Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных норм гражданского законодательства и иных норм права, применяемых в нотариальной практике

02.06.2009

Обзор подготовлен Законодательно-методическим отделом Федеральной нотариальной палаты

 

1. О возможности ведения нотариусами, занимающимися частной практикой, трудовых книжек работников, принятых ими на работу

Федеральным законом от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании недействующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» ст. 20 и 309 Трудового кодекса РФ даны в новой редакции.

В настоящее время ст. 309 Трудового кодекса РФ предусматривает обязанность работодателей – физических лиц, являющихся индивидуальными предпринимателями, вести трудовые книжки на каждого работника.

В статье 20 Трудового кодекса РФ частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности, названы как работодатели «индивидуальными предпринимателями».

То обстоятельство, что нотариусы, занимающиеся частной практикой, наряду с индивидуальными предпринимателями названы «работодателями – индивидуальными предпринимателями», не означает, что это входит в противоречие со ст. 6 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы), запрещающей нотариусам вести предпринимательскую и иную деятельность, кроме нотариальной, научной и преподавательской, поскольку такое понятие Трудовым кодексом РФ введено в отношении определённых работодателей – физических лиц для целей Трудового кодекса Российской Федерации.

Работодатели-нотариусы, занимающиеся частной практикой, наделены государственными полномочиями, обладают особым правовым статусом, вытекающим из публично-правового характера нотариальной деятельности, осуществляемой от имени Российской Федерации.

Положения ст. 309 Трудового кодекса Российской Федерации необходимо рассматривать во взаимной связи со ст. 20 этого Кодекса, из чего следует, что нотариусы, занимающиеся частной практикой, также обязаны вести трудовые книжки на работников, принятых ими на работу в целях осуществления профессиональной деятельности (ст.8 Основ), в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

 

2. О проверке правоспособности юридического лица при совершении нотариального действия

Согласно ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо действует на основании устава, либо учредительного договора и устава, либо только учредительного договора, следовательно, подлинники таких документов должны быть у юридического лица.

В статье 12 (подпункт «в») Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон) предусмотрено, что при государственной регистрации юридического лица представляются учредительные документы юридического лица (подлинники или засвидетельствованные в нотариальном порядке копии), а для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица (пп. «б» и «г» п. 1 ст. 17 Закона), представляются решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица и изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица.

Правилами ведения Единого государственного реестра юридических лиц и представления, содержащихся в нём сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2002 г. № 438 (п. 20), предусмотрено, что содержащиеся в государственном реестре сведения о конкретном юридическом лице предоставляются по запросу в виде выписки из государственного реестра по установленной форме и копии документа, содержащегося в регистрационном деле юридического лица.

Таким образом, сличение представленного нотариусу подлинного экземпляра устава юридического лица с копией устава, выданной налоговым органом, а также проверка соответствия сведений, содержащихся в уставе, сведениям выписки из государственного реестра позволяют установить правоспособность юридического лица.

3. О сторонах соглашения об уплате алиментов на ребёнка, достигшего 14-летнего возраста

Статьёй 80 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) установлена обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей до достижения ими совершеннолетия. Данная статья определила субъектный состав алиментных правоотношений: с одной стороны – это родители, которые в силу императивного указания закона обязаны предоставить содержание своим несовершеннолетним детям, с другой стороны – дети, которые имеют право на получение алиментов.

Из содержания ст. 99 СК РФ (ст. 80, 85) следует, что соглашение об уплате алиментов должно заключаться лично сторонами соглашения: лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем. Круг лиц, между которыми возникают указанные права и обязанности, определён СК РФ, в частности, это родители и несовершеннолетние или нетрудоспособные совершеннолетние дети. Положение ст. 99 СК РФ, регламентирующее заключение соглашения об уплате алиментов, распространяется на перечисленных в этом кодексе лиц, в том числе на родителей, являющихся плательщиками алиментов, и детей, имеющих право на получение алиментов. С учётом изложенного следует полагать, что нормы ч. 2 п. 1 ст. 80 СК РФ не могут рассматриваться как противоречие нормам ст. 99 указанного кодекса.

Представительство при заключении соглашения об уплате алиментов возможно только при недееспособности стороны соглашения (ст. 99 СК РФ). Таким образом, соглашения от имени несовершеннолетних детей, не достигших 14 лет (малолетних), заключаются их законными представителями (ст. 28 ГК РФ). Что касается несовершеннолетнего ребёнка, достигшего 14 лет, то в соответствии со ст. 99 СК РФ не полностью дееспособные лица заключают соглашение об уплате алиментов с согласия их законных представителей. В связи с чем можно сделать вывод, что при заключении соглашения об уплате алиментов, одной из сторон которого является несовершеннолетний ребёнок, достигший 14 лет, ребёнок сам должен подписать данное соглашение с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителей (ст. 26 ГК РФ).

4. О сроке действия соглашения об уплате алиментов

Статья 120 СК РФ, предусматривая основания прекращения алиментных обязательств, одним из них называет истечение срока действия этого соглашения.

При этом ст. 80 СК РФ возлагает на родителей обязанность по предоставлению содержания своим несовершеннолетним детям, то есть обязанность содержания детей до достижения ими 18 лет или признания их полностью дееспособными в соответствии со ст. 27 ГК РФ.

Таким образом, можно прийти к заключению, что применительно к алиментным соглашениям, предоставляющим содержание несовершеннолетним детям, прекращение алиментных обязательств в результате истечения срока действия соглашения означает либо достижение ребёнком совершеннолетия, либо приобретение им полной дееспособности до достижения совершеннолетия, по аналогии с основаниями прекращения выплаты алиментов на детей, взыскиваемых в судебном порядке (п. 2 ст. 120 СК РФ).

5. О порядке оформления прав пережившего супруга при наследовании

Согласно ст. 72 Основ нотариус обязан установить состав наследственного имущества. В состав наследства входит принадлежавшее наследодателю имущество (ст. 1112 ГК РФ), следовательно, с учётом того, что наследниками являются переживший супруг, дети наследодателя и, возможно, другие лица, нотариус обязан проверить, что из имущества относится к совместной собственности супругов.

В соответствии со ст. 33 СК РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, если брачным договором не установлено иное. К общему имуществу супругов относятся приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов они приобретены.

При этом СК РФ (ст. 33), определяя в качестве законного режима имущества супругов режим их совместной собственности, конкретизирует в ст. 34 способы формирования совместной собственности. К таким способам законодатель отнёс получение доходов не только от трудовой, предпринимательской или интеллектуальной деятельности каждого из супругов, но и получение (приобретение) имущества по любым возмездным сделкам, заключённым в период брака. Режим совместной собственности супругов распространяется на всё нажитое в браке имущество и в тех случаях, когда один из супругов в период брака не имел самостоятельных доходов, а занимался ведением домашнего хозяйства (п. 3 ст. 34 СК РФ).

Следовательно, при приобретении одним из супругов имущества на своё имя за счёт общих доходов другой супруг также приобретает право собственности на данную вещь, которое возникает из непосредственного указания закона о совместной собственности супругов на имущество, приобретённое в период брака, если брачным договором не установлено иное. Имущество является общей собственностью супругов независимо от того, кто значится титульным собственником имущества, нажитого в браке – переживший или умерший супруг.

Семейным кодексом Российской Федерации (ст. 39) установлено, что при определении долей в общем имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними. Если такое соглашение супругами заключено не было, отступление от правила о равенстве их долей в общем имуществе возможно лишь по решению суда.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2006 г., утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2006 г., отмечено, что право собственности на имущество, приобретённое одним из супругов в период брака на совместные средства, у второго супруга возникает с момента приобретения этого имущества.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (п. 15) указано, что «не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст. 36 СК РФ)».

В соответствии со ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. В состав наследства входит лишь доля умершего супруга, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК РФ, если иное не было предусмотрено договором между супругами. Доля умершего супруга в совместно нажитом в период брака имуществе составляет 1/2 часть, и только эта часть имущества переходит к наследникам.

Таким образом, оставшаяся половина совместно нажитого имущества принадлежит пережившему супругу и не может быть включена в состав наследства независимо от того, было или нет выдано пережившему супругу свидетельство о праве собственности на эту долю в соответствии со ст. 75 Основ, поскольку такое свидетельство выдаётся при желании на то пережившего супруга на основании его заявления. Объём наследственной массы не зависит от выдачи вышеуказанного свидетельства пережившему супругу.

В случае заявления пережившего супруга или наследников о том, что имущество в период брака приобреталось не за счёт общих доходов супругов, а на личные средства пережившего или умершего супруга, принадлежность имущества должна определяться в судебном порядке.

Что касается вопроса о допустимости выдачи нотариусами свидетельства о праве собственности на имя умершего супруга с указанием размера его доли, то на него следует ответить отрицательно, т.к. подобное действие противоречит положениям части первой ГК РФ (ст. 17, 21) о правоспособности и дееспособности физических лиц, а также ст. 75 Основ.

Совершая указанное нотариальное действие, следует иметь в виду, что в случае, если свидетельство о праве собственности на наследственное имущество будет выдано наследникам умершего без определения доли пережившего супруга, может последовать имущественная ответственность нотариуса.

Согласно ст. 17 (ч. 1) Основ именно в случаях совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации (в данном случае нарушения ст. 1112 и 1150 ГК РФ), нотариус возмещает ущерб в полном объёме.

 

6. О возможности отказа наследника по завещанию от наследства в пользу другого лица в случае, если наследодателем было оформлено два завещания: первым всё имущество завещано одному наследнику, вторым (более поздним) выделено конкретное имущество и завещано двум другим наследникам

Согласно ст. 1130 (абз. 2 п. 2) ГК РФ последующее завещание, не содержащее прямых указаний об отмене прежнего завещания, отменяет это прежнее завещание полностью или в части, в которой оно противоречит последующему завещанию.

Статьёй 1158 (абз. 2 и 3 п. 1) ГК РФ предусмотрено, что не допускается отказ в пользу других лиц от имущества, наследуемого по завещанию, если всё имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам.

Соответственно, следует полагать, что выше обозначенный запрет отказа от наследства в пользу другого лица относится ко всем случаям, когда всё имущество наследодателя завещано, в том числе и к случаю, когда из полностью завещанного имущества выделены конкретные вещи, которые распределены наследодателем между названными им лицами. То есть если наследодателем всё принадлежавшее ему имущество было завещано одному или нескольким лицам, а позднее другим завещанием конкретные вещи завещаны другим наследникам, то в результате остальное имущество наследуется названными в первом завещании наследниками.

Данная позиция подтверждается и положениями ст. 1161 ГК РФ, согласно которым в случае, когда наследодатель завещал всё своё имущество, часть имущества, причитавшаяся наследнику, отказавшемуся от наследства, переходит к остальным наследникам по завещанию пропорционально их наследственным долям. Для того чтобы обеспечить наиболее точное соблюдение воли наследодателя, законом закреплён переход завещанного имущества наследникам по завещанию в полном объёме. Выраженная в завещании воля наследодателя не может быть изменена отказом от наследства одного из наследников по завещанию в пользу других лиц.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации наследник по завещанию вправе отказаться от наследства только без указания лица, в пользу которого произведён отказ.

 

7. Об указании в кадастровом паспорте земельного участка фамилии, имени, отчества правообладателя

Согласно Федеральному закону от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» государственный кадастр недвижимости является систематизированным сводом сведений об учтённом недвижимом имуществе (ч. 2 ст. 1). Кадастровый паспорт объекта недвижимости представляет собой выписку из государственного кадастра недвижимости, содержащую сведения об объекте недвижимости, необходимые для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ч. 5 ст. 14 указанного закона).

Форма кадастрового паспорта земельного участка утверждена Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 18.02.2008 г. № 32 (Приложение № 3). В сноске 14 к графе 15 формы «Сведения о правообладателях» указано, что данная графа заполняется на основании сведений, имеющихся в государственном кадастре недвижимости. Порядком ведения государственного кадастра недвижимости, утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 20.02.2008 г. № 35 (п. 8), предусмотрено, что сведения о правообладателях, являющиеся структурной единицей записи об объекте недвижимости, включают в себя фамилию, имя и отчество.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что в соответствии с ранее применявшимся Порядком ведения государственного кадастра земель кадастрового района (раздел «Земельные участки»), утв. Приказом Росземкадастра от 15.06.2001 г. № П/119 (п. 6.4.5), в документы государственного земельного кадастра заносились только фамилия и инициалы правообладателя земельного участка.

Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости» (ч. 7 ст. 45) предусмотрено, что при отсутствии сведений о земельном участке в составе документов государственного земельного кадастра или иной имеющейся в распоряжении органа кадастрового учёта документации, данные сведения включаются в соответствующие разделы государственного кадастра недвижимости при обращении заинтересованного лица в орган кадастрового учёта на основании соответствующих документов, в том числе устанавливающих или подтверждающих право на указанный объект недвижимости.

Информация о правах на недвижимое имущество, включая сведения о правообладателях такого имущества, содержится в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в ред. от 30.12.2008 г.). Проведённая государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется свидетельством о государственной регистрации прав (п. 1 ст. 14 указанного закона).

Следует иметь в виду то, что кадастровый паспорт объекта недвижимости, не являющийся по своей сути правоустанавливающим документом, не может рассматриваться как документ, посредством которого гражданин приобретает и осуществляет гражданские права и обязанности. Наименование правообладателя в кадастровом паспорте земельного участка способом указания его фамилии и инициалов не препятствует совершению нотариусом соответствующего нотариального действия.

 

8. О возможности применения при наследовании имущественных прав на недвижимое имущество, расположенное на территории России, норм российского права в случае, если наследодатель имел последнее место жительства на территории иностранного государства

Статьёй 1224 ГК РФ, регулирующей отношения по наследованию, осложнённые иностранным элементом, определено, что недвижимое имущество, которое внесено в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним в Российской Федерации, наследуется по российскому праву. Вопрос о праве, которое подлежит применению при наследовании прав на недвижимое имущество, в настоящее время не урегулирован ни российским законодательством, ни нормами международного права.

Статьёй 1186 (п. 2) ГК РФ предусмотрена возможность применения к гражданско-правовым отношениям, осложнённым иностранным элементом, при отсутствии иного правового регулирования права страны, с которой это отношение наиболее тесно связано.

По российскому законодательству наряду с государственной регистрацией права собственности на недвижимое имущество и других вещных прав государственной регистрации подлежат и ограничения (обременения) в отношении этого недвижимого имущества – сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, концессионное соглашение, арест имущества (п. 1 ст. 131 ГК РФ, п. 1 ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-З «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Исходя из положений ст. 12 названного выше федерального закона (абз. 1 п. 3, абз. 6 п. 6) государственная регистрация ограничений и обременений осуществляется посредством внесения записей о них в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. То есть в указанном реестре регистрируются как право собственности и другие вещные права на недвижимость, так иные права в отношении такого имущества (ограничения и обременения).

Учитывая это, следует полагать, что к наследованию прав на недвижимое имущество, подлежащих в соответствии с российским законодательством регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, так же, как и к наследованию недвижимого имущества, применяется российское право.

 

9. О применении нотариусами форм № 13 и 14 Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах, утверждённых Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 10.04.2002 г. № 99 (далее – формы № 13, 14)

В настоящее время не являются редкостью обращения наследников к российским нотариусам с просьбой выдать свидетельство о праве на наследство, открывшееся за границей, по форме № 13 или 14. По своей сути указанные свидетельства подтверждают установленный в соответствии с российским законодательством круг наследников и размер их долей в наследственном имуществе.

Как показывает практика, такие свидетельства необходимы наследникам, например, в следующих случаях:

• находящееся за границей России наследуемое имущество является движимым, и наследодатель имел последнее место жительства в Российской Федерации (п. 1 ст. 1224 ГК РФ);

• наследственное имущество находится в стране с универсальной системой наследования, подчиняющейся праву гражданства наследодателя или праву его последнего места жительства (например, наследодатель, гражданин России, имел недвижимость в стране, где право наследования определяется по праву государства гражданства наследодателя).

Для выдачи свидетельства о праве на наследство по формам № 13, 14 на основании представленных наследниками документов нотариус обязан проверить факт смерти наследодателя, время и место открытия наследства. Также в случае наследования по закону нотариус устанавливает наличие отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию по закону, а в случае наследования по завещанию – наличие завещания и лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

Отсутствие в формах № 13, 14 указания на переходящее к наследникам наследственное имущество объясняется тем, что на иностранные организации, расположенные за пределами Российской Федерации, не могут распространяться требования российского законодательства, обязывающие российские юридические лица представлять нотариусу сведения об имуществе, принадлежавшем наследодателю (п. 3 ст. 1171 ГК РФ). Учитывая это, следует полагать, что представление сведений от находящихся на территории иностранных государств органов и организаций об имуществе, принадлежавшем наследодателю, в том числе о вкладах в банках, расположенных за границей, не является условием для выдачи рассматриваемых свидетельств о праве на наследство.

Выдача свидетельства о праве на наследство по формам № 13, 14 не может быть поставлена в зависимость от наличия сведений о заведении наследственного дела иностранным нотариусом или иным органом, уполномоченным оформлять наследственные права. Указанное свидетельство, как отмечалось выше, подтверждает установленные российским нотариусом в соответствии с российским законодательством круг наследников и причитающиеся этим наследникам доли наследственного имущества. Учитывая это, следует полагать, что у российского нотариуса не имеется оснований требовать у наследников документального подтверждения факта заведения наследственного дела в государстве нахождения имущества.

 

10. О наследовании дивидендов по акциям

Если наследодателем не была выражена воля о специальном порядке наследования дивидендов по принадлежащим ему акциям, наследниками дивидендов являются лица, наследующие акции, по которым выплачиваются эти дивиденды. Указанная позиция согласуется с законодательством, регулирующим оборот ценных бумаг как объектов гражданского правового обращения.

В соответствии со ст. 143 ГК РФ акция является ценной бумагой. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК РФ). При этом права на эмиссионные, в том числе бездокументарные ценные бумаги, определяются законом или в установленном им порядке (ст. 149 ГК РФ).

Специальным законом, регулирующим правоотношения, возникающие при эмиссии и обращении эмиссионных ценных бумаг, является Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ (в ред. от 22.12.2008 г.).

В соответствии со ст. 2 названного закона акция – это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права её владельца на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Права, закреплённые эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу (ст. 29 указанного закона).

Таким образом, с момента перехода прав на эмиссионную ценную бумагу (в рассматриваемом случае – акцию) к приобретателю переходят права на получение части прибыли акционерног

Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100