Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Гражданско-правовая ответственность налоговых органов

16.03.2009

О.М. Сычёв,

помощник нотариуса Краснодарского нотариального округа, кандидат юридических наук

 

С 1 января 2009 г. введён новый порядок, в соответствии с которым решения налоговых органов могут быть первоначально обжалованы только в вышестоящий налоговый орган и только в дальнейшем – в суд.[1] Такое решение вопроса многочисленности исков в судах законодателем, по сути, предоставляет налоговым органам право ведомственного разрешения возникших споров. Предпринимаемые изменения налогового законодательства остаются лишь полумерами в решении важных вопросов. Специалисты обоснованно отмечают неудовлетворённость общества механизмами и методами работы налоговых органов[2] и обращают внимание на увеличение объёма незаконных претензий, выдвинутых налогоплательщикам[3]. Есть, конечно, и другие мнения. Так, Долгополов О.И. считает, что установление ст. 3 НК РФ презумпции невиновности и добросовестности налогоплательщика повлекло учащение случаев обжалования результатов налоговых проверок; «в результате принятия судами решений в пользу налогоплательщиков снижается авторитет налогового органа как одного из федеральных органов исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов. Несомненно, государство должно обеспечить реализацию конституционных гарантий об уплате только законно установленных налогов. В то же время достижение этих гарантий в ущерб авторитета одной из ветвей власти способствует развитию пренебрежительного отношения налогоплательщиков к публично-правовым обязанностям в целом»[4]. Но автор, по моему мнению, мыслит ошибочно. Авторитет к власти не может быть сформирован путём расширения полномочий тех или иных органов.

Предоставив налоговым органам дополнительные полномочия, законодатель вместе с тем должным образом не определил содержание аппеляционного и надзорного обжалования, перечень обязательных вопросов, разрешаемых в ходе рассмотрения жалобы, возможность выхода налоговых органов за пределы рассматриваемых требований, а самое главное – законодатель вместе с расширением полномочий не решил вопросы о усилении контроля за принимаемыми должностными лицами налоговых органов решениями и о механизмах привлечения к ответственности налоговых органов.

Как правильно отмечается в юридической литературе, преимуществами судебной процедуры в качестве способа защиты прав граждан являются её процессуальная предсказуемость и эффективность[5].

Цель законодателя разгрузить судебную систему от многочисленных исков аналогичного содержания может быть достигнута только при условии законности и обоснованности решений вышестоящего налогового органа. К сожалению, в настоящее время должностные лица налоговых органов не анализируют судебные решения по одним и тем же вопросам налогообложения, а в случае предоставления таких решений в частном порядке – зачастую их игнорируют.

Например, частнопрактикующие нотариусы при совершении нотариальных действий предоставляют льготы отдельным категориям граждан. Расходы нотариусов в связи с этим в соответствии со ст. 37 Конституции РФ должны быть включены в состав их расходов.[6] В соответствии со ст. 17 ЖК РФ нотариусы имеют право осуществлять профессиональную деятельность и в жилом помещении, расходы по содержанию которого, по общим правилам НК РФ должны быть также включены в состав расходов нотариусов.[7] Согласно действующему законодательству нотариусы включены в категорию физических лиц, в связи с чем к ним не применим механизм амортизации основных средств.[8] Нотариусам не запрещено приобретать автомобиль в целях осуществления профессиональной деятельности.[9] Несмотря на приведённые нормативно-правовые акты и обоснованные доводы, налоговыми органами нотариусам было отказано во включении таких расходов. После этого судебные органы выносят решения о законности требований нотариусов. И хотя массив судебных решений по данным и иным вопросам постоянно увеличивается, налоговые органы требуют предоставления судебных решений по конкретному случаю.

Таким образом, достижение социально значимого результата возможно только в связи с одновременным совершенствованием механизма гражданско-правовой ответственности налоговых органов.

По общим правилам состав гражданского правонарушения состоит из четырёх элементов: противоправность, вред, причинная связь и вина правонарушителя.[10]

Противоправность действий (бездействия) налоговых органов выражается в несоответствии законам, следствием чего становится нарушение имущественных или неимущественных прав другой стороны правоотношения (налогоплательщика). Противоправность отражает факт объективного несоответствия поведения должностных лиц налоговых органов требованиям действующего законодательства.

Согласно ст. 393 ГК РФ убытки подлежат возмещению при условии противоправности поведения другой стороны. Данная норма означает необходимость установления причинной связи между поведением одной стороны и убытками, возникшими у другой стороны. При рассмотрении вопроса имущественной ответственности налоговых органов следует согласиться с теорией необходимости и случайности при установлении причинной связи.[11] В случае, если убыток закономерно вытекал из поведения правонарушителя – ответственность наступает. Ответственность исключается, если между поведением нарушителя и результатом имелась случайная причинная связь.

Вина правонарушителя определяется как умышленное или неосторожное отношение субъекта к своему поведению и его результату.

В настоящее время гражданско-правовая ответственность налоговых органов теоретически возможна в рамках ст. 1069 ГК РФ «Ответственность за вред, причинённый государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», ст. 35 НК РФ «Ответственность налоговых органов, таможенных органов, а также их должностных лиц». Однако привлечение налоговых органов к ответственности и осуществление гражданско-правовой защиты налогоплательщика в полном объёме как устранение отрицательных имущественных последствий, фактическое восстановление нарушенных прав и компенсация вызванных потерь[12], явление редкое. Связано это с отсутствием в действующем гражданском и налоговом законодательствах понятия неправомерного действия или бездействия должностных лиц. Вместе с тем, виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение в отношении налогоплательщиков прописаны более чем детально (ст. 116–129.2 НК РФ).

Полагаю, что неправомерное действие должностного лица налогового органа помимо прочего состоит и в том, что решение налогового органа принято вопреки сложившейся судебной практики. Специалисты совершенно справедливо полагают, что оперативный анализ судебной практики необходим для выработки единой государственной политики в сфере законотворческой, правоприменительной и организационно-управленческой деятельности.[13]

Обоснованны и предложения авторов относительно случаев удовлетворения в суде требований налогоплательщиков. Такая ситуация должна отрицательно сказываться на показателях деятельности налоговой инспекции. Пока этого не будет сделано, объективного критерия оценки качества работы не появится. Уменьшить количество налогоплательщиков, обращающихся в суд поможет только повышение законности в деятельности налоговых органов.[14] Председатель Арбитражного суда г. Москвы О.И. Свириденко полагает, что обязание налоговых органов уплачивать государственную пошлину повысит ответственность налоговых органов перед бюджетом, а значит, заставит их отказаться от подачи заявлений по заведомо проигрышным делам.[15]

На необходимость оценки судебной практики обратила внимание и Федеральная налоговая служба. В письме № ШС-6-14/550@ от 30.05.2006 г. руководителям налоговых органов сообщается, что при визировании проектов решений по результатом рассмотрения материалов налоговых проверок должна учитываться сложившаяся устойчивая судебная практика, в частности, постановления и письма Президиума и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, судебные акты иных судов, которые вынесены по соответствующим вопросам с учетом аналогичной аргументации.[16]

В юридической литературе понятия «вред» и «ущерб» предлагается отличать от категории «убытки». Определение убытков как денежной оценки ущерба, возникшего в результате утраты имущества, не охватывает случаи, когда нарушение обязательства ущерба имуществу не причинило, однако лишило возможности другую сторону получить доходы, на которые она рассчитывала.[17] Последнее является весьма важным обстоятельством, т.к. нарушение прав налогоплательщиков, в частности нотариусов, возникает в связи с необходимостью подготовки жалоб на решения налоговых органов, защиты интересов в судебных органах. Вред, причинённый нотариусу действием налогового органа, может проявиться в неполучении вознаграждения за совершение нотариальных действий. Более точным, на мой взгляд, является определение вреда, предложенное Н.С. Малеиным – «нарушение имущественного интереса, выраженное в денежной форме, форме убытков».[18]

Очевидно, что нормы о компенсации морального вреда также необходимо распространить на деликтную ответственность налоговых органов перед организациями-налогоплательщиками.[19]

Как обозначил Д.А. Медведев в своём выступлении, одними из важных задач являются истинное уважение к закону и преодоление правого нигилизма.[20] С одной стороны, цель построения правового государства обуславливает повышение юридической ответственности государства и его органов.[21] С другой – как никогда актуальным становится проявление гражданско-правовой активности, определяемой в юридической литературе как «ответственная, социально полезная деятельность лица в гражданско-правовых отношениях, представляющая высший уровень реализации имущественных и личных неимущественных прав и обязанностей в рамках закона или договора, а также поведение, не предусмотренное гражданским законодательством, однако не запрещённое им».[22] В.А. Рыбаков прямо говорит о том, что в правовом воспитании граждан большую роль должны играть правоохранительные органы, Министерство юстиции РФ и его органы на местах. При этом гражданско-правовая активность связана не только с осуществлением, но и с защитой гражданских прав[23].

Убеждён, что рост активности граждан по защите своих интересов в судах и иных органах, а тем более нотариусов как квалифицированных правоприменителей, неизбежно привлечёт внимание законодателя к проблемам деятельности налоговых органов и изменения общественных отношений в этой сфере.



[1] О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования: Федеральный закон № 137 от 27.07.2006 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 31 (ч. I). – Ст. 3436.

[2] Парфёнов К. Налоги и бизнес: новый виток дискуссии // Расчет. – 2007. – № 1; Закон формируется в судах / Интервью с С.Г. Пепеляевым, налоговым адвокатом. // Налоговые споры. – 2007. – № 2.

[3] Пепеляев С.Г. Статистика от ФНС России // Налоговед. – 2006. – № 6.

[4] Долгополов О.И. О досудебном обжаловании решений налоговых органов // Налоговый вестник. – 2008. – № 2.

[5] Новые правила обжалования налоговых решений // Юридический аспект, 2008. – № 9. – С. 6.

[6] Решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 05.07.2007 г. по гражданскому делу № 2-1786/07 // Архив Ленинского районного суда г. Краснодара. – 2007; Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2.10.2007 г. по делу № 33-12472/2007 // Архив Ленинского районного суда г. Краснодара. – 2007.

[7] Решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 05.12.2008 г. по гражданскому делу № 2-3936/08 // Архив Первомайского районного суда. – 2008; Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 05.02.2009 г. // Архив Первомайского районного суда. – 2009; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.07.2008 г. № Ф08-4052/2008 // Архив Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. – 2008 (данное решение принято в отношении адвоката и приведено в связи с тем, что статус нотариуса при налогообложении в некоторой степени схож со статусом адвоката).

[8] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.06.2004 г. по делу № 11-В04-2 // Архив Верховного Суда Российской Федерации. – 2004; Определение президиума Верховного Суда Республики Татарстан по заявлению нотариуса П. «Об обжаловании действий инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Вахитовскому району г. Казани // Архив Верховного Суда Республики Татарстан. – 2004.

[9] Решение Анапского городского суда Краснодарского края от 16.10.2008 г. по заявлению нотариуса Г. «Об оспаривании решений государственного органа – ИФНС по городу Анапа» // Архив Анапского городского суда. – 2008; Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда по делу № 33-68/2009 // Архив Краснодарского краевого суда. – 2009.

[10] Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. – М.: Волтерс-Клувер, 2008; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект. – 1999. – С. 549,550.

[11] Богданов О.В. Вред – как условие гражданско-правовой ответственности: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.03 г. / Саратов: Саратовская государственная академия права, 2001. – 12 с.

[12] Никольский С.В. Гражданско-правовая защита имущественных прав: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.03 г. / Саратов: Саратовская государственная академия права, 2003. – 7 с.

[13] Лукьянов В.В. Судебная практика по уголовным делам как форма реализации права / Реализация права: общетеоретические и отраслевые проблемы. – Астрахань, 2003. – С. 223.

[14] Пепеляев С.Г. – Там же.

[15] События, факты, перспективы. // Налоговые споры. – 2006. – № 9.

[16] Приложение к газете «Учет. Налоги. Право» // Официальные документы. – 2006. – № 25.

[17] Брагинский М.И. Договорное право. Общие положения – М.: Статут, 2007. – С. 642.

[18] Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях – М., 1968. – С. 91.

[19] Иванова О.В. Деликтная ответственность налоговых органов: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.03 г. / Краснодар, 2002. – 7 с.

[20] Из выступления Д.А. Медведева на церемонии вступления в должность Президента Российской Федерации / Российская юстиция. – 2008. –№ 5.

[21] Цыбулевская О.И., Милушева Т.В. Власть и реформы в России: нравственно-правовой аспект / Под ред. С.Ю. Наумова. – Саратов: Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина, 2003. – 200 с.; Лисюткин А.Б. // Философская и правовая мысль. Альманах. – Саратов-СПб, Стило. 2001. – Вып. 6. – С. 213.

[22] Рыбаков В.А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности (вопросы теории и практики): Автореф. дис. докт. юрид. наук: 12.00.03 г. / Саратов: Саратовский ордена «Знак Почеёта» юридический институт им. Д.И. Курского, 1993. – 13 с.

[23] Там же. – С. 26, 34.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100