Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Система права и правовая система: основные концептуальные научные подходы и их роль в правоприменительной практике

06.05.2009

В.В. Ралько,

кандидат юридических наук, доцент Московской государственной юридической академии,

нотариус г. Москвы, президент Московской городской нотариальной палаты

 

Понятия «системы права» и «правовой системы» в юридической науке

 

Как систему права исследователи чаще всего характеризуют комплекс взаимосвязанных норм права, распределённых по отраслям права, внутри которых выделяются правовые институты и подотрасли права.[1] Так, С.А. Голунский и М.С. Строгович отмечали, что «без системы права невозможно разобраться в громадном количестве действующих норм, невозможно находить среди них те, которые относятся к тому или иному конкретному случаю. Система права даёт возможность правильно понять, уяснить смысл нормы права; значение каждой нормы можно правильно оценить только в связи с другими, родственными ей нормами, а такая группировка родственных норм достигается именно благодаря системе права».[2]

Под системой права нередко понимают и внутреннюю структуру права, выражающуюся в единстве и согласованности действующих в государстве правовых норм и их делении на относительно самостоятельные части (отрасли, подотрасли, институты) в соответствии с предметом и методом правового регулирования.[3]

Известно, что каждому государству присуще «собственное право», в котором проявляются свойственные ему принципиальные характеристики, отражается состояние его развития на данном историческом этапе, фиксируются свойственные данному обществу юридические идеалы и философско-правовые построения, закрепляются верования народа и его традиции, особенности правосознания и правовой культуры.[4] Различным государственно-организованным обществам присущи и различные правовые системы со своими базовыми принципами, юридическими концепциями и категориями, правовыми конструкциями, системой источников права, его внутренней структурой, особенностями правотворческого процесса и осуществления права.[5]

Необходимо отметить, что в отечественной юридической литературе часто встречаются утверждения о тождественности категорий «правовая система» и «система права».[6] Как правило, признавая необходимость использования категории «правовая система» в научных исследованиях и правотворчестве, теоретики права, тем не менее, придерживаются неоднородных позиций относительно понятия и содержания этого термина.[7] Существуют различные представления об этой проблеме как на внутригосударственном, так и на международно-правовом уровне. Достаточно сказать, что в некоторых трудах по теории права правовая система до сих пор отождествляется с понятием «система права», которое в действительности, по мнению В.В. Гаврилова, призвано отображать лишь внутреннюю структуру позитивного права, его подразделение на отрасли и правовые институты.[8]

Таким образом, как справедливо замечает Ю.А. Тихомиров, отношение к правовой системе как к понятию и явлению неодинаковое.[9] Одни юристы отождествляют её с системой правовых норм, другие «объединяют» право как нормативное образование, правотворчество и правоприменение, третьи охватывают этим понятием внутренние связи правовых явлений, их организацию и структуру. Многие исследователи в этом плане обращают внимание на то обстоятельство, что по устоявшейся традиции в учебниках по теории права, изданных в последние годы, понятие «правовая система» используется, скорее, для отражения не столько внутренних правовых процессов, сколько внешних, в сравнительном плане. Устойчивое применение понятия «система права» для обозначения комплекса действующих правовых норм, правовых институтов и отраслей права, объективно существующего внутреннего строения права сочетается с характеристикой правовой системы как правовой организации всего общества, как совокупности юридических средств, институтов, учреждений. В этом случае система права выступает как один из её компонентов, а национальная правовая система рассматривается как конкретная историческая совокупность права, юридической практики и правовой идеологии.[10] С этих позиций, как отмечает Ю.А. Тихомиров, приводятся традиционные различия правовых систем разных стран.[11]

Как известно, в теории права имеет место так называемый широкий подход к правовой системе, согласно которому её содержание не сводится к праву и законодательству (они являются лишь нормативной основой, центральным связующим звеном, компонентом правовой системы), а включает в себя, кроме системы правовых норм, теоретические и мировоззренческие компоненты (правовую теорию, правовое сознание, правовую политику и др.), а также юридическую практику.[12] Сторонниками широкого подхода к понятию правовой системы справедливо отмечалось, что при узком понимании правовой системы вообще нет смысла вводить в научный оборот новое понятие – «правовая система».[13] «Если бы выражение "правовая система" было лишь простым синонимом "объективного права" или "позитивного права", – отмечал Ж. Карбонье, – то его значение было бы сомнительным».[14]

При таком научном подходе под системой права обычно понимают внутреннее строение права, выражающееся в единстве и согласованности действующих в государстве правовых норм и их делении на относительно самостоятельные части (отрасли, подотрасли, институты) в соответствии с предметом и методом правового регулирования. Таким образом, комплекс правовых предписаний (право с точки зрения юридического позитивизма) выступает лишь одним из компонентов правовой системы, а «система права» имеет смысл, далёкий от понятия «правовая система».

Многоаспектность содержания такого социального феномена, как право, предопределила возможность его структурирования в различных плоскостях. В органическом сочетании с другими методами научного исследования системный подход позволяет раскрыть взаимосвязь и взаимовлияние элементов структуры права как на уровне явления социальной жизни (юридической реальности), так и на уровне общезначимого регулятора и тем самым глубже раскрыть его содержание.

Применительно к исследованию собственно правовой системы следует отметить, что ряд авторов (Н.И. Матузов, В.К. Бабаев, В.Н. Протасов) допускают отождествление понятий «правовая система» и «механизм правового регулирования». Другие учёные (А.Ф. Черданцев, Н.А. Богданова, С.Ю. Марочкин, В.Н. Княгинин и др.) представляют правовую систему как синтезированное понятие, отражающее весь комплекс юридических явлений, встречающихся в обществе, то есть рассматривают её как беспредельно широкую категорию.

В этом плане правовая система представляет собой достаточно объёмную и разноплановую совокупность структурных элементов, естественно взаимосвязанных и взаимообусловленных состоянием развития государства и общества. Так, М.Н. Марченко характеризует правовую систему как правовую структуру страны, правовую организацию всего общества, складывающуюся из совокупности всех юридических средств, институтов и учреждений, функционирующих в его пределах. По его мнению, правовая система – это «не только нормы права, но и правовая идеология, правосознание, правовая культура, правовая практика».[15]

Правовую систему предлагают определять и как структурно организованное целое, состоящее из субъектов права, системы юридических норм, правоотношений и правосознания, обеспечивающее целостное комплексное воздействие на общественные отношения с целью их упорядочения и достижения определённой организации.[16] Л.А. Морозова под правовой системой понимает конкретно-историческую совокупность законодательства, юридической практики и господствующей в данном государстве правовой идеологии.[17] Ю.А. Тихомиров полагает, что понятие «правовая система» представляет собой структурно-интегрированный способ целостного юридического воздействия на общественные отношения. В качестве элементов правовой системы он выделяет следующие: во-первых, цели и принципы правового регулирования; во-вторых, основные разновидности правовых актов и их объединения; в-третьих, системообразующие связи, обеспечивающие взаимодействие всех элементов и целостность системы.[18] Впрочем, С.С. Алексеев отмечал, что системообразующие связи нельзя считать элементом правовой системы, а, скорее, свойством последней.[19]

Правовая система является формой и вместе с тем условием формирования и функционирования правовой действительности.[20] Фактор системности создаёт условия для нормального состояния правовой действительности, обеспечивает её стабильность, нейтрализацию и вытеснение из неё негативных юридических явлений (правонарушений, злоупотреблений и т.д.). Иными словами, по отношению к правовой действительности она, как справедливо указывает А.В. Малько, выполняет организующую роль, придает ей определённое единство; соответственно важно совершенствовать и укреплять элементы правовой системы российского общества, что будет способствовать обогащению и оптимизации его правовой действительности.[21]

Исследователи обращают внимание на то обстоятельство, что правовая система объединяет в себе не все аспекты правовой действительности, а лишь те из них, которые предполагают соответствие нормативным предписаниям. Сама же правовая действительность связана не только с правомерными, но и с противоправными элементами общественной жизни, то есть включает в себя любое правовое (юридически значимое) поведение.

Можно приводить достаточно много точек зрения по поводу определения правовой системы, однако следует согласиться, что «итоговый» вывод может быть сведён к следующим соображениям.[22] В основе разных по смыслу, а не только по лексическим формулировкам, определений правовой системы, предлагаемых отечественными учёными, по сути дела лежат разные типы правопонимания, разные подходы к вопросу о том, что является «ядром» правовой системы, её стержнем. Правовая система как категория, охватывающая всё разнообразие правовых явлений общества, начала разрабатываться в отечественной юридической литературе со второй половины XX в. и соответствовала фундаментальным понятиям «правовая надстройка» и «механизм правового регулирования».[23] И так же традиционно рассматривались вопросы эволюции правовой системы, а не её развития. В отличие от эволюции как естественного процесса, развитие предполагает наличие целей и идеального плана действительности, формируемых главным образом юридической наукой.[24]

В целом отношение к правовой системе как понятию и теоретической категории неодинаковое. Одни юристы отождествляют её с системой правовых норм, другие «объединяют» право как нормативное образование, правотворчество и правоприменение, третьи охватывают данным понятием внутренние связи правовых явлений, их организацию и структуру. И в этом плане в настоящем исследовании его автор не оставил без внимания проблемы понимания права, отношения «права», «закона» и судебного (правоприменительного) акта.

В предлагаемых исследователями определениях понятия «правовая система» нередко делается акцент на целостности взаимосвязанных явлений, непосредственно обеспечивающих государственно-нормативное регулирование общественных отношений юридическими средствами.[25] В этом смысле данное понятие охватывает как внутригосударственные, так и межгосударственные отношения, иными словами, национальные и международную правовые системы. Когда речь идёт о правовых системах, имеются в виду целостные образования множества правовых явлений, существующих в конкретных государствах (или на международном уровне) и образующих механизм правового регулирования, соответствующий экономическим и политическим системам. При их изучении с точки зрения системного анализа главное внимание уделяется структурно-функциональным моментам, характеру существующих в правовой системе взаимосвязей, взаимодействий их элементов. И тогда оказывается, что при одном типе права существуют разные правовые системы, отличающиеся друг от друга механизмом правового регулирования общественных отношений. [26]

 

Методологические подходы к институту правовой системы

 

Правовая система относится к числу таких научных понятий, появление которых невозможно объяснить исключительно факторами социальной действительности, интеграционными процессами, происходящими в жизни общества, наличием у правовой действительности системного качества.[27] История становления и развития правовых систем мира насчитывает тысячи лет, и важнейшие предпосылки формирования этого понятия необходимо искать, прежде всего, в области юридического знания: в его качестве, методологии исследования, процессах, в нём происходящих. К методологическим основам разработки понятия правовой системы следует, по мнению учёных, отнести:

1) широкое применение системно-целостного подхода к правовым явлениям;

2) утверждение социологического подхода к праву;

3) развитие сравнительного правоведения;

4) становление и укрепление в юридической науке движения за многоаспектное видение права, имеющее своим результатом многовариантность подходов к нему.[28]

Появление понятия правовой системы в качестве самостоятельной юридической категории стало возможным вследствие комплексного подхода к исследованию правовых явлений, использования формально-юридического, сравнительно-правового, социологического методов в их единстве.

В целом понятие правовой системы «означает гораздо больше, чем просто формально подпадающее под признаки всякой системы явление».[29]

С этих позиций под правовой системой учёными предлагается понимать «единство соответствующих её компонентов (частей), которые определённым образом объединены между собой (по содержательным и формальным критериям) и которые в зависимости от их природы и характера связи между ними (объективной, закономерной или субъективной, произвольной) составляют относительно устойчивую организацию».[30] Как отмечает И.В. Петелина, «развитие общественных отношений, изменение экономического уклада, политической ситуации, духовного мира привели российское общество к новому качественному состоянию, новой государственности, которая со временем должна стать правовой».[31]

Сущность правовой системы заключается в том, что она выражает баланс интересов различных социальных групп, слоёв и классов общества.[32] Эти интересы получают отражение в праве, законах и других частях системы в виде государственной воли, опирающейся на возможность властного принуждения к должному поведению и наказания нарушителей юридических предписаний. Правовая система выступает важнейшим стабилизирующим и организующим фактором. Этой цели она достигает с помощью всех своих структурных элементов, которые имеют определённую степень нормативности, т.к. многие из них производны от права, правовых норм, его составляющих. Нормативностью, конечно, обладают и неправовые явления, но наиболее характерен этот признак всё же для права. Основываясь на таких научных позициях, многие исследователи считают, что право – нормативная основа всей правовой системы, ибо оно выступает центральным связующим звеном правовой системы, а нормы права порождают правоотношения, которые служат формой реализации юридических норм. Правомерное поведение участников правоотношений составляет суть законности и правопорядка, являющихся результатом функционирования правовой системы, свидетельствующих об эффективности последней.

Гносеологическая ценность понятия «правовая система» видится исследователям, прежде всего, в его направленности на проблему бытия права. Так как формами последнего выступают пространство, время, движение, системность, то в этом плане понятие «правовая система» должно представлять собой динамический, пространственно-временной, системно-организационный аспекты существования права в их единстве. Оно также имеет значение для практики и позволяет устанавливать реальные правовые механизмы решения конкретных жизненных проблем, направляет к поиску механизмов самоорганизации системы, её приспособления к окружающей среде, путей формирования способности системы самостоятельно решать проблемные ситуации, не прибегая по мере возможности к правовым средствам и способам.[33]

И, наконец, нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что правовую систему нередко предлагают рассматривать с формальной и содержательной точек зрения.[34] С формальной стороны, рассматриваемая теоретико-правовая категория состоит из нормативного аспекта (права и в целом нормативной структуры общества, выраженной «позитивно») и институционального аспекта (правовая регламентация процедур правотворчества и правореализации), а содержательная сторона включает в себя аксиологический аспект (правовая культура, правопонимание, правосознание, правовой менталитет и т.п.) и исторический (генезис правовой системы).

 

Актуальные научные подходы к сущности правовых систем

 

Подводя определённые итоги, следует согласиться с теми исследователями, которые придерживаются широкого подхода к определению правовой системы как правовой категории. При исследовании правовой системы всегда возникает проблема, связанная с отношением индивидуального опыта к общественно признанному составу общего знания о правовой системе. Актуальный научный подход к категории «правовая система» должен базироваться, во-первых, на характеристике всех составляющих её элементов, а во-вторых, на анализе связей между этими элементами. Он, как думается, даёт основания исследователям утверждать, что для наиболее плодотворного исследования правовой системы необходимо различать формальную и содержательную её составляющие. Первая включает в себя источники права, механизм правового регулирования, принципы права. Содержательная сторона в полном объеме проявляется при исследовании субстанциональной и генетической структур. Субстанциональная, в свою очередь, состоит из правопонимания, правовых отношений и норм права, а генетическая структура – из исторического, культурного развития правовой системы и иных факторов, обуславливающих процесс развития конкретной правовой системы.

В этом плане для реформирования современной правовой системы России требуется глубокое научное исследование изменений, произошедших в отношении понимания права в целом, истории его возникновения и развития и источников права, лежащих в основе правовой системы. Более того, осуществляя соответствующий анализ, автор не игнорирует и фактор интеграции правовых систем, обуславливающий, в свою очередь, взаимодействие на международном уровне и правоприменительных, в том числе нотариальных (квазинотариальных) структур.

 

Структура правовых систем: специфика классификационных факторов в логосе

 

Вышеизложенный материал даёт все основания утверждать, что правовая система – понятие сложное и многоплановое, содержащее в себе целый комплекс компонентов, оказывающих нормативно-организационное воздействие на общественные отношения. Элементы правовой системы объединены общей целью, задачами, они исполняют некоторые общие функции, что, между прочим, не свидетельствует об однородности и идентичности последних.[35]

Существует несколько точек зрения на составляющие элементы правовой системы государства. Так, М.Н. Марченко считает, что структура правовой системы характеризуется тремя группами правовых явлений:

1) юридические нормы, принципы и институты;

2) совокупность правовых учреждений;

3) совокупность правовых взглядов, представлений, идей, правовая культура.[36]

Ю.А. Тихомиров включает в категорию правовой системы четыре группы элементов:

1) правопонимание – правовые взгляды, правосознание, культура, правовые теории и концепции, а также правовой нигилизм;

2) правотворчество как познавательный и процессуально оформленный способ подготовки и принятия законов и иных правовых актов;

3) правовой массив – структурно оформленная совокупность официально принятых и взаимосвязанных правовых актов;

4) правоприменение – способы реализации правовых актов и обеспечение законности.[37]

Он вполне обоснованно отмечает, что эти элементы взаимосвязаны, и выпадение или ослабление одного из них ведёт к нарушениям внутрисистемных связей и снижению престижа и эффективности всей правовой системы.[38]

Имеют место, разумеется, и другие подходы: к примеру, в числе элементов правовой системы учёные называют:[39]

1) право как совокупность создаваемых и охраняемых государством норм;

2) законодательство как форма выражения этих норм (нормативные акты);

3) правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства;

4) судебную и иную юридическую практику;

5) механизм правового регулирования;

6) правореализационный процесс (включая акты применения толкования);

7) права, свободы и обязанности граждан (право в субъективном смысле);

8) систему складывающихся и функционирующих в обществе правоотношений;

9) законность и правопорядок;

10) правовую идеологию (правосознание, юридические доктрины, теории, правовая культура и т.д.);

11) субъекты права (индивидуальные и коллективные), организующие и приводящие весь правовой механизм в действие;

12) систематизирующие связи, обеспечивающие единство, целостность и стабильность системы;

13) иные правовые явления (юридическая ответственность, правосубъектность, правовой статус, законные интересы и т.п.), образующие как бы инфраструктуру правовой системы.

Результатом действия правовых систем является упорядочение общественных отношений в соответствии с объективными требованиями действительности. По мнению С.А. Марковой-Мурашовой, которая полагает, что элементный состав, структура любой системы непосредственно связаны с её функционированием, основная цель системы определяет её структуру. Процесс правового регулирования как единая функция правовой системы обеспечивается взаимодействием трёх компонентов: сознания (идеального), деятельности (реальной) и правил поведения (формализованных моделей, содержащихся в законодательстве или судебной практике). Какими бы разными ни были их содержание и взаимодействие в различных странах, названные три элемента всегда имеют место, а их взаимодействие, так или иначе, обеспечивает функционирование каждой правовой системы.[40] Присутствию в правовой системе трёх взаимодействующих элементов соответствует действие в ней механизмов внутреннего движения системы. Следовательно, совершенствование правового регулирования должно проводиться как комплексный процесс использования различных рычагов развития правосознания, законодательства и практики, отлаженной связи названных факторов функционирования правовой системы на всех этапах регуляционного цикла.[41] В принципе, соглашаясь с данной позицией, автор полагает, что не следует отрицать целесообразность выделения и ещё одного элемента, обеспечивающего взаимодействие всех иных компонентов системы, обуславливающего её конкретный статус. Его «образуют» правоприменительные структуры, призванные обеспечить «взаимососуществование» идеального (прежде всего, представления о «правовом государстве», реального (судебная, административная, иная практика) и формального (система законодательства) в содержании правовой системы. Он выделяется из числа иных субъектов общественных отношений изначальной «направленностью» на применение норм прав, претворение в жизнь его прогрессивных идей и установок, разрешением конкретных коллизионных ситуаций, играющих важную роль в обеспечении защиты прав и свобод человека и гражданина.



[1] Теория государства и права: Учеб. для вузов // Под ред. О.В. Мартышина. – М., 2007. – С. 299.

[2] Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. – М., 1940. – С. 283.

[3] Мартынов В.Ф., Чернышов С.В. К вопросу о месте метода правового регулирования в системе критериев отраслевой структуризации права // История государства и права. – М., 2007. – № 1. – С. 34.

[4] Мукиенко И.Н. Типология современных правовых систем: критерии и сравнительная характеристика // История государства и права. – М., 2007. – № 3. – С. 34.

[5] Оксамытный В.В. Теория государства и права. – М., 2004. – С. 414.

[6] Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М., 1972. – С. 278; Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). – М., 2000. – С. 253; Явич Л.С. Диалектика формы и содержания в праве / /Философские проблемы государства и права. – Л., 1970. – С. 43; Мальцев Г.В. Правовая система Российской Федерации // Материалы научно-практической конференции «Государственность и право республики в составе Российской Федерации». – Нальчик, Р-н/Д, 1996. – С. 5; Разуваев Н.В. Правовая система и критерии отраслевой дифференциации права // Правоведение. – М., 2002. – № 3. – С. 31–55 и др.

[7] Гаврилов В.В. Понятие национальной и международной правовых систем // Журнал российского права. – М., 2004. – № 11. – С. 98–112.

[8] См., напр.: Теория государства и права: Учеб. для вузов // Под ред. Г.Н. Манова. – М., 1995. – С. 180–183; Теория государства и права: Учеб. // Под ред. В.В. Лазарева. – М., 2002. – С. 211–212.

[9] Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. – М., 1998. – № 4, 5.

[10] Общая теория права. – М., 1995. – С. 180–184; Общая теория права и государства. – М., 1996. – С. 167–172; Теория государства и права. – Саратов, 1995. – С. 143–145, 295.

[11] Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журн. рос. права. – М., 1998. – № 4, 5.

[12] Мартынов В.Ф. Правовая система как юридическая форма правовой действительности // История гос. и права. – М., 2006. – № 6. – С. 8–9.

[13] Матузов Н.И. Правовая система и личность. – Саратов, 1987. – С. 14.

[14] Карбонье Ж. Юридическая социология. – М., 1986. – С. 176.

[15] Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. – 2-е изд. – М., 2006. – С. 564.

[16] Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 34.

[17] Морозова Л.А. Теория государства и права. – М., 2003. – С. 158.

[18] Тихомиров Ю.А. Правовая система развитого социализма // Советское государство и право. – М.,1979. – № 7. – С. 33.

[19] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. – М., 1981. – С. 90.

[20] Мартынов В.Ф. Правовая система как юридическая форма правовой действительности // История государства и права. – М., 2006. – № 6. – С. 10.

[21] Малько А.В. Категория «правовая жизнь»: проблемы становления // Государство и право. – М., 2001. – № 5. – С. 9.

[22] Котковец С.П. Категория «правовая система» в современной теории права // История государства и права. – М., 2007. – № 7. – С. 37.

[23] Тарасов Н.Н. Развитие правовой системы: условия научного обеспечения. Актуальные теоретические проблемы правовой системы // Гос. и право. – М., 2004. – № 7. – С. 109.

[24] Пугина О.А. Преемственность элементов российской правовой системы и проблемы конституционно-правового регулирования // Конституционное и муниципальное право. – М., 2007. – № 11. – С. 33.

[25] Котковец С.П. Категория «правовая система» в современной теории права // История государства и права. – М., 2007. – № 7. – С. 37.

[26] Там же.

[27] Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 18.

[28] Пугина О.А. Преемственность элементов российской правовой системы и проблемы конституционно-правового регулирования // Конституционное и муниципальное право. – М., 2007. – № 11. – С. 33.

[29] Матузов Н.И. Правовая система и личность. – Саратов, 1987. – С. 30.

[30] Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М., 1972. – С. 257.

[31] Петелина И.В. Теоретические проблемы российской правовой системы: Дис. канд. юрид. наук. – Саратов, 1996. – С. 12.

[32] Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 18.

[33]Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 20.

[34] Котковец С.П. Категория «правовая система» в современной теории права // История государства и права. – М., 2007. – № 7. – С. 37.

[35] Мукиенко И.Н. Типология современных правовых систем: критерии и сравнительная характеристика // История государства и права. – М., 2007. – № 3. – С. 34.

[36] Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. – М., 2004. – С. 300.

[37] Тихомиров Ю.А. Право: национальное, международное, сравнительное // Государство и право. – М., 1999. – № 8. – С. 8.

[38] Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. – М., 1998. – № 4, 5.

[39] Идрисов Т.И. Влияние норм международного права на формирование российской правовой системы // Право и политика. – М., 2007. – № 4. – С. 22.

[40] Маркова-Мурашова С.А. Современные правовые системы: тенденции интеграции и дифференциации. – Краснодар, 2005. – С. 78.

[41] Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности: Методология и теория. – СПб., 1991. – С. 126.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100