Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Межнациональные правовые системы и семьи: понятие, сущность, имманентные признаки

02.06.2009

В.В. Ралько,

нотариус г. Москвы,

президент Московской городской нотариальной палаты,

доцент Московской государственной юридической академии,

кандидат юридических наук

 

 

Факторы, обуславливающие формирование правовых систем и семей

 

В юридической науке распространено мнение о том, что на процесс формирования системы права большое влияние оказывает принадлежность государства к определённому виду правовой семьи.

Под правовой семьёй исследователями, как правило, понимается совокупность национальных правовых систем, обладающих определённой общностью характерных признаков и отличительных особенностей, проявляющихся как в порядке их формирования, так и в процессе регулирующего воздействия на общественные отношения.[1] Некоторые авторы уточняют, что правовой семьёй следует считать совокупность государственных правовых систем, близких друг к другу схожестью источников права, его сути и структуры, а также исторической общностью правовых институтов и процессов их развития.[2] Факторами, способствующими их объединению в ту или иную семью, могут быть признаны:

  • общая историческая судьба (например, скандинавская или латиноамериканская правовые семьи);
  • добровольное воссоздание в стране основных схем построения и функционирования иных правовых систем (примкнувшие государства самостоятельно выбирают подходящие им структуры построения системы законодательства, правоприменения и т.п.);
  • прежняя колониальная зависимость, в результате которой страны-метрополии навязывают свою правовую идеологию и юридические учреждения (в частности, бывшие колонии Франции восприняли её основные правовые идеи);
  • идеологическая зависимость, связанная с установлением в странах режимов определённой направленности (например, создание социалистического права и его экспансия в послевоенную Восточную Европу);
  • религиозная идентичность, определяющая приверженность тех или иных стран определённым догмам и канонам.

Правовые семьи могут быть устойчивыми (и в таком качестве существовать столетиями) или изменчивыми (временными), зависящими, например, от формы государственно-политического режима. Критериями для классификации правовых семей могут служить общность правовой идеологии, в соответствии с которой строятся общие начала права в той или иной семье; близость правовой методологии как совокупности средств и приёмов воплощения права в жизнь, включающих, в частности, источники права, его структуру, юридическую технику, юридическую терминологию и т.п.; сходство систем юридического образования и подготовки юридических кадров; схожая структура юридических профессий и сфер деятельности практикующих юристов; правовые традиции, общие для государств, входящих в правовую семью, и т.п.

 

Особенности классификации правовых семей

 

В юридической литературе нет единого мнения по поводу классификации правовых семей.[3] Предлагаемые подходы к их классификации в значительной степени носят условный характер. Это объясняется тем, что в силу динамизма развития общественных отношений «не может быть законченной правовой или любой иной классификации».[4]

В мировой литературе выделяются, по мнению А.В. Мелехина, четыре родовых теории: французская, германская, американская, современная российская.[5] Несмотря на условность критериев, такое деление позволяет, по его мнению, исследовать процесс проявления определённых признаков и тенденций, выявить закономерности развития и связей.

В целом, существуют различные классификации правовых семей, отражающие развитие взглядов на специфику правовых систем современности.[6] Однако любые подходы к выбору критериев для выделения систематизирующих признаков весьма субъективны. И, как признают сами исследователи правовых систем, в реальной жизни «нет и не может быть законченной правовой или любой иной классификации, и что любая выделяющаяся при этом правовая система с неизбежностью будет иметь относительный характер».[7],

 

Научный анализ межнациональной системы права

 

Некоторые учёные задаются небезынтересным вопросом: применимы ли научные подходы, используемые при анализе национальной правовой системы, к определению понятия международно-правовой системы?[8] Не отрицая различий, которые, безусловно, существуют между национальным и международным правом, нельзя не признать то, что как в первом, так и во втором случаях исследователь имеет дело с определённой совокупностью нормативных предписаний, лежащих в основе более широкой системной конструкции (правовой системы), функциональное предназначение которой заключается в обеспечении своевременного, всестороннего и полного осуществления этих нормативных предписаний на практике. Такие же параллели можно провести и между производными элементами от права национальной и международной правовых систем.

Указанную точку зрения разделяют не все исследователи. Например, Е.Т. Усенко отмечал, что «сопоставление… правовых систем обнаруживает столь существенные различия между ними, что попытка охвата теорией права этого разнообразия могла бы увести её в мир таких абстракций, что она утратила бы характер подлинной теории... права».[9] Другие авторы в то же время обоснованно полагали, что «тезис о неприложимости самого понятия права, выработанного... теорией права к международному праву, о том, что между фундаментальными категориями национального и международного права "нет или почти нет ничего общего", вносит диссонанс в действительное соотношение общеправовых и присущих только одной правовой системе свойств, делает как бы беспредметным разговор о взаимодействии национального и международного права в качестве именно правовых систем».[10]

Как указывал А.М. Васильев, «различия в предмете регулирования и другие, важные при анализе и для понимания своеобразия как национального, так и международного права, не образуют между ними непроходимой пропасти. Это различия внутри одного рода явлений... Можно сказать, что рассматриваемые системы представляют две стороны в праве, но меру правового они сохраняют в равной степени. Поэтому различия национального и международного права не могут заслонить их родовой общности».[11]

Итак, правовые системы выделяют не только на уровне государства. Вполне обоснованно рассматривать как государственные правовые системы, так и внутригосударственные.[12] Существование таких типов правовых систем представляется некоторым учёным обоснованным, хотя и неполным.[13] Государственно-организованные образования самого различного типа являются элементами публичного устройства обществ или сообществ в последние пять с половиной тысячелетий. Не менее половины современных государств были колониями под управлением европейских стран, а XX столетие даёт нам многочисленные примеры государств, не признаваемых международным сообществом (в том числе РСФСР и СССР в первые 10–15 лет их существования). Все они обладают нормативно-организованной системой, основанной на собственном праве и правореализующей деятельности специальных учреждений. Если попытаться обобщить имеющиеся в теории государства разновидности современных государственно-организованных образований, то, по мнению учёных, ими являются: [14]

? государства, представляющие собой особые организации суверенной публичной власти, распространяющие её посредством права на всю территорию и население страны;

? внутригосударственные образования как пользующиеся определённой самостоятельностью части единого союзного государства;

? зависимые территории, находящиеся под властью метрополии, но обладающие собственными властными структурами, которые организуют управление населением посредством нормативных предписаний;

? государственноподобные образования, которые являются так называемыми непризнанными государствами.

Обращаясь к типологии правовых систем таких государственно-организованных образований, учёные выделяют:[15]

? государства с одноуровневыми правовыми системами, под которыми понимается совокупность права, правовой культуры и юридической практики отдельно взятого, так называемого простого унитарного государства, в котором вся территория делится на административные единицы, чей государственно-правовой статус полностью определяется и регулируется правовой системой данного государства (например, правовые системы Эстонии, Польши или Белоруссии);

? государства с двухуровневыми правовыми системами, которые возникают и оформляются в странах со сложным государственно-правовым устройством, учитывающим, в частности, юридические особенности автономных образований в иных унитарных государствах (Дания, Украина или Молдавия) или специфику субъектов Федераций (Канада, Соединённые Штаты Америки, Федеративная Республика Германия;

? государства с трёхуровневыми правовыми системами (уникальным и единственным примером которых является Российская Федерация, где, помимо федеральной и региональных правовых систем, функционируют или с учётом тенденций укрупнения субъектов Российской Федерации, скорее, функционировали «двойственные» системы ряда краёв и областей, в которые входят автономные округа);

? государства с параллельными (дуалистическими) правовыми системами, представленные странами, в которых помимо официальных правовых систем существуют и оказывают значительное воздействие на национальное право системы, построенные на религиозных воззрениях, обычаях, традициях или образе жизни народа (например, Индия, где действуют индийское право как нормативная система государства, отражённая в официальных источниках, и индуистское право как неофициальная нормативная система, веками оказывающая влияние на большую часть коренного населения страны).

Качественные характеристики правовых систем государств являются условиями их объединения в правовые семьи или круги правовых семей.

 

Понятие «международная правая система»

 

Международная правовая система, как и национально-правовые системы, имеет «человеческое» наполнение и функционирует благодаря деятельности людей. [16] Как подчеркивает Л.Н. Исаева, «право не только переживается в сознании индивида, но и непрерывно реализуется в социальной сфере, то есть индивид (как существо психологическое) всё время задействуется в совокупных психологических обменах, и это взаимодействие воспринимается как реализация правопонимания. Хотя правопонимание индивидуально, схожее представление о праве могут иметь группы лиц, сообщества, социальный срез, ранее определяемый как класс. Объектом правопонимания выступает само право, которое отражается во всех сферах человеческой жизни от частно-личной до межгосударственной, в зависимости от того, какой масштаб рассмотрения мы выберем в том или ином социальном направлении как правовом явлении».[17]

Данный тезис Л.Н. Исаев относит как к национальному, так и к международному праву, эффективность реализации норм которых в конкретном государстве или в межгосударственных отношениях, помимо прочего, во многом зависит от существующего в том или ином обществе уровня индивидуального и коллективного правосознания и правовой культуры, а также от того, насколько интенсивно и в каком направлении общество подвергается внешнему культурологическому или иному ценностно-ориентационному воздействию.[18]

Если же обратиться к конкретным характеристикам международной правовой системы, то следует отметить, что данное явление более инертное, чем постоянно меняющееся внутреннее право. В этом плане имплементация международных норм в национальную правовую систему, с одной стороны, придаёт последней большую стабильность, а с другой – позволяет оказывать более глубокое влияние внутреннего права на международное, побуждая его к восприятию позитивных новаций национального права.[19]

Основа закономерностей международного взаимодействия правовых систем различных стран заложена, по мнению большинства исследователей, в самой природе национальной правовой системы. Каждая национальная правовая система представляет собой право как надстроечную категорию. Определяющими для права являются материальные условия существования общества, сложившийся в нём экономический базис, то есть строй экономических отношений, стержень которого образуют производственные отношения. Правовые системы всех стран выражают существующие в них экономические отношения. В этом плане право обладает способностью «отражать и такие внешние для него явления, которые непосредственно не принадлежат к экономическому базису. Основные закономерности международного взаимодействия национальных правовых систем коренятся именно в этом качестве права».[20]

Итак, международная правовая система представляет собой целостную совокупность правовых норм международного происхождения, международных органов и организаций, а также международно-правового сознания, обеспечивающих в процессе юридической практики урегулирование выходящих за пределы национальных границ общественных отношений, возникающих между субъектами мирового сообщества.[21]

Нетрудно заметить, что понятия «международная и национальная правовые системы» очень близки друг другу, а состав их компонентов во многом идентичен. Существующие между ними различия не носят принципиального характера и касаются, главным образом, внутреннего содержания их элементов. Тем не менее рассмотренные выше особенности международной правовой системы обусловливают неправомерность механического использования в её рамках терминов и конструкций, выработанных общей теорией права для национальных правовых систем. Некоторые из них в этом случае вообще не имеют существенного значения, другие приобретают специфические особенности, которые должны учитываться в рамках любого юридического исследования или правоприменительной деятельности.



[1] Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., 2007. – С. 154.

[2] Мукиенко И.Н. Типология современных правовых систем: критерии и сравнительная характеристика // История государства и права. – М., 2007. – № 3. – С. 34.

[3] См. подробнее: Осакве Кр. Типология современного российского права на фоне правовой карты мира // Государство и право. – М., 2001. – № 4. – С. 12–22.

[4] Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. – М., 2001. – С. 239.

[5] Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., 2007. – С. 160–161; Давид Р. Основные правовые системы современности. – М., 1988; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 1. – М., 1995; Glendon M., Gordon M. and Osakwe C. Comparative Leqal Traditions, 1985; Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. – М., 1996.

[6] См., напр.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М., 1999. – С. 18–21; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 1. – М., 2000; Марченко М.Н. Правовые системы современности. – М., 2001.

[7] Марченко М.Н. Указ. соч. – С. 22.

[8] Гаврилов В.В. Понятие национальной и международной правовых систем // Журнал российского права. – М., 2004. – № 11. – С. 98–112.

[9] Усенко Е.Т. Соотношение категорий международного и национального (внутригосударственного) права // Советское государство и право. – М., 1983. – № 10. – С. 54.

[10] Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия правовых систем // Советское государство и право. – М., 1985. – № 1. – С. 74.

[11] Васильев А.М. О системах советского и международного права // Совет. гос. и право. – М., 1985. – № 1. – С. 66.

[12] См., напр.: Гаврилов В.В. Понятие национальных и международных правовых систем // Журн. рос. права. – М., 2004. – № 11. – С. 98–112; Дудко И.Г. К вопросу о «правовой системе» субъектов Российской Федерации // Гос. и право. – М., 2003. – № 9. – С. 96–99; Сереброва С.О. Общетеоретические основы формирования европейской правовой системы: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2005.

[13] Мукиенко И.Н. Типология современных правовых систем: критерии и сравнительная характеристика // История государства и права. – М., 2007. – № 3. – С. 34.

[14] Мукиенко И.Н. Указ. соч. – С. 37.

[15] Мукиенко И.Н. Типология современных правовых систем: критерии и сравнительная характеристика // История государства и права. – М., 2007. – № 3. – С. 38.

[16] Гаврилов В.В. Взаимодействие международной и национальных правовых систем и правосознание // Журнал российского права. – М., 2006. – № 2. – С. 51.

[17] Исаева Л.Н. Сознание и правопонимание // Государство и право. – М., 2004. – № 8. – С. 107–108.

[18] Гаврилов В.В. Взаимодействие международной и национальных правовых систем и правосознание // Журнал российского права. – М., 2006. – № 2. – С. 51.

[19] Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 25.

[20] Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. – М., 1984. – С. 13.

[21] Гаврилов В.В. Понятие национальных и международных правовых систем // Журнал российского права. – М., 2004. – № 11. – С. 98–112.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100