Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариальная форма сделки: правовое значение и пределы применения

07.12.2009

В.В. Епифанова,

аспирантка кафедры гражданского права Кубанского госуниверситета

 

 

 

Потребность в органе публичной деятельности, управомоченном придавать публичное значение совершаемым им актам,

чувствовалась в народном сознании очень давно, с самого почти пробуждения его к юридической жизни.

Но эту потребность удовлетворить вполне  могло лишь развитое законодательство.

А.М. Фемелиди [1] 

 

Аннотация:

Автор определяет критерии для выделения круга сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, и предлагает внести ряд изменений в гражданское законодательство.

 

Annotation:

V.V. Epifanova. Notaries form of the transaction: the legal significance and limitations

The author defines the criteria for the selection range of transactions subject to mandatory notarization, and offers a number of changes in civil law.

 

Ключевые слова: нотариат, нотариальная форма сделки, гражданское право, социально значимая сделка

Keywords: notary, notary form of the transaction, civil law, socially significant transaction

В соответствии с заложенными в российском гражданском законодательстве основными началами (ст. 1 ГК РФ) субъекты гражданского права обладают значительной самостоятельностью в выборе вариантов поведения, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом. Принципы равенства участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, свободы договора позволяют их участникам беспрепятственно приобретать права и обязанности путем выражения своей на то воли. Однако  далеко не всегда сторонами сделок оказываются полностью дееспособные, юридически грамотные и хорошо обеспеченные граждане, полностью сознающие правовые последствия совершаемых ими действий. Итогом усложнения общественной жизни, укрупнения бизнеса и отсутствия контроля за финансовыми отношениями стала  констатация того факта, что в сегодняшних договорных ситуациях «равноправие сторон практически отсутствует» [2]. На помощь более слабым и юридически незащищенным участникам гражданских правоотношений и приходит «принцип сочетания частных и публичных интересов [3]», стоящий на страже социальных функций Российского государства.

Именно вследствие этого гражданское право, основываясь на принципах добросовестности, разумности и справедливости, устанавливает определенные границы дозволения. Одним из таких «вынужденных» ограничений выступает форма сделки.

Волеизъявление как «выражение частной воли, направленное на то, чтобы вызвать правовое последствие [4]», является необходимой  составляющей, одним из условий действительности сделки. Свобода выбора формы волеизъявления, вытекающая из свободы договора, вот уже третье столетие подряд является правовой презумпцией. И, тем не менее, принцип свободы договора сегодня претерпевает коренные изменения в сторону его сужения. Еще более ярко эта тенденция проявляется при заключении дву- и многосторонних сделок. Часто становится недостаточно одного только наличия двух согласованных волеизъявлений для заключения договора. Необходимо зафиксировать эти волеизъявления таким образом, чтобы они максимально точно отражали содержание договора и намерения сторон, и последним не пришлось бы доказывать свою правоту в суде. Либо, в случае возникновения спора, способ фиксации изъявления воли облегчал бы процесс доказывания.

Именно установление определенной формы сделки в необходимых случаях призвано способствовать устойчивости гражданского оборота, охране прав сторон, а также повышению их правовой культуры. Оформляя  договор в письменном виде, граждане с большей точностью формулируют свои желания и ожидания от контрагента. А заслушивая пояснения нотариуса по поводу своих прав и обязанностей, вытекающих из сделки, гражданин не только консультируется и предостерегается от заключения необдуманных действий, но и расширяет свое правосознание.

Думается, что одной из основных тенденций развития современной отечественной цивилистики является переосмысление значения нотариального удостоверения сделок для гражданского оборота, в том числе и сквозь призму изменения отношения к институту нотариата. На сегодняшний день расхождения во взглядах исследователей на нотариальную форму сделки связываются с ответами на два  принципиальных вопроса: в каких именно случаях нотариальное оформление сделки должно быть обязанностью, а в каких – правом, и каково подлинное значение (функция) нотариальной формы для сторон сделки? Ответы на эти вопросы предлагаются различные. В частности, отдельные авторы предлагают  сузить круг сделок, подлежащих нотариальному удостоверению [5].

В отличие от этой позиции, в литературе высказываются мнения о высоком значении нотариальной формы сделки с предложениями о расширении круга сделок, подлежащих нотариальному удостоверению [6].

Есть и авторы, которые предлагают ничего не менять в современной отечественной концепции института формы сделки. На их взгляд, позиция отечественного законодателя «адекватно отражает сложившиеся в современном гражданском обороте потребности в нотариальном удостоверении сделок [7]».

Столь оживленные научные дискуссии нашли свое отражение как в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе, так и в разделах Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации [8], инициированной Указом Президента РФ от 18 июля 2008г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса РФ». Разработчики вышеупомянутых концепций затронули проблематику нотариальной формы сделки в минимальном количестве аспектов, в частности, в контексте сравнения эффективности нотариального удостоверения сделок с недвижимым имуществом и их государственной регистрацией. В итоге «проблемы нотариальной формы сделки»  свелись к частному вопросу о необходимости совершения в нотариальной форме сделок между отсутствующими сторонами. Таким образом, концепции не затронули ни основ самого института нотариата, ни принципиального подхода к обязательному нотариальному оформлению сделок.

Нам же представляется, что круг проблемных вопросов, связанных с оказанием нотариальной помощи и удостоверением сделок нотариусами, гораздо шире. Прежде всего,  необходимо разобраться в теоретических основах  нотариальной формы как составной части такого юридического факта, как  «сделка», и обоснованности причин ее практического применения (или неприменения) в том или ином случае.

Заметим, что в доктрине высказано мнение о необходимости нотариального удостоверения сделок, «представляющих имущественный интерес длительного характера или затрагивающих иные значимые для субъекта интересы [9]». Однако значение, придаваемое лицом обладанию чем бы то ни было, определяется в каждом конкретном случае сугубо индивидуально. Очевидно, что для юридического лица, в активах которого имеются десятки объектов недвижимости, используемых в коммерческих целях, и для  рядового гражданина, приобретающего долгожданное жилье, одна и та же сделка купли-продажи будет иметь совершенно различную ценность. Следовательно, предложенный критерий не является сущностным.

Законодательное установление правил об обязательном нотариальном удостоверении, с нашей точки зрения, должно отражать общефилософский принцип соразмерности содержания и формы сделки. Ограничение должно соответствовать целям его установления. Иными словами, формальные обременения волеизъявлений должны соответствовать объекту охраны.

Какие же критерии для выделения круга сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, представляются нам сущностными?

Во-первых, в круг сделок, подлежащих формальным ограничениям, необходимо включить сделки, имеющие особую социальную ценность. Как известно, непреходящими ценностями являются жизнь, здоровье и семья, а также недвижимость, находящаяся в собственности  физических лиц, как необходимый элемент поддержания вышеперечисленного на надлежащем уровне. Сделки, затрагивающие  все эти ценности, и должны, на наш взгляд, подлежать нотариальному удостоверению. К ним следовало бы отнести сделки физических лиц, связанные с приобретением недвижимого имущества в собственность, сделки, затрагивающие интересы недееспособных и не полностью дееспособных, а также сделки, затрагивающие семейный интерес.

Нотариальная форма сделки является подвидом письменной формы. Таким образом, свойство письменных доказательств как созданных сторонами непосредственно в момент совершения юридических действий распространяется и на нотариальные акты. «Тогда как свидетельские показания, презумпции, признания и клятва под присягой являются доказательствами, возникшими в момент спора» [10].

Качеством же, существенно отличающим документы, оформленные с помощью нотариуса, от остальных письменных документов, является их аутентичность. «В обыденном понимании аутентичность означает такую верность, соответствие которой действительности невозможно оспорить, в противоположность тому, что ложно» [11].  Это свойство нотариальных актов позволяет ученым и законодателям ставить документы, выходящие из-под пера нотариуса, на одну ступень с судебными актами [12].  Важно отметить, что нотариусы, равно как суды или иные официальные учреждения, не просто присутствуют в момент составления аутентичного документа, а оказывают «содействие при его совершении» [13]. Например, если нотариальному оформлению подлежит одностороннее волеизъявление, в частности завещание, то нотариусу достаточно удостовериться в дееспособности лица, проконсультировать, предупредить о правовых последствиях совершаемых действий и удостоверить содержание изъявления. Если же заключается договор, то удостоверяется не только содержание каждого из волеизъявлений, но и их взаимное принятие и уяснение. Следует отметить, что ценность письменных нотариально удостоверенных актов осознают и процессуалисты, называя их  «царицей доказательств [14]».

Во-вторых, особой важностью для придания прозрачности гражданского оборота и  осуществления контрольных функций государства обладают сделки, связанные с созданием и деятельностью хозяйственных обществ и товариществ. Они, по нашему мнению, также должны подлежать нотариальному оформлению. Федеральный закон от 30.12.2008 г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и некоторые законодательные акты РФ» стал первым шагом на этом пути. Отныне сделки, направленные на отчуждение доли или части доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью подлежат нотариальному удостоверению. Данное правило действует и в отношении залога доли или ее части. Несоблюдение этого формального требования влечет недействительность сделки. А оспаривание перехода доли по нотариально удостоверенной сделке возможно только в судебном порядке путем предъявления иска в арбитражный суд.

Таким образом, законодатель расширил полномочия и статус нотариуса в корпоративных  отношениях. Копия заявления о передаче доли вместе с нотариально удостоверенной сделкой должна передаваться обществу нотариусом, удостоверившим эту сделку. Нотариус теперь также может быть заявителем при внесении в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Тем не менее новый закон не изменил ситуацию в корне, так как обошел вниманием ряд сопутствующих вопросов, не прописал механизм совершения новых нотариальных действий. Например, не внесены необходимые изменения в ст. 333.24 Налогового кодекса РФ. Тариф по удостоверению сделки перехода доли, которая рассматривается налоговыми органами как «сделка, не подлежащая оценке», составляет на данный момент 500 рублей, что не способствует экономической заинтересованности нотариусов.  Обойден и вопрос ответственности нотариуса, например, в случае не уведомления или нарушения предусмотренных законом сроков уведомления общества о совершенной сделке, нарушений закона при удостоверении сделки. Этот фактор, в свою очередь, беспокоит компании, которые боятся судебных споров. Очевидно, что необходимо на законодательном уровне  закрепить разумное сочетание величины тарифа и  ответственности нотариуса с риском временных потерь как для него, так и для сторон сделки. Необходимо разработать и новые методические рекомендации, разъясняющие нотариусам правила совершения, в том числе новых нотариальных действий.

Итак, создание теоретических основ нотариальной формы сделки и фактическое расширение круга сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, будет способствовать построению системы эффективной  защиты прав и интересов сторон. Однако изменения в законодательстве должны быть методично выверены и логически выстроены, чтобы в результате реально повысить качество оказываемой нотариусами юридической помощи и механизмов ее осуществления. Предлагаем внести следующие изменения в гражданское законодательство:

во-первых, дополнить перечень принципов (основных начал) гражданского права принципом нотариально-правовой защиты интересов российских граждан. Для этого в действующей редакции статьи 1 ГК РФ после слов «их» добавить «нотариально-правовой и» далее по тексту «судебной защиты».

Во-вторых,  дополнить Гражданский кодекс новой статьей 111, изложив ее в следующей редакции:

Нотариально-правовая защита гражданских прав.

Защиту гражданских прав осуществляют органы нотариата, совершая нотариальные действия в соответствии с законодательством РФ о нотариате.

Утверждение на законодательном уровне особого статуса нотариальной защиты гражданских прав  позволит укрепить позиции нотариата и даст толчок для расширения функций нотариуса.

И, наконец, в-третьих, закрепить в п. 3 ст. 163 ГК  сущностные критерии для выделения сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, изложив его в следующей редакции:

1. Нотариальное удостоверение обязательно для социально значимых сделок:

–       направленных на реализацию и обеспечение семейного интереса участников гражданских правоотношений;

–       физических лиц, связанных с приобретением недвижимого имущества в собственность;

–       затрагивающих интересы недееспособных или не полностью дееспособных лиц;

 

2.     затрагивающих корпоративные и публичные интересы, в том числе        связанные с  созданием и деятельностью хозяйственных обществ и товариществ.

Возможно, предложенные  редакции норм ГК будут учтены при реформировании гражданского законодательства и института нотариата, «с которым связаны весьма существенные и серьезные общественные интересы России» [15].



[1] Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее нотариальное положение 14 апр. 1866 г. – С-Пб., 1902. – С. 60.

[2] Орлов В.Г. Особенности скандинавского договорного права / Цивилистические исследования. – Выпуск второй. – М., 2006. – С. 576.

[3] Щенникова Л.В. Принципы гражданского права: достижения цивилистики и законодательный эффект / Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. – Вып. 2. – М., 2002. – С. 41.

[4] Курс германского гражданского права: Введение и общая часть. Перевод с немецкого. – Т. 1. – Полут. 2 / Эннекцерус Л.; Под ред., с предисл.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б. (Пер.) – М., 1950. – С. 109.

[5] Кулик А. Нотариальное удостоверение сделок // эж-ЮРИСТ. – Сентябрь 2003. – № 37. – СПС «Гарант».

[6] См: Щенникова Л.В., Староверов А.В. Теория формы сделки и практическое гражданское законодательство // Законодательство. – 2006. – № 11; Госрегистрация + нотариат: законности много не бывает // эж-ЮРИСТ. – 2004. – № 43. – СПС «Гарант».

[7] Никифоров В.С. Нотариальная форма сделки: за и против // Нотариус. – 2008. – № 2. – С. 46.

[8] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. – № 4. – С. 6–101.

[9] Егоров Ю.П. Конститутивная форма сделок // Закон и право. – 2004. – № 9. – С. 73.

[10] Пиепу Ж.-Ф., Ягр. Ж. Профессиональное нотариальное право. – М., 2001. – С. 23.

[11]Там же. – С. 116.

[12] Курс германского гражданского права: Введение и общая часть. Перевод с немецкого. – Т. 1. –  Полут. 2 / Эннекцерус Л.; Под ред., с предисл.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б. (Пер.) – М., 1950. – С. 157.

[13] Там же.

[14] Боннер А.Т. Рассуждение процессуалиста о форме сделок / Проблемы взаимодействия отраслей частного права: Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания. Материалы международной научно-методической конференции / Под ред.: Носырева Е.И., Сафронова Т.Н. – Воронеж, 2006. – С. 509.

[15] Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее нотариальное положение 14 апр. 1866г. С-Пб., 1902. С. 239.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100