Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Имиджевая политика нотариального сообщества: цели и задачи нотариусов и нотариальных палат

01.12.2008

Н.В. Гончарова, президент Нотариальной палаты Волгоградской области, член Правления ФНП

 

Говорить об имидже в нашей среде – занятие не самое благодарное. Заводят такие разговоры энтузиасты, которых не так много, основная же масса поначалу воспринимает разговоры об улучшении своего имиджа, в лучшем случае, как назойливое жужжание. И только со временем это большинство постепенно изменяет свою деятельность, дотягиваясь до того уровня, который обозначили «фантазёры».

Тем не менее в последнее время и в разговорах об имидже, и в их реальном воплощении начался застой. Разговоры зациклились, ходят по кругу, новых идей практически не появляется. Соответственно, мы не делаем и новых шагов. Для того, чтобы понять происходящее, нужно проанализировать историю нашего развития.

Вспомним старую истину о том, что действовать заставляют не покой и сытость, а трудности и голод. Много говорить о своём имидже мы стали только в начале XXI века. Почему же не раньше? Процитирую несколько отрывков из статьи, опубликованной в «Московских новостях» вскоре после смерти Анатолия Тихенко. Авторы: Леонид Никитинский, Александр Борин, Галина Енютина.

«Жили-были государственные нотариусы, бедные чиновники и в массе своей скучные неудачники. Советские граждане большой собственностью не владели и, если не считать завещаний и покупки дачи на шести сотках, никаких таких сделок не совершали. Зарплата у нотариусов была маленькая, взятки они тоже брали маленькие – за оформление без очереди доверенностей на машины. Но соприкосновение с рынком, вызвав такую же реакцию, как и в любой другой чиновной среде, за несколько лет преобразило их – по крайней мере, внешне. Идея "приватизации" нотариата основывалась на обещании будущих частнопрактикующих нотариусов снять с государства заботы о содержании нотариальных контор и ответственность за удостоверяемые сделки. Взамен то, что прежде называлось пошлиной и шло в доход государства, отныне переименовывалось в тариф и пошло в карман нотариусу. Из этого кармана частный нотариус, впрочем, обещал не только платить налоги, но и содержать оборудованный офис, аппарат помощников, страховать сделки, чтобы в случае ошибки отвечать за них перед гражданами своим имуществом».

Мы можем по-разному относиться к ёрническому тону и юридическим неточностям, допущенным журналистами. Тем не менее они поняли смысл идеи появления частнопрактикующего нотариата в нашей стране. Когда всё начиналось, мы думали именно так: частный нотариат по-настоящему защитит интересы граждан, создаст для них комфортные условия. Но действительность не совпала с ожиданиями. Никаких дополнительных гарантий правам граждан не появилось. Практически в каждом регионе находились нотариусы, которые сводили на нет добросовестную деятельность большинства. Комфортных условий для клиентов, в плане оборудования своих офисов, в «золотой» (в прямом смысле этого слова) век нотариата большинство из нас также не создало. Большие деньги, которые мы получали, тратились в первую очередь на удовлетворение собственных накопившихся за долгие годы государственного нотариата нужд: приобретение недвижимости, роскошь, поездки за границу. Это время нельзя даже назвать временем первоначального накопления капитала, т.к., с точки зрения экономики, первоначальный капитал нужен для развития дела, которым занимаешься. Кто тогда мог услышать единичные голоса, говоривших об имидже?

Вот ещё несколько слов из статьи: «Возглавив Федеральную нотариальную палату, эти свои странные мысли Тихенко стал навязывать коллегам. Он требовал очищения от скверны, в том числе самыми жёсткими методами. Он твердил о важности репутации (тем более с оглядкой на людскую зависть и злобу, вызываемые чужим богатством), о необходимости не жадничать и вкладывать деньги в образование, расширение кругозора, в общем, "в головы". Но его зажигательные речи – и это хорошо читается по протоколам собраний – сами собой гасли в зале как головешки в болоте. Разбогатевшим в одночасье бывшим советским нотариусам слова об "имидже", наверное, льстили, и они, заслушавшись, голосовали за Тихенко, но, когда речь заходила о деньгах, они лучше понимали тех, кто обещал им быстренько снизить размер членских взносов».

Не известно, как ещё долго продолжалось бы такое отношение к образу нотариата в глазах общества с нашей стороны, если бы не изменения в законодательстве 98 года и последующих лет.

В первую очередь эти изменения сказались на доходе нотариусов, который резко сократился. Большинство клиентов воспользовались возможностью не идти к нам на приём. И постепенно мы стали понимать, что за клиента надо бороться, его надо привлекать, а для этого нужно изменять своё отношение к делу, становиться более вежливыми, создавать комфортные условия. Стали появляться многочисленные концепции, что и как нужно делать для достижения своего позитивного облика. Проблема всех концепций в сфере имиджа нотариуса (умных и детально прописанных) состоит в том, что они предлагают методы, апробированные в других областях человеческой деятельности. Они не учитывают реального положения российского нотариата: нашего с вами среднего возраста, пола, навыков менеджмента, возможностей для повышения профессионального уровня (речь не о наличии собственного желания, а предложений, которые на сегодняшний день имеются), компетенции, предоставленной нам законом. Эти концепции предлагают нам произвести в своём сознании революционный, скачкообразный переворот. Практика же показывает, что мы изменяем своё отношение к имиджу постепенно, эволюционно.

Вначале подобные изменения затронули наше отношение к своему рабочему месту, к своим конторам. Подчеркну ещё раз, мы стали уделять этому внимание, когда у нас стало меньше денег. Те из наших коллег, которые первыми приобрели помещения в собственность и современно их оборудовали, стали привлекать больше клиентов и получать больший доход. Для остальных появился пример. Постепенно, год за годом всё больше и больше нотариусов стали приобретать помещения для контор в собственность. И вот в этом процессе для его ускорения значительную роль должна была сыграть нотариальная палата.

Сегодня у 111 нотариусов нашего региона в собственности 95 контор, ещё пять приобретены в собственность и находятся в стадии реконструкции. Три офиса, расположенные в экономически неблагоприятных районах, принадлежат нотариальной палате и передаются нотариусу в безвозмездное пользование. Если бы не активная работа членов Правления, их было бы гораздо меньше. Наше Правление понимало необходимость такой работы. И поэтому все последние годы мы постоянно объясняли, насколько и экономически, и политически правильно иметь контору в собственности. Всеми возможными способами подталкивали нерешительных нотариусов к трудному для них шагу – приобрести контору в собственность.

Способов для этого у палаты не много. Палата не может, да и не должна иметь для этого административные полномочия, указующие и обязательные для её членов. Наши возможности ограничены методами убеждения, критики, а когда нужно – общественного осуждения. Важно правильно использовать эти методы. Несмотря на то, что иной раз, после жарких дебатов на Правлении, некоторые нерадивые нотариусы уходили в слезах, а некоторые даже убегали, хлопнув дверью, по прошествии времени большинство из них приобрели помещения под конторы в собственность. Пока ещё никто об этом шаге не пожалел.

Существует мнение о том, что в законодательстве необходимо закрепить как можно больше властных полномочий палат в отношении нотариусов. Не могу согласиться с этой точкой зрения. С одной стороны, настаивая на этом, мы расписываемся в неумении стать по-настоящему саморегулируемой организацией, с другой – открываем простор для злоупотреблений со стороны органов управления палаты в отношении нотариусов. Полномочия палат должны быть скорректированы и закреплены в законе, но в основу этого должен быть положен принцип демократического самоуправления внутренней жизни сообщества.

Не нужно забывать, что одной из главных потребностей человека является достижение комфортного психологического состояния. Большое значение в достижении такого состояния имеет наличие у человека позитивных отношений с социальной группой (в том числе и профессиональной), к которой он принадлежит. Позитивное отношение коллег для нас очень важно, поэтому пусть и не сразу, но мы прислушиваемся к тому, что о нас говорят и думают другие. Практика показывает, что те из нас, кто противопоставляет себя сообществу, со временем либо уходят, либо оказываются на скамье подсудимых.

Вывод: органы управления нотариальных палат должны состоять из людей, не только болеющих душой за дело, но людей, видящих перспективы его развития, имеющих волю на то, чтобы убедить других в необходимости самосовершенствования. Подобный подход требует определённой зрелости самого сообщества. Для того, чтобы избрать президентом палаты и членами Правления не тех, кто более приятен, комфортен и менее требователен, нужно мужество, которого у сообществ многих палат сегодня нет.

В целом же это направление имиджевой политики нашим регионом достаточно успешно пройдено. Большинство нотариусов ушли из полуподвальных, необорудованных помещений в новые красивые офисы.

 

Теперь зададимся вопросом, а кто является лицом офиса? Чаще всего первое впечатление от визита к нотариусу, а в некоторых конторах и единственное, клиент получает от общения с работниками нотариальной конторы. И это второе направление имиджевой политики, о котором я буду говорить.

Квалифицированный и вежливый аппарат нотариальной конторы – это, пожалуй, больше, чем половина залога успешной работы нотариуса. Зачастую, когда уходит ценный сотрудник, у нас начинается чуть ли не паника. Почему же они уходят? Только ли в них дело, или причина прежде всего в нашем отношении? Посмотрим на средний возраст работников нотариальных контор. Он намного ниже, чем средний возраст нотариусов. Те, с кем мы начинали работать в 90-х годах, в большинстве своём от нас ушли. Почему?

Самое главное – это отношение к работнику как, в полном смысле этого слова, «рабочей силе». Стараясь выжать из работника по максимуму, мы стемимся сэкономить на всём, что касается оплаты его труда, «социального пакета», времени отдыха. Некоторые из нас не заключают трудовые договоры, платят зарплату в конвертах, отказывают в приёме на работу студентам, вместо обучения попросту эксплуатируют стажёров. Ощущение такое, что некоторые из нас живут одним днём. А ведь хорошего специалиста нужно, как цветок, не жалея сил, выращивать, а вырастив, создавать условия для существования. Кроме социальных благ, зачастую мы ограничиваем своих сотрудников и в возможности профессионального развития. Многие ли нотариусы отправляли своих помощников на курсы повышения квалификации? Единицы. Участвуют ли наши помощники в семинарах, проводимых палатами? Почти никогда ведь придётся закрыть контору! А, как же доход? Мы делаем их роботами с программой, которая нас удовлетворяет, и забываем о потребности человека в развитии.

Большинство этих проблем нотариальная палата за нотариуса не решит. Но в отдельных вопросах помощь оказать может. Много лет подряд мы слышали от нотариусов слова о том, как сложно найти квалифицированного работника. Молодых людей, принятых на работу с улицы, приходится много времени обучать, а зачастую толка оказывается мало. Для решения проблемы мы стали использовать два метода.

Во-первых, представитель нотариальной палаты участвует в ярмарках вакансий, которые проводят вузы, рассказывает о возможностях по трудоустройству в нотариальные конторы, трудовых функциях, возможных перспективах. Все, кто заинтересовался, оставляют в нотариальной палате резюме. В случае появления у нотариуса вакансии предлагаем ему возможные варианты. При этом работник аппарата палаты ориентирует нотариуса в возможных кандидатурах.

Во-вторых, в 2007 г. на базе одной из больших нотариальных контор мы создали учебный класс на десять мест для повышения квалификации работников нотариальных контор. В ходе занятий в течение десяти дней слушатели улучшают свою работу с компьютером, овладевают компьютерной программой нотариального документооборота, которая у нас используется, обучаются правилам нотариального делопроизводства, основам этики взаимоотношений в коллективе и с клиентами, правилам правописания и ведения деловой переписки. Занятия ведут нотариусы, работники аппарата нотариальной палаты, преподаватели университета. Отзывы нотариусов о курсах положительные.

Вывод: задача нотариуса состоит в том, чтобы создать для своих работников достойные условия труда и профессионального развития. Задача нотариальной палаты – содействовать в получении сотрудниками нотариальных контор минимально необходимого уровня знаний и трудовых навыков.

 

Третья часть посвящена одному из самых спорных вопросов, касающихся имиджевой политики – должны ли нотариусы участвовать в политической и общественной жизни своего региона и государства в целом, и насколько активно? Сначала о политике. В 2006 году мы однозначно сделали вывод о том, что нотариусы должны идти в политику. Поход оказался неудачным. Один из главных выводов, которые мы вынесли – ставить надо было на другую партию! Но давайте задумаемся, нет ли в самом подходе противоречия с проповедуемыми нами идеалами? Работая над созданием положительного имиджа нотариуса, мы ставим себе цель – привить обществу отношение к нотариусу как к принципиальному, независимому, профессионально грамотному, неподкупному служителю интересам каждого члена общества. Эта цель идеалистична. Но для её достижения мы пытаемся использовать способы и методы, привязанные к сиюминутному, конъюнктурному моменту, в котором находится государство. Мы стремимся достичь цели теми способами, которые приняты и одобрены ментальностью общества. Но в таком случае о какой принципиальности и независимости нотариуса можно говорить!? Ведь у нас не принято, чтобы кто-то выделялся на общем фоне. У нас не принято говорить о ком-то, что он самый умный, самый честный, самый справедливый. Таким людям сразу бьют по рукам. Предположим, что мы поставили бы на ту партию и вошли в Думу. Тактическая победа была бы одержана. А что дальше?

Правящие партии у нас меняются со сменой лидеров государства. Для того, чтобы быть в фарватере, мы должны будем постоянно менять свою окраску. Хотя мы уже стали на этот путь, изменив профессиональный кодекс и разрешив нотариусам быть членами партии. Вопреки идеологии латинского нотариата, мы разрешили нотариусам быть конъюнктурными. И у нас «железное» оправдание – так принято!

Убеждена – идти в политику нотариусам нужно, но войти в неё мы должны независимыми. Шанс на это очень небольшой, но он есть. Для того, чтобы он состоялся, мы должны уже сегодня проявлять активность в общественной жизни, быть на виду.

Для этого необходимо постоянно заявлять о себе и делать это различными способами. Они хорошо известны, например, самостоятельное проведение или участие в общественно значимых акциях, проводимых в масштабах региона или страны. Благо сегодня для желающих поучаствовать в полезных и интересных общественно значимых мероприятиях есть большой выбор предложений и возможностей. Действуй – было бы желание! Только проводя подобную работу постоянно и скрупулёзно, через несколько лет мы сможем рассчитывать на то, что определённое позитивное мнение о нашей корпорации будет сформировано, и мы войдём в политический бомонд как равные среди равных, а не как пасынки сильных мира сего (сильных только в данный момент времени и в данных обстоятельствах).

Приведу пример того, как вышесказанные, достаточно высокопарные слова воплощаются на практике в Нотариальной палате Волгоградской области. С 2007 г. нотариальная палата проводит акцию под названием «Солнечный круг». Эта акция проводится для детей и взрослых. Её цель – ещё раз напомнить всем о значении семейных ценностей, оказать помощь, внимание и поддержку детям, у которых нет семьи, рассказать детям об их правах, привить азы правовой культуры. В ходе акции мы уже провели озеленение территории детского дома, выставку фотографий «Я и моя семья», выпустили в свет и реализуем книгу «Права детей в сказках, вопросах и рисунках» и её аудиоверсию для слабовидящих детей. Кульминацией стал большой детский праздник, который состоялся в октябре.

Теперь о том, какой эффект мы имеем от проводимой акции. Если говорить об озеленении детского дома, то в основном это мероприятие способствовало развитию внутрикорпоративной культуры. Эта была встреча нотариусов, их семей в нерабочей обстановке. Совместный труд завершился общим застольем, а это совсем не то же самое, что встретиться за новогодним столом в ресторане. С другой стороны, о происшедшем рассказали и телевидение, и газеты. То же можно сказать и о фотовыставке, которая прошла в рамках празднования 15-летия палаты.

Выпуск книги сказок дал больший эффект. Сама книга была издана совместно с Ассоциацией юристов России. Региональное отделение ассоциации совместно с общественной палатой взяли на себя заботу о распространении книги среди первоклассников области и проведении конкурса рисунков «Я и моё право», победители которого получат не только призы, но и побывают на приёме у губернатора области. Всё это способствует установлению хороших отношений нотариальной палаты и с Ассоциацией юристов России, и с общественной палатой, и с региональной властью.

Это только один из примеров того, как Нотариальная палата Волгоградской области участвует в жизни своего региона. Могу привести и другие, но хочу поговорить не об этом. А о той реакции, которую вызывают наши успехи внутри нотариального сообщества России. Иногда это раздражение: «Вот де, Волгоград опять вперёд, напоказ лезет». Об этом мнении ничего говорить не буду. Чаще – это зависть. Хорошая зависть: «А почему, у нас так не делается?!» Это действительно интересный вопрос, почему?

У меня есть встречный вопрос, а готовы ли вы, нотариальное сообщество конкретного региона, заниматься такой работой? Ставите ли вы перед президентом и Правлением своей палатой задачу заниматься этим? Хватит ли у вас мужества провести изменения в работе палаты? Готовы ли вы к существенным затратам? В большинстве случаев нет!

К сожалению, в последнее время сообщества многих регионов выбирают жизнь в «болотце, где тепло и сытно». Поэтому избирают в президенты и в Правление лиц либо по принципу «лучше хорошо проверенное старое, чем неизвестное новое», либо новых людей, но о которых доподлинно известно, что они ничего не потребуют, голос не повысят, в общем «своих людей». Люди инициативные, требовательные у нас не в фаворе. Мы постоянно опускаем планку требований для тех, кто должен организовывать нашу деятельность, и избегаем брать ответственность за жизнь палаты на себя. Избрав подобным образом руководящие органы палаты, мы предоставляем им «широкие» полномочия – делайте, что хотите, только нас не трогайте и не за наш счёт!

Вопрос о «нашем счёте», т.е. о размере членских взносов, всегда самый тяжёлый в тех палатах, где «актив» задумывается о проведении преобразований, особенно, если речь идёт о проведении имиджевых акций, а не улучшении, например, материально-технической оснащённости нотариальных контор.

В нашей нотариальной палате членские взносы нотариусов составляют 10 % валового дохода, и зачастую приходится ломать голову, как распределить эти средства, чтобы хватило на все задумки. Во многих палатах размер взносов равен 5–6 %, и часто приходится слышать о необходимости снижения этих мизерных процентов. Есть и обратные примеры. Бюджет некоторых палат весьма приличен, но деньги направляются не на поддержание и развитие перспективных направлений деятельности, а на удовлетворение личных потребностей нотариусов: им платят отпускные, оплачивают отдых и лечение членам семьи нотариуса. Эти палаты напоминают мне богоугодные заведения, собесы. Только в роли подопечных выступают не нищие и калеки, а состоявшиеся, финансово обеспеченные люди.

Вывод: нотариальное сообщество должно и обязано участвовать в политической и общественной жизни страны. Это должно происходить в каждом регионе. Организовывать и координировать работу должны нотариальные палаты. Нотариусы должны создавать условия, в том числе и финансовые, для её осуществления, но при этом повысить уровень требовательности к руководству палат.

 

Уважаемые коллеги! Надеюсь, что вас не смутил временами резкий тон статьи. Сознательно пишу её в таком ключе. За последние полгода мы вновь погрузились в спячку и ждём, чтобы кто-то решил за нас все наши проблемы. Кто же будет этот «кто-то»!? И какие решения примет? Может, пронесёт?

А, может, не гадать, а осознанно принять на себя ответственность за своё будущее и будущее частнопрактикующего нотариата?

 

 

* Выступление на семинаре 23–29 августа 2008 г. (Самара–Астрахань).

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100