Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Положение нотариуса в Европе

16.03.2009

Ален Моро,

нотариус провинции Пуату-Шарант (Румыния)

 

Введение

 

Что придаёт целостность Европейскому союзу, что делает его столь притягательным для многочисленных народов, не входящих в его состав? Что стало причиной присоединения государств Центральной и Восточной Европы к европейскому политическому проекту и внесения радикальных изменений в свои политические и экономические режимы?

Ответ на эти вопросы может быть выражен в простом предложении: Европа – это общность ценностей на базе успешной экономической модели.

Даже в настоящее время, на фоне глобального финансового кризиса, Европа своими действиями напоминает редут стабильности. Другой Великий кризис 1929–1933 гг. XX в. достиг апогея такой степени, что Эрик Хобсбу, вероятно наиболее выдающийся из ныне живущих историков, назвал его «эрой крайностей». В 1933 году, на исходе этого кризиса, одна такая «крайность» пришла к власти в Европе в результате демократических выборов. В период между 1938 г. и 1945 г. две большие «системы крайностей» пришли в столкновение во время самого крупного в истории человечества конфликта – Второй мировой войны. Одна из них была побеждена в пожаре войны благодаря вовлечению сил демократических государств, другая – продержалась до времени не столь давнего, в том числе и в нашей стране.

В 1945 году Европа была разрушена войной, и никто не желал больше повторения в истории столь грандиозной ошибки. Поскольку в период обеих мировых войн ядром конфликта и главными воюющими сторонами являлись Франция и Германия, после войны было принято решение о взятии под общий контроль Верховного органа, наделённого наднациональными полномочиями, стратегических отраслей промышленности этих двух государств. В 1951 году Европейское сообщество угля и стали имело в своих рядах шесть членов-учредителей, и явилось предшественником Европейского союза, ныне включающего 27 членов, а сегодняшняя Европейская комиссия стала преемницей Верховного органа. Таким образом, Европейский союз изначально преследовал умиротворяющие цели. В этом его первая учредительная ценность.

После испытаний войны, во время которой нарушение прав человека достигло крайних форм, а также перед лицом опасности, выраженной в форме авторитарности советского типа, угроза которой не спадала даже в мирное время не только в СССР, но и в государствах Восточной Европы, находящихся под его влиянием, в Западной Европе происходил процесс политико-юридической консолидации ряда ценностей, представляющих собой гарантии сохранения мира и предварительные условия для роста благосостояния граждан. Первая из них, это – демократия. В соответствии с одной из теорий международных отношений, до сих пор не опровергнутой, войны между демократическими государствами практически невозможны. Производными этой теории являются функционализм, взаимозависимость и институционализм (стремление к умножению учреждений управления и контроля), которые лежат в основе европейской интеграции. В самом деле, демократия, правовое государство и соблюдение прав человека цементируют Европейский совет, учредивший наднациональные судебные инстанции, в которых даже частное лицо может выступать в качестве активного субъекта права, протестующего против злоупотреблений государства, одновременно с введением эффективных систем наложения санкций на страны-участницы в случае нарушения ими охраняемых ценностей. Географически эту эволюцию можно локализовать в г. Страсбурге. С другой стороны, внедрение механизмов экономической взаимозависимости, направленных на поддержание этой системы ценностей, осуществлялось в г. Брюсселе. Рыночная экономика, сбалансированная за счёт сильной составляющей солидарности между богатыми и бедными, большими и малыми, старыми и новыми странами-членами, готовилась стать фундаментом невиданного прежде благосостояния современного европейского гражданина.

Европейская экономика послевоенного времени представляет собой смесь или скорее чередование нового либерализма и социальной демократии, базирующихся на экономической теории Кейнса. В действительности, как приведённые выше теории международных отношений, так и смесь экономических политик, обеспечивших возможность преодоления экономических и военно-политических кризисов XX в., были построены на либерализме и превосходстве рыночных сил, регулирование которых можно наглядно представить в виде простого графика, описывающего кривые спроса и предложения на товары и услуги. Помимо этого, впечатление от бурного развития, имевшего место по ту сторону океана, привело в последнее время к возникновению тенденции к минимизации вмешательства и регулирования, рассматриваемых в качестве препятствий на пути экономического развития. Однако, как я полагаю, все согласны с тем, что реальная экономика – это не теория. Экономика не работает ни в вакууме, ни в ускорителях элементарных частиц современных научных экспериментов. К этому вопросу мы вернёмся позднее, когда будем говорить о нынешнем кризисе и роли нотариуса.

Сейчас я предлагаю обратить наше внимание на следующую мысль: общественное мнение и руководители европейских государств продолжают разделять убеждение, согласно которому краеугольным камнем в строительстве европейского проекта является сплочённость Европы. Иными словами, в плане основополагающих ценностей, имеющих более отвлечённый характер, политико-социальный и культурно-исторический, это – объединение экономик на внутреннем рынке, насчитывающем свыше полумиллиарда потребителей.

 

Положение нотариуса в Европе

 

Вы меня спросите: «Какое отношение всё это имеет к нотариату?» Исходя из указанных выше предпосылок, мы попытаемся обозначить пути  к нахождению ответов на основные вопросы, относящиеся к положению нотариуса в Европе.

• Положение нотариата в отношении достижения равновесия между спросом и предложением.

• Споры об условии о гражданстве.

• Аннулирование регламентации и аргументы экономической теории в пользу государственного характера нотариальной деятельности.

• Актуальность тезиса: нотариус – служащий государственного аппарата в условиях глобального финансового кризиса.

• Зависимость положения нотариуса от общих правовых норм стран сообщества.

• Тенденции в странах-участницах.

• Действительное положение нотариата в целом в европейском пространстве свободы, безопасности и справедливости. Реальный вклад в умножение ценностей представителей нотариата.

 

Положение нотариата в отношении достижения равновесия между спросом и предложением

 

Одной из четырёх фундаментальных свобод, на которых базируется внутренний рынок Европейского союза, является свобода хождения услуг, существующая бок о бок со свободами хождения других факторов производства (капитал, люди и имущество). У свободы хождения услуг, в которой наиболее заинтересованы лица, практикующие профессию нотариуса, есть две составляющие: свобода учреждения и свобода предоставления услуг в любой стране-участнице союза, гарантированные ст. 43 и 49 Договора Европейского сообщества. При применении странами-членами Европейского союза этих положений имеется единственное исключение в ситуациях, когда иностранному поставщику услуг может быть отказано в открытии своего учреждения на государственной территории или на территориях, где те или иные услуги не могут одновременно предоставляться покупателям, находящимся по разные стороны границы. Это исключение предусмотрено ст. 45 Договора Европейского сообщества, которая касается деятельности, связанной с прямым участием в осуществлении государственной власти в стране-участнице. В первичных источниках общих правовых норм стран сообщества исключение, предусмотренное ст. 45, применяется к услугам, предлагаемым нотариусами, практикующими в рамках систем континентального гражданского права.

Кроме того, в соответствии с Директивой об услугах, в которой даётся расширенное толкование свобод, указанных в ст. 43, 49 Договора Европейского сообщества, из сферы её применения открыто исключаются «нотариусы, назначенные на свою должность органами государственной власти».

 

Споры об условии о гражданстве

 

Актуальная проблема европейского нотариата – условие о гражданстве.

В записке, направленной исполнительным органом стран сообщества –Европейской комиссией, в 2007 г. в Организацию по сотрудничеству и экономическому развитию, утверждалось следующее: «Комиссия не может согласиться с тем, чтобы нотариальная деятельность была включена в сферу осуществления государственной власти, и этот вопрос дискутируется в рамках ряда процедур по рассмотрению правонарушений, начатых комиссией в соответствии с правилами внутреннего рынка (свобода учреждения и свобода оказания услуг) против условия о гражданстве в государствах, располагающих системами нотариата латинского типа, в которых назначаться на должность нотариуса могут лишь граждане таких государств».

В этой связи, в феврале текущего года Европейская комиссия подала апелляционные жалобы в суды семи стран-участниц Европейского союза: Германии, Австрии, Бельгии, Франции, Греции, Люксембурга и Португалии. Обращение в Европейский суд касается допуска к работе в качестве нотариуса, получение которого ограничено для других европейских граждан условием о гражданстве, разрешённым ст. 45 Договора Европейского сообщества, в силу причастности нотариальной деятельности к осуществлению государственной власти. В то же время с технической точки зрения производство по делам о нарушении общего права стран сообщества вышло на последнюю, процессуальную стадию. Подобные этому процессы в отношении десяти других стран-участниц Европейского союза, в том числе и Румынии, находятся в настоящее время на различных стадиях предварительного производства.

В судебный спор относительно условия о гражданстве, введённого некоторыми странами-членами для получения доступа к профессии нотариуса, включены два учреждения, обладающие наднациональными полномочиями – Европейская комиссия и Европейский суд, а так же 17 стран-участниц, располагающих каждая своими системами нотариата и осознающих его роль гаранта в отправлении превентивного правосудия в системах континентального права. Семи из них были предъявлены обвинения, о которых я уже говорил, другие вступили в процесс в их поддержку. 20 октября 2008 г. Канцелярией Европейского суда была получена записка о вступлении в процесс, в которой Правительство Румынии заявило о своей поддержке требований Французской Республики, аргументируя её тем обстоятельством, что деятельность, осуществляемая нотариусами, предполагает прямое и специфическое осуществление государственной власти и, следовательно, отвечает условиям для применения исключения, предусмотренного ст. 45 Договора Европейского сообщества. Таким образом, официальная позиция Румынского государства состоит в признании за нотариатом функции государственной власти.

На интернет-портале Европейского суда появилась статистика вступления третьих сторон в процесс C-50/80 между комиссией и Францией. И так, были удовлетворены заявки о вступлении в процесс в поддержку Франции от Литвы, Румынии, Чехии, Словакии, Венгрии и Латвии. Европейскую комиссию поддержала Великобритания. Польша выступила на стороне указанных выше стран (за исключением Румынии) в поддержку требований Бельгии и Люксембурга. По самым последним сведениям в процесс, ведущийся в Европейском суде между Европейской комиссией, с одной стороны, и Францией, Австрией и Германией, с другой стороны, в сентябре и октябре месяце были внесены новые данные в пользу введения обязательного условия об обладании определённым гражданством для получения доступа к работе по профессии нотариуса.

• Дело C-50/08: Европейская комиссия против Франции – 3.10.2008 г. удовлетворена заявка Болгарии о вступлении в процесс в поддержку требований Франции.

• Дело C-53/08: Европейская комиссия против Австрии – 16.09.2008 г. удовлетворены заявки о вступлении в процесс в поддержку требований Австрии со стороны Словении, Литвы, Чехии, Польши, Словакии, Венгрии, Латвии и Германии и, соответственно, Великобритании, в поддержку требований Европейской комиссии.

• Дело C-54/08: Европейская комиссия против Германии – 16.09.2008 г. удовлетворены заявки о вступлении в процесс в поддержку требований Германии со стороны Болгарии, Словении, Литвы, Чехии, Польши, Словакии, Венгрии, Эстонии, Австрии и Латвии и, соответственно, Великобритании, в поддержку требований Европейской комиссии.

• По другим делам новых элементов введено не было: Бельгия C-47/08, Люксембург C-51/08, Португалия C-52/08 и Греция C-61/08.

• Предполагается, что Италия устно выступит в поддержку государств-ответчиков.

Однако подразделения Европейской комиссии, отвечающие за внутренний рынок и конкуренцию, рассматривают нотариат в качестве «защитного редута национального государства посреди пересекающего границы течения европейской интеграции», которому европейские институты пытаются всячески содействовать.

Для создания верной картины, не искажённой влиянием указанного процесса, необходимо осветить некоторые нюансы.

Большое количество поданных заявок о вступлении в процесс в качестве третьего лица (38) только подтверждает политический вес данного дела. В Люксембурге обсуждается на самом деле не вопрос о предоставлении нотариусам возможности для открытия своего второстепенного учреждения в другой стране-участнице. Действительная политическая ставка в этом деле – это конкуренция между системами континентального права и общим правом (common law). Великобритания является единственным европейским государством, которое выступило на стороне Европейской комиссии. Известно, что лицам, занимающимся юридическими профессиями в этой стране, хотелось бы распространить свою территориальную компетенцию также и на континентальную Европу. Однако в сфере, интересующей всех в наибольшей степени, а именно в области недвижимости, формализм является настоятельным требованием закона, на практике осуществляемым нотариусом, являющимся, благодаря своей профессии, национальным носителем части государственной власти.

Далее следует подчеркнуть, что всегда в истории европейского строительства споры вокруг вопроса о разграничении компетенции союза и стран-участниц служили яблоком раздора между Брюсселем и европейскими столицами. В настоящее время нотариальная профессия служит ареной для развития этого неугасаемого конфликта (мы могли бы даже назвать его основополагающим для нынешней Европы), где на карту поставлено распределение частей суверенитета между союзом и его членами. Ни Брюсселю, ни странам-участницам никогда не удавалось взять верх в этой схватке за суверенитет.

 

Аннулирование регламентации и аргументы экономической теории в пользу государственного характера нотариальной деятельности

 

Прямым следствием отделения составляющей государственной власти от элементов, образующих нотариальную профессию, является аннулирование регламентации этой профессии. Только услуга, отвечающая принципам свобод, определённым ст. 43 и 49 Договора Европейского сообщества, может быть подчинена требованиям соблюдения правил конкуренции.

На уровне экономических услуг в комиссии достигнуто согласие по поводу форм регламентации и/или саморегламентации юридических профессий, которые, по её мнению, являются серьёзными нарушениями правил свободной конкуренции. К ним относятся: исключительные права; обязанность в ряде стран-участниц прибегать к услугам нотариуса для осуществления некоторых операций, связанных с передачей прав на недвижимое имущество; определение или рекомендация тарифов; регламентация доступа к занятию профессиями (дискриминационные ограничения) и поведения на рынке (запрет на рекламу и свободный выбор структуры управления офисами, равно как на ведение многодисциплинарной практики).

«Комиссия рассматривает нотариальную деятельность, как (...) один из видов деятельности, регламентируемых экономическими статьями Договора ЕС, а также правилами ЕС, относящимися к конкуренции и внутреннему рынку. В этой связи профессия нотариуса не может трактоваться как отличная от других профессий (...)».

Однако аннулирование регламентации на некоторых рынках идёт в разрез с общественной пользой. С экономической точки зрения, она может привести к возникновению трёх видов нарушения рыночного равновесия. Во-первых, большинство потребителей не в состоянии адекватно оценить качество услуги, предлагаемой профессиональным юристом, ввиду подавляющего перевеса во владении информацией по данному вопросу одного из участников сделки над другим. Экономисты делают различия между товарами, отвечающими, главным образом, критериям, определяемым чувствами, товарами, испробованными после их покупки и товарами, которым доверяют и качество которых почти никогда не может быть проверено потребителями. Профессиональные юридические услуги относятся к последней категории. Помимо этого перевеса, а, может быть, благодаря ему, некоторые из поставщиков услуг будут стремиться к увеличению предложения качества для получения большей прибыли, между тем как потребителю выгоднее получить более скромную, но отвечающую его потребностям услугу (реклама в этих условиях была бы нечестной).

Качество нотариальных услуг дано в контексте, представленном в нескольких ключевых измерениях: неподкупность специалиста (способ, каким регламентируется его ответственность, делает её сходной с ответственностью судей или государственных служащих), высочайшее качество доказательственной и исполнительной силы нотариально удостоверенного акта, обязательство по оказанию нотариальных услуг, отсутствие дискриминации в вопросе об издержках и доступность действующих нотариальных контор в любом регионе страны в соответствии с объективными демографическими критериями, относящимися к обоснованному характеру деятельности. Эти элементы, среди которых наиважнейшими являются юридическая природа нотариального продукта и единичность нотариально удостоверенного акта, дают прочные гарантии, способные за счёт регламентации устранить информационную асимметрию, нарушающую равновесие на рынке юридических услуг, связанных со сделками с недвижимостью. Качество поставщика нотариальных услуг, регламентированное строгими требованиями закона к его профессиональной подготовке и неподкупности, предотвращает ухудшение качества услуги, которое могло бы иметь место в ценовом отношении в условиях чистой конкуренции.

Защита участника на рынке недвижимости благодаря контролю за соблюдением законности, осуществляемому нотариусом, и тому факту, что он предлагает покупателю надёжный документ (в силу двойственного характера нотариальной деятельности он одновременно выступает, как представитель общественной пользы в юридических отношениях между частными лицами и, как беспристрастный советник последних), делает неоспоримым добавление качества юридической безопасности и предварительного правосудия, предоставляемых нотариусом гражданину в наиболее важной сделке, которую тот обычно совершает один раз в своей жизни.

Отрицательные факторы, привнесённые низкокачественной юридической услугой, например, со сделками с недвижимостью, и особенно в условиях современного состояния этого рынка в нашей стране, привели бы к хаосу в жизненно важной сфере экономики и подорвали бы благосостояние граждан. Дефицит качества может отразиться не только на прямом потребителе, но также затронуть цепочку распределения средств. Подобные привнесённые отрицательные факторы не могут полностью списываться как издержки на полностью свободном рынке. В этих условиях, после причинения ущерба, формой исправления нарушений рыночного равновесия могут стать применение санкций, регламентация профессии, строгие условия доступа к ней и обучения ей, неподкупность и жёсткие стандарты качества предоставляемой услуги. Требуя, чтобы сделка купли-продажи недвижимости была нотариально удостоверена ad validitatem, законодатель защищает собственность и имеет веские причины для принятия решения о том, чтобы сделки с недвижимым имуществом, стоимость которых составляет до 1/3 от всего имущества страны, проходили профессиональный фильтр и подвергались контролю со стороны нотариуса. Нотариус несёт уголовную ответственность. Помимо строгих профессиональных критериев, профилактический эффект этой формы ответственности способствует повышению уровня качества услуги и его приближению к максимуму.

Третий вид нарушения рыночного равновесия выражается в форме недостаточности «общественного достояния». Это такое достояние, потребление которого одним индивидом не уменьшает его полезность для другого индивида. Кроме того, у этого достояния нет исключительного пользователя, т.е. оно не может быть изъято из пользования того, кто за него не платит. Порождаемые общественным достоянием привнесённые факторы являются положительными. Например, выгоду из этого достояния извлекают стороны, не вовлечённые в сделку с недвижимостью (третьи стороны, супруги, наследники, должники или кредиторы). На полностью свободном рынке общественное достояние производится в объёме, как правило, недостаточном для удовлетворения реального на него спроса, именно по той причине, что не все его пользователи готовы за это платить. Порождаемые юридическими профессиями основные привнесённые факторы являются положительными, и их цена для общества в целом ничтожна (и неисчислима в денежном выражении).

Возможно, самым важным положительным фактором, привносимым исключительными правами нотариусов в сферу сделок с недвижимостью, является сокращение расходов, связанных с отправлением правосудия и, в частности, с рассмотрением судебных споров. Нормы законодательства, относящиеся к передаче прав на недвижимое имущество, имеют особое значение, поскольку государство крайне заинтересовано в определении и обеспечении соблюдения прав собственности. И только это может позволить экономике нормально функционировать.

Помимо исправления рыночного дисбаланса регламентация может также решать другие государственные задачи. Минимальные тарифы, установленные государством на ряд услуг, преследуют цель обеспечения качества услуг и устранения ценовой конкуренции внутри профессии в ущерб качеству, предлагаемому потребителю по более низкой цене. Кроме того, такие тарифы служат залогом функционирования нотариальных контор в тех районах, где их присутствие было бы с экономической точки зрения не возможно и, менее явно, – гарантией предоставления всем гражданам юридических услуг, отвечающих их интересам.

 

Актуальность тезиса: нотариус – служащий государственного аппарата в условиях глобального финансового кризиса

 

Переходя к вопросу об экономической обстановке, мы не можем обойти стороной настоящий глобальный финансовый кризис.

На недавно прошедшем Конгрессе итальянских нотариусов руководитель Службы по борьбе с финансовой преступностью ФБР Скотт Броширз взял слово в рамках организованной видеоконференции. В контексте дискуссий о кризисе ипотечного кредита, связанных с общим финансовым кризисом, он упомянул о многочисленных фактах подлога. С 2003 года по 2007 г. количество подлогов, связанных с ипотеками, выросло с 4,5 до 30 тыс. случаев. В 2007 году потери, вызванные такими подлогами, составили сумму в размере около 1 млрд долларов.

«Прежде для получения ипотечного кредита требовалось гораздо больше времени. Повышение конкуренции на рынке, переживающем быстрый и неуклонный рост, по всей видимости, вынуждает финансистов ускорять обработку заявлений, но при этом не могут не попадаться люди, не соблюдающие установленные процедуры…». Для решения проблемы агрессивного «паразитирующего» кредита это ответственное лицо из ФБР предлагает ввести регламентацию. На фоне глобального финансового кризиса в США в качестве возможной модели развития всё чаще начинают обсуждаться вопросы, связанные с регламентацией и нотариатом, как неспецифическим государственным институтом американской правовой системы.

В книге «Субстандартное решение», вышедшей в 2008 г., профессор Принстонского университета Робер Шиллер предлагает следующее решение для предотвращения повторения кризиса субстандартного кредитования: «Другим возможным решением могло бы стать требование, в соответствии с которым любое лицо, обращающееся за получением ипотечного кредита, обязано получить консультацию у нотариуса гражданского права. Нотариусы этого типа работают во многих странах, но их нет в США. К примеру, в Германии нотариус – это подготовленный специалист, который оглашает и интерпретирует тексты договоров и до их подписания в своём присутствии предоставляет обеим сторонам юридические консультации. Участие в процессе кредитования такого рода специалиста, назначенного Правительством, сделало бы затруднительным для неразборчивых кредиторов указывать своим клиентов на адвокатов, не предупредивших их о тех рисках, которые их могут ожидать».

В силу государственной власти, делегированной нотариусу для осуществления профессиональной деятельности, он, бесспорно, выступает в качестве гаранта обеспечения юридической надёжности. Юридическая надёжность как основная составляющая «добавленной стоимости», создаваемой в результате нотариальной деятельности в широком контексте отправления предварительного правосудия, способствует восстановлению климата доверия и, когда это необходимо, обеспечивает экономическую безопасность в периоды кризисов.

 

Зависимость положения нотариуса от общих правовых норм стран сообщества

 

Выше мы рассмотрели экономические доводы. Что же конкретно говорится о нотариате и государственной власти в общем праве стран сообщества?

Объективный анализ положений общих правовых норм стран сообщества позволяет недвусмысленно сделать заключение о неугасаемом желании законодательного органа сообщества включить нотариальную деятельность в оговорку, предусмотренную ст. 45 Договора Европейского сообщества.

1. Свобода учреждения. В 1994 году Европарламент в принятой им резолюции, предложенной Марино, высказался о положении и организации нотариата в 12 из 15 стран-участниц, входивших в то время в сообщество. Таким образом, частичное делегирование полномочий государственной власти в качестве фактора, присущего занятию нотариальной профессией, оправдывает применение положений ст. 45 Договора ЕС (Резолюция № A3-0422/93, JOCE C 44 от 14.02.1994 г., с. 37).

2. Директивы, относящиеся к адвокатам. Причастность нотариата к осуществлению государственной власти была подтверждена Европейскими директивами от 22 марта 1977 г. и 16 февраля 1998 г. о свободе оказания услуг и праве свободного учреждения для адвокатов: «Страна-участница может отказать адвокату, происходящему из другой страны-участницы, в праве на ведение типичной нотариальной деятельности, осуществляемой в её государстве представителями определённой категории адвокатов». Это условие явно подтверждает факт нераспространения на нотариальную деятельность положения о свободе учреждения ст. 45.

3. Акционерное право. В ряде положений законодательства о европейских акционерных обществах, выдаваемые нотариусами свидетельства признаются равнозначными свидетельствам, выдаваемым судами вследствие осуществления ими государственной власти (см. ст. 8 (8), ст. 25 (2) и ст. 26 (1)). В этом контексте не меньшее значение имеют положения законодательства о слиянии обществ, находящихся по разные стороны границ.

4. Профессиональная квалификация – 2005/36/СЕ. В пункте 41 преамбулы Директивы о признании профессиональной квалификации недвусмысленно говорится следующее: «Настоящая директива не отменяет применения положений ст. 39 (4) и ст. 45, в частности, в отношении нотариусов».

5. Такое же отступление в отношении нотариальной деятельности предусмотрено пп. (i) п. 2 ст. 2 Директивы об услугах. В число дополнительных отступлений от свободы оказания услуг ст. 17 (п. 12) Директивы об услугах включены «действия, для совершения которых законом предусматривается участие нотариуса».

6. Брюссельский регламент 1-44/2001. «Нотариально удостоверенные акты, полученные и подлежащие исполнению в одной из стран-участниц, объявляются, если потребуется, подлежащими исполнению в любой другой стране-участнице в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 38 и следующими за ней статьями. Судебная инстанция, в которую подаётся жалоба в соответствии с требованиями ст. 43 и 44, может отклонить или отменить заявление, устанавливающее силу исполнительного документа, только в том случае, если исполнение удостоверенного акта вступает в очевидное противоречие с положениями публично-правовых норм страны-участницы, на территории которой размещена такая инстанция».

7. Брюссельский регламент II – Bis. Статья 46: «Нотариально удостоверенные акты, полученные и подлежащие исполнению в одной из стран-участниц по аналогии с договорами между сторонами, а также в стране-участнице их происхождения, признаются и рассматриваются в качестве подлежащих исполнению в соответствии с теми же условиями, что и судебные постановления».

8. Брюссельский регламент II – 1347/2000. Статья 13 (3): «В целях применения положений настоящего регламента нотариально удостоверенные акты, полученные и подлежащие исполнению в одной из стран-участниц, по аналогии с мировыми соглашениями, заключёнными в судебном порядке, а также в стране-участнице их происхождения, признаются подлежащими исполнению и имеют характер документов, подлежащих исполнению на тех же условиях, что и решения, указанные в п. 1».

9. Исполнительный лист европейского образца – Правило 805/2004/СЕ. Статья 25 (2): «Нотариальный акт, удостоверенный в качестве исполнительного листа европейского образца в стране-участнице своего происхождения, подлежит исполнению в других странах-участницах без необходимости в получении одобрения для его исполнения и без возможности опротестования его исполнительной силы. Следовательно, нотариально удостоверенные акты признаются обладающими той же юридической силой, что и судебные решения».

10. Алиментные обязанности COM (2005) 649, в окончательной редакции. Статьи 2 (4) и 37 относятся к нотариально удостоверенным актам, выданным органами государственной власти или органами, уполномоченными государством заключать акты этого типа.

Судебная практика Европейского суда приводит нас к тем же заключениям. А именно:

a) В Постановлении Европейского суда от 30 сентября 2003 г. по делу Официальной коллегии испанского торгового флота C-405/01, в п. 42, говорится следующее: «Испанское право наделяет капитанов и помощников капитанов торговых судов, ходящих под испанским флагом, с одной стороны, исключительными правами, связанными с обеспечением безопасности и осуществлением полицейских функций, в частности, в случаях возникновения опасности на борту (...) и, с другой стороны, исполнения функций, характерных для деятельности нотариусов и регистраторов актов гражданского состояния и не связанных с теми потребностями, удовлетворение которых возлагается непосредственно на команду судна. Эти служебные обязанности представляют собой участие в осуществлении государственной власти с целью защиты общих интересов государства государственного флага».

б) Постановление Европейского суда по делу в рамках состязательного производства между Европейской комиссией и Грецией C-306/89 указывает на значимость доказательственной силы актов, которые также затрагивают толкование судебных властей и свободное применение судебной власти. (См. также пп. 51/53 C-2/74 Reyners, и п. 4L C-465/04 состязательного производства по делу между Европейской комиссией и Италией).

в) В пункте 15 дела Unibank C-260/97 Европейский суд постановляет следующее: «С момента исполнения актов, предусмотренных ст. 50 Брюссельского соглашения, в соответствии с условиями, идентичными условиям исполнения судебных постановлений, подлинность таких актов должна быть установлена таким неопровержимым образом, чтобы судебная инстанция государства-ответчика имела возможность ссылаться на его подлинность». Генеральный адвокат Ла Пергола в п. 7 дела C-260/97 заявляет следующее: «Учитывая последствия, вытекающие из оценки акта как "нотариально удостоверенного", необходимо подходить с осторожностью к определению рассматриваемого понятия. В действительности, нотариально удостоверенный акт подобен судебным постановлениям. И это подобие абсолютно оправдано в той мере, в какой нотариально удостоверенный акт возникает в результате интеллектуальной и оценочной деятельности должностного лица, наделённого полномочиями удостоверять юридические акты – иными словами, он исходит, хотя и косвенным образом и с целью простого документирования, от органов государственной власти». Судом было принято это заключение.

Деятельность нотариуса, связанная с составлением удостоверенных актов, обладающих высшей доказательственной силой и подлежащих обязательному исполнению, как раз создаёт особые общеуголовные прерогативы государственной власти, и тем самым представляет собой прямое и особое участие в осуществлении государственной власти. Нотариально удостоверенные акты необходимо представлять суду, а нотариус осуществляет контроль за законностью.

В деле 2/74, по которому было вынесено постановление Райнерса, генеральным адвокатом Майрасом, в частности, было сказано, что «особые общеуголовные прерогативы суть функции государственной власти и они же функции принуждения». Суд не принял ни это определение, ни определение Европейской комиссии. В действительности, до сего дня суд не дал определения понятия «государственной власти».

Нотариус осуществляет абсолютную власть, и он связан с государством особыми доверительными отношениями, включающими права (получение документов для нотариального удостоверения) и обязанности (строгая дисциплина, высокая ответственность, обязательство по архивации актов и т.д.). Эти отношения особенного доверия и солидарности между нотариусом и государством также выражаются в выполнении определённых формальностей и во внешних признаках: приведение к присяге при вступлении в должность, инвеститура (выдвижение на должность) министром юстиции, разрешение на владение печатью с изображением герба страны-участницы.

За рамками её экономических и юридических основ, характер нотариальной профессии, как неотъемлемой составляющей сферы действия государственной власти, подчеркивает, в первую очередь, специфичность континентальной правовой системы. Именно об этой её специфической черте говорилось в речи президента Думитру Виорела Манеску на открытии этого конгресса.

Определение понятия «европейский нотариус» может быть следующим: «Нотариус – это беспристрастный специалист, наделённый государственной властью полномочиями по осуществлению контроля за соблюдением государственных интересов в юридических отношениях между частными лицами. Нотариус – это высококвалифицированный и бесстрастный юрист, который посредством удостоверяемого им акта способствует обеспечению юридической безопасности всех заинтересованных сторон. Он – тот, кто предупреждает возникновение конфликтов, кто предотвращает создание ситуаций, противоречащих закону, кто в рамках общих правовых норм стран сообщества и государственного законодательства выступает в качестве компаньона государства».

 

Тенденции в странах-участницах Европейского союза

 

Нам не известно, существует ли у нотариусов из стран-участниц в действительности потребность в открытии своих учреждений на территории другого государства. Эмпирически мы может предположить наличие такой потребности в некоторых регионах, расположенных по разные стороны границы, или в ряде особых случаев. Кроме того, для занятия своей профессией в другой стране-участнице иностранный юрист обязан соответствовать всем требованиям профессиональной квалификации и специализации, а также удовлетворять установленным законом критериям этой страны. Довольно трудно себе представить, чтобы то или иное лицо было бы готово заново получить образование или снова поступить в аспирантуру.

В данное время нельзя утверждать, что мы неизбежно столкнёмся с ситуацией роста числа, к примеру, португальских или эстонских нотариусов, желающих открыть своё дело в Болгарии, Венгрии или Германии, даже если учтём реальные предпосылки для этого, не говоря уже о проблеме языкового барьера. Например, для занятия профессией нотариуса в Бельгии необходимо свободно владеть и французским, и нидерландским языками.

Испания, Италия и Португалия отказались от условия о гражданстве. Они это сделали в добровольном порядке, а не вследствие признания их национальными правительствами существования параллелизма между государственной властью и этим условием, и не под давлением со стороны какого-либо общего исполнительного органа стран-участниц сообщества. Впрочем, чтобы рассеять подобную неопределённость Италия намеревается устно выступить на процессе, проходящем в настоящее время в Высшем суде. Соображения этих трёх государств, похоже, находят свою почву не в рамках всем известного их космополитизма, а где-то в зоне экстраполяции прерогатив, предоставляемых европейским гражданством, например, права быть избранным в органы местного самоуправления и исполнять государственные функции на местном уровне в какой-либо стране-участнице, не являющейся тем государством, гражданином которого является европеец.

Нидерланды стоят на пороге отказа от условия о гражданстве для предоставления доступа к занятию нотариальной деятельностью. Однако Нидерланды – это особый случай. С 1999 года в этой стране проводилась реформа нотариата, которая привела к либерализации профессии нотариуса. Там не существует ограничений на занятие профессией, а тарифы на услуги стали абсолютно свободными. То, что остаётся в исключительном распоряжении нотариуса, так это – его полномочия, связанные с осуществлением государственной власти. Сфера недвижимости является наилучшим этому примером, т.к. полномочий на работу в этой сфере не получила ни одна другая профессия. Она остаётся в компетенции Королевской федерации нотариата Нидерландов, члены которой уполномочиваются королевой осуществлять государственную власть в рамках своей ежедневной профессиональной деятельности.

Целями этой реформы правительство, заседающее в Гааге, ставило введение новых технологий, снижение тарифов и расширение спектра услуг, отвечающих нуждам потребителей. Авторы проведённого исследования ZERP Европейской комиссии считают, что реформы достигли своих целей, в том числе и в отношении создания более дружелюбной атмосферы в работе с клиентами. Начиная с 1999 г., увеличение числа нотариусов на 12 % и служащих нотариальных контор на 22 % также произвело положительный эффект. Нидерландские подданные платили 972,2 и 579,6 млн евро, соответственно до и после реформы, за пакет типичных нотариальных услуг: семейное право и передача прав на недвижимое имущество. Иначе говоря, благодаря реформе, расходы ежегодно снижались на 37,5 %, в то время как рост благосостояния потребителей составил 347,64 млн евро.

Результаты проведённого в 2007 г. более детального анализа OECD, подготовленного профессором Ван дер Берхом из Университета Роттердама (включающего любые данные и сведения о положении в стране, какие только мог бы получить в своё распоряжение местный исследователь), тем не менее, показали, что система всё ещё довольно далека от того, чтобы считаться полностью либерализированной. Хотя не существует условий, регулирующих численность нотариусов, однако стажёры в доказательство своей жизнеспособности с экономической точки зрения обязаны представлять свои бизнес-планы. Таким образом, элементы, которые у нас определяются законом как объективные географические, социальные, экономические критерии, а также как критерии интенсивности нотариальных услуг, в Нидерландах должны быть отражены в обязательном бизнес-плане. Количество стажёров, собирающихся открыть собственные конторы, не претерпело заметного роста, оно увеличилось приблизительно на 12 % за 10 лет. Выяснилось, что молодые нотариусы скорее отдают предпочтение уже существующим конторам. Этим объясняется повышение на 22 % количества служащих нотариальных контор.

Что касается затрат, то реформа, похоже, также не дала ожидаемого результата. В вопросе семейного права в широком смысле (т.е., включая наследование) стоимость нотариальных услуг после либерализации профессии возросла на 60–100 %. Раньше в области семейного права существовал верхний потолок. Что касается сферы недвижимости, то в исследовании отмечается, что нотариусы по-разному реагируют на либерализацию своей профессии: 45 % нотариальных контор не внесло изменений в свои цены, 28 % – вступило в ценовую конкуренцию, 2 % – подняло свои цены и только 23 % – адаптировало свои тарифы к реальным затратам. Однако в отношении качества реформа, похоже, привела к схваткам за выживание в конкурентной среде, ведущимся в ущерб этическим нормам и качеству нотариального акта. В связи с этим, значительное число нотариусов отдаёт предпочтение работе с корпоративной клиентурой, практически пренебрегая обслуживанием слабых сторон в договорах.

Это говорит о том, что в отношении качества реформа дала отрицательные результаты. В ходе либерализации в жертву были принесены атрибуты нотариуса как беспристрастного советника и заступника в сложных ситуациях. Кроме того, возникли проблемы с получением доступных по цене услуг в сфере семейного права для всех категорий населения. Таким образом, было бы слишком оптимистично утверждать, что, в случае с нидерландской реформой, нарушение равновесия между понятиями свободная профессия и государственная служба в пользу первой составляющей принесло пользу для общества.

Португальский нотариат переживает систематический процесс своего вымирания. В самом деле, он больше не обладает никакой исключительной компетенцией в тех условиях, когда был установлен максимальный потолок цен и на юридические услуги в сфере сделок с недвижимостью. Не так давно в этой стране права на совершение сделок, связанных с передачей прав на недвижимое имущество, были предоставлены, не считая нотариусов, также адвокатам, регистраторам и торговым палатам. Португальские реестры завещаний были также монополизированы государством. В политической стратегии правительства Сократеша, вдохновляемого скандинавским опытом, нотариус рассматривается как препятствие на пути экономического развития, и его уничтожение продолжается.

Помимо составляющих, отражающих радикально несопоставимые менталитеты и количество фактов подлога, отличие южных государств от северных состоит в непохожести их правовых систем: на севере Европы они строятся на хорошо отлаженных механизмах последующей проверки законом, в то время как в Португалии действует континентальное право, основанное на Гражданском кодексе и предварительном правосудии.

Во Франции мы являемся свидетелями беспрецедентной ситуации в плане либерализации и провалившейся попытки её проведения в жизнь. Попытка лишить нотариальную функцию её содержания успеха не имела.

Так, отчёт Комиссии Аттали, инициатором создания которой был президент Саркози (адвокат по профессии), озаглавленный «Либерализация экономического роста во Франции», был опубликован в конце января 2008 года. Он включает в себя 300 мер «шоковой терапии», направленных на оживление экономики и повышение роста занятости во Франции. В качестве примера мы приведём некоторые из этих мер:

• Полная свобода на занятие профессией всеми лицами, имеющими дипломы юридического образования, с поддержанием высоких требований к уровню квалификации, профессиональному опыту и моральному облику соискателей.

• В целях обеспечения равномерного распределения нотариусов по всей территории и создания равных условий для получения юридических услуг, введение налога на те нотариальные конторы,  в которых объём удостоверяемых актов превышает средний уровень. Этот налог предназначен для пополнения фондов субсидирования нотариусов, работающих в районах, где уровень доходов не высок.

• Отмена регламентированных тарифов и их замена на тарифы с ценовым пределом (португальская модель).

После того, как этот отчёт вынудил выйти на улицу водителей такси и представителей других профессий, для занятия которыми требуется получение специального разрешения и на которые, помимо прочих, были нацелены 300 мер Комиссии Аттали, он был благополучно забыт.

Не так давно профсоюз адвокатов получил от Президента Республики две хорошие новости: об окончательном отказе от проекта введения практики полюбовного развода в присутствии нотариуса и о создании рабочей группы по изучению вопроса о создании единой большой юридической профессии. Возглавить группу было поручено знаменитому парижскому адвокату Жану-Мишелю Дарруа, учредителю фирмы «Дарруа Вилле Майо Брошье». Нам кажется, что этот проект также не избежит яростных протестов, а его реальная цель только недавно стала известна. Это – обсуждение вопроса о распределении исключительной компетенции на рынке юридических услуг, при этом желание адвокатов состоит в получении таких же полномочий в сфере акционерного права, какими обладают нотариусы в области права на недвижимое имущество.

В этом контексте мы напомним вам ещё об одной инициативе председателя французской гильдии адвокатов Мишель Бенишу, который недавно предложил ввести в практику понятие «юридически засвидетельствованный акт», т.е. форму, альтернативную нотариально удостоверенному акту, но обладающую большей силой, чем документ, не засвидетельствованный у нотариуса и считающийся ненадёжным с точки зрения его юридической безопасности. Такие акты могут составляться адвокатами, а также другими практикующими правоведами, и заключаться в их присутствии после прямой консультации сторон и проверки их личности на основании подтверждающих документов. Они должны составляться по доступным ценам и могут быть опротестованы только на основании заявления в суд о подложности документа. Вероятно, и эта инициатива будет обречена на неудачу, поскольку преследует цель фактически дробления формализма защиты общественной пользы, что суть противоречие в терминах.

Кроме того, председательствующий в Европейском союзе от Франции совместно с Высшим Советом нотариата Франции организовал в резиденции французского нотариата в г. Париже проведение коллоквиума на тему «Обращение нотариально удостоверенных актов в европейском правовом пространстве». Европейские нотариусы, принявшие участие в работе коллоквиума, поддержали идею министра юстиции Французской Республики Рашиды Дати  о том, что обсуждение темы, посвященной «обращению нотариально удостоверенных актов в Европе будет способствовать движению к большей свободе перемещения» людей и торговых компаний внутри Европейского союза. Поднимать тему, связанную с нотариально удостоверенными актами – это, по мнению министра, то же самое, что «говорить о повседневных делах каждого из нас и проводить инвентаризацию того, что еще остается построить в Европе».

Французский нотариат и его президент  Бернар Рейнис провели у себя церемонию подписания первого нотариально удостоверенного акта в электронном формате. Возглавила это мероприятие министр юстиции Французской Республики Рашида Дати 28 октября 2008 г. в резиденции Высшего совета французского нотариата. Под первыми во Франции нотариально удостоверенными электронными актами свои подписи поставили министр юстиции этой страны и нотариус. Несомненно, этот факт служит дополнительным подтверждением того, что в стране-прародительнице гражданских прав деятельность нотариата рассматривается как функция государственной власти.

Такие понятия, как либерализация нотариальной профессии и аннулирование регламентации отражают скорее внутреннюю специфику каждой из стран-участниц Европейского союза. Речь вовсе не идёт о проявлении европейской тенденции на национальном уровне, несмотря на обратное этому давление со стороны общих органов стран-участниц сообщества. В Европе, по-прежнему, непреложным сохраняется правило, что эта деятельность является функцией государственной власти. Доказательством этому также служат поданные 17 европейскими правительствами 38 заявлений о вступлении в качестве третьей стороны в судебный процесс об условии о гражданстве. Становится очевидным, что страны-участницы, в том числе и Румыния, не готовы отказаться от тех преимуществ, какие им гарантирует предварительное судопроизводство.

 

Действительное положение нотариата в целом в европейском пространстве свободы, безопасности и справедливости. Реальный вклад в умножение ценностей представителей нотариата

 

Итак, мы увидели, что положение нотариуса невозможно представить исключительно в виде двух пересекающихся прямых линий в примитивном графике: прямых спроса и предложения. Мы поняли, что проект европейского строительства базируется на понятии правового государства, которое нотариусы любят именовать «Правовой Европой». Указанные выше экономические и политические взаимозависимости создают на уровне индивида десятки миллионов юридических отношений, пересекающих границы государств. Они находят своё проявление во всех сферах гражданского и торгового права.

Вот что заявил европейский комиссар по вопросам свобод, безопасности и правосудия Жак Барро, на проходившем в Варшаве Конгрессе европейских нотариусов: «В нынешней Европе 8 млн. европейских граждан проживает в одной из стран-участниц Европейского союза, не являющихся страной их происхождения, для получения образования, занятия работой или сопровождения своего супруга или своей супруги или же, наконец, для ухода на пенсию. Ежегодно регистрируется от 50 до 100 тыс. наследственных дел, имеющих трансграничный характер. Из года в год растёт число браков между супругами, имеющими разное гражданство, и одновременно с этим регистрируется около 170 тыс. разводов супругов с разным гражданством. Такие разводы создают сложные проблемы, связанные с регламентацией алиментов, обязанностью по содержанию и воспитанию ребёнка или разделом имущества супругов.

В наше время, когда уже пали физические границы, юридические барьеры продолжают стоять незыблемыми. Люди всё ещё не могут перемещаться свободно, пользуясь своими правами, а получение правовой помощи в значительной степени зависит от того, где вы за ней обращаетесь: "у себя" или где-либо ещё. Вот поэтому Маастрихтский договор поставил в качестве одной из задач, стоящих перед союзом, задачу по расширению пространства свободы, безопасности и справедливости. Речь идёт об устранении юридических препятствий, тормозящих мобильность граждан. Необходимо не допускать, чтобы факт свободного перемещения и местопребывания в одной из стран-участниц ЕС, отличной от своей собственной, влёк за собой увеличение количества юридических процедур и формальностей. В основе такого европейского юридического пространства должно лежать признание законной силы судебных постановлений и юридических актов. Акт, выданный административным или судебным органом одной из стран-участниц, должен признаваться на всей территории Европейского союза без необходимости в выполнении каких-либо затруднительных дополнительных формальностей…».

В этой же речи комиссар Барро утверждал, что «нотариально удостоверенный акт является тем средством, с помощью которого право получает полное обеспечение своего осуществления (...) Его (Европейского союза) задача состоит в обеспечении их (нотариально удостоверенных актов) повсеместного признания и соответственно в облегчении осуществления условий нотариально удостоверенных актов».

Ощущая необходимость в удовлетворении этих объективных потребностей, а также своевременность и сложившиеся благоприятные условия для разрешения на уровне европейских учреждений проблемы, связанной с нотариально удостоверенным актом, ваши европейские коллеги перешли к действиям и приступили к работе над законопроектом о взаимном признании удостоверенных актов на территории ЕС. С этой целью на уровне Совета нотариусов Евросоюза (СНЕС) была создана рабочая группа под руководством президента Высшего Совета нотариата Франции Ж.П. Ферре. Румынский нотариат был представлен в этой рабочей группе на уровне заместителя председателя Иона Марина. Нотариус Иоана Олару и я сам, действовавший в качестве уполномоченного представителя Президиума Национального Союза публичных нотариусов Румынии в Брюсселе, имели честь входить в состав румынской делегации. Предложение о регламенте рабочей группы было утверждено общим собранием СНЕС в марте 2008 года. Присутствующий на нашем конгрессе председатель СНЕС Болас определил в качестве приоритетного направления своей работы в отведённый ему срок полномочий проблематику, связанную с нотариальным удостоверением актов.

Тем временем Европарламент потребовал провести сравнительное исследование, относящееся к нотариальному удостоверению актов в Европе и к вопросу о необходимости подготовки в будущем законодательного документа сообщества, регулирующего свободное  хождение этих актов в европейском пространстве. Право на проведение этого исследования выиграла группа при Совете нотариатов Европейского союза, в состав которой вошли представители научных и нотариальных кругов. В их числе были профессора: Гарвардского университета – Петер Л. Марри, Лионского университета – Сириль Нурриза, и Университета Бабес-Болиай де Клуй – Дан Андрей Попеску.

14 ноября первый вариант результатов исследования был передан в Европарламент. По всей видимости, формулировка, над которой работали его авторы в части, относящейся к предлагаемым решениям проблем в будущем, близка к формулировке СНЕС. Также на уровне Европарламента испанский депутат-социалист Мануэль Медина Ортега по собственной инициативе подготовил доклад, включивший требование к Европейской комиссии приступить к разработке законодательного документа сообщества о взаимном признании нотариально удостоверенных актов в Европе. Этот проект поучил одобрение подавляющего большинства членов Комиссии Европарламента по юридическим вопросам и в скором времени будет поставлен на голосование на пленарном заседании.

Председательствующий от Франции в Совете Европейского союза также заинтересован в продвижении проекта, относящегося к нотариальному удостоверению актов. Как известно, к вопросам, которым он уделял своё приоритетное внимание за последнее полугодие, относится проблема укрепления пространства свободы, безопасности и гражданского правосудия, в котором предупредительный характер нотариального акта играет незаменимую роль.

Рассмотрение путей развития нотариальной проблематики, имевших место на уровне всех учреждений Европейского союза, Европейской комиссии, Парламента, Совета ВУЕ и Европейского суда, а также на уровне ряда стран-участниц, носит не только информативный характер. Оно позволяет установить одну очевидную тенденцию, а именно тенденцию к прояснению некоторых принципов и правовой системы, базирующейся на аксиоме: нотариус – функция государственной власти.

 

Заключение

 

Мы увидели, что в основе нотариальной деятельности лежит осуществление государственной власти. Решение о деятельности, являющейся составной частью сферы осуществления государственной власти является вопросом, относящимся к суверенитету и исключительной подсудности национальным судам. В этом отношении, в пользу гражданина скорее говорит сам факт, что «вовсе не нотариус, а акт имеет хождение на территории Европейского союза».

Более того, как профессия, так и организация, работающие на пользу государственных интересов и граждан, не могут быть выведены из сферы государственной власти. Нотариат не просто несёт ответственность перед обществом, когда применяет методы вычислительной техники для  учёта своей деятельности, связанной с ведением национальных реестров завещаний в пользу государственных учреждений или объединяет их с европейскими реестрами, но делает это за свой собственный счёт. Заметным фактором являются средства электронной юстиции, которые сегодня используют институты ЕС для отдания предписаний, и которые нотариат использует в не меньшей степени. Европейская нотариальная сеть, построенная по образцу судебной сети, является, в этом отношении, лишь примером.

Как в Европе, так и в Румынии причастность нотариуса к государственной власти можно рассматривать как «чистую прибыль», идущую в доход гражданина, общества и экономики. Нотариус для них, безусловно, представляет собой фактор стабильности в пространстве с изменчивой геометрией. Именно от этой предпосылки, я полагаю, следует отталкиваться при любом обсуждении двучлена, свойственного нотариальной профессии: функция государственной власти, с одной стороны, и свободная профессия, с другой стороны.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100