Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат и отмывание капиталов: французская система

29.11.2008

Пьер Беке, нотариус

 

Введение

 

В Уголовном кодексе даётся следующее определение понятия «отмывание денег».

Отмывание денег – это «факт создания любой ценой благоприятных условий для ложного обоснования источника происхождения имущества или доходов автора преступления или правонарушения, принесшего ему прямую или косвенную выгоду. Отмыванием денег также является факт содействия доверительной операции сокрытия или конверсии прямого или косвенного дохода, полученного преступным путём».

В частности, отмывание денег состоит в возврате в оборот денежных средств, полученных в результате организованной преступной деятельности, такой как наркобизнес, торговля оружием, сутенёрство, вымогательство денег, торговля людьми, хищение государственных денежных средств, терроризм.

Возврат в оборот полученных преступным путём денег состоит в их направлении по обычным финансовым каналам для получения прибыли от законной деятельности.

Точно так же обстоят дела с финансированием терроризма, когда для террористических целей используются средства, источник происхождения которых может иметь вполне законный характер.

В процессе отмывания денег можно выделить три различные последовательные и дополняющие друг друга стадии, которые никогда не объединяются в рамках одной операции по отмыванию денег. Этими тремя стадиями являются:

• размещение капитала – процесс превращения наличных средств, полученных преступным путём, в другие формы (валюта, золото и пр.);

• структурирование капитала – сокрытие источников происхождения средств: увеличивается число финансовых операций для невозможности прослеживания всей цепочки движения капитала вследствие её сложного характера и сокрытия, таким образом, реального источника происхождения средств (рост перечислений, покупка ценных бумаг с использованием средств, полученных в зонах льготного налогообложения и пр.);

• интегрирование капитала – придание законного вида средствам, полученным мошенническим путём, посредством их возврата в законные финансовые каналы. Сложность анализа связана с тем, что подобное интегрирование капитала в законные финансовые потоки может являться единственной целью преступников, которые при этом не стремятся к получению выгоды или достижению экономического успеха.

Банко-финансовая система, с одной стороны, и представители судебно-правовой системы (в частности, нотариусы), с другой стороны, сталкиваются с разными стадиями отмывания денег: в первом случае речь идёт об этапах размещения и структурирования капитала, во втором случае – с этапом интегрирования. Из этого вытекает различие в средствах обнаружения и тревожных сигналах факта отмывания денег.

Нотариат прекрасно понимает, что особо опасные преступления, сопровождающиеся торговлей оружием, наркотиками или рабочей силой, и, соответственно, отмывание капиталов стали настоящим бедствием для нашего общества. Размах преступности, с которой необходимо бороться, те угрозы, которые она таит для существования демократии, оправдывают применение исключительных мер.

Одной из этих мер является заявление о подозрении. Такая мера больно ударяет по профессиональной тайне нотариуса. Однако нотариус – это должностное лицо, наделённое полномочиями удостоверять юридические акты. Он обязан проявлять добросовестность по отношению к государству. И там, где закон призывает его заявлять о сделках, которые кажутся ему незаконными, он должен это выполнять. Вместе с тем статус должностного лица, наделённого полномочиями удостоверять юридические акты, налагает на него и иное обязательство – обязательство составления официальных документов. Таким образом, он должен отметить факт и выполнить действие.

Эти два принципа ведут к противоречивым требованиям. Такое противоречие создаёт определённые затруднения для примирительного производства на практике.

 

Обязательство разглашения тайны

 

Законодательно-нормативная база, применимая к нотариату

Законодательство об отмывании денег. Закон о борьбе с отмыванием денег первыми затронул финансовые учреждения (Закон № 90-614 от 12.07.1990 г. об участии финансовых учреждений в борьбе против отмывания капиталов, полученных от наркотрафика и Декрет о порядке его применения № 91-160 от 13.02.1991 г.). Напомним, что именно этот закон создал TRACFIN – орган, отвечающий за централизованную обработку заявлений о подозрении. За этим французским законом последовала первая в этой области европейская директива от 10.06.1991 года.

Такие обязанности не сразу коснулись нотариата. Однако и до 1998 г. нотариусы, осуществляющие, контролирующие или консультирующие сделки, связанные с движением капиталов, были обязаны делать заявление в адрес прокурора Французской Республики, если они были уверены в отмывании денег.

Закон от 2 июля 1998 г. распространил систему заявлений о подозрениях при TRACFIN, существовавшую с 1991 г. в отношении финансовых учреждений на профессии, связанные с осуществлением, контролем или консультацией сделок с недвижимым имуществом, и, следовательно, на нотариат.

4 декабря 2001 г. была принята вторая европейская директива, так называемая Вторая директива об отмывании денег. За нею последовал принятый 11 февраля 2004 г. во Франции Закон № 2004-130, изменяющий статус некоторых профессий судебно-правовой системы: в нём впервые нотариусы упоминаются в качестве должностных лиц (так же, как и адвокаты, судебные исполнители, аудиторы), с уточнением их обязанности. Данный закон изменил нормативную сторону Валютно-финансового кодекса (CMF), дав в ст. L 561-1 CMF поддержку заявлению об уверенности.

Нотариус обязан сообщать прокурору республики о движении капиталов, в криминальном происхождении которых он уверен.

Палата по уголовным делам Кассационного суда реализовала данное положение в отношении нотариуса: в Постановлении от 7.12.1995 г. было доказано, что одному нотариусу было известно о средствах, послуживших для покупки недвижимости, заработанных на наркоторговле. Он был осуждён за соучастие в отмывании денег и отстранён от исполнения обязанностей.

Заявление о подозрении отныне закреплено ст. L 562-2 и 562-2-1 CMF. TRACFIN получает заявления о подозрении в криминальном происхождении средств от лиц, перечисленных в п. 12 ст. L 562.2 (в частности, и от нотариусов), когда в рамках выполнения своих профессиональных обязанностей они осуществляют от имени и по поручению своего клиента любые финансовые операции и операции с недвижимостью или помогают клиенту в подготовке или осуществлении сделок, касающихся, в частности:

• покупки и продажи недвижимого имущества или торгово-промышленных предприятий;

• управления денежными средствами, ценными бумагами или другими активами, принадлежащими клиентам;

• открытия банковских счетов, вкладов или вкладов ценных бумаг;

• организации взносов, необходимых для создания обществ;

• учреждения, управления или руководства обществами;

• учреждения, управления или руководства доверительной собственностью иностранного права или любой другой подобной структуры.

Следует отметить, что те же самые лица не обязаны делать заявление, когда информация была получена от одного из их клиентов или в отношении одного из них в рамках юридической консультации, за исключением случаев, когда такая информация предоставляется в целях отмывания капиталов, или когда данные лица совершают действия, сознавая, что юридическая консультация используется их клиентом в таких целях.

 

Обязательство проявлять бдительность подтверждает ранее возложенные на нотариуса обязательства в соответствии с его функцией и качеством должностного лица, наделённого полномочиями по удостоверению юридических актов, проверке личности, правоспособности сторон в договоре, а также нотариальному регулированию денежных средств клиентов, переданных нотариусу.

Декрет от 26.06.2006 г. № 2006-736 завершил перенос на французское национальное право положений Второй директивы об отмывании денег, принятой в декабре 2001 года.

Несколько положений данного декрета специально посвящены нотариату: подтверждается, что «только нотариусы правомочны делать заявление, указанное в ст. L 562-2, вне зависимости от условий исполнения ими своих служебных обязанностей... » (абз. 5, ст. R. 562-1 CMF). Также уточняется, что «нотариусы обязаны в индивидуальном порядке отвечать на запросы службы TRACFIN (во исполнение ст. L 563-4 CMF) и принимать подтверждение о получении вне зависимости от условий исполнения ими своих служебных обязанностей» (абз. 3 ст. R. 562-2 CMF). Особенно подчёркивается роль и ответственность специалистов, в частности, нотариусов в борьбе против отмывания капиталов.

Данный декрет вводит в действие ряд новых положений, касающихся, главным образом, обязанности проявлять бдительность, а именно:

• установление личности;

• меры в отношении случайных клиентов;

• процедуры внутреннего контроля на уровне предприятия и отрасли;

• особо внимательное изучение обстоятельств необычных и крупных сделок.

 

Обязательство установления личности. Данное обязательство не является новым для нотариусов. Кассационный суд ранее определил его в качестве общего принципа их действий: «Нотариусы, получающие документы в отношении неизвестных им сторон, должны с момента их вовлечения устанавливать личность этих сторон» (Первая гражданская кассация 6 февраля 1979 г., Бюллетень сивиль, I, п. 405).

Декрет уточняет условия установления личности как физических, так и юридических лиц, а также распространяет данное обязательство на реального бенефециара сделки и предусматривает меры по хранению документов.

 

1. Установление личности представителя физического лица (ст. R. 563-1-II)

Проверка происходит «посредством предъявления действующего официального документа с фотографией» заинтересованным лицом. При неявке лица требуется принятие дополнительных мер предосторожности. В этом случае, помимо получения копии действующего официального документа (ст. R 563-1 CMF) с фотографией данного лица, нотариус обязан принять «необходимые особые и соответствующие случаю меры, относящиеся по крайней мере к одной из следующих четырёх категорий:

1. Получение дополнительных подтверждающих документов, позволяющих установить личность стороны в договоре.

2. Реализация мер по проверке и удостоверению копии официального документа, удостоверяющего личность, указанного в пункте II, третьей стороной, независимой от лица, личность которого требуется установить.

3. Требование осуществления первого платежа по сделкам на счёт, открытый от имени клиента в финансовом учреждении страны – члена Европейского сообщества или в другом государстве, входящем в соглашение о Европейском экономическом пространстве.

4. Получение справки, подтверждающей личность клиента, выдаваемой финансовым учреждением страны – члена Европейского сообщества или другой страны, входящей в соглашение о Европейском экономическом пространстве. В справке указываются идентификационные признаки названного лица. Организация или учреждение направляют её непосредственно лицу, затребовавшему удостоверения личности, с указанием фамилии и реквизитов представителя организации, выдавшей справку».

 

2. Проверка документов юридических лиц (ст. R. 563-1-II CMF)

Проверка состоит в требовании предоставления «оригинала или удостоверенной копии или нотариально заверенной копии любого документа или официальной выписки из реестра с указанием наименования, правовой формы и юридического адреса юридического лица». При этом ссылки или копии названных документов подлежат хранению.

 

3. Определение реального бенефициара (ст. R. 563-1-IV CMF)

Когда специалист отдаёт себе отчёт, что перед ним находится человек, который, возможно, действует не от своего собственного имени, ему надлежит установить реального бенефициара по осуществляемым или предполагаемым к осуществлению сделкам.

Декрет даёт следующее определение реального бенефициара: «В качестве реального бенефициара рассматривается лицо, от имени и по поручению которого в действительности происходит реализация или требование сделки». В данном случае нотариусу предлагается «требовать предъявления любого документа или подтверждения, которое он сочтёт необходимым».

В отношении доверительной собственности и других подобных структур управления целевым имуществом реальными бенефициарами являются учредители, доверенные лица и выгодоприобретатели структуры, а равно любое лицо, имеющее право принятия решения о деятельности данной структуры.

 

4. Хранение документов

Статья L. 563-4 обязывает профессионалов хранить в течение пяти лет со «дня закрытия счетов или прекращения отношений» документы, касающиеся личности их клиентов, а также операций, совершённых ими на протяжении того же срока, «начиная со времени их исполнения». Данное обязательство распространяется на подтверждения получения заявлений о подозрений, направляемых TRACFIN нотариусу.

Нотариусам рекомендуется хранить составленные ими заявления о подозрениях в отдельном реестре, отличном от мотивировавших данное заявление документов. Это позволит избежать риска при обнаружении данных документов в случаях проведения обыска в помещении нотариальной конторы и их включения в дела судопроизводства при последующем назначении судебного расследования и желании следователя изъять их.

 

Особые требования к проявлению бдительности применительно к случайному клиенту (ст. R. 563-1 CMF). Декрет обращает особое внимание на требования к проявлению бдительности применительно к «случайному клиенту». Последний определяется абз. 1 ст. R. 563-1 как «лицо, обращающееся в финансовое учреждение или к лицу, предусмотренному ст. L.562-1 (в том числе к нотариусу), с исключительной целью осуществления разовой операции».

Нотариус обязан проверять личность случайного клиента, когда размер операции превышает 8 тыс. евро.

Проверка должна проводиться не только тогда, когда речь идёт о единичной операции в указанном размере, но и при осуществлении нескольких операций объёмом менее 8 тыс. евро (при этом общая сумма по ним превышает названную сумму) и наличии вероятной связи между ними (ст. R. 563-1-1). Декретом уточняется, что данный порог снижается до 3 тыс. евро при осуществлении платежа наличными.

 

Организация мероприятий внутреннего контроля (ст. R. 563-3 CMF). Декрет требует от профессионалов «принятия мер внутреннего характера, целесообразных для применения в рамках их деятельности, направленной на борьбу с отмыванием денег, а также установление системы внутреннего контроля для обеспечения реализации данных мер». Указанные меры должны быть «оформлены в требуемой письменной форме».

Целью данного положения является обеспечение «постоянной бдительности, направленной на выявление операций, требующих особого рассмотрения или заявления».

Декрет предписывает определить подобные меры «профессиональными правилами, одобренными соответствующим министерством». Эти правила учитывают особенное положение каждого специалиста и характер его деятельности (ст. R. 564-1 CMF).

В качестве следствия данных мер Высшим советом нотариата в новую редакцию Национального положения о нотариате будут внесены специальные положения об обязанностях нотариусов в деле борьбе с отмыванием капиталов.

В настоящее время крупным нотариальным конторам необходимо принимать письменные инструкции, уточняющие поведение нотариуса в случае необычных сомнительных и подозрительных операций, требующих особого отношения. При этом сотрудникам нотариальных контор, связанных обязательством проявления повышенной бдительности, должна предоставляться соответствующая информация, и они должны проходить специальную подготовку.

 

Крупные сделки, требующие «особого рассмотрения» и не входящие в сферу применения заявления о подозрении. Закон обязывает «особо рассматривать» «любую крупную сделку, размер которой (единичный или общий) превосходит законодательно установленную сумму, заключаемую в необычно сложных условиях и, вероятно, не имеющую экономической обоснованности или законного предмета» (ст. L.563-3). Данная сумма установлена декретом в размере 150 тыс. евро (ст. R. 563-2).

Для профессионала особое рассмотрение заключается в необходимости, с одной стороны, углублённого изучения источника происхождения и назначения денежных средств, а также предмета сделки и личности бенефициара по ней и, с другой стороны, документального оформления подобного изучения.

В принципе речь здесь идёт не об априорно обязательном заявлении, а лишь о дополнительной проверке. На практике, если дополнительной проверкой не сняты все сомнения в отношении сделки, необходимо сделать заявление о подозрении.

Итак, можно отметить, что определённые законом критерии (необычная сложность операции, отсутствие экономической обоснованности, не говоря уже об очевидном отсутствии законного предмета) представляют собой именно тот набор характерных признаков, который может стать основанием для подозрений. Таким образом, иррациональный характер операции должен вызвать у опытного специалиста, каким является нотариус, рефлекс осторожности.

 

Систематическое информирование заявителя. Наконец, декретом предусматривается обязанность службы TRACFIN по информированию заявителя о принятии дела к производству прокурором Французской Республики при передаче дела, в котором содержится заявление о подозрении, в суд (ст. R. 564-4 CMF).

 

Нотариальное регулирование получения и хранения денежных средств клиентов

 

Сосредоточение денежных средств клиента в рамках одного счёта обеспечивается Депозитно-сохранной кассой. Подобное сосредочение средств (установлено Декретом от 30.11.2000 г.) описано в абз. 1 ст. 15 Декрета от 19.12.1945 г.: «Суммы, находящиеся у нотариусов от имени и по поручению третьих лиц вне зависимости от причин, кроме сумм, хранящихся согласно предыдущему абзацу, зачисляются на текущие счета, открытые бухгалтерами Казначейства, действующими в качестве служащих данного учреждения, в Депозитно-сохранной кассе. Зачислению на данные счета подлежат только денежные средства третьих лиц. Дебетное перемещение данных средств возможно только для расчёта по сделкам, являющимся основанием для открытия данных депозитов».

 

Порядок оплаты за наличный расчёт. Абзац 1 ст. 15 Декрета от 19.12.1945 г. гласит: «Нотариусы вправе хранить в нотариальной конторе наличные средства в течение более двух рабочих дней, размер которых превышает сумму, установленную постановлением министра юстиции, после уведомления Высшего совета нотариата. При этом данная сумма не может составлять более 5 % от общего размера денежных средств, хранителями которых они являются, вне зависимости от причин».

Предел наличности, разрешённой для хранения нотариусом в течение более двух рабочих дней, установлен в размере 3 тыс. евро.

Можно привести два примера.

• Максимальный размер перечисления, осуществляемого резидентом, составляет 760 евро для предпринимателей (ст. L. 112.6 CMF) и 3 тыс. евро для частных лиц, не являющихся предпринимателями (ст. L. 112.8 CMF).

• При перечислении средств частным лицам, не являющимся резидентами и предпринимателями, ст. L 112.8 CMF максимального предела не устанавливает.

Следует учитывать привычку отдельных нерезидентов рассчитываться наличными, в том числе при совершении крупных покупок.

 

Практика «банковских чеков». Нотариусы имеют предписание не принимать банковские чеки, выдаваемые непосредственно клиентом при проведении любого значительного платежа. Циркуляром CSN от 15.03.2002 г. зафиксирована предельная сумма в 75 тыс. евро. Все платежи, превышающие данную сумму, осуществляются чеками, выдаваемыми банком клиента и подлежащими оплате данным банком. Такой предел может снижаться по распоряжению региональной палаты или совета.

 

Инспекции. Ежегодно проводятся обязательные инспекции каждой нотариальной конторы Франции без их предварительного уведомления. Решение о проведении выборочных инспекций на региональном или общенациональном уровне принимается министром юстиции или председателем Высшего совета нотариата.

 

Действия нотариусов при обнаружении фактов отмывания денег и необходимости заявления о подозрениях

 

Критерии обнаружения фактов отмывания денег

Понятие подозрения не имеет нормативно-правового определения. Высший нотариальный совет определяет три обстоятельства, которые должны привлечь внимание нотариуса: иностранное происхождение клиента или участие в сделке иностранного банка, неизвестность клиента и цена сделки.

1. Речь может идти об иностранном физическом лице или обществе, имеющем местонахождение за рубежом, а точнее, юридическом лице, информация о реальной деятельности которого и его действительных членах труднодоступна, или местонахождением которого является страна с высоким общеизвестным уровнем преступности.

Участие иностранного банка вызывает подозрения, если:

• банк расположен в стране или на территории, сотрудничество с которыми запрещено Группой финансового противодействия отмыванию денег («чёрный список»);

• объявление о финансировании со стороны иностранного банка, принадлежность которого ещё не установлена;

• гарантия в виде депозитного сертификата, выдаваемого иностранным банком.

2. Клиент неизвестен и обращается по вопросу, не связанному с деятельностью нотариальной конторы, или его местоположение весьма удалено. Проверка личности должна проводиться со всей строгостью и осторожностью, упомянутыми выше.

3. Цена сделки должна насторожить нотариуса в следующих случаях, если:

• цена оплачивается наличными, минуя бухгалтерию нотариальной конторы. Данная практика всегда опасна. Кроме того, невозможность определения источника происхождения денежных средств требует отказа от неё, если речь идёт о неизвестных клиентах;

• цена завышена или занижена относительно рыночной стоимости имущества. Оценка стоимости имущества при продаже недвижимости или передаче прав представляет определенные сложности. Нотариусу необходимо получить максимум информации, поскольку за продажей по завышенной или заниженной цене может стоять операция по отмыванию денег.

Одним словом, нотариус обязан проявлять особую осторожность при необычной сложности или отсутствии очевидной рациональности операций или схем, в которых его приглашают принять участие, а также при отсутствии их экономической обоснованности. Например, признаками таких сделок может быть создание обществ без реального предмета деятельности или факт заключения письменных обязательств без реальной причины.

Нотариус также должен обращать внимание на невысокую или даже отрицательную прибыль от экономической операции, сложность условий оплаты, количество посредников или отсутствие ясности в отношении реального правомочного лица.

 

Порядок подачи нотариусами заявлений о подозрениях

Заявление, поданное в TRACFIN, освобождает нотариуса:

• от любого уголовного преследования на основании ст. 226-13 (абз. 1 ст. L. 562-8);

• от любого привлечения к дисциплинарной ответственности (абз. 2 ст. L. 562-8);

• от любого привлечения к гражданской ответственности вследствие ущерба, нанесённого данным заявлением. Ответственность за понесённый ущерб в данном случае лежит на государстве (абз. 2 ст. L. 562-8);

• от обвинений в пособничестве в отмывании денег.

В свою очередь нотариусу и любому заявителю запрещается предупреждать («умышленно доводить до сведения») собственника рассматриваемых денежных средств о наличии заявления о подозрении. За предоставление подобной информации законом установлен штраф до 22 500 евро (ст. L. 574).

Несмотря на подобные предосторожности и уточнения, заявление о подозрениях на практике применяется весьма осторожно.

 

Проблемы, возникающие в связи с подачей заявлений о подозрении

С принципиальной точки зрения, нарушение принципов хранения профессиональной тайны, несомненно, имеет место, однако оно разрешено и носит законный характер.

Профессиональная тайна, хранимая нотариусом, всегда рассматривалась в качестве «полной и общей». Общая, поскольку касается всего того, что нотариус способен узнать при исполнении своих служебных обязанностей. В связи с тем, что никто не может освободить нотариуса от обязанности хранить данную тайну – ни председатель судебной коллегии, ни прокурор, ни даже судья, нотариус может противопоставить эту тайну в качестве законного препятствия правосудию независимо от того, идёт ли речь о гражданских или же уголовных делах.

Требование сохранения тайны основано на ст. 226-13 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за любое разглашение секретной информации в виде лишения свободы сроком на один год и штрафа в размере 15 тыс. евро.

Обязанность сохранения тайны направлена на защиту клиента (а не нотариуса) и вытекает из принципов права на неприкосновенность частной жизни.

Положение TRACFIN в значительной степени нарушает принципы профессиональной тайны, однако подобное нарушение оправдано самим законом. Сообщать о совершении правонарушения требуется по закону. Высший интерес общества, отдающий предпочтение наказанию за совершение уголовных правонарушений и преследованию преступников, позволяет пожертвовать профессиональной тайной и невмешательством в частную жизнь.

Это не ново: в Уголовном кодексе к наказанию за разглашение тайны имеется оговорка в ст. 226-14: «Статья 226-13 не применима в случаях, когда разглашение тайны предусмотрено и разрешено законом».

Однако ещё до принятия законов о борьбе с отмыванием денег нотариус руководствовался ст. 40 Уголовно-процессуального кодекса. В ней любому государственному служащему, а также любому должностному лицу, наделённому полномочиями удостоверять юридические акты, которому при исполнении своих служебных обязанностей стало известно о преступлении или правонарушении, предписывается незамедлительно сообщать об этом прокурору республики. Данная статья также обязывает передавать в прокуратуру сведения, протоколы и акты, связанные с правонарушением. Палата по уголовным делам Кассационного суда отмечает, что профессиональная тайна «не может быть препятствием в осуществлении "миссии общественного порядка" офицером судебной полиции [а также государственной полиции] в силу ст. 40 Уголовно-процессуального кодекса, которая обязывает его передавать прокурору республики протоколы преступлений и правонарушений, о которых ему стало известно при исполнении своих служебных обязанностей».

 

Проблемы на практике

 

Трудности в подходе определения факта отмывания денег. Заявления о подозрениях, подаваемые нотариусами, весьма малочисленны – 216 заявлений в 2006 г. (из общего числа в 12 тыс.), 150 – в 2005 году.

Положение нотариуса не из самых лёгких, поскольку свою работу он выполняет лишь на завершающем этапе сделок об отчуждении недвижимого имущества. Кроме того, выявить факт отмывания денег во внешне законной операции не всегда легко. Всё это касается нотариусов, не имеющих достаточных навыков в работе с крупными сделками. Нотариусу нужны критерии, признаки. К тому же существует риск, что нотариус начнёт систематически подавать заявления о подозрениях, как только он столкнётся, например, с иностранцами (сегодня – русский, завтра – турок). Такой подход был бы близок к «правонарушению по национальному признаку».

 

Требование конфиденциальности. Требуется обеспечить анонимный характер заявления о подозрении. Нельзя упрекать нотариуса тогда, когда он делает устное заявление, так как это предусмотрено законодательством, и тогда, когда он чувствует, что разглашение тайны может быть опасным.

 

Обыски в помещении. Одна из трудностей касается обысков в помещении в рамках проведения операций по борьбе с отмыванием денег.

Условия проведения обыска в помещении, определённые законом 1993 г., соблюдаются не всегда. При обыске могут встречаться следующие факты:

• агрессивное поведение жандармов или полицейских;

• нотариус иногда сразу же рассматривается в качестве сообщника;

• судья изымает другие документы, нежели те, на которые направлен обыск. Это тот случай, когда изымается жёсткий диск компьютера.

Не нужно, чтобы судьи или служащие TRACFIN считали, что нотариус просто обязан давать показания и выполнять роль доносчика, что им можно пользоваться, чтобы заманить в западню мошенника, а если нотариус отказывается от сотрудничества, его можно обвинять в соучастии.

 

Определение соучастия в отмывании денег. Для вменения в вину существует много поводов. После принятия Закона от 13.5.1996 г. отмывание денег определяется (ст. 324-1 Уголовного кодекса) как «факт создания любой ценой благоприятных условий для ложного обоснования источника происхождения имущества или доходов автора преступления или правонарушения, принесшего ему прямую или косвенную выгоду. Отмыванием денег также является факт содействия доверительной операции сокрытия или конверсии прямого или косвенного дохода, полученного преступным путём».

Данное определение является весьма широким и предусматривает множество толкований. В вину может вменяться следующее:

• факт содействия любыми средствами;

• факт личного содействия.

Таким образом, простого совета может быть достаточно для определения состава преступления.

Как определить, когда может наказываться пассивное отношение? Опасность состоит в том, что простая неосторожность или отсутствие проницательности могут приравниваться к соучастию. При определении факта совершения правонарушения следует руководствоваться критерием умышленности действия.

Все названные практические затруднения усугубляются ещё тем, что операции по отмыванию денег разнообразны и могут вытекать из вполне законной деятельности. Реальный факт не обладает преступным характером. Однако именно внешние по отношению к действию факторы придают ему данный характер.

С юридической точки зрения, трудность заключается в определении критериев, являющихся причиной превращения повседневной деятельности в преступную.

 

Заключение

 

Право на подозрение трудно поддаётся регулированию. В борьбе с особо опасными преступлениями нотариат всегда стремился сотрудничать как с органами правосудия, так и с другими ведомствами.

Нотариусы усилили свою бдительность и, сталкиваясь с сомнительными операциями, стремятся доказать свою сознательность. Поэтому сотрудничество с TRACFIN направлено на проявление внимания к нотариату и расширение практики заявлений о подозрениях, несмотря на практические затруднения, слабые средства выявления таких случаев, которыми располагают нотариусы. Возможно, решение этой проблемы и есть цель сотрудничества. Стоит ли углубляться, создавая руководство по отмыванию денег? Вряд ли, поскольку «специалисты» рано или поздно познакомятся с его содержанием и придумают другие способы.

Напротив, органы государственной власти должны обеспечить связь между превентивными и репрессивными мерами (например, обязательное наличие заверенного устава обществ с преобладанием недвижимости и уступок долей участия в указанных обществах, что не предусмотрено французским законодательством).

За неимением определённого порядка отслеживания всех подозрительных финансовых потоков (особенно в налоговых убежищах) заявление о подозрениях как разовая мера является мало эффективным.

В завершение хотелось бы привлечь внимание к ещё одной большой проблеме, которая проявится в будущем, когда Третья европейская директива о борьбе с отмыванием денег от 26 октября 2005 г. будет интегрирована в наше законодательство. Дело в том, что эта директива требует заявления при подозрении на любое мошенничество или уголовное преступление, которое влечёт за собой уголовное наказание, например, уклонение от уплаты налогов.

Несомненно, вам известно, что адвокаты уже дважды опротестовывали законодательные акты о борьбе с отмыванием денег в Европейских судах в Страсбурге и Люксембурге*.

Однако в Постановлении Суда Европейских сообществ от 26.06.2007 г. была признана их неправота. При этом уточнялось, что вменение в обязанности адвоката предоставления информации и содействия с органами власти, ответственными за борьбу с отмыванием денег, когда он участвует в отдельных сделках финансового характера, не связанных с судебным разбирательством, не нарушает права на справедливый процесс.

 

Положения законодательства по борьбе с отмыванием денег применительно к нотариату

 

Общее обязательство о разоблачении любого преступления и правонарушения

Статья 40 Уголовно-процессуального кодекса: «Любому органу конституционной власти, любому государственному служащему, а также любому должностному лицу, наделённому полномочиями удостоверять юридические акты, которому при исполнении своих служебных обязанностей стало известно о преступлении или правонарушении, предписывается незамедлительно сообщить об этом прокурору республики и передать ему все сведения, протоколы и акты, связанные с правонарушением».

 

Отмывание денег

Статья 324-1 Уголовного кодекса: «Отмывание денег – это факт создания любыми способами благоприятных условий для ложного обоснования источника происхождения имущества или доходов исполнителя преступления или правонарушения, принесшего ему прямую или косвенную выгоду. Отмыванием денег также является факт содействия размещению, сокрытию или конверсии прямого или косвенного дохода, полученного преступным путём».

Закон № 90-614 от 12.07.1990 г. установил следующее.

Обязательность подачи заявления прокурору республики, основанная на уверенности в незаконном или мошенническом происхождении денежных средств.

Статья L. 561-1 CMF: «Лица, за исключением перечисленных в ст. L. 562-1, которые в ходе осуществления своей профессиональной деятельности проводят операции, связанные с денежным оборотом, контролируют их либо консультируют по связанным с ними вопросам, обязаны заявлять прокурору республики об известных им операциях с денежными средствами, источником которых может быть одно из правонарушений, предусмотренных ст. L. 562-2.

При подобном чистосердечном заявлении на данных лиц распространяется действие положений ст. L. 562-8. При этом они должны соблюдать обязательства, установленные ст. L. 574-1.

Прокурор республики информирует предусмотренную ст. L 562-4 службу, которая предоставляет ему все полезные сведения».

б) Обязанность финансовых учреждений подавать заявления, основанные на подозрении.

Статья L. 562-2: «Финансовые учреждения, указанные в ст. L. 562-1, обязаны в соответствии с положениями настоящего закона заявить в адрес службы, установленной ст. 5:

1. Суммы, внесённые в их книги учёта, если их источником предположительно являются наркоторговля, мошенничество в ущерб финансовым интересам Европейского сообщества, коррупция или деятельность преступных организаций.

2. Операции с суммами, если их источником предположительно является наркоторговля, мошенничество в ущерб финансовым интересам Европейского сообщества, коррупция или деятельность преступных организаций».

Статья 98 Закона № 98-546 от 2.07.1998 г., изменяющая статью 1 Закона от 12.07.1990 г., добавила к финансовым учреждениям «лиц, осуществляющих, контролирующих или консультирующих по вопросам операций, касающихся приобретения, продажи, цессии или аренды недвижимого имущества».

Нотариусы принадлежат к данной категории лиц и обязаны заявлять в TRACFIN о своих подозрения о незаконном происхождении денежных средств, проходящих через их бухгалтерию. На них распространяются обязанности в соответствии со ст. 10 Закона 1990 года. А статья 8 (ст. L. 574-1 и L. 562-8 СМF) предусматривает освобождение от преследований:

статья L. 562-8: «По денежным суммам или операциям, составившим предмет заявления, упомянутого в ст. 3, руководители и служащие финансового учреждения, сделавшие данное чистосердечное заявление, не подлежат преследованию на основании ст. 378 Уголовного кодекса (Новый уголовный кодекс, ст. 226-13 и 226-14).

Не подлежат привлечению к гражданской ответственности или наложению профессионального взыскания финансовое учреждение, его руководители или служащие, сделавшие чистосердечное заявление, упомянутое в ст. 3. Ответственнось за ущерб, непосредственно вытекающий из подобного заявления, несёт государство.

Положения настоящей статьи применяются, даже если не доказан преступный характер фактов, лежащих в основе заявления, или в отношении данных фактов принято решение о прекращении уголовного дела, решение о прекращении следствия либо вынесен оправдательный приговор».

Статья L 574-1: «Независимо от типа наказания, предусмотренного для любого из правонарушений ст. L. 627 Кодекса законов о здравоохранении и ст. 415 Таможенного кодекса, руководители или сотрудники финансовых учреждений, умышленно сообщившие собственнику денежных средств или исполнителю одной из операций, упомянутых в ст. 3 настоящего закона, о наличии заявления, поданного в службу, установленную ст. 5, или предоставившие сведения о возможных для него последствиях, подлежат наказанию в виде денежного штрафа в размере от 15 до 150 тыс. франков».

в) Лица, обязанные делать заявления о подозрениях.

Законом № 2004-130 от 11.02.2004 г. об изменениях в статусе отдельных судебных или юридических профессий нотариусы (а также адвокаты, судебные исполнители, оценщики, аудиторы и пр.) были названы среди лиц, обязанных делать заявления о подозрениях. Условия и порядок подобного заявления прописаны в ст. L. 562-1 и следующих Валютно-финансового кодекса.

Новая статья L. 562-2-1 гласит:  «Лица, перечисленные в п. 12 ст. L. 562-1, обязаны сделать заявление, предусмотренное ст. L. 562-2, когда в рамках выполнения своих профессиональных обязанностей они осуществляют от имени и по поручению своего клиента любые финансовые операции и операции с недвижимостью либо помогают клиенту в подготовке или осуществлении сделок, касающихся, в частности:

1. Покупки и продажи недвижимого имущества или торгово-промышленных предприятий.

2. Управления денежными средствами, ценными бумагами или другими активами, принадлежащими клиенту.

3. Открытия банковских счетов, вкладов или ценных бумаг.

4. Уплаты взносов, необходимых для создания обществ.

5. Учреждения, управление или руководство обществами.

6. Доверительного учреждения, управления или распоряжения собственностью субъекта иностранного права или любой другой подобной структуры».

Лица, упомянутые в п. 12 ст. L. 562-1, при осуществлении деятельности по вышеупомянутым сделкам, а также аудиторы при оказании юридических консультаций в соответствии с положениями ст. 22 Постановления № 45-2138 от 19.09.1945 г. об учреждении Союза аудиторов и правовом статусе профессии аудитора, не обязаны делать заявление, предусмотренное ст. L. 562-2, когда информация была получена от одного из их клиентов или в отношении одного из них, либо в рамках юридической консультации, за исключением случаев её предоставления в целях отмывания денег или сознательного оказания подобной консультации данными лицами, понимающими, что консультация по юридическим вопросам необходима клиенту в целях отмывания капиталов, либо при осуществлении деятельности в интересах этого клиента, связанной с судопроизводством, независимо от того, получена ли данная информация до, во время или после этой процедуры, в том числе в рамках консультаций по возбуждению или избежанию такой процедуры.

Исключение из ст. L. 562-2 составляет адвокат в Государственном совете и Кассационном суде, адвокат или судебный поверенный при апелляционном суде. В зависимости от конкретных обстоятельств они делают заявление председателю Союза адвокатов в Государственном совете и Кассационном суде, председателю своей коллегии адвокатов или председателю компании, от которой зависит судебный поверенный. Названные органы власти передают в сроки и согласно процедурным условиям, определенным постановлением Государственного совета, заявление, сделанное адвокатом или судебным поверенным, в адрес службы, указанной в ст. L. 562-4, если только ими не будет принято решение об отсутствии подозрения в отмывании капиталов.

«В этом случае председатель Союза адвокатов в Государственном совете и в Кассационном суде, председатель коллегии адвокатов, в которую входит адвокат или председатель компании, от которого зависит судебный поверенный, информирует адвоката или судебного поверенного о причинах, по которым он счёл ненужной дальнейшую передачу сообщенной ему данным лицом информации. Председатель коллегии адвокатов или председатель компании, получивший заявление и не передавший его в адрес службы, указанной в ст. L. 562-4, передаёт информацию, содержавшуюся в данном заявлении, председателю Национальной коллегии адвокатов или председателю Национальной палаты судебных поверенных. В подобной передаче не содержится элементов, связанных с установлением личностей. На таких же условиях председатель Союза адвокатов в Государственном совете и Кассационном суде, председатель Национальной коллегии адвокатов и председатель Национальной палаты судебных поверенных предоставляют отчёт министру юстиции с периодичностью, определённой декретом Государственного совета, о причинах отсутствия оснований для уведомления о заявлениях».

«Решением министра юстиции служба, указанная в ст. L. 562-4, является получателем данной информации».

 

Постановление Палаты по уголовным делам Кассационного суда от 7.12.1995 года

 

«Ввиду факта обжалования судебного постановления, объявляющего г-на X, нотариуса, виновным в отмывании денежных средств, полученных от торговли наркотиками, а также изложив должным образом факт его посещения под чужой фамилией международным торговцем наркотиков, желающим приобрести квартиру, выясняется, что, зная заранее об аресте этого лица и его мотивах, зная его настоящее имя, он, тем не менее, оформил сделку купли-продажи в пользу сожительницы данного наркоторговца, рекомендовав ему оплатить стоимость квартиры международными банковскими переводами, а не денежными переводами для того, чтобы представить операцию как более прозрачную.

Ввиду того, что судьями отмечен факт осведомлённости обвиняемого в том, что некоторые из документов, использованных при данной покупке, были фальсифицированы, и тот факт, что как нотариус он должен был обратить внимание на обращение денег, полученных от торговли наркотиками.

Отсюда следует, что ему был известен истинный источник происхождения денежных средств, использованных для покупки, и что он умышленно принял участие в размещении доходов от торговли наркотиками.

Принимая во внимание данное состояние вещей, апелляционный суд подтвердил своё решение, не согласившись с предъявленной жалобой.

Статья 2 Закона от 12.07.1990 г. действительно обязывает всех лиц, которые при осуществлении своей профессиональной деятельности проводят и контролируют операции, связанные с движением капиталов, или консультируют по их вопросам, заявлять прокурору республики об операциях, которые, насколько им известно, касаются денежных средств, источником которых является торговля наркотиками или деятельность преступных организаций.

Поскольку доводы не были приняты, жалоба ОТКЛОНЯЕТСЯ».

 

 

* Европейский суд (официальное название — Суд Европейских сообществ) проводит свои заседания в Люксембурге и является судебным органом ЕС высшей инстанции. Суд регулирует разногласия между государствами-членами, между государствами-членами и самим Европейским союзом, между институтами ЕС, между ЕС и физическими либо юридическими лицами, включая сотрудников его органов. Суд дает заключения по международным соглашениям; он также выносит предварительные (преюдициальные) постановления по запросам национальных судов о толковании учредительных договоров и нормативно-правовых актов ЕС. Решения Суда ЕС обязательны для исполнения на территории ЕС.

Европейский Суд по правам человека — международный орган, юрисдикция которого распространяется на все государства - члены Совета Европы, ратифицировавшие европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и касается всех вопросов, относящихся к толкованию и применению Конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц. Его защита распространяется на граждан России с 5 мая 1998 года. Штаб-квартира Европейского Суда по правам человека находится в Страсбурге (Франция).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100