Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Правовое регулирование наследования государственных наград, почётных и памятных знаков: прошлое и настоящее

18.08.2009

Ю.В. Тимошин,

соискатель Гуманитарного института

 

В настоящее время правовое регулирование государственных наград современной России привлекает всё большое внимание отечественных ученых – О.М. Киселевой[1], В.М. Дуэль[2], Е.В. Трофимова[3], Д.В. Белоцерковича[4] и др. Однако специального гражданско-правового исследования наследования государственных наград, почётных и памятных знаков до настоящего времени не предпринималось.

Обращение к обозначенной теме обусловлено новым этапом развития законодательства в сфере наследования, который связан с принятием части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), где впервые государственные награды, почётные и памятные знаки были определены в качестве объектов наследственного права (ст. 1185[5] ГК РФ).

Результаты проведенного исследования позволяют автору выделить три периода правового регулирования наследования государственных наград, почётных и памятных знаков в России:

– первый период формирования наградной системы и регулирования наследования наград в Российской Империи происходил с 1698 по 1917 год;

– второй – относится к советскому периоду – с 1917 по 1991 год;

– третий период – наследование государственных наград, почётных и памятных знаков в Российской Федерации с 1991 года по настоящее время.

Обзор литературных источников указывает, что первый из исследуемых периодов характеризуется прерогативой российских императоров в части регулирования наградной системы и регламентации наследования наград в Российской Империи в период с 1698 по 1917 год. Так, например, в ст. 19 Свода основных государственных законов от 23 апреля 1906 года прямо указывалось, что «Государь Император жалует титулы, ордена и другие государственные отличия, а также права состояния. Им же непосредственно определяются условия и порядок пожалования титулов, орденов и отличий»[6].

Основоположником наградной системы России, включающей ордена, медали и почётные знаки, по праву считается Пётр I, который учредил наградные медали и первые два российских ордена, а также придал системе наград довольно стройный порядок[7]. В этом аспекте достаточно указать на то, что к 1917 году в России существовали восемь орденов: ордена Св. Андрея Первозванного, Св. Екатерины, Св. Александра Невского, Св. Георгия, Св. Владимира, Св. Анны, Белого Орла и Св. Станислава[8]. Некоторые из них,  в  свою очередь, подразделялись на степени. Кроме орденов, в наградную систему Российской империи в этот период входили и медали, на лицевой стороне которых помещался портрет или вензель царя, а на оборотной – сцена сражения, послужившего причиной для учреждения медали, или памятная надпись. В основном русские медали учреждались в ознаменование различных исторических, военных или государственных событий. Примером могут служить медали: «За Полтавскую победу» (1709 г.), «В память Отечественной войны 1812 года», «За взятие Парижа» (1814 г.), «В память войны 1853–1856 гг.», «За покорение Западного Кавказа» (1864 г.) и др. В большинстве своём медали были не столько наградой за личную храбрость или совершенный подвиг, сколько знаком, свидетельствовавшим об участии в той или иной кампании. В отличие от орденов медалями наряду с представителями привилегированных классов награждались унтер-офицеры и солдаты. Всего же до 1917 года было учреждено 1 106 медалей[9].

Следует подчеркнуть, что наградная система Российской империи имела ярко выраженный сословно-классовый характер. В Законе о Российских орденах – «Учреждение орденов и других знаков отличия» – говорилось, что орденские награды могли быть пожалованы следующим лицам:

«1. Всем духовным, военным, гражданским и военным чинам.

2. Чужестранным государям и владетельных князей фамилиям.

3. Служащим по выборам дворянам, имеющим и не имеющим чинов, равно и не служащим бесчиновным, если они окажут личные заслуги.

4. Частным лицам из иностранных, когда, оказав на деле усердие и доброхотство к государству Российскому, тем самым обратят они на себя внимание и признательность главы оного.

5. Купцам и лицам других званий, которые особенными заслугами соделаются достойными сей награды... Мещанам и лицам сельского состояния ордена не испрашиваются»[10].

В отношении последних в ч. II ст. 756 Свода учреждения государственных наград 1882 года прямо предписывалось, что: «Крестьяне и другие лица бывшего податного сословия, собственно по делам, относящимся до крестьян, представляются к пожалованию медалями только в случае особенных заслуг»[11]. То есть для каждого сословия и даже классного чина предусматривались только определённые ордена, медали и знаки. Ярким примером тому служит Манифест Александра I от 30 августа 1814 года, которым за участие в Отечественной войне 1812 года представители дворянства награждались специальной бронзовой медалью на владимирской лейте, купечество – медалью на анненской ленте, духовенство – бронзовым крестом. О крестьянстве же, вынесшем основную тяжесть этой войны, в манифесте говорилось: «Крестьяне, из среды коих исходит воин на защиту отечества и которые в самое грозное время показали дух православия, верности и  мужества... крестьяне – верный наш народ, да получат мзду свою от Бога»[12].

Наравне с орденами и медалями в Российской империи существовали нагрудные почётные и памятные знаки. Считается, что первыми из них являются знаки отличия за беспорочную службу, утверждённые Николаем I в 1827 году. Развитие российских нагрудных знаков проходило неравномерно: в период с 1827 по 1866 год было утверждено всего несколько знаков. Однако несколько позже (1866–1867 гг.) была утверждена большая группа так называемых академических знаков, присваиваемых офицерам, оканчивающим различные военные академии. А начиная с 90-х годов XIX столетия количество утверждённых знаков стало нарастать. К октябрю 1917 года      их общее число превысило 1 000 наименований, охватив практически все структуры Российской империи: государственную службу, общественно-благотворительные организации, союзы, комитеты, учёные общества, общины сестер мило­сердия, практически все высшие учебные заведения империи. Кроме того, в этот период существовало большое количество так называемых особых или памятных нагрудных знаков: коронационных, юбилейных, реформенных и т. д. Необходимо отметить, что эти знаки являлись не только элементами различия, носимыми на форменной или особо оговоренной форме одежды, но в большинстве случаев отражали высокую значимость знака как награды или отличия[13].

При анализе норм, регулирующих наследование наград в Российской империи, на первый взгляд можно усмотреть связь награждения орденами и медалями с наследственным правом. Например, до 1826 года получение русского ордена любой степени давало награждённому право потомственного дворянства[14], то есть потомки  – наследники награждённого наследовали права дворянства.

Государственный совет своим решением от 27 февраля 1830 года подтвердил, что дети чиновников не дворян и лиц духовного звания, получивших ордена, рождённые до пожалования их отцам этой награды, пользуются правами дворянства, равно как и дети купцов, получивших ордена до 30 октября 1826 года[15].

В Манифесте Николая I от 10 апреля 1832 года к числу потомственных почётных граждан относились купцы,  награждённые (после 1826 года) одним из российских орденов[16], что давало их потомкам-наследникам пользоваться правами почётных граждан. 

Согласно положений главы 3 «О титулах, гербах и прочих внешних преимуществах» «Учреждения о Императорской Фамилии» устанавливалось, что: «Все Великие Князья при Святом Крещении получают ордена Святого Апостола Андрея Первозванного, Святого Александра Невского, Белого Орла, Святой Анны первой степени и Святого Станислава первой степени. Великие Княжны при Святом Крещении получают знаки ордена Святой Великомученицы Екатерины. Князья и Княжны Крови Императорской, имеющие титул Высочества, получают те же самые ордена по достижении установленного для них совершеннолетия. Князьям и Княжнам Крови Императорской, имеющим титул Светлости, пожалование орденов производится по изволению Императорского Величества»[17]

Но положения данной нормы указывают на особый порядок получения вышеуказанных орденов великими князьями и княгинями, князьями и княгинями императорской крови при рождении, а не их наследственное право на получение вышеуказанных орденов.

До 1912 года дворянству была дана привилегия не возвращать медаль «В память Отечественной войны 1812 года» в Капитул Российских Императорских и Царских орденов, а сохранять её у потомков с правом ношения. Так, манифест Александра I гласил: «Благородное дворянство наше ...издревле благочестивое, издревле храброе... многократными опытами доказавшее... преданность и любовь к… Отечеству, наипаче же ныне изъявившее беспримерную ревность щедрым пожертвованием не токмо имуществ, но и самой крови и жизни своей, да украсится бронзовою на Владимирской ленте медалью с тем самым изображением, каковое находится уже на (серебряной боевой) медали, учреждённой на 1812 год. Сию бронзовую... медаль да возложат на себя отцы или старейшины семейств, в которых, по смерти носивших оную, остаётся она в сохранении у потомков их, яко знак оказанных в сем году предками их незабвенных заслуг Отечеству...», а указом 8 февраля 1816 года было разрешено носить такие же медали из тёмной бронзы старейшим женщинам дворянского рода. А чтобы выглядели на них награды более пригляднее, разрешалось носить медали уменьшенных размеров[18].

Учреждённой 12 августа 1912 года Николаем II юбилейной медалью «В память 100-летия Отечественной войны 1812 года» награждались все военные чины, находившиеся 26 августа 1912 года на службе в частях, которые принимали участие в Отечественной войне 1812 года, участники парадов на Бородинском поле и под Москвой в 1912 году. Эту медаль получили и прямые потомки по мужской линии адмиралов, генералов и офицеров, а также священнослужителей, участвовавших в войне 1812 года, и прямые потомки генерал-фельдмаршала князя М.И. Кутузова по женской линии. 15 августа 1912 года Николай II утвердил положение «О ношении установленных Манифестом 30 августа 1814 года медалей потомками», согласно которому им после смерти отцов и старейшин семейств теперь разрешалось не только хранение, но и ношение медалей 1812 года как дворянских, так и купеческих, и наперсных крестов духовенства. Для осуществления этого права требовались «ясные доказательства своего происхождения от лиц, получивших таковые медали в 1814 году, и своего старшинства в роде». Это право было распространено и на особ женского пола[19].

Что касается нагрудных почётных и памятных знаков, то, как показывают результаты проведённого исследования, они наследовались на общих основаниях как не попадающие в список вещей, не подлежащих частному обладанию по русским законам[20].

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в Российской империи института наследования наград (орденов, медалей, нагрудных знаков) как такового собственно и не было, поскольку действовавшим в то время законодательством не определялся порядок перехода орденов, медалей и нагрудных (почётных и памятных) знаков по наследству (от наследодателя к наследнику). Не предусматривалось наследование орденов, медалей и нагрудных (почётных и памятных) знаков и в подготовленном к 1906 году проекте нового Гражданского уложения, книга 4 которого была посвящена наследственному праву[21].

Второй период – правового регулирования наследования государственных наград, почётных и памятных знаков длился  с 1917 по 1991 год.

Одним из первых декретов ВЦИК и СНК от 10 ноября 1917 года «Об уравнении в правах всех военнослужащих»[22] были упразднены все дореволюционные награды, а 9 января 1918 года ликвидирован и существовавший при Министерстве императорского двора Капитул российских орденов.

Советская наградная система, начавшая формироваться в годы Гражданской войны, была построена на принципах, которые коренным образом отличались от существовавших в царской России. В частности, награждение не имело каких-либо ограничений по национальному, классовому или сословному признакам. Государственной наградой СССР мог быть отмечен любой её гражданин, достигший высоких общественно- полезных результатов труда, показавший образцы мужества и смелости при защите Родины.

Отношения о награждении государственными наградами СССР регулировались нормами наградного законодательства. Первоначально оно состояло из актов об учреждении орденов СССР и их статутов и развивалось по мере увеличения числа наград и расширения практики в тесной связи с политическими, экономическими и другими задачами, решавшимися в Советским государством и обществом под руководством КПСС.

Всего до 1992 года в Советском Союзе были учреждены 21 орден, 56 медалей и 15 нагрудных знаков к почётным званиям СССР.

Исследуя правовое регулирование наследования государственных наград, почётных и памятных знаков по советскому  законодательству, следует отметить стремление Советской власти к ограничению источников возникновения права частной собственности. Об этом, в частности, свидетельствует Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования»[23], идея которого заимствована из «Манифеста Коммунистической партии», в котором в качестве приоритетов для передовых стран рекомендовались меры по отмене права наследования[24]. Не случайно А.Г. Гойхбарг в своей работе, посвящённой наследственному праву, обосновывал отмену права наследования именно ссылкой на манифест[25].

Полная отмена наследования как по закону, так и по завещанию привела к исчезновению наследственного права – важной составной части гражданского права. Декрет «Об отмене наследования» получил в советской цивилистической литературе широкое освещение, что вполне понятно, поскольку это первый документ в советской законодательной практике целиком посвящён наследственному праву. Исследователи на начальном этапе изучения Декрета, исходя из буквы закона, а также исходя из знания общеполитической ситуации в стране в 1918 году, рассматривали и его именно как документ, отменяющий наследование по закону и по завещанию[26].

На основании этого правового акта наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменялось. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое), становилось государственным достоянием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. При этом нетрудоспособные родственники как по прямой нисходящей линии, так и восходящей линии, полнородные и не полнородные братья и сестры, супруг умершего получали содержание из оставшегося после него имущества.

Имущество умершего поступало в местный Совет, который передавал его в управление учреждений, ведающих на местах соответствующими имуществами Российской Республики, по последнему месту жительства умершего или по месту нахождения оставшегося имущества.

Но реалии жизни показали поспешность данного решения, и недаром С.М. Корнеев, проводя анализ содержания книги В.И. Серебровского «Очерки советского наследственного права», указывал, что «советская власть скоро забыла об отмене права наследования и достаточно полно урегулировала отношения наследования, предусмотрев почти все институты, которые свойственны наследственному праву буржуазных стран (хотя и в урезанном виде, например, регулирование наследования по завещанию)» [27].

Декретом ВЦИК от 22 мая 1922 года «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР» наследственное право было восстановлено. Другими словами, этим Декретом восстанавливалось наследование по завещанию и по закону[28], а Гражданский кодекс РСФСР, принятый 31 октября 1922 года[29], законодательно закрепил существенные изменения и подходы к наследственному праву. В нормах ГК РСФСР говорилось о возможности наследования, которое ограничивалось до 10 тыс. рублей. В частности, норма ст. 416 ГК РСФСР допускала наследование по закону и по завещанию в пределах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10 тыс. рублей, за вычетом всех долгов умершего. При этом если стоимость наследства превышала указанную сумму, производился раздел, и часть имущества, превышающая предельную сумму, переходила государству.

Гражданский кодекс 1922 года ограничивал круг наследников только близкими родственниками (супруг умершего, его дети, внуки, правнуки), а также нетрудоспособными иждивенцами. Причем такое ограничение распространялось на наследников как по закону, так и по завещанию. При наследовании по закону имущество делилось между названными лицами.

Завещанием признавалось сделанное лицом распоряжение на случай смерти о предоставлении имущества одному или нескольким лицам. Завещание представлялось в нотариальный орган для его внесения в актовую книгу. При этом выписка из актовой книги могла заменить завещание.

Гражданский кодекс РСФСР[30], вступивший в силу с 1 октября 1964 года и действовавший в части наследственного права с некоторыми изменениями и дополнениями до 1 марта 2001 года, хотя и расширил круг возможностей наследования по закону и по завещанию, установленный ГК РСФСР 1922 года, все же исключал из объектов наследственного права государственные награды, почётные и памятные знаки, которые принадлежали только государству.

Исключительность права государства на государственные награды СССР была закреплена в Конституции СССР[31] и Указе Президиума ВС СССР от 3 июля 1979 года № 360-Х «Об утверждении Общего положения об орденах, медалях и почётных званиях СССР» (в редакции от 22 августа 1988 года)[32], который устанавливал: «…Награждение государственными наградами СССР является одним из важнейших моральных стимулов в развитии трудовой и общественно-политической активности советских граждан, борьбе за осуществление задач коммунистического строительства, воспитании трудящихся в духе постоянной готовности к защите социалистического Отечества». То есть государственные награды СССР (ордена, медали и знаки к почётным званиям СССР) по советскому законодательству не считались вещами и, соответственно, не имели своей стоимости и цены.

Наглядным подтверждением этому являлся текст ст. 37 Положения, который гласил, что «Ордена, медали СССР, нагрудные знаки к почётным званиям СССР умерших награждённых граждан и награждённых посмертно, а также документы о их награждении оставляются или передаются их семьям для хранения как память. С согласия наследников умершего или посмертно награждённого его награды и документы о награждении по решению Президиума Верховного Совета СССР, Президиумов Верховных Советов союзных, автономных республик, исполкомов краевых, областных Советов народных депутатов могут быть переданы для экспонирования и хранения музеям, а по решению военного командования, принятому в порядке, определяемом Министерством обороны СССР, – музеям истории войск военных округов, групп войск, округов ПВО, флотов, войсковым музеям Советской Армии и Военно-Морского Флота. Если у умершего награждённого нет наследников, его награды и документы о награждении возвращаются в Президиум Верховного Совета СССР».

В связи с распадом СССР и образованием Содружества Независимых Государств связан третий из периодов – правовое регулирование наследования государственных наград, почётных и памятных знаков в Российской Федерации – с 1991 года по настоящее время.

Становление и дальнейшее развитие Российской Федерации как суверенного государства потребовало создания новой наградной системы.

Для решения этой задачи 24 июня 1991 года было принято Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О мероприятиях по учреждению государственных наград РСФСР – орденов Российской Федерации»[33], в котором прямо указывалось, что с «развитием Российской государственности возникла необходимость учредить новые государственные награды РСФСР – ордена Российской Федерации за выдающиеся заслуги перед Отечеством». Это постановление явилось первым нормативным правовым актом правового регулирования государственных наград современной России. Так как в настоящее время в Российской Федерации награждение государственными наградами осуществляется законами Российской Федерации, постановлениями Верховного Совета Российской Федерации, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации. Такая ситуация обусловлена тем, что на сегодняшний день в системе государственных наград России имеются 15 орденов, 22 медали, 2 знака отличия и 68 почётных званий Российской Федерации.

Исследуя сферу наследственных правоотношений в Российской Федерации, следует отметить, что  произошедшие в последние годы общественно-экономические перемены привели к пересмотру основ наследственного права, включая и государственные награды, почётные и памятные знаки, которые долгое время находились вне гражданского оборота.

Впервые государственные награды, почётные и памятные знаки как объекты гражданских прав были закреплены в ст. 1185 части третьей ГК РФ «Наследование государственных наград, почётных и памятных знаков», что позволяет рассматривать их в качестве объектов имущественного оборота и распространить на них нормы гражданского законодательства.

Ранее исследуемые правовые отношения носили сугубо государственно-правовой характер и были лишены имущественного элемента, а сами государственные награды, почётные и памятные знаки не считались имуществом в гражданско-правовом смысле этого слова. В настоящее время они признаны полноценными объектами гражданских правоотношений, пусть с определёнными ограничениями и оговорками, но включёнными в имущественный оборот.

Как отмечалось выше, институт наследования государственных наград, почётных и памятных знаков введён в действующее гражданское законодательство относительно недавно. Этим сказывается и отсутствие специальной литературы по теме исследования, а также судебной и нотариальной практики. Следует указать и на то, что современная отечественная правовая наука сводится к комментаторству позитивного права, причём, как пишет Д.А. Керимов, к «плохому комментаторству плохого законодательства, беспомощному обобщению беспомощной правоприменительной практики». Так как по его оценке тотальный кризис общества повлёк глубокий упадок и в правоведении[34].

Анализ правовых актов по наследованию государственных наград, почётных и памятных знаков позволяет разделить приведённую точку зрения и указать на противоречия как в действующем законодательстве о государственных наградах РФ, так и ГК РФ, в сфере правового регулирования их наследования.

Одним из таких противоречий является вопрос о правомерности отсылок положений, содержащихся в ст. 1185 ГК РФ, к законодательству о государственных наградах РФ при разделении государственных наград на две группы, в зависимости от того, распространяется на них законодательство о государственных наградах РФ или нет. В юридической литературе бытует мнение, что основным нормативным актом о государственных наградах является «Положение о государственных наградах Российской Федерации» (далее – Положение)[35], утверждённое Указом Президента РФ № 442 от 2 марта 1994 года.

С этим утверждением можно согласиться с определённой долей условности по следующим основаниям.

Во-первых, анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что лишь шесть из всех существующих в настоящее время российских наград согласно Конституции РФ на законных основаниях могут именоваться  государственными: звание Героя Российской Федерации[36], медаль «Защитнику Свободной России»[37], медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне»[38] и три почётных звания – «Лётчик-космонавт Российской Федерации», «Заслуженный военный лётчик Российской Федерации», «Заслуженный военный штурман Российской Федерации»[39]. Только они учреждены законами РФ в отличие от других, которые предусмотрены указами Президента РФ в нарушение Конституции РФ[40].

В свете изложенного следует согласиться с мнением Б.С. Эбзеева о том, что «…учреждение государственных наград, как и почётных званий, являющихся разновидностью государственных наград, – полномочие федерального законодателя, а не Президента». И далее, как справедливо отмечает Б.С. Эбзеев: «…Если в 1994 г. “указное” регулирование данной сферы отношений было вполне оправдано относительной неразвитостью правовой системы и пробельностью законодательства, то его сохранение в настоящее время едва ли можно считать отвечающим требованиям Конституции»[41].

Во-вторых, мы полностью разделяем мнение Е.А. Суханова[42] о том, что любые, содержащиеся в нормах ГК РФ, отсылки к «закону» (или «законодательству») означают отсылки только к федеральному закону. Данное правило выбрано законодателем не случайно. С его помощью не только подчёркивается различие в юридической силе гражданско-правовых актов, но и устанавливаются ограничения подзаконного нормотворчества в сфере гражданского права.

В этой связи нельзя не согласиться и с утверждением Ю.К. Толстого о том, что действующее законодательство о государственных наградах крайне противоречиво и вызывает больше вопросов, чем ответов. Целый ряд формулировок, которые в нём содержатся, не соответствуют требованиям юридической техники. Да и сама ст. 1185 ГК РФ, по его мнению, далека от совершенства[43].

И далее мы поддерживаем мнение М.В. Телюкиной, что: «…очень важно установление перечня наград, на которые распространяется законодательство РФ о государственных наградах, а также определение порядка их передачи конкретным субъектам. Из действующего Положения на поставленные (и другие) вопросы ответов не следует. Безусловно, ст. 1185 ГК РФ и законодательство, принятое к моменту введения её в действие, должны быть усовершенствованы и приведены в соответствие друг с другом»[44].

Другой проблемой в сфере правового регулирования наследования государственных наград и требующей своего разрешения является отсутствие в ГК РФ легального определения государственных наград, почётных и памятных знаков как объектов гражданских прав, хотя они фактически присутствуют в гражданском обороте. В связи с чем необходимо, по нашему мнению, разработать определение о понятии государственной награды в гражданско-правовом смысле.

В качестве основы можно предложить следующее определение: «Государственная награда – это материальный объект (движимая вещь), имеющий чётко определённую форму, выраженную в виде ордена, медали, знака отличия, нагрудного знака, который носит строго персонифицированный характер, имеет индивидуальный номер и государственную регистрацию, закреплённые в документах, удостоверяющих награждение гражданина, способен удовлетворять его моральные и материальные потребности, а также выступать объектом в гражданском обороте».

По мнению автора, при таком подходе государственные награды будут отвечать признакам вещи по следующим основаниям.

Во-первых, государственные награды, несомненно, представляют собой материальные объекты. Имеют чётко определённую вещественную символическую форму, выраженную в виде ордена, медали, знака отличия, нагрудного знака. Наглядным примером сказанного может служить описание медали «Золотая Звезда»[45], которая представляет собой пятиконечную звезду с гладкими двугранными лучами на лицевой стороне. Длина луча – 15 мм. Оборотная сторона медали имеет гладкую поверхность и ограничена по контуру выступающим тонким ободком. На оборотной стороне, в центре медали, расположена надпись выпуклыми буквами: «Герой России». Размер букв – 4 х 2 мм. В верхнем луче – номер медали высотой в 1 мм. Медаль при помощи ушка и кольца соединяется с металлической позолоченной колодкой, представляющей собой прямоугольную пластинку высотой 15 мм и шириной 19,5 мм, с рамками в верхней и нижней частях. Вдоль основания колодочки идут прорези, внутренняя её часть обтянута муаровой трехцветной лентой в соответствии с расцветкой Государственного флага Российской Федерации. Колодочка имеет на оборотной стороне нарезной штифт с гайкой для прикрепления медали к одежде. Медаль золотая, весом 21,5 грамма.

Во-вторых, государственные награды носят строго  персонифицированный характер, так как ими награждаются конкретные  граждане и, более того, за конкретную выдающуюся заслугу(ги) перед государством. Награждённому вручаются не только сама награда, но и документы, удостоверяющие факт его награждения. Так, п. 4 «Инструкции о порядке вручения орденов, медалей, знаков отличия, нагрудных знаков к почётным званиям Российской Федерации»[46] гласит: «Лицам, удостоенным государственных наград, вместе с государственной наградой вручаются: Герою Российской Федерации – грамота Героя Российской Федерации, книжка Героя Российской Федерации, проездной билет и книжка талонов на право получения бесплатного проездного билета; другим награждённым – удостоверение к государственной награде».

В-третьих, государственные награды способны непосредственно удовлетворять материальные потребности гражданина путём предоставления награждённому прав, льгот и преимуществ имущественного (в том числе денежного) характера. О чем, в частности, свидетельствует п. 1 ст. 1.1 «Право на льготы» Закона РФ «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров Ордена Славы» в редакции Федерального закона от 23.07.2005 № 122-ФЗ[47], где закреплено положение о том, что «Граждане, удостоенные званий Героя Советского Союза, Героя Российской Федерации или являющиеся полными кавалерами ордена Славы, имеют право на льготы, предусмотренные статьями 2–9 настоящего Закона, или на ежемесячную денежную выплату в порядке и размере, предусмотренных статьёй 9.1. настоящего Закона, и льготы, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи».

По этим основаниям государственные награды можно с полной уверенностью отнести к вещам, и, соответственно, как таковые они могут быть объектами гражданских правоотношений.

Как и всякую вещь, государственные награды можно классифицировать и по другим признакам.

По оборотоспособности (ст. 129 ГК РФ) государственные награды могут быть вещами либо изъятыми из гражданского оборота, либо ограниченными в гражданском обороте. Это следует из классификации государственных наград, закреплённой в ст. 1185 ГК РФ. В пункте 1 ст. 1185 ГК РФ государственные награды определены как изъятые из гражданского оборота вещи, хотя и они могут передаваться другим лицам, но не по гражданско-правовым основаниям, а в ином порядке (см. п. 12, 19 Положения). В пункте 2 ст. 1185 ГК РФ государственные награды выступают как ограниченные в гражданском обороте вещи. Их ограниченность в обороте заключается в том, что, во-первых, право собственности на них переходит только в порядке, прямо установленном законодательством; во-вторых, они как объекты гражданских правоотношений могут переходить в собственность только среди ограниченного круга лиц (наследников) и не могут быть предметом договора купли-продажи.

По естественным свойствам (ст. 130 ГК РФ) государственные награды являются движимыми вещами, так как движимыми вещами признаются любые вещи, не отнесённые законом к недвижимости (п. 2 ст. 130 ГК РФ).

По способам юридической индивидуализации государственные награды являются индивидуально-определёнными вещами, так как имеют конкретные, только им присущие характеристики и отличительные по содержанию признаки (например, Указом Президента РФ от 11 апреля 1992 года знак особого отличия – медаль «Золотая Звезда» № 1 вручена лётчику-космонавту С.К. Крикалеву).

Государственные награды по возможности раздела без изменения первоначального назначения (ст. 133 ГК РФ) являются неделимыми вещами, так как невозможно разделить государственную награду на части. Например, если отделить звезду от колодочки знака особого отличия – медали «Золотая Звезда», то по отдельности и звезда, и колодочка не будут соответствовать описанию знака особого отличия – медали  «Золотая Звезда» и потеряют своё первоначальное назначение.

По степени сохранения потребительских качеств в процессе использования государственные награды являются не потребляемыми вещами, так как при использовании изнашиваются (амортизируются) постепенно, частично, в течение определённого длительного времени (от времени металл медали тускнеет, ткань на колодке медали выцветает и т.п.).

Рассматривая классификацию государственных наград согласно ст. 134 ГК РФ, видим, что одни государственные награды могут иметь признаки простых вещей (например, орден Мужества), а другие, наоборот, – сложных вещей. Наглядным примером сложной вещи является орден Святого апостола Андрея Первозванного[48], который имеет знак, звезду, орденскую цепь и орденскую ленту. То есть представляет собой совокупность разнородных предметов, связанных общим назначением. При этом ни один из этих предметов, входящих в состав ордена Святого апостола Андрея Первозванного, не играет роль главной вещи по отношению к остальным.

Исходя из положений ст. 135 ГК РФ (по юридическому значению), государственные награды можно классифицировать как главные вещи и принадлежности (например, государственная награда, медаль «За отвагу» –главная вещь, а футляр (коробочка) от этой медали – принадлежность).

Государственные награды неразрывно связаны с таким объектом гражданских правоотношений, как нематериальные блага (ст. 150 ГК РФ), содержание которых проявляется с пребыванием гражданина в социальной среде и принадлежат ему в силу закона. К числу таких нематериальных благ относятся честь, достоинство и деловая репутация. Они явно проявляются в момент награждения гражданина государственной наградой, высшей формой поощрения граждан за выдающиеся заслуги перед государством, когда у награждённого в ответ происходят повышение личной самооценки и осознание своих качеств, способностей и стремлений в связи с награждением. Из этого следует, что нематериальные блага, возникающие по поводу рассматриваемого вопроса, имеют исключительно моральный аспект, не поддающийся какой-либо материализации по количеству или качеству.

Нематериальные блага как объекты гражданских правоотношений подлежат защите от посягательств иных лиц. В зависимости от существа нарушенного нематериального блага и характера последствий этого нарушения применяются способы защиты, закреплённые ст. 12 ГК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, приведённое выше определение наиболее полно отображает суть государственной награды и содержит все характерные элементы, присущие ей как материальному объекту – вещи, элементу гражданских правоотношений.

Третьей проблемой правового регулирования наследования государственных наград является то, что ГК РФ, хотя и содержит гл. 65, посвящённую наследованию отдельных видов имущества, в том числе и государственных наград, почётных и памятных знаков, которая определяет их оборотоспособность, содержание и границы права собственности, а также устанавливает, что наследники государственных наград, почётных и памятных знаков свободно осуществляют права владения, пользования и распоряжения ими, если это не противоречит законодательству о государственных наградах РФ и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц. Но из текста данной главы не ясно, в какой момент возникает основание права собственности на государственные награды у наследника умершего лица, награждённого государственными наградами, на которые распространяется действие законодательства о государственных наградах Российской Федерации? Согласно п. 12 Положения: «Государственные награды и документы к ним лиц, награждённых посмертно, передаются для хранения как память одному из супругов, отцу, матери, сыну или дочери (далее именуются наследники). В случае смерти награждённых государственные награды и документы к ним остаются у наследников[49]. Но поскольку законом обязанность по хранению не возлагается на их наследников, как представляется, государственные награды, на которые распространяется действие законодательства о государственных наградах РФ, после смерти наследников награждённого лица – хранителей его наград теряют свой особый мемориальный статус и могут наследоваться на общих основаниях. А значит, такие наследники приобретают право собственности на государственные награды, на которые распространяется действие законодательства о государственных наградах РФ.

И последнее, на чём хотелось бы особо остановиться, это вопросы оценки стоимости государственных наград, почётных и памятных знаков при их наследовании, в частности, какими законодательными нормами следует руководствоваться судам при определении рыночной стоимости государственных наград при разрешении наследственных споров? По мнению А.Ф. Ефимова, «когда наследников несколько, то между ними не исключены споры о праве каждого на получение части или всех наград умершего лица. При их разрешении важно, чтобы суды руководствовались не нормами наследственного права, а законодательством о государственных наградах. Нормативно этот вопрос в достаточной степени не урегулирован; сформулировано лишь общее положение о том, что награды и документы к ним остаются у наследников либо передаются им как акт памяти умершего. Видимо, приоритеты в достижении этой цели и должны быть положены в основу решения суда при разбирательстве такого рода споров. Соответственно не может быть присуждена денежная либо иная компенсация другим наследникам с лица, которому награды переданы по решению суда, несмотря на то, что те или иные из них могут иметь значительную ценность, а в дальнейшем и переходить по наследству без каких-либо изъятий»[50]. Но данное мнение идёт в разрез со ст. 1115 ГК РФ, где говорится, что при отсутствии недвижимого имущества местом открытия наследства является место нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части. Ценность имущества определяется исходя из его рыночной стоимости.

         Также немаловажным в правовом регулировании наследования государственных наград является вопрос о том, как определяется стоимость государственных наград, почётных и памятных знаков при выдаче свидетельства о праве на наследство для установления размера государственной пошлины за совершение нотариальных действий.

Обобщая изложенное, приходим к выводу, что правовое регулирование наследования государственных наград, почётных и памятных знаков на современном этапе имеет ряд существенных пробелов и требует дальнейшего совершенствования законодательства в этой области.

Как представляется, обозначенные в настоящей статье проблемные вопросы могли бы быть разрешены путём принятия федерального закона «О государственных наградах Российской Федерации» и внесением соответствующих дополнений в нормы ГК РФ.

 

 

Библиография

 

1. Поощрение как метод правового регулирования. Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.01 / Киселева О.М. – Саратов, 2000.

2. Государственные награды в российском праве (проблемы теории и практики). Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.01 / Дуэль В.М. – М., 2005.

3. Трофимов Е.В. Государственные награды в Российской Федерации (правовые аспекты): монография / Е.В. Трофимов. – Хабаровск: Магеллан, 2007.

4. Белоцеркович Д.В. Государственные награды субъектов Российской Федерации (административно-правовое регулирование): монография / Д.В. Белоцеркович, И.А. Полянский. – Хабаровск: Магеллан, 2007.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и четвертая. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.

6. Киселева О.М., Малько А.В. Институт правового поощрения в России: Историко-юридический аспект. – М.: Правоведение. – 1999. – № 3.

7. Изотова М.А., Царева Т.Б. Все награды России и СССР. – Ростов н/Д: Владис: М.: РИПОЛ классик, 2008.

8. Учреждение орденов и других знаков отличия. – Т. I. – Ч. 2. – СПб., 1892 (издание Кодификационного отдела Государственного Совета).

9. Балязин В., Казакевич А. и др. Символы, святыни и награды Российской державы. – Изд-во: Олма-Пресс,  2004.

10. Свод законов Российской империи. Учреждение орденов и других знаков отличия. Издание кодификационного отдела при Государственном Совете. СПб., 1892. Репринтное издание к 110-летию опубликования. – СПб., «Вольдемар-Пресс», 2002.

11. Лебединцев А.З. Об орденах дореволюционной России // Военно-исторический журнал. – 1988. – № 8.

12. Колесников Г.А., Рожков А.М. Ордена и медали СССР. 2-е изд., доп. – М.: Воениздат, 1978.

13. Патрикеев С.Б., Бойнович А.Д. Нагрудные знаки России. 2 тома. – Изд-во «Селеста», 1998.

14. Дуров В.А. Ордена России. – М., Изд-во «Воскресенье», 1993.

15. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. – Т. 5. – № 3507.

16. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. – Т. 7. – № 5284.

17. Учреждение о Императорской Фамилии, издание СЗРИ 1906 года.

18. Кузнецов А., Чепурнов Н. Наградная медаль. В 2 томах. – М.: Изд-во «Патриот», 1992.

19. Бирюков А.М. Награды Отечественной войны 1812 года и заграничного похода русской армии в  1813–1814 гг. // http://wwawards.narod.ru//, 2008.

20. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. – М., Изд-во «Статут», 2007.

21. Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б. Ярошенко. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Российской Федерации).

22. СУ РСФСР. – 1917. – №  9. – Ст. 139.

23. СУ РСФСР. – 1918. – №  34. – Ст. 456.

24. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 4. – С. 446.

25. Гойхбарг А.Г. Основы частного имущественного права. – М., 1924. – С. 124.

26. Серебровский В.И. Наследственное право. – М., 1925. – С. 5.

27. Корнеев С.М., Серебровский В.И. Очерк жизни, научной и педагогической деятельности // Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. Изд. 2-е, испр. – М.: Изд-во «Статут», 2003.

28. СУ РСФСР. – 1922. – № 36. – Ст. 423.

29. СУ РСФСР. – 1922. – № 71. – Ст. 904.

30. Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. – № 24. – Ст. 406.

31. Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. М., Политиздат, 1987.

32. Ведомости Верховного Совета СССР. – 1988. № 35. – Ст. 570.

33. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 27 июня 1991 г. – № 26. – Ст. 887.

34. Керимов Д.А. О предмете и функциях философии права // Теория государства и права. Философия права: Материалы конференции. – Йошкар-Ола, 1999. – С. 4.

35. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. – М.: Изд-во «ИНФРА-М», 2002. – Комментарий к ст. 1185.

36. Кушер Ю.Л. Государственные символы и награды Российской Федерации. – М., Изд-во «Книжная палата», 1999. – С. 93.

37. Мурашов Г.А. Титулы, чины, награды. – СПб.: Полигон, 2004.

38. ВВС И ВСНД РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1238.

39. Закон Российской Федерации от 20.03.1992 № 2555-1 «Об установлении почётных званий “Лётчик-космонавт Российской Федерации”, “Заслуженный военный лётчик Российской Федерации”, “Заслуженный военный штурман Российской Федерации”» // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

40. Конституция Российской Федерации. – М.: Изд-во «Мартин», 2007.

41. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. – М.: Эксмо, 2009.

42. Гражданское право: В 4 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Изд-во БЕК, 2007. –  С. 96.

43. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / И.В. Елисеев [и др.]; под ред. А.П. Сергеева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2005.

44. Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. – 2002. – № 8.

45. Ведомости СНД и ВС РФ. – 2.04.1992. – № 14. – Ст. 719.

46. Собрание законодательства РФ. – 7.04.1997. – № 14. – Ст. 1617.

47. Российская газета – Федеральный выпуск. – № 3832. – 28 июля 2005 г.

48. Указ Президента Российской Федерации от 1 июля 1998 г. № 757 «О восстановлении ордена Святого апостола Андрея Первозванного» // СПС «КонсультантПлюс 3000».

49. Указ Президента Российской Федерации от 2 марта 1994 г. № 442 «О государственных наградах Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 23. – Ст. 2207.

50. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: Изд-во «Инфра-М», 2004.



[1]См.: Поощрение как метод правового регулирования. Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.01 / Киселева О.М. – Саратов, 2000.

[2]См.: Государственные награды в российском праве (проблемы теории и практики). Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.01 / Дуэль В.М. – М., 2005.

[3]См.: Трофимов Е.В. Государственные награды в Российской Федерации (правовые аспекты): монография / Трофимов Е.В. – Хабаровск: Магеллан, 2007.

[4]См.: Белоцеркович Д.В. Государственные награды субъектов Российской Федерации (административно-правовое регулирование): монография / Белоцеркович Д.В. , Полянский И.А. – Хабаровск: Магеллан, 2007.

[5]См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и четвертая.- М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.

[6]См.: Киселева О.М., Малько А.В. Институт правового поощрения в России: Историко-юридический аспект // Правоведение. – 1999. – № 3.

[7]См.: Изотова М.А., Царева Т.Б. Все награды России и СССР.  – Ростов н/Д: Владис: М.: РИПОЛ классик, 2008.

[8]См.: ст. 87. «Ордены Св. Апостола Андрея, Св. Екатерины, Св. Александра Невского, Св. Георгия. Св. Владимира и Св. Анны именуются Императорскими орденами, а ордены Белого Орла и Св.Станислава Императорскими и Царскими орденами»  Учреждение орденов и других знаков отличия. Т. I. Ч. 2. СПб., 1892 (издание Кодификационного отдела Государственного Совета).

[10]См.: Свод законов Российской империи. Учреждение орденов и других знаков отличия. Издание кодификационного отдела при Государственном Совете. СПб., 1892. Репринтное издание к 110-летию опубликования. – СПб, Вольдемар-Пресс, 2002. – 242 с.

[11]См.: Лебединцев А.З. Об орденах дореволюционной России // Военно-исторический журнал. – 1988. – № 8.

[12]См.: Колесников Г.А., Рожков А.М. Ордена и медали СССР. – 2-е изд., доп. – М.: Воениздат , 1978.

[13]См.: Патрикеев С.Б., Бойнович А.Д..Нагрудные знаки России. 2 тома. Изд-во «Селеста», 1998.

[14]См.: Дуров В.А. Ордена России. – М., Изд-во «Воскресенье», 1993.

[15]См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. – Т. 5. – № 3507.

[16]См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. – Т. 7. – № 5284.

[17]См.: Учреждение об Императорской Фамилии, издание СЗРИ 1906 года

[18]См.: Кузнецов А., Чепурнов Н. Наградная медаль. В 2 томах. – М.: Изд-во «Патриот»,1992.

[19]См.: Бирюков А.М. Награды Отечественной войны 1812 года и заграничного похода русской армии в 1813–1814 гг. // http://wwawards.narod.ru//, 2008.

[20]См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. § 7 «Вещи, не подлежащие частному обладанию по русским законам. Межи. Дороги и перевозы. Улицы, воды и водяные пути. Публичные здания. Кладбища. Домашние церкви». – М., Изд-во «Статут», 2007

[21]См.: Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б. Ярошенко. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации).

[22]См.: СУ РСФСР. – 1917. – № 9. – Ст. 139.

[23]См.: СУ РСФСР. – 1918. –  № 34. – Ст. 456.

[24]См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 4. – С. 446.

[25]См.: Гойхбарг А.Г. Основы частного имущественного права. – М., 1924. – С. 124.

[26]См.: Серебровский В.И. Наследственное право. М., 1925. С. 5.

[27]См.: Корнеев С.М., Серебровский В.И. Очерк жизни, научной и педагогической деятельности // Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. Изд. 2-е, испр. М.: Статут, 2003. – 558 с. (Классика российской цивилистики.)

[28]См.: СУ РСФСР. – 1922. – № 36. – Ст. 423.

[29]См.: СУ РСФСР. – 1922. – № 71. – Ст. 904.

[30]См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. – № 24. – Ст. 406.

[31]См.: Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. М., Политиздат, 1987.

[32]См.: Ведомости Верховного Совета СССР, 1988, № 35, ст. .570.

[33]См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 27 июня 1991. – № 26. – Ст. 887.

[34]См.: Керимов Д.А. О предмете и функциях философии права // Теория государства и права. Философия права: Материалы конференции. – Йошкар-Ола, 1999. – С. 4.

35]См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. – М.: Изд-во «ИНФРА-М», 2002. – Комментарий к статье 1185.

[36]См.: Кушер Ю.Л. Государственные символы и награды Российской Федерации.  – М.: Изд-во «Книжная палата»,1999. – С. 93.

[37]См.: Мурашов Г.А. Титулы, чины, награды. – С.-Пб.: «Полигон», 2004.   

[38]См.: ВВС И ВСНД РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1238.

[39]См.: Закон Российской Федерации от 20.03.1992 № 2555-1 «Об установлении почётных званий “Лётчик-космонавт Российской Федерации”, “Заслуженный военный лётчик Российской Федерации”, “Заслуженный военный штурман Российской Федерации”» // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

[40]См.: ст. 89: «Президент Российской Федерации…б) награждает государственными наградами Российской Федерации, присваивает почётные звания Российской Федерации…». Конституция Российской Федерации. – М.: Изд-во «Мартин», 2007.

[41] См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. – М.: Эксмо, 2009.

[42]См.: Гражданское право: В 4 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК, 2007. – С. 96.

[43]См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / И.В. Елисеев [и др.]; под ред. А.П. Сергеева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2005.

[44]См.: Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. – 2002. – № 8.

[45]См.: Закон Российской Федерации от 20.03.1992 № 2553-1 «Об установлении звания Героя Российской Федерации и учреждении знака особого отличия – медали Золотая Звезда» // Ведомости СНД и ВС РФ. – 2.04.1992. – № 14. – Ст. 719.

[46]См.: Распоряжение Президента Российской Федерации от 3 апреля 1997 г. № 96-рп «Об утверждении Инструкции о порядке вручения орденов, медалей, знаков отличия, нагрудных знаков к почётным званиям Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 7.04.1997. – № 14. – Ст. 1617.

[48]См.: Указ Президента Российской Федерации от 1 июля 1998 г. № 757 «О восстановлении ордена Святого апостола Андрея Первозванного» // СПС «КонсультантПлюс 3000».

[49]См.: Указ Президента Российской Федерации от 2 марта 1994 г. № 442 «О государственных наградах Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 23. – Ст. 2207.

[50]См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный). / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: Изд-во «Инфра-М», 2004.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100