Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Наследование акций, нажитых в браке

12.01.2009

Н.Ю. Рассказова,

директор Института нотариата, зав. кафедрой юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук

 

Проблемы, связанные с применением норм наследования, приобретают б?льшую актуальность, поскольку всё более разнообразными и богатыми становятся наследства. Практика показала, что эти проблемы коснулись и арбитражных судов в первую очередь в связи с наследованием акций. Наибольшие сложности вызывает вопрос о наследовании после лиц, которым акции принадлежали на праве супружеской собственности, а именно лиц, состоявших на момент смерти в браке, или лиц, расторгнувших брак, но не осуществивших при жизни раздел супружеского имущества (развод сам по себе не является юридическим фактом, изменяющим режим общей собственности1, а предельный срок существования режима супружеской собственности законом не установлен).

 

Причины проблемы в целом

К сожалению, практика оформления наследственных прав после лиц, состоявших в браке, складывается противоречиво и провоцирует последующие имущественные споры. Наиболее общим образом отношение практики к судьбе супружеского имущества после смерти одного их супругов можно выразить так: что хотим, то и сделаем. Причин тому несколько.

Во-первых, это отсутствие прямого указания в законе на изменения, которые должны произойти в правовом режиме супружеской собственности после смерти одного из супругов.

Во-вторых, это беспорядочное употребление законодателем, правоприменителями и участниками оборота понятий «имущество», «часть имущества», «доля имущества», «доля в праве на имущество». Вследствие этого на практике отсутствует ясное понимание смысла ст. 1150 ГК РФ: «Принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим Кодексом». Вопрос о том, какую долю имеет в виду законодатель в ст. 1150 ГК РФ, мы рассмотрим ниже.

Наконец, в-третьих, проблема, с которой сталкивается практика, коренится в правовой «инфантильности» граждан, их нежелании упорядочивать свои имущественные отношения в соответствии с установленным порядком.2 Немалую роль играет и консервативность мышления, бережно хранящего представления прошлых лет о том, что хорошо, а что плохо.

До сих пор распространена практика, сложившаяся во времена социалистического государства: переживший супруг подаёт нотариусу заявление об отказе от супружеской доли в имуществе, нажитом с наследодателем, и это имущество благополучно включается в наследственную массу. Типично «социалистический» взгляд на предмет: я откажусь, значит, кто-то получит, а получить – это всегда хорошо. Вольно или невольно при таком подходе отторгается идея «собственность обязывает», выказывается непонимание серьёзности правовых последствий отказа от имущества, в частности, для кредиторов отказавшегося.

После вступления в силу ст. 1150 ГК РФ появилась ещё одна форма «отказа от супружеской доли». Нотариусы стали принимать от переживших супругов заявления о том, что «имущество, принадлежавшее наследодателю, приобреталось им на личные средства», и включать такое имущество в состав наследственной массы, руководствуясь ст. 36 СК РФ. Поскольку такие заявления часто не соответствуют действительности, при возникновении в подобной ситуации спора имущество будет признано принадлежавшим супругам на праве общей собственности, а свидетельство, подтверждающее включение его в наследственную массу – недействительным.

Не редки случаи, когда переживший супруг вообще отказывается подавать нотариусу какие бы то ни было заявления, а наследники, ссылаясь на сложившуюся практику, требуют включения всего имущества, нажитого наследодателем в браке, в состав наследства. В отсутствии чёткого указания закона на изменение режима супружеской собственности после смерти одного из супругов нотариусы часто идут на поводу у наследников и выдают свидетельства о праве на наследство, включая в наследственную массу всё имущество, принадлежавшее супругу. Очевидно, что этот путь наиболее опасен с точки зрения возможности последующего оспаривания свидетельства о наследстве самим пережившим супругом или его наследниками.

Интересно, что сторонники описанной практики чаще всего оправдывают её правилом ст. 9 ГК РФ: мол, пережившему супругу принадлежит право, а не обязанность выдела супружеской доли, а раз так, то он может отказаться от этой доли, и нотариус не вправе каким-либо образом препятствовать супругу. Такие рассуждения ошибочны, поскольку при этом безосновательно смешивается отказ от права как способ его прекращения с отказом от осуществления права. Заложенный в ст. 9 ГК РФ принцип добровольности осуществления прав должен вести нас к обратному выводу: имущество пережившего супруга принадлежит ему независимо от действий по осуществлению этого права, в частности, независимо от подачи каких-либо заявлений.

 

Супружеская собственность после смерти одного из супругов

Режим супружеской собственности может существовать только в отношении имущества лиц, являющихся супругами (бывшими супругами). Поэтому в случае смерти одного из супругов правовой режим их общего имущества неизбежно изменится. Характер изменений можно вывести из положений ст. 1150 ГК РФ. Сразу следует отметить, что в указанной статье речь не идёт о доле в натуре. Норма ст. 1150 ГК РФ определяет имущественные права пережившего супруга на момент открытия наследства. Но определить, какая часть супружеского имущества в натуральном выражении в момент открытия наследства переходит к наследникам, а какая – остаётся у пережившего супруга, не возможно. Упоминание в указанной статье о доле умершего супруга свидетельствует о том, что по мнению законодателя в подобных случаях режим общего имущества без определения долей преобразуется в режим общего имущества с определением долей. Размер долей определяется по правилам, установленным ст. 39 СК РФ (к ней отсылает п. 4 ст. 256 ГК РФ, к которому, в свою очередь, отсылает ст. 1150 ГК РФ). Общим правилом является равенство долей. Правильность сделанного вывода подтверждается ст. 3.1 ФЗ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»,3 положения которой призваны урегулировать сходные отношения: «В случае смерти одного из участников совместной собственности на жилое помещение, приватизированное до 31 мая 2001 г., определяются доли участников общей собственности на данное жилое помещение, в том числе доля умершего. При этом указанные доли в праве общей собственности на данное жилое помещение признаются равными».

Таким образом, право пережившего супруга на нажитое в браке имущество следует рассматривать как общее долевое. Доля в этом праве, не принадлежащая пережившему супругу, входит в состав наследства и наследуется в общем порядке (ст. 1112 ГК РФ). Круг наследников определяется в соответствии с правилами ч. 3 разд. V ГК РФ. С момента открытия наследство принадлежит всем принявшим его наследникам в качестве их общего имущества (ст. 1164 ГК РФ). В статье 1164 ГК РФ содержится отсылка к положениям гл. 16 ГК РФ, применяемой в отношении вещей. В то же время законодатель распространяет действие ст. 1164 ГК РФ на наследственное имущество в целом, независимо от того, какие объекты входят в его состав. Следует признать, что к правам и обязанностям наследников в отношении наследуемого имущества применяются нормы гл. 16 ГК РФ в той мере, в какой это соответствует природе объектов, входящих в наследство. Тот же вывод следует сделать и в отношении доли пережившего супруга в праве на общее с наследниками имущество.

 

Практика

Пример. Всё имущество, принадлежавшее наследодателю Н., было нажито им в браке. В состав этого имущества входили квартира, вклад в банке, акции. После смерти Н. режим его имущества изменяется, и в имуществе определяются доли: 1/2 доля в праве на это имущество принадлежит пережившему супруге, 1/2 – составляет наследственную массу. К наследованию после Н. призваны его переживший супруг, сын и дочь. Наследственное имущество принадлежит наследником в качестве их общего имущества, при этом доли наследников равны (ст. 245 ГК РФ), и каждому принадлежит 1/3 доля в праве на наследство. Доли в праве на имущество, нажитое наследодателем при жизни, распределяются так: 1/2 – принадлежит пережившему супругу, 1/2 – трём наследникам в равных долях, т.е. по 1/6 доли каждому. Сказать, что, в конечном счёте, пережившему супругу принадлежит 2/3 доли (1/2 + 1/6) в праве на имущество можно лишь с точки зрения стоимости, количества. Юридически 1/2 и 1/6 доли различаются по «качеству». 1/2 доли в праве принадлежит пережившему супругу изначально и подчиняется одному правовому режиму, а 1/6 – приобретена в порядке универсального правопреемства и подчиняется другому режиму (нормам о наследовании).

Общее правило о размере долей в наследуемом имуществе может быть изменено завещанием (ст. 1119 ГК РФ). В частности, наследодатель может завещать назначенным им наследникам конкретное имущество. Если бы в приведённом примере акции были завещаны, например, сыну, то при открытии наследства они поступили бы в обладание пережившему супругу (в силу ст. 1150 ГК РФ) и наследнику по завещанию на общем долевом праве, по 1/2 доли в праве на акции у каждого. Не будем касаться вопроса о том, что завещатель (умерший супруг) не может самостоятельно распорядиться (в том числе путём совершения завещания) общим супружеским имуществом. На практике такие завещания признаются действительными, но воля завещателя толкуется как направленная на распоряжение только принадлежащих ему долей в праве на супружеское имущество (ст. 1132 ГК РФ).

 

Наследование акций, нажитых в браке

На наследование акций, нажитых в браке, распространяются правила о наследовании супружеского имущества вообще. К сказанному по этому поводу выше следует добавить только одну деталь. Режим супружеского имущества распространяется на акции независимо от того, на имя кого из супругов они зарегистрированы (ст. 34 СК РФ, ст. 256 ГК РФ). Этот вывод подтверждён Конституционным Судом РФ в Определении по жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Астаховой Ирины Александровны положением пп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации.4 Суд указал, что в силу ст. 256 ГК РФ и ст. 34 СК РФ приобретённые в период брака на имя одного из супругов за счёт общих доходов супругов ценные бумаги – независимо от того, являются они именными, ордерными или на предъявителя – подчиняются режиму совместной собственности супругов (кроме случаев, когда федеральным законом или договором установлено иное). В том же решении Конституционный Суд подчеркнул, что «смерть супруга, на чьё имя была сделана запись в системе ведения реестра, не прекращает право собственности на акции пережившего супруга…». Очевидно, что вывод не меняется, если акции были зарегистрированы на имя пережившего супруга.

Таким образом, акции, принадлежавшие супругам на праве совместной собственности после смерти одного из супругов, независимо от того, кто из них был зарегистрирован в качестве акционера и на чьё имя записаны акции, с момента открытия наследства после умершего супруга принадлежат в качестве общего долевого имущества пережившему супругу и наследникам умершего супруга. Размер долей в праве на эти акции определяется исходя из того, что 1/2 доля в праве принадлежит пережившему супругу, а 1/2 доля распределяется между принявшими наследство наследниками в соответствии с нормами ГК РФ о наследовании.

При наследовании акций возникает ряд практических вопросов, связанных с блокировкой акций на основании п. 7.5 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг.5 В силу указанного пункта «блокирование… производится по распоряжению зарегистрированного лица, по определению или решению суда, постановлению следователя, а также на основании свидетельства о смерти и иных документов, выданных уполномоченными органами».

В случае смерти акционера основанием для блокирования операций следует рассматривать, во-первых, заявление лица, представившего свидетельство о смерти. Поскольку представление свидетельства о смерти для блокирования операций не может нарушить чьи-либо права, свидетельство может быть представлено любым заинтересованным лицом, а не только наследником. Для наследника такое действие рассматривается как фактическое принятие наследства (п. 2 ст. 1153 ГК РФ).

Во-вторых, лицу, ведущему реестр владельцев акций, может быть представлен документ, составленный нотариусом как уполномоченным органом (п. 4 ст. 1171 ГК РФ). При этом следует иметь в виду, что акты Министерства юстиции Российской Федерации, устанавливающие формы нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей (ст. 51 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, далее – Основ),6 не содержат указания на вид нотариального документа, используемого для сообщения уполномоченной организации о необходимости блокирования операций с акциями. На практике нотариусы, извещённые наследниками о наличии акций в составе наследства, направляют соответствующему акционерному обществу запрос о наследственном имуществе (акциях, зарегистрированных на имя наследодателя) и включают в запрос просьбу блокировать операции с акциями. В качестве основания указывается соответствующее наследственное дело.

Сходная ситуация возникает и в случае смерти лица, являвшегося супругом акционера и обладавшего акциями на праве супружеской собственности. В этом случае нотариус, выяснивший, что акции принадлежали умершему супругу и акционеру в качестве общего супружеского имущества, также направляет акционерному обществу запрос и просьбу, аналогичные описанным выше.

На практике препирательства между нотариусами и соответствующими организациями отнимают много времени и сил. Поэтому целесообразно на уровне Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дать следующее разъяснение: блокировка акций должна осуществляться на основании любого исходящего от нотариуса документа, содержащего просьбу осуществить такую блокировку, при условии прямого или косвенного упоминания в документе о факте открытия наследства после акционера или супруга акционера. При этом важно подчеркнуть, что адресат запроса не должен требовать подтверждения фактов состояния акционера в браке и распространения на акции режима совместной собственности. Он должен блокировать акции, основываясь на полученной от нотариуса информации.

Помощь практике оказало бы Министерство юстиции Российской Федерации, утвердив специальную форму для использования нотариусами при принятии мер по охране наследства, в состав которого входят акции.

Ещё одна проблема, связанная с наследованием акций: каким образом корпоративные права наследников и пережившего супруга могут реализовываться до раздела акций в натуре?7 До выдела или раздела имущества управление акциями может осуществляться доверительным управляющим на основании договора о доверительном управлении наследственным имуществом. Доверительный управляющий имеет право осуществлять корпоративные права акционеров, поскольку заключение указанного договора имеет место именно тогда, когда традиционных мер по охране наследства недостаточно для защиты интересов наследников (ст. 1173 ГК РФ). До истечения срока принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ) учредителем управления явятся нотариус (п. 4 ст. 1171 ГК РФ) или душеприказчик и переживший супруг после истечения шестимесячного срока принятия наследства – наследники или душеприказчик и переживший супруг.

Представляется, что реализация корпоративных прав наследников и пережившего супруга возможна и по аналогии с организацией общих дел товарищей в простом товариществе (ст. 1044 ГК РФ).

 

Отказ пережившего супруга от доли в праве на акции, нажитые в браке с наследодателем

Описанная выше практика отказа пережившего супруга от прав на долю в супружеском имуществе представляется недопустимой. Основным аргументом в пользу этого вывода является то, что отказ от доли в праве на общее имущество в принципе не соответствует закону. Признание права лица на отказ от принадлежащей ему доли в праве (по аналогии с правом на отказ от вещи, принадлежащей лицу единолично – ст. 236 ГК РФ) приведёт к ущемлению прав сособственника (сособственников) этого лица. При отказе сособственника от доли в праве на имущество бремя содержания этого имущества, лежащее на «оставшемся» сособственнике, увеличится. Однако возложение на лицо дополнительных обязанностей, помимо его воли, недопустимо. Принятые на практике отказы переживших супругов от супружеской доли в пользу других наследников являются, по сути, не чем иным, как предложением одарить соответствующих лиц.

Если переживший супруг не является к нотариусу для оформления своих прав, доли, принадлежащие ему и как пережившему супругу, и как наследнику, должны остаться открытыми. Термин «отрытая доля» используется в нотариальной практике для описания имущества, свидетельство о праве на которое не получено лицом, которому это имущество принадлежит. Очевидно, что независимо от намерения пережившего супруга получить подтверждение своих прав (свидетельства, выдаваемые нотариусом, являются не правоустанавливающими, а правоподтверждающими документами), его доля в праве на супружеское имущество любого вида, в том числе в праве на акции, в состав наследства не входит. Если игнорировать это принципиальное положение, основанное на нормах п. 1 ст. 244, п. 1 ст. 235 и ст. 1150 ГК РФ, то смерть одного из супругов при наличии иных, помимо пережившего супруга, наследников автоматически приводила бы к уменьшению имущества пережившего супруга, что противоречит конституционным положениям о недопустимости неосновательного лишения лица его имущества.

 

Порядок выдела в натуре доли акций, нажитых в браке с умершим

Признание того, что после смерти одного из супругов режим совместной собственности изменяется на режим долевой собственности, подводит к вопросу: каков порядок выдела в натуре доли акций, нажитых в браке с умершим?

Для ответа на этот вопрос в первую очередь следует уточнить, о чём идёт речь. К сожалению, на практике, как уже упоминалось, происходит смешение понятий «объект», «доля объекта» и «доля в праве на объект». Документы, подтверждающие права на недвижимость, пестрят уродливыми формулировками: «принадлежит доля на участок в размере 584/1073 кв. м», «в принадлежащей Н. 1/2 доле на квартиру никто не зарегистрирован и не проживает» и т.п. Конечно, столь печальная картина сложилась из-за низкого уровня правовой культуры в стране. Но главный упрёк при этом следует обратить к законодателю. Чтобы убедиться в обоснованности этого упрёка, достаточно вспомнить эпопею с описанием в законе прав на так называемые земельные доли или обратиться к названию ст. 75 Основ: «Выдача свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга».

В связи с болезненным состоянием практики по этому вопросу весьма полезным является разъяснение, данное в Постановлении Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П., Козлова и Т.Н. Козловой» от 13.03.2008 г. № 5-П. На примере жилых помещений суд подчеркнул различие между объектом, долей объекта и долей в праве на объект: «…Из приведённых законоположений [ст. ст. 244, 246, 248, 249, 252 ГК РФ] следует, что в Гражданском кодексе Российской Федерации под долей понимается не доля в имуществе, а доля в праве общей долевой собственности… По смыслу положений подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового ко-декса Российской Федерации граждане вправе продавать жилые помещения, являющиеся как единым объектом права общей долевой собственности, так и выделенными из них в натуре долями, признаваемыми объектом индивидуальной, а не общей долевой собственности… Налоговый кодекс Российской Федерации не исключает возможность как продажи жилой недвижимости, находящейся в общей долевой собственности в качестве единого объекта, так и продажи реальной выделенной доли в этой недвижимости (с соблюдением ограничений, установленных жилищным законодательством), а также продажи доли в праве общей долевой собственности на указанную недвижимость… Поскольку доля в праве на объект недвижимости (в данном случае – объект жилой недвижимости) по своим фактическим характеристикам, по своей ценности значительно отличается от не разделённого на доли права на такой же объект, который можно индивидуализировать и определить как самостоятельный объект права собственности, суммы имущественного налогового вычета могут различаться в зависимости от того, что именно продаёт налогоплательщик – целое жилое помещение, выделенную в нём долю в натуре или его долю в праве общей долевой собственности и, соответственно, за продажу чего он рассчитывает на имущественный налоговый вычет…».

Далее мы рассматрим вопрос о том, как переживший супруг может выделить из общего с другими наследниками имущества (в т.ч. пакета акций) отдельный объект или несколько объектов (акций), на который (которые) будет распространяться режим индивидуальной собственности. Среди прочих практика предложила следующее решение. Если в состав супружеского имущества входят акции, пережившему супругу предоставляется право принять решение о выделе своей супружеской доли и получить свидетельство о праве пережившего супруга на половину акций с тем, чтобы другая половина была включена в состав наследства. Такое решение привлекательно простотой, с которой оно позволяет снять многочисленные проблемы, возникающие при совместном обладании акциями. Но вправе ли переживший супруг самостоятельно выделить в натуре долю акций, приобретённых им в браке с наследодателем? Представляется, что ответ должен быть отрицательным.

После смерти одного из супругов изменяется режим всего нажитого в браке имущества. Доля в праве на акции является лишь частью супружеского имущества как имущества, судьба которого должна быть решена в случае смерти одного из супругов. Поскольку, в конечном счёте, права пережившего супруга и других наследников умершего определяются в зависимости от состава супружеского имущества и, соответственно, состава наследственного имущества в целом, следует признать, что единоличное решение пережившего супруга об установлении режима индивидуальной собственности на часть имущества, входившего в состав супружеской собственности, может затронуть интересы других наследников и кредиторов наследодателя. В силу ст. 38 СК РФ и ст. 252 ГК РФ раздел общего имущества и выдел из него доли осуществляются только по согласию сособственников. Аналогично должен быть решён вопрос и относительно выдела в натуре части из общего имущества, принадлежащего пережившему супругу и другим наследникам.

Кроме того, признав наличие у пережившего супруга права на выдел доли в натуре, мы должны решить судьбу этого права на случай смерти пережившего супруга до реализации права и до раздела наследства после супруга, умершего первым (такая ситуация реальна, поскольку акции часто обнаруживаются много позже открытия наследства). Если пережившему супругу принадлежит право на выдел доли супружеского имущества в натуре, это право должно перейти его наследникам в составе открывшегося после него наследства. Но если наличие такого права у пережившего супруга ещё можно обосновать соображениями об особо доверительных, супружеских отношениях между нажившими имущество лицами, то обосновать переход этого права к наследникам представляется весьма сложным. Конечно, можно рассматривать это право как неразрывно связанное с личностью его носителя, а потому не способного перейти по наследству. Но такой подход как раз и подтвердит, что признание за одним из сособственников права на выдел доли в натуре – исключение из правил, и необходимо специально обосновать, почему для пережившего супруга это исключение должно быть сделано даже в ущерб интересам кредиторов и остальных наследников.

Нотариальная практика свидетельствует о значительном количестве споров между наследниками по поводу признания прав на конкретные части наследственного имущества в связи с обнаружением (по истечении длительного срока после открытия наследства) потенциально доходных акций наследодателя, а также в связи с поступающими от кредиторов наследодателя и залогодержателей принадлежавшего ему имущества по истечении установленного срока заявлениями о принятии наследства, причём в качестве кредиторов всё чаще выступают граждане. Споры провоцируются и дефектами законодательства в части, касающейся прав необходимых наследников, в качестве которых чаще всего выступают как раз пережившие супруги. Например, изменение размера обязательной доли наследства, причитающейся необходимому наследнику по закону (с 2/3 по старому ГК на 1/2 по действующему), в некоторых случаях (предположим, при условии составления завещания до вступления в силу третьей части ГК РФ) сделало практически невозможным рассчитать долю обязательного наследника. Далее – некоторые формулировки норм о наследовании спровоцировали взгляд на наследование необходимого наследника как на отдельное основание наследования. Несмотря на порочность такого подхода, он принимается частью практиков. Это приводит к значительному усложнению отношений между наследниками, к увеличению числа конфликтов, вызванных попытками наследников приобрести наиболее «выгодные» части наследства в обход интересов других наследников и кредиторов. Очевидно, что признание за пережившим супругом, который чаще всего является необходимым наследником, права самостоятельно производить, по сути, раздел общего имущества, не будет служить стабильности оборота.

Приходим к выводу, что выдел доли акций в натуре может быть осуществлён только по согласию всех наследников и пережившего супруга, а при отсутствии такого согласия – по решению суда. При отсутствии же согласия или решения суда наследники и переживший супруг могут получить свидетельства (соответственно, о праве на наследство или о праве пережившего супруга) только на долю в праве на общее имущество. Сделанный вывод не должен ставиться в зависимость от состава наследуемого имущества (вид акций, количество и т.д.).

При выделе доли пережившего супруга в натуре, следует учесть, что переживший супруг обычно является наследником по закону, а часто – и по завещанию. Выдел его доли как наследника осуществляется в рамках наследственного правоотношения на основании правил о разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ). Выдел же его доли как пережившего супруга происходит по общим правилам о разделе общего долевого имущества (ст. 252 ГК РФ). Существенное отличие соглашения о разделе наследства состоит в том, что наследники не связаны при разделе и выделе причитающимися им долями. Этого нельзя сказать о разделе долевого имущества, производимом в общем порядке, установленном ст. 252 ГК РФ: «4. Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией… 5. С получением компенсации в соответствии с настоящей статьёй собственник утрачивает право на долю в общем имуществе».

Сказанное иллюстрирует лишь одно из проявлений принципиального различия между правовыми режимами «обычной» долевой собственности, с одной стороны, и принадлежащей наследникам в качестве их общего имущества наследственной массы, с другой. В рамках наследственного правоотношения возможно любое перераспределение долей наследников (с помощью актов отказа от наследства, соглашения о разделе наследства и т.д.). При этом не возникает вопрос об эквивалентности отношений по приобретению наследственного имущества, не возникает проблема защиты прав кредиторов наследодателя, поскольку они могут предъявить требования к любому из наследников, которые отвечают солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ). Иная картина складывается при разделе общего имущества или выделе из него доли в общем порядке.

Пример. Наследодателем в браке были нажиты акции. При открытии наследства они оказались принадлежащими пережившему супругу и наследнику в качестве их общего имущества. Предположим, что наследником является сын наследодателя, а переживший супруг не наследует по той или иной причине (акции завещаны сыну, супруг лишён наследства и т.д.). При разделе акций переживший супруг и наследник договорились, что все акции переходят сыну наследодателя без какой-либо компенсации (как при обычном разделе наследства). Поскольку половина акций не входила в состав наследства, их переход к сыну не может быть осуществлён в рамках наследственного правоотношения. Соответственно, возникает вопрос об эквивалентности приобретения сыном дополнительных акций, о квалификации отношений в качестве дарения и т.д.

Изменим ситуацию. Стороны договорились, что акции переходят пережившему супругу (опять, как если бы речь шла о разделе наследства). Поскольку акции переданы лицу, не являющемуся наследником, соглашение никоим образом не является соглашением о разделе наследства. К пережившему супругу перешло отнюдь не наследственное имущество, а имущество, полученное наследником (сыном наследодателя) в результате наследования. Это означает, в частности, что сын как наследник и будет нести ответственность перед кредиторами наследодателя по правилам ст. 1175 ГК РФ. В описанной ситуации он должен будет расплатиться с ними, по сути, за свой счёт. Вряд ли это понравится наследнику, и он, скорее всего, попытается оспорить сделку.

Как видим, проблема, которую так легко решает практика, исходя из возможности любых соглашений по поводу принадлежавшего наследодателю имущества, отнюдь не проста. На фоне столь ощутимого сегодня правового нигилизма, действенным средством против легкомыслия участников оборота в подобных ситуациях оказывается, к сожалению, только появление кредиторов наследодателя.

Если число нажитых наследодателем в браке акций нечётное, то при разделе общего имущества должен быть решён вопрос о соответствующей компенсации. Например, нажито 137 акций. При выделе доли пережившего супруга (формально – это 68,5 акций) возможны два варианта:

1. Пережившему супругу передаются 69 акций. Стоимость половины «лишней» акции должна быть компенсирована пережившим супругом наследнику (наследникам) и включена в состав наследства, которое будет разделено по правилам о наследовании.

2. 69 акций передаются наследнику или наследникам, которые и выплатят компенсацию пережившему супругу. Принципиально, что в силу правила ст. 1112 ГК РФ приобретение наследниками «лишней» акции происходит вне рамок наследственного правоотношения, а потому не повлечёт увеличение стоимости наследственной массы. В частности, кредиторы наследодателя не имеют права обратить взыскание на стоимость половины акции, перешедшей наследникам при выделе доли пережившему супругу.

 

Оформление прав пережившего супруга и наследников на акции, принадлежавшие наследодателю

В силу п. 3 ст. 1176 ГК РФ наследники, к которым перешли акции, становятся акционерами. Приобретение ими акций является следствием факта принятия наследства и не зависит от факта выдачи свидетельства о праве на наследство. Однако для внесения соответствующих записей в реестр владельцев акций наследники и переживший супруг должны будут подтвердить свои права. Как это сделать?

В соответствии со сложившейся практикой оформления наследственных прав лицу, уполномоченному на ведение реестра владельцев акций, могут быть представлены:

• соглашение наследников о разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ);

• соглашение о выделе или разделе общего имущества между пережившим супругом и наследником (наследниками);

• свидетельство о праве на наследство (ст. 1162 ГК РФ).

В зависимости от обстоятельств свидетельство о праве на наследство может подтверждать право наследника или наследников на долю в наследстве, либо право на конкретное имущество, входящее в наследственную массу (ст. 1162, 1164 ГК РФ);

• «свидетельство о праве собственности на долю в общем совместном имуществе супругов, выдаваемое пережившему супругу» (ст. 75 Основ; Форма № 15, утверждённая Приказом Министерства юстиции России8).

О документе, выдаваемом пережившему супругу, следует поговорить особо. Нотариус в своей деятельности обязан руководствоваться Основами законодательства РФ о нотариате и формами, утверждёнными Ми-нистерством юстиции Российской Федерации. Свидетельству о праве пережившего супруга посвящена ст. 75 Основ, текст свидетельства приведён в упомянутой выше Форме № 15.

Статья 75 Основ: «Выдача свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга». «В случае смерти одного из супругов свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов выдаётся нотариусом по месту открытия наследства по письменному заявлению пережившего супруга с извещением наследников, принявших наследство.

Свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов может быть выдано пережившему супругу на половину общего имущества, нажитого во время брака.

По письменному заявлению наследников, принявших наследство, и с согласия пережившего супруга в свидетельстве о праве собственности может быть определена и доля умершего супруга в общем имуществе».

 

Форма № 15

«Свидетельство о праве собственности на долю в общем совместном имуществе супругов,

выдаваемое пережившему супругу

Свидетельство о праве собственности

Место выдачи свидетельства (село, посёлок, район, город, край, область, республика полностью прописью).

Дата (число, месяц, год) выдачи свидетельства прописью.

Я, (фамилия, имя, отчество), нотариус (наименование государственной нотариальной конторы или нотариального округа), на основании ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации удостоверяю, что (указываются фамилия, имя, отчество пережившего супруга, реквизиты документа, удостоверяющего его личность, дата его рождения и место постоянного жительства или преимущественного пребывания), являющемуся пережившим супругом (указываются фамилия, имя, отчество умершего супруга), умершего (указывается дата смерти), принадлежит одна вторая доля в праве в общем совместном имуществе супругов, приобретенном названными супругами во время брака.

Общее совместное имущество супругов, пра-во собственности на которое в указанной до-ле определяется настоящим свидетельством, состоит из: (указываются объект наследования, его характеристика, стоимость, а также в отношении движимого имущества, подлежащего учёту, – место учёта, наименование регистрирующего органа, реквизиты свидетельства о регистрации, реквизиты паспорта транспортного средства, в отношении недвижимого имущества – его местонахождение, кадастровый номер), принадлежащего наследодателю (указывается вид права) на основании (указываются реквизиты правоустанавливающего документа, при его нотариальном удостоверении и (или) государственной регистрации – инициалы и фамилия нотариуса, наименование государственной нотариальной конторы или нотариального округа, дата удостоверения и реестровый номер, дата, номер государственной регистрации сделки, наименование регистрирующего органа. В случае регистрации права указываются наименование регистрирующего органа, дата регистрации, серия и номер праворегистрирующего документа о регистрации права. Если регистрация права не проводилась, то это указывается).

Указание обременений при их наличии.

Право (указывается вид права) на (наименование объекта) подлежит регистрации в (указывается полное наименование регистрирующего органа).

Наследственное дело № _____

Зарегистрировано в реестре за № _____

Взыскано госпошлины (по тарифу) ______

Нотариус (подпись нотариуса)

Печать».

Конечно, формулировки ст. 75 Основ и свидетельства по Форме № 15 не выдерживают критики. Они усугубляют непонимание нотариусами и иными заинтересованными лицами различий между понятиями «доля имущества» и «доля в праве на имущество» и, как следствие, провоцируют конфликты между наследниками, лицами, ведущими реестр владельцев ценных бумаг, и другими лицами, серьёзно затрудняют осуществление нотариальных действий. Однако толкование текста Формы № 15 («принадлежит одна вторая доля в праве в общем совместном имуществе супругов, приобретённом названными супругами во время брака») с учётом разъяснения, содержащегося в упомянутом выше Постановлении Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности отдельных положений подпунктов 1 и 2 пунк-та 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой» от 13.03.2008 г. № 5-П, позволяет утверждать, что пережившему супругу выдаётся свидетельство на долю в праве на имущество, а не на долю, выделенную в натуре. Хотя форма и называется «Свидетельство о праве собственности», это лишь калька с текста ст. 75 Основ, дословное воспроизведение которого (текста) преследует цель снять вопрос о том, какое нотариальное действие совершается при выдаче данного свидетельства.

Чтобы ответить на вопрос об оформлении прав пережившего супруга и наследников на акции, необходимо определить, возможно ли осуществление общего долевого права на акцию (пакет акций)? Понятно, что в силу различных обстоятельств акция (пакет акций) может оказаться в обладании нескольких лиц, которым будут принадлежать и права на акции, и права из акций. Понятно, однако, и то, что возможность совместного осуществления корпоративных прав лицами, совместно владеющими акцией (пакетом акций) наталкивается на ряд теоретических и практических возражений. Обойдя эту проблему, решение которой требует специального изучения вопроса о порядке осуществления акционерами корпоративных прав и практики ведения реестра, сделаем выводы для двух возможных ситуаций:

1. Если в реестре владельцев акций возможна регистрация общего права на акцию (пакет акций), то такая регистрация должна осуществляться на основе свидетельств о праве на наследство и/или свидетельства о праве пережившего супруга по Форме № 15. Внесение изменений в реестр в связи с последующими выделом доли пережившего супруга из общего имущества и разделом наследства между наследниками будет осуществляться на основании соглашения о разделе наследства между наследниками и/или совершённого между пережившим супругом и наследниками обычного соглашения о разделе общего имущества или выделе доли из него.

2. Если регистрация общего права на акцию (пакет акций) в реестре владельцев акций невозможна, то изменения в реестр должны вноситься на основе соглашения о разделе наследства между наследниками и/или совершённого между пережившим супругом и наследниками обычного соглашения о разделе общего имущества или выделе доли из него.

 

 

* В связи с возникшими в практике арбитражных судов проблемами в октябре 2008 г. на заседании Научно-консультационного совета ВАС РФ был обсуждён вопрос о наследовании акций, нажитых в браке. В основу решения по указанному вопросу было положено заключение члена Совета Н. Ю. Рассказовой. По просьбе журнала «Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ» автором была подготовлена статья «Наследование акций, нажитых в браке». С разрешения журнала «Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ» статья передана автором для опубликования в журнале «Нотариальный вестникъ».

 

1 Статья 38 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ).

2 Это в известной степени не может быть поставлено им в упрёк, т.к. дороговизна и сложность процедуры оформления прав на недвижимость никоим образом не соразмерны результату, если иметь в виду ту легкость, с которой может быть оспорена книжная запись.

3 ФЗ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04.07.1991 г. № 1541-1 с последующими изменениями.

4 Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Астаховой Ирины Александровны положением подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации» от 02.11.2006 г. № 444-О.

5 Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утверждённое Постановлением Федеральной комиссии по ценным бумагам от 02.10.1997 г. № 27.

6 Закон РФ «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» от 11 .02.1993 г. № 4462-1 с последующими изменениями.

7 Дальнейшее рассуждение напрямую зависит от решения вопроса о практической возможности осуществления общего долевого права на акцию (пакет акций). Этот вопрос будет рассмотрен отдельно ниже.

8 Приказ Министерства юстиции «Об утверждении Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах» от 10.04.2002 г. № 99.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100