своей прихотью и т.д.

Коллективная жалоба от граждан поступила к нам, в ФНП, и в Администрацию Президента Чувашской Республики на нотариуса г. Шумерля Миронову. «В конторе у Мироновой, – пишут граждане, – ее подчиненные такие же грубиянки, как она, нотариус вовремя на работу не ходит и т.д.» Граждане обращались и в СМИ, и в нотариальную палату, но…

Я могла бы таких примеров привести большое количество, но при министре неудобно.

Понятно, что у нотариальных палат мало реальных сил и возможностей реагирования на подобные факты, но, тем не менее, мы сегодня обязаны подвергнуть анализу нашу деятельность, сделать выводы и строить планы на будущее, соотнося и реальную пользу государству и обществу в обмен на повышение степени доверия к нам с их стороны.

Я не умоляю  значения объективных факторов, оказавших влияние на положение дел в российском нотариате. Это системное вытеснение нотариата из сферы гражданского оборота, экономических преобразований, отрицание социальной необходимости нотариата и в результате постепенно сформированное отрицательное отношение к нему. Да и сам нотариат пришел к определенного рода разочарованию, потому как до 70–75% в работе нотариуса России составляют простейшие виды нотариальных действий.

Нельзя не понимать, что на изначальном этапе рыночных отношений в стране нотариат мешал «свободной» приватизации, процессам перераспределения собственности, в том числе чиновникам, не отвыкшим от совдеповского менталитета, которые всячески пытались обойтись без правового регулирования.

Мы уверены, что сегодня нет непонимающих, что общество, государство ничего не выиграло, заменив в сделках нотариусов на маклеров, риелторов, различного толка пособников. Уровень криминогенности, рост теневого бизнеса, рейдерство, чрезмерная загруженность судов по рассмотрению споров по договорам в простой письменной форме и ряд других негативных факторов свидетельствуют о недооценке правозащитных, правоохранительных институтов, в том числе нотариата, в пресечении и профилактике их.

Но при этом и сегодня очевидны элементы противостояния со стороны отдельных руководителей, особенно регистрационных служб, некоторых государственных чиновников. Вероятно, забота о личных интересах превалирует над государственными.

Одно утешает, что у Министерства юстиции, как нам представляется, сформировалось четкое убеждение в необходимости поднятия статуса нотариальной профессии, расширении ее функций, выведения ее из консервативной, формально удостоверяющей юридические факты в новую модель, обеспечивающую комплексное оказание юридической помощи гражданам и юридическим лицам. Это нашло отражение в Концепции Закона «О нотариате и нотариальной деятельности». В рамках этого Закона предлагается использовать потенциал института нотариата в полном объеме. Предполагается придание исполнительной силы нотариальному акту, законодательное закрепление доказательственной силы и публичного признания нотариально оформленных документов. И ряд других положительных моментов. Но при этом, естественно, во главу угла ставится установление форм и видов ответственности нотариуса, установление государственного контроля.

Однако можно суперсовременную модель нотариата изобразить в Законе, но в судьбе нотариата мало что изменится, если он останется по-прежнему отстраненным от гражданского оборота. И наши представления, что нотариат как институт предупредительного правосудия повлияет реально на снижение затрат на содержание судебной системы, судебной нагрузки, окажутся нереализуемы.

Нам представляется, что до тех пор, пока нотариусы не почувствуют, не осознают себя полноценными участниками единого процесса в вопросах соблюдения государственных интересов с соответствующими полномочиями, вряд ли можно рассчитывать на нотариат как на эффективный правовой механизм в обеспечении надлежащего регулирования гражданских правоотношений, в защите прав граждан и законных интересов юридических лиц, в реализации рекомендации Группы государств (ГРЕКО) против коррупции, в противодействии отмыванию денежных средств, полученных незаконным путем, и в решении других проблем.

Закон о нотариате и нотариальной деятельности в РФ должен соответствовать общеевропейским нормам права, принципам международного нотариата. В мае следующего года мы планируем в рамках проводимой в СПБ комиссии по европейским делам, на которую приедут представители нотариата из 37 стран Европы, обсудить за «круглым столом» проект нашего Закона и выслушать экспертные замечания и предложения наших коллег.

Мы гордимся принадлежностью системы нотариата России к латинскому нотариату. Кстати, из стран группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) все, кроме Индии, придерживаются системы латинского нотариата. Однако по занимаемому месту в сфере гражданского оборота мы пока резко отличаемся от нотариата, например, Франции, Швейцарии, Германии, Голландии и других стран Европы. Деятельность их строится зачастую на других принципах и отличается большей гибкостью и приспосабливаемостью к изменяющейся действительности, к запросам и потребностям общества.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации «О некоторых мерах по повышению качества предоставления государственных (муниципальных) услуг на базе многофункциональных центров предоставления государственных (муниципальных) услуг» от 3 октября 2009 года № 796, которое вступает в силу с 1 января 2010 года, создаются многофункциональные центры для обеспечения комплекса взаимосвязанных между собой государственных услуг по принципу «одного окна». При этом межведомственное взаимодействие, необходимое для государственной услуги (включая необходимые согласования, получение выписок, справок и др.), должно происходить без участия заявителя. На базе центра предоставляется не менее 50 государственных или муниципальных услуг по различным направлениям, в том числе:

регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним; определение или подтверждение гражданско-правового статуса заявителя.

В помещении центра должны предоставляться также нотариальные услуги.

И мы должны работать с учетом меняющихся социально-экономических, политических и правовых условий в стране. Следует искать новые решения и создавать механизмы, которые позволили бы проявить весь потенциал нотариата в условиях рынка, конкуренции и развития новых информационных технологий.

В этом значительная роль принадлежит ФНП, Правлению и аппарату.

Надо отметить, что многое делается в плане координации деятельности региональных нотариальных палат, оказания им методической помощи, финансовой поддержки слаборазвитых палат, системного проведения проверок деятельности палат по различным направлениям.

Однако явно нуждаются в улучшении аналитическая работа ФНП, своевременное выявление проблемных вопросов в нотариальной сфере и оперативное влияние на них. Нет должной координации деятельности центров по повышению квалификации нотариусов, системного и своевременного обобщения материалов координационно-методических советов федеральных округов. Мы запаздываем с разработкой методических рекомендаций по применению нового законодательства, по обобщению правоприменительной практики. Аппарат нуждается в качественном профессиональном подкреплении, изменении структуры.

Особая роль принадлежит руководителям нотариальных палат, выборным рабочим органам на местах в формировании нормального психологического климата в нотариальном сообществе, в деле повышения профессионального уровня нотариусов, в налаживании конструктивного делового диалога с органами законодательной и исполнительной власти и в первую очередь – с органами юстиции.

Мы претендуем на уважение к нашей профессии, однако жалобы, поступающие от граждан, от представителей юридических лиц, не свидетельствуют о любви к нотариусам.

Из почти 400 жалоб, поступивших в этом году в ФНП – 2/3 на непрофессионализм, низкую правовую культуру, высокие тарифы. Жалуются на хамство, на равнодушие, на волокиту. Мы проанализировали размеры тарифов, взыскиваемые за составление проектов нотариальных актов и техническую работу, установленные в регионах – не везде под них есть экономическое обоснование, а порой отсутствует просто элементарная объективность.

ФНП с учетом отсутствия законодательного регулирования размеров тарифов за оказание услуг правового и технического характера и того обстоятельства, что в ряде регионов установлены тарифы, несоизмеримые трудозатратам нотариуса, разработала единые для применения рекомендации. Однако при обсуждении их Правление не пришло к единому мнению по утверждению этих рекомендаций.

Тем не менее президентам нотариальных палат следует провести необходимую работу среди нотариусов по пресечению фактов взыскания необоснованно завышенных размеров тарифа за указанную работу.

Кто не способен отказаться от услуг индивидуальных предпринимателей, от взимания необоснованно завышенных тарифов за оказание услуг правового и технического характера, установленных по принципу «своя рука владыка – сколько захочу, столько и истребую», должен перейти в частный бизнес.

Цепляясь за ложные оправдания, мы зачастую сами же себе наносим вред. Жадность и скупость достаточно часто встречаются в сфере нотариата. Эти тенденции с трудом поддаются искоренению. При этом я не исключаю, что в разделе «госпошлина» в Налоговом кодексе есть несуразности и что он нуждается в коренной переработке. Необходимо вернуться к вопросу законодательного урегулирования размера тарифов за составление проектов и техническую работу.

Экономический кризис показал нам, что именно жадность и опрометчивость порождают катастрофы, в то время как труд и высокая ответственность являются основой общества, а в данном случае конкретной профессиональной категории, сбалансированной в основе своей и верной своему долгу.

Профессиональное достоинство – понятие, ко многому обязывающее, и когда каждый нотариус поймет это и будет постоянно следовать словам присяги, вступая в должность, вот тогда нас начнут уважать.

Мы ежедневно имеем дело с людьми, а это в соответствии с Конституцией РФ – высшая ценность государства. Зачастую нам приходится сталкиваться с трудными ситуациями, не регламентированными действующим законодательством, и проявление со стороны нотариуса высоких моральных и чисто человеческих качеств: терпения, мудрости, сердечного участия, – необходимы.

И еще считаю очень важным, обращаясь сегодня к членам Правления, президентам нотариальных палат, придерживаться понятия единства, рассматривая его в качестве одной из самых главных ценностей.

Необходимо отказаться от личных амбиций и объединить научные, творческие и профессиональные усилия во благо развития нотариата. И это тоже повлияет на степень оценки нотариата. Без единства мы лишь впустую растратим наши силы.

При этом единство предполагает безоговорочное исполнение общепринятых сообществом стандартов и решений.

Неправильно, например, что на протяжении 16 лет все нотариальные палаты России отчитываются перед ФНП по итогам года, а Московская городская нотариальная палата – нет, все нотариальные палаты платят в ФНП установленные Собранием взносы в размере 1,25%, в то время как Московская городская платит по своему усмотрению.

Нам необходимо искать и находить взаимопонимание с органами юстиции, исходя из осознания, что государству не безразлична деятельность нотариата, призванного к осуществлению конституционной миссии по защите прав и законных интересов граждан.

Однако, пользуясь присутствием министра юстиции, хочу попросить урезонить пыл и некоторых руководителей территориальных органов юстиции по проявлению сомнительных способов осуществления контроля за деятельностью нотариальных палат и руководства ими. Выступая на координационном совете в Северо-Западном федеральном округе, я в вашем присутствии лишь намеком сказала о нескладывающихся отношениях Управления юстиции Калининградской области с нотариальной палатой, полагая, что этого достаточно, с учетом того, что перед этим я дважды разговаривала с Киселёвым по телефону. Налицо проявления некорректности, неуважения к работникам нотариальной палаты, выразившиеся в искажении фактов, в предвзятости, неправильной расстановке акцентов в оценке деятельности палаты. Собрав совещание с участием прокуратуры, ГУВД, антимонопольного комитета и других ведомств по организации проверки палаты и нотариусов, управление не уведомило и не пригласило руководителя нотариальной палаты.

Акт проверки нотариальной палаты Калининградской области содержал выводы о нарушении законодательства, которым деятельность некоммерческой организации не регулируется. ФНП было подготовлено и направлено в Министерство юстиции соответствующее обращение. 12 ноября ФНП получила ответ от директора Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой о том, что Департамент разделяет позицию ФНП  и направил свое мнение с подробным анализом Акта проверки в Департамент по делам некоммерческих организаций.

Хочу поблагодарить Министерство юстиции за принципиальную позицию в данном вопросе.

Ряд руководителей органов юстиции вопреки принятому Минюстом «Порядку определения количества должностей нотариусов в нотариальном округе» не ориентируются на установленные в нем нормативы соотношения количества должностей нотариусов к численности населения, в связи с чем в этом вопросе имеют место затянувшиеся разногласия во Владимирской, Томской, Кемеровской областях, в Республике Хакасия.

В ряде регионов имеются серьезные проблемы с архивами нотариусов.

В целом же взаимоотношения у нотариата с органами юстиции, другими органами государственной власти вполне удовлетворительные. Большим подспорьем этому явились мероприятия, проведенные с участием министра юстиции, заместителя министра, руководителей органов юстиции, других ведомств по проблемам нотариата.

Я имею в виду КМС в Северо-Западном федеральном округе, совещание в Уральском федеральном округе.

Определенным подспорьем является и тесное взаимодействие с региональными отделениями Ассоциации юристов России. Во многих регионах проводятся совместные мероприятия, конференции, семинары. В ряде регионов: в Санкт-Петербурге, Ставропольском крае, Ханты-Мансийском автономном округе и других, – открыты и работают консультационные пункты, центры по оказанию правовой бесплатной помощи социально незащищенным категориям граждан.

На сегодня около 1 000 нотариусов принимают активное участие в работе региональных отделений Ассоциации юристов, в том числе и в составе рабочих органов.

Но это всего лишь 1/8 часть нотариального сообщества, работа в этом направлении должна активизироваться как на уровне субъектов, так и на федеральном уровне. Мы рассматриваем Ассоциацию юристов как орган, который заинтересован в развитии всех правовых институтов, и в том числе нотариата. Мы рассчитываем на содействие и помощь ассоциации в обсуждении нашего Закона, в прохождении его согласования и принятии его.

Мы понимаем, что настало время не только подвергнуть ревизии нормы, регулирующие деятельность нотариата, но и провести переоценку с учетом возросших требований, нашего внутрикорпоративного отношения к осуществлению почетнейшей миссии – служить через право человеку.

 

Выступление на Собрании представителей нотариальных палат 19 ноября 2009 г.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100