Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Серафима Шпарфова: «В своей профессии я нужна людям»

29.11.2008

А. Мельников

 

Нотариат Челябинской области богат яркими, умными, интересными людьми. Но даже на общем незаурядном фоне все признают: магнитогорский нотариус Серафима Николаевна Шпарфова – личность уникальная. Она единственная среди нотариусов Челябинской области имеет звание «Заслуженный юрист РФ». Пятнадцать лет назад одна из немногих была членом инициативной группы по созданию палаты, при этом и ныне действующий член Правления. На протяжении двух сроков – помощник депутата Госдумы РФ Павла Крашенинникова. Наконец, одна из самых опытных и мудрых представительниц нотариата – этой профессии она отдала 39 лет! А сама Серафима Николаевна уже принимает поздравления от друзей и коллег по случаю своего 70-летнего юбилея.

Глядя на эту энергичную женщину, поражаешься: откуда же берётся столько сил?! Может быть, судьба ей так благоволила? Но у Серафимы Николаевны своё объяснение – это многочисленные жизненные трудности её как раз и закалили…

 

– Сама я родом из столицы. Но своих родителей потеряла в 1941 году, с началом войны, когда из моей родной Москвы стали эвакуировать людей. Меня вместе с другими детьми привезли в Оренбургскую область, где я 10 лет провела в Акбулакском детдоме. Детский дом – не самое простое испытание для ребёнка. Но он научил меня многому. Прежде всего выживать, всегда рассчитывать только на свои силы, уважать других людей.

Несмотря на все тяготы, у меня остались тёплые воспоминания о детдоме и людях, которые там работали. И сейчас, спустя многие годы, периодически приезжаю туда – и меня до сих пор помнят, и я о них не забываю.

 

При выпуске из детдома подросшую и повзрослевшую Фиму направили в Оренбург – осваивать профессию бухгалтера. Финансовый техникум она окончила успешно, но работать по приобретенной специальности не стала – не понравилось. Вместо этого отправилась в Москву – искать родителей. Но нашла только родственников и от предложения остаться у них отказалась. Наверное, большинству современных девушек будет ой как не просто понять логику Серафимы Шпарфовой, но она поступила, как типичный герой того, послевоенного времени.

– Шёл 1958-й год, объявили очередную комсомольскую стройку. И я отправилась в Сибирь, на Кузбасс, строить Казский рудник. Жили в палатках, по трое. С энтузиазмом работали и весело отдыхали.

 

Как выяснилось, на Кузбассе 20-летнюю Серафиму ожидала не только романтика молодёжных строек. Нашла там она и своё семейное счастье. Вышла замуж, вслед за мужем переехала в Магнитогорск, родила сына. А затем решила получить другое образование, такое, «чтобы по душе было». После долгих колебаний и сомнений поехала в Москву, поступила в юридический институт (а конкурс-то был девять человек на место!), сразу же перевелась на заочное отделение, которое благополучно и окончила. Тогда и встал выбор – куда идти работать.

 

– Меня приглашали в прокуратуру, в суд. И там, и там попробовала – не понравилось, работа тихая, сидячая. А потом посоветовали пойти в нотариат. Это сейчас о нотариате говорят достаточно много, а тогда почти никто о нём ничего не знал. И, конечно, сам нотариат не был такого уровня, как у нас сегодня. Поначалу и плакала, и переживала. Дважды собиралась уволиться, потом оставалась. И знаете, постепенно втянулась в эту работу и вот проработала уже 39 лет. Давно не жалею, что стала нотариусом. Не потому, что какие-то пафосные мотивы есть, дескать «нотариус – это звучит гордо», а потому, что поняла – я нахожусь на своём месте и в своей профессии нужна людям.

 

Сама Шпарфова говорит, что у неё «строптивый характер». Хорошо знающие её люди называют схожие, но всё же другие качества – независимая, принципиальная. И эту свою независимость она стала проявлять и в работе нотариуса, причём буквально с первых дней.

 

– Одним из первых моих посетителей был известный на Урале поэт Борис Александрович Ручьёв. Он долгое время сидел – в 1930-е годы его по клеветническому доносу репрессировали, потом в 1957 году реабилитировали. А в 1969 году ему понадобилось заверить копии грамот, поздравительных телеграмм, чтобы назначили республиканскую пенсию. И вот появляется он у меня, начинающего нотариуса, и честно с порога предупреждает: «Куда не сунусь, никто не заверяет. В Челябинске был, в Москве, в Ленинграде – все от меня шарахаются. Может, Вы сделаете?» А я девочка строптивая была и при этом ничего не боялась. Человеку надо, криминального ничего нет – я всё ему заверила. Вызвал меня, конечно, потом старший нотариус – что наделала, этот человек политический заключённый был, и так далее. Шума было много, но я отбилась – в политике, говорю, ничего не понимаю, а по закону всё правильно было. Потом Ручьёв приходил, благодарил…

 

Возможность помочь людям – это главное, что так ценит в своей работе Серафима Николаевна Шпарфова. Нотариуса она любит сравнивать со священником, отмечая, что и в церковь, и в нотариальную контору люди ходят исповедоваться. И когда человек попадает в беду, сначала пойдёт в церковь, помолится, а потом начинает искать выход из сложившейся тупиковой ситуации и очень часто обращается за помощью именно к нотариусу. А вот нотариус и адвокат, по мнению Серафимы Николаевны, – совершенно разные профессии.

 

– Отличие между нотариусом и адвокатом принципиальное. У нас совершенно разные цели и направление, другой язык и другое мышление. Мы не ищем, как обойти закон, а адвокат ищет. Он смотрит, как в законе выгоднее расставить знаки препинания, а нотариус никогда не будет этого делать.

Мы просто даём человеку законы, на которые он мог бы опереться, помогаем правильно руководствоваться нормами права. Как обойти нормы права, как уйти от ответственности после уже совершённой ошибки – это не к нам, а к адвокату. Знаю, что в некоторых государствах адвокат и нотариус – одно лицо. В нашей стране, убеждена, общество ещё не доросло до этого.

 

Сколько лет Шпарфова работает нотариусом, столько она и беспокоится о простых людях, о том, как помочь им, как сделать пребывание у нотариуса комфортным. Уже обрастает легендами история из советских времён про то, как она, узнав, что для совершения нотариального действия должен подъехать секретарь одного из магнитогорских райкомов партии, специально подготовила для него самый старенький, буквально на трёх ножках, стул…

 

– Он спросил у меня, какая у тебя есть мечта в отношении работы. Я и сказала: «Чтобы у меня был хороший стул, хороший стол, чтобы люди ко мне приходили не побирушками, не униженными, а могли спокойно сесть, дождаться своей очереди. Чтобы человек чувствовал, что он пришёл к советскому нотариусу!»

 

О свободном нотариате Серафима Шпарфова мечтала многие годы. Неудивительно, что именно она в компании с коллегой, Татьяной Науменко, в 1992 году поехала от Челябинской области в составе российской делегации нотариусов в Ригу – знакомиться с опытом работы частных нотариусов Латвии. Общалась в поездке и с будущим первым президентом Федеральной нотариальной палаты Виктором Сергеевичем Репиным, работавшим тогда в Министерстве юстиции РФ. Он в тот момент принимал непосредственное участие в разработке Основ законодательства РФ о нотариате, сам находился в предвкушении значимых перемен и вдохновил своим оптимизмом Шпарфову. На предложение войти в состав инициативной группы по созданию Челябинской областной нотариальной палаты она откликнулась с энтузиазмом.

 

– В 1993 году мы в своей госконторе зарабатывали копейки. И у всех – ни кола, ни двора. Меня это сильно возмущало. И как только узнала, что у нас зарождается небюджетный нотариат, сразу сказала: давайте, девчонки, все уйдём на вольные хлеба. Многие тогда у нас в Магнитогорске меня поддержали – восемь человек ушли. Конечно, поначалу нам было очень трудно в финансовом, организационном плане. Но зато я сразу почувствовала моральное облегчение, потому что знала, что теперь в моих силах сделать нотариат таким, о котором я мечтаю.

 

Сейчас, когда уже позади 15 лет работы в небюджетном нотариате, Серафима Николаевна рада, что не ошиблась в своих ожиданиях, хотя оценку произошедшим переменам даёт с чёрным юмором.

 

– По сути, нотариат остался тем же самым. Но, начав работать на себя, нотариусы стали отвечать за всё сами. Если раньше за нас отвечало государство, оно могло пересадить меня с красного стула на зелёный, то сегодня мы сами принимаем решения и пересадить нас государство может только на стул, привинченный к полу.

Правда, благодаря тому, что у нас большая ответственность, мы и вдумчиво изучаем законодательство, и работаем, не покладая рук. Поэтому никогда не пропускаю курсы, где могла бы повысить свои знания. Более молодые нотариусы иногда говорят: «Вы и так всё знаете». А я не всё знаю, но хочу знать.

 

Что и говорить, за её знания, за её характер, за активную жизненную позицию Серафиму Николаевну Шпарфову любят, уважают, ценят. Часто приглашают на различные мероприятия. Не случайно, в течение двух выборных сроков по просьбе известного политика и депутата от Магнитогорска, председателя Комитета Госдумы по законодательству Павла Крашенинникова Шпарфова работала его помощником. Когда ей присвоили звание «Заслуженный юрист России», все восприняли это с пониманием и одобрением – кому ж присваивать, если не Шпарфовой?! А вот сама она такой награды не ожидала.

 

– Когда меня вызвали в администрацию, я заранее не знала, зачем, и в присвоения звания «Заслуженного юриста РФ» была в шоке. Тогда думала и сейчас считаю, что не заслужила такое звание. Но, видимо, руководителям виднее. Значит, надо оправдывать высокую оценку.

Даже если уйду на пенсию, всё равно не буду сидеть сложа руки. Займусь общественной работой. Я и сейчас много чего делаю. Веду консультации в приёмных Общественной палаты «Единой России». Прихожу на «Утренний телефон» в редакцию «Магнитогорского рабочего». На День пожилого человека встречаюсь со стариками в формате «вопрос-ответ». То в школу глухонемых иду, то в администрацию. Куда приглашают, где востребована – стараюсь никому не отказывать.

 

Казалось бы, все уже знают, сколько энергии, сил и молодого задора у Серафимы Николаевны. Но каждый раз она умудряется поразить окружающих чем-то новым. Вот и на одном из корпоративных праздников, организованном областной нотариальной палатой в рамках выездного семинара в Абзаково, Шпарфова лишила дара речи нотариусов, исполнив юмористический номер с клюшкой в руках и в форме магнитогорского хоккейного клуба «Металлург»…

 

– Хоккей обожаю, хожу на все игры «Металлурга». Болею эмоционально. Вроде бы иной раз думаешь: кругом знакомые сидят, надо бы степеннее себя вести. Но игра захватывает и забываешься. Вообще люблю спорт, регулярно посещаю плавательный бассейн. Знаете, возраст есть возраст, а человек есть человек. Можно и в молодые годы превратиться в рухлядь. Я предпочитаю жить по-другому...

 

4 ноября Серафиме Николаевне Шпарфовой исполнилось 70 лет. Здоровья Вам, счастья и успешной работы на благо нотариата и всех жителей Челябинской области!


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100