Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Одна страница из истории псковского нотариата

29.11.2008

А.В. Седунов, доктор исторических наук

 

Псков – один из древнейших городов России, возникнув на рубеже V–VI вв., ко временам правления легендарных Рюрика и Олега, уже был большим приграничным городом. Именно выгодное географическое положение с древнейших времён определило место и роль, которую играл Псков в истории российского государства. «Богатырской заставой земли русской» называл его Н.М. Карамзин, у В.Н. Татищева он определялся как «внешний торговый центр русских земель на западе». Граница с несколькими государствами, что и сегодня, в XXI в., проходит в 50 км от города, наложила существенный отпечаток на всю историю этой земли. Именно здесь в XIII–XIV вв. возник один из самых знаменитых правовых памятников российского государства – Псковская судная грамота, которая чётко определила нотариальные функции в системе отечественного средневекового государственного и общественного строя. Позднее у этой земли было немало интересных и трагических страниц, и история псковского нотариата стала неотъемлемой частью грандиозных событий, происходивших на северо-западе.

1918 год. Переговоры в Брест-Литовске провалились, и 18 февраля начинается немецкое наступление по всей линии фронта – от Карпат до Балтики. В первые же дни передовые отряды германских войск на северо-западе продвинулись более чем на 200 километров. Сопротивления не было. «Армии не стало – есть огромная, усталая, плохо одетая, с трудом прокармливаемая, озлоб-ленная толпа людей», – писал генерал Посохов в штаб Северного фронта. М.Д. Бонч-Бруевич сообщал о полном расстройстве фронта, что «обороняться некем и нечем»1. «Армия бросилась бежать, бросая всё, сметая всё на своём пути», – писал об этих днях первый советский главнокомандующий русской фронтовой армией Н.В. Крыленко.

В феврале 1918 г. в условиях массового дезертирства и ожидания немецкого наступления задачи по борьбе с внутренней контрреволюцией были возложены на Чрезвычайный военно-революционный штаб при Управлении войсками Северного фронта, который находился в Пскове. Согласно Приказу № 1 от 15 февраля 1918 г. штаб запрещает всякие уличные манифестации, митинги, лекции и собрания, а виновные в организации «контрреволюционных действий» будут «нести ответственность по всей строгости революционного закона»2. 19 февраля, после получения известий о наступлении немцев, постановление «о защите революции» издаёт Псковский губисполком, предлагая «обезвредить руководителей контрреволюции в лице бывших офицеров, чиновников, священников, монахов и прочих изолированием их и высылкой из пределов губернии»3. Именно этот приказ был распространён и на работу оставшихся псковских нотариусов, которые продолжали некоторую деятельность и после Декрета № 1 «О суде», упразднившего все формы «буржуазной юстиции». По мнению большевиков, некоторые из нотариусов, бывших судей и чиновников «своими действиями с неправильно нажитым имуществом отдельных представителей свергнутых классов» могли стать почвой для контрреволюции. Деятельность нотариусов была окончательно прекращена, вплоть до особых распоряжений. От большевиков этих распоряжений ждать уже не приходилось – в ночь с 24 на 25 февраля город после боёв с красноармейскими отрядами был занят немцами.

Новая власть устанавливала свои порядки, ввела военную полицию и установила контроль за населением. Военно-революционный комитет собирал сведения о положении в оккупированных немцами районах. Так, уже спустя два дня после занятия Пскова кайзеровскими войсками4 член ВРК В. Беркуль, основываясь на разведданных, полученных от очевидцев и разведчиков-маршрутников, подробно рисует картину деятельности немцев в Пскове и его окрестностях: «Немцев в Пскове около четырёх тысяч… офицерство русское надело погоны и поражает своим количественным составом, охотно регистрируется у немцев, обезоруживает русских солдат и население»5. 28 февраля разведчик сообщил о закрытии в Пскове «всех клубов и организаций», об установлении комендантского часа и восстановлении старой Городской Думы6. Весной 1918 г. Карамышевский ВРК, основываясь на показаниях беженцев, сообщал в Наркомвоен о тарифах, налогах и штрафах, введённых в зоне оккупации, о «вербовке местных жителей на работы в Германию», об установлении твёрдых цен на продукты в Пскове и его окрестностях7.

Весной 1918 г. в Псков прибыл командующий 9-й германской армией принц Леопольд Баварский. Во время парада кайзеровских войск, который прошёл под стенами древнего Псковского кремля, несколько псковских помещиков и представителей дворянства передали ему обращение с просьбой «занятия всей территории Псковской губернии… сохранения оккупации в уездах губернии… до восстановления в России правильного порядка и… восстановления отдельных законов Российского государства»8. Среди тех, кто писал адрес и прошение, были бывший мировой судья и активный земский деятель Л.Б. Крейтор, бывший депутат земского собрания В.В. Назимов и нотариус окружного суда Н.П. Полунов. Видимо, именно ему принадлежали несколько слов о необходимости восстановления «законных имущественных отношений, порушенных безнравственными и преступными помыслами» советской власти.

Весной-летом 1918 г. в Пскове восстанавливается работа Городской Думы и  двух нотариусов, которые в своей деятельности руководствовались Положением о нотариальной части 1866 г. и его последующими дополнениями. О каких-либо конкретных делах нотариусов, работавших в 1918 г. в условиях немецкой оккупации и формирования белой армии на северо-западе России, сведений сохранилось крайне мало. Известно лишь, что большинство псковских помещиков, вернувшихся в свои имения после их разорения в 1917 г. и передачи большинства их в ведение коммун, направили свои запросы к Н.П. Полунову, дабы закрепить свои документы о собственности на земельные владения. Среди тех, кто попросил нотариусов заверить свои документы о поместьях, были и депутат III и IV Государственной Думы А.Д. Зарин, и потомок героя войны 1812 г. граф А.И. Коновницын. Эти сведения были необходимы для немецких властей, дабы избежать чрезмерных налогов и реквизиций в мае – августе 1918 г., ведь немецкие коменданты, как описывал эти события писарь немецкого штаба В. Лемзаль, принимали только «правильно оформленные и заверенные документы». Однако работа псковских нотариусов в 1918 г. была недолгой.

Уже 25 ноября 1918 г., в 16 час. 30 мин., «доблестными красноармейскими частями Торошинского участка с боя взят Псков... В городе приступлено к восстановлению советской власти»9.

В первые дни вся полнота власти находилась в руках Военно-революционного комитета. Торошинская прифронтовая чрезвычайная комиссия в эти дни произвела большое количество арестов и реквизиций. «Тюрьма была загружена арестованными белогвардейцами и случайными гражданами… Здание Государственного банка было завалено всевозможными вещами, ценностями и оружием». ВРК принял решение об аресте 600 заложников из представителей буржуазии, часть из них были сразу же расстреляны. Сведения о количестве расстрелянных в первые дни освобождения весьма разняться. Псковская ЧК сообщает о 56 человеках10, в Острове по инициативе ВРК было расстреляно 12 человек11. 20 и 21 декабря губЧК, рассмотрев дела по организации Северной армии, заявила, что «считает их врагами, как паразитов труда, которым не может быть места в наших пролетарских рядах» и постановляет расстрелять 22 человека12. 30 декабря было расстреляно ещё 12 человек13.

В начале 1919 г. выявление участников белого движения было продолжено. Ряд известных псковских деятелей было впервые арестованы весной 1919 года. В губЧК совместно с революционным трибуналом была создана «особая Следственная комиссия, производящая допрос всех содержащихся в тюрьме… прибегая ко всевозможным опытам допроса… Работа была закончена, и арестованные были подразделены на несколько категорий, которые частью расстреляны, приговорены на общественные работы и освобождены». Среди тех, кто был расстрелян, значились Л.Б. Крейтор, В.В. Назимов и Н.П. Полунов.

Нотариат, возникнув в эпоху Древнего Египта и греческих полисов, прошёл длительный период развития, и в России деятельность нотариусов рассматривалась как неотъемлемая часть общественно-государственного механизма. Большевистская идея о последовательном и неуклонном уничтожении буржуазного гражданского права и всех его институтов разрушала сложившийся порядок. Для многих людей эта идея была непонятна и неприемлема. Попытки возродить нотариат в новых условиях, даже в ситуации оккупационного режима и полного господства иноземных захватчиков, были попытками вернуться к привычной жизни, к неким устоявшимся традициям. Именно этим фактором можно объяснить инициативу и деятельность псковских земцев в 1918 г., в период немецкой оккупации. Этими же обстоятельствами руководствовались сотрудники правительства Северо-Западной армии Н.Н. Юденича и «батька» С.Н. Булак-Булахович, главнокомандующий эстонской армией И. Лайдонер, предпринимавшие попытки восстановить деятельность нотариусов в Пскове и его окрестностях в 1919 году.

 

 

 

1 Николаев П.А. Интервенция Германии // Интервенция на северо-западе России 1917–1920. – С. 91.

2 Северная Правда. – 1918. – 15 февраля.

3 ГАПО. – Ф. 590. – Оп. 1. – Д. 28. – Л. 17–17 об.

4 Псков был захвачен 25 февраля 1918 г., как это совершенно точно установил П.А. Николаев, изучивший большой комплекс отечественных и немецких материалов. Николаев П.А. На псковские позиции, на защиту Петрограда! – Л.,1980; Николаев П.А. На защиту Петрограда! – Л., 1986.

5 РГВА. – Ф. 7150. – Оп. 1. – Д. 9. – Л. 95–96.

6 Там же. – Л. 66.

7 Как немецкие оккупанты угнетали и грабили наш народ. – М., 1941. – С. 14.

8 РГВА. – Ф. 7150. – Оп. 1. – Д. 9. – Л. 73–74. Крах германской оккупации на Псковщине / Сб-к документов. – Л., 1939. – С. 197–198.

9 Николаев П.А. Указ. соч. – С. 127–129.

10 ГАПО. – Ф. 590. – Оп. 1. – Д. 343. – Л. 11.

11 Псковский набат. –1918. – 7 декабря.

12 Там же. – 28 декабря.

13 Псковский набат. – 1919. – 10 января.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100