Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Лизинг должен стать более цивилизованным при участии нотариусов

15.10.2009

Л.В. Усович, директор Фонда «Институт развития нотариата», кандидат юридических наук,
Э.В. Махноносов, советник президента Федеральной нотариальной палаты

 

В докризисный период в Российской Федерации рынок лизинга по темпам роста  опережал практически все основные финансовые сектора экономики: росли не только абсолютный размер лизинговых сделок, но и их роль в инвестиционном процессе. Россия могла стать одной из ведущих лизинговых стран. Однако после восьми лет быстрого роста объём российского рынка лизинга резко сократился. Финансовый кризис отразился на рынке лизинга сильнее, чем на каком-либо другом сегменте финансового сектора (по данным Росстата, доля лизинга в номинальном  ВВП России в 2008 году составила 1,73 %, а  объём нового бизнеса в 2008 году – 720 млрд. рублей). В 2009 году прогрессирующей тенденцией на рынке лизинга стало существенное снижение темпов роста, обусловленное инвестиционным, т.е. долгосрочным характером лизинговых сделок, что объясняется общей финансовой нестабильностью в государстве.

Одной из основных проблем лизингового сектора на ближайшую перспективу, по оценкам экспертов, следует считать рост неплатежей компаний-лизингополучателей. По оценкам тех же экспертов, реальная просроченная задолженность компаний-лизингополучателей с задержкой платежа 90 и более дней  может составить 15 и более процентов. Среднее число договоров лизинга с просроченными платежами в портфелях лизинговых компаний в 2009 году выросло в 3 раза по сравнению с 2008 годом. Стремительный рост просроченной дебиторской задолженности, безусловно, приведёт к  необходимости массового изъятия предметов лизинга. Очевидно, что немаловажным фактором успешности развития той или иной лизинговой компании в период кризиса может стать наличие отработанного механизма изъятия и продажи предмета лизинга.

Все эти факторы привели к объективной необходимости более чёткого законодательного регулирования порядка и процедуры реализации права лизингодателя на досрочное расторжение договора лизинга и изъятие лизингодателем предмета лизинга, уточнения порядка взыскания просроченной задолженности по лизинговым платежам и установление права лизингодателя требовать досрочного исполнения денежного обязательства в случае нарушения лизингополучателем ряда условий договора лизинга. Следует особо отметить, что у лизингодателей уже накоплен большой негативный опыт борьбы с неплательщиками. В данный момент изначальное предположение о возможности лизингодателя как собственника предмета лизинга изъять его у лизингополучателя во внесудебном порядке не находит своего подтверждения даже после расторжения договора лизинга. Практика показывает, что если лизингополучатель не соглашается отдать предмет лизинга добровольно, практически единственным способом вернуть его оказывается судебный процесс, минимальный срок которого составляет 6–7 месяцев. А поскольку лизингополучатель вправе обжаловать решение суда первой инстанции, подавать встречные иски, судебное разбирательство может затянуться на годы. К его окончанию лизингополучатель, возможно, прекратит свою деятельность, реализует активы, на которые  можно обратить взыскание, а предмет лизинга будет приведён в негодное состояние для эксплуатации.

Уточнение порядка и процедуры реализации права лизингодателя на досрочное расторжение договора лизинга и возврат лизингодателем предмета лизинга (изъятие предмета лизинга) является необходимым условием введения и эффективного функционирования в Российской Федерации института операционного лизинга. Операционный (оперативный) лизинг призван обеспечивать оперативные потребности, в том или ином имуществе, зачастую на краткосрочной основе, после чего имущество возвращается лизингодателю. От традиционного для России финансового лизинга он отличается тем, что по окончании договора объект лизинга не переходит в собственность лизингополучателя, а возвращается лизингодателю, такой вид лизинга не связан со значительными затратами со стороны лизингополучателя в отличие от долгосрочного финансового лизинга. С принятием Федерального закона от 29.01.02 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О лизинге”» сделки операционного лизинга оказались приравненными к обычной аренде и лишились налоговых льгот. Сейчас схема оперативного лизинга осуществляется следующим образом: предмет лизинга передаётся лизингополучателю (обычно на срок не более шести месяцев) по договору финансовой аренды с использованием налоговых льгот, затем предмет лизинга возвращается лизингодателю и уже сдаётся другой компании на условиях обычной аренды. Следует особо подчеркнуть, что стоимость операционного лизинга для лизингополучателя значительно ниже, чем при финансовом лизинге, следовательно, он выгоден для лизингополучателей, особенно тех, кто не имеет достаточных средств для покупки дорогостоящего имущества, занимается выполнением разовых и сезонных работ, либо использует в своей деятельности высокотехнологичное оборудование, которое быстро устаревает.

Пунктом 2 ст. 13 Федерального закона от 29.10.1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» предусмотрена возможность изъятия предмета лизинга, т.е. право лизингодателя потребовать досрочного прекращения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества. В то же время действующее законодательство не содержит норм, однозначно регулирующих порядок такого изъятия. Кроме того, в настоящее время отсутствует правовой механизм, позволяющий оперативно запретить или приостановить эксплуатацию воздушного судна на основании решения федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в сфере гражданской авиации, по заявлению лизингодателя – собственника самолета. Даже при наличии существенных нарушений со стороны лизингополучателя и расторжении договора лизинга остановить использование предмета лизинга до вынесения судебных актов всеми судебными инстанциями и осуществления мер по принудительному исполнению судебного акта практически невозможно. При этом предмет лизинга в это время используется лизингополучателем без оплаты лизинговых платежей, а лизингодатель продолжает регулярно возвращать привлечённые для приобретения предмета лизинга кредитные средства. Запрет на использование особо ценных предметов лизинга (воздушные и морские суда и т.п.) несостоятельным лизингополучателем в качестве меры обеспечения иска лизингодателя также не применяется судами.

Помимо этого, следует иметь в виду, что требование о возврате предмета лизинга может быть направлено и на временное прекращение пользования имуществом (когда лизингодатель забирает предмет лизинга в качестве гарантии уплаты лизинговых платежей впоследствии возвращает его лизингополучателю)[1].

Учитывая пробелы действующего законодательства Российской Федерации в обеспечении прав лизингодателя, а также мировую практику регулирования лизинговых отношений, для обеспечения реализации прав лизингодателя на изъятие предмета лизинга следует предусмотреть в законодательстве возможность изъятия предмета лизинга в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса при существенном нарушении договора лизингополучателем.

Хотелось бы еще раз напомнить о том, что в условиях экономического кризиса обострилась необходимость обновления существовавшего ранее правового регулирования в части усиления защиты кредитора при невыполнении обязательств недобросовестным должником. 11 января 2009 года вступил в силу Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество». Значительные поправки были внесены в восемь действующих законодательных актов и направлены на упрощение процедуры обращения взыскания на заложенное имущество и его реализации.

Институт исполнительной надписи нотариуса  имеет длительную историю и относится к так называемым несудебным формам защиты интересов кредиторов по формально удостоверенным обязательствам. Исполнительная надпись нотариуса может быть совершена в случае неисполнения залогодателем ранее заключенного им соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке.

  Совершение исполнительной надписи порождает у кредитора право на принудительное взыскание с должника причитающихся сумм или истребование у него имущества без обращения с исковыми требованиями в суд. Это право реализуется через систему государственных органов, обеспечивающих исполнение требований судебных актов и актов других органов.

            Согласно статье 89 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате для взыскания денежных сумм или истребования имущества от должника нотариус совершает исполнительные подписи на документах, устанавливающих задолженность. По сути исполнительная надпись представляет собой распоряжение нотариуса о взыскании с должника причитающейся взыскателю определённой суммы денег или истребовании имущества.

  Федеральный закон от 2 октября 2007 года  № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусматривает исполнительную надпись нотариуса в качестве исполнительного документа только в случае обращения взыскания на заложенное имущество, однако при этом обязательным условием отнесения такой исполнительной надписи нотариуса к исполнительным документам является наличие соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество, заключённого в виде отдельного договора или включённого в договор о залоге (пункт 9 части 1 статьи 12 указанного Федерального закона).

  Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 11 ноября 2002 года № 256-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Леоновой Валентины Ивановны и Гирфанова Азата Гаффановича на нарушение их конституционных прав пунктом 2 статьи 339 Гражданского процессуального кодекса РСФСР» отмечается, что обязательным условием совершения нотариусом исполнительной надписи является бесспорность требования взыскателя к должнику. При оспаривании должником задолженности или иной ответственности перед взыскателем нотариус – в силу частей первой и третьей статьи 16, частей четвертой и пятой статьи 41 и части первой статьи 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате – не вправе совершать исполнительную надпись и должен разъяснить взыскателю его право обратиться за разрешением спора в суд. В случае же несоблюдения нотариусом установленного законом порядка и совершения им исполнительной надписи при наличии спора с заявлением в суд в соответствии с частью второй статьи 49 названных Основ может обратиться должник.

Таким образом, федеральное законодательство на сегодняшний день уже имеет пример чёткого правового регулирования в части пределов реализации механизма внесудебного порядка обращения взыскания и изъятия имущества с использованием  исполнительной надписи нотариуса, что значительно повышает гарантии законности указанного документа. Применение исполнительной надписи как института внесудебного изъятия имущества видится целесообразным и в сфере правоотношений по долгосрочной аренде (лизингу) при наличии соответствующего регламентирования федеральным законодательством нотариальной процедуры. Необходимым условием совершения исполнительной надписи нотариуса является наличие нотариально удостоверенного соглашения об изъятии лизингодателем предмета лизинга во внесудебном порядке, которое может быть включено сторонами в договор лизинга либо исполнено в виде отдельного документа, заключаемого в любое время, в том числе и после расторжения договора лизинга. Такое соглашение может быть признано судом недействительным по иску лица, права которого нарушены таким соглашением. В том случае, если такое соглашение включено в договор лизинга, последний подлежит нотариальному удостоверению.

  Исполнительная надпись нотариуса является исполнительным документом, направляемым (предъявляемым) судебному приставу-исполнителю, согласно статье 12 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». На основании этого исполнительного документа судебный пристав-исполнитель может осуществлять такую меру принудительного исполнения, как изъятие у должника имущества и его передачу кредитору для последующей реализации этого имущества (статьи 68 и 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Внесение необходимых изменений и дополнений в Федеральный  закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» могло бы позволить судебному приставу-исполнителю также осуществить изъятие предмета лизинга у компании-должника и передать его компании-лизингодателю по заявлению последнего и при наличии нотариально удостоверенного соглашения об изъятии предмета лизинга во внесудебном порядке.

  Необходимо законодательно закрепить чёткие правовые границы и условия, при которых может осуществляться изъятие имущества по договору лизинга. Такими условиями могут быть:

1) неисполнение или ненадлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по выплате лизингодателю лизинговых платежей в порядке и в сроки, предусмотренные законодательством и договором лизинга;

2) неисполнение обязательства возвратить предмет лизинга по окончании срока действия договора, если иное не установлено договором лизинга;

3) неисполнение обязательства приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи в порядке и сроки, установленные договором лизинга.

Принятие законопроекта, закрепляющего право лизингодателя на изъятие предмета лизинга во внесудебном порядке, осуществляемого в случае существенного нарушения лизингополучателем условий договора лизинга, наличия нотариально удостоверенного соглашения о внесудебном порядке  изъятия предмета лизинга, когда по заявлению лизингодателя делается соответствующая исполнительная надпись у нотариуса, соответствует сложившейся мировой практике регулирования лизинговых отношений. Всё это, как нам кажется, позволит разрешить коллизию между нормативно-правовым регулированием лизинговых отношений в законодательных актах и в итоге  приведёт к повышению инвестиционной привлекательности лизинга и его более широкому распространению во всех отраслях экономики.



[1]Пункт 9 Обобщения практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров финансовой аренды (лизинга), утв. Президиумом Арбитражного суда Свердловской области от 19.12.2008 г.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100