Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Пересмотр судом первой инстанции постановлений об определении круга лиц, участвующих в деле

18.09.2008

А.А. Нейсалова, аспирантка кафедры гражданского права и процесса Института права и госслужбы Ульяновского государственного университета

 

В современной юридической литературе по гражданскому и арбитражному процессу термин «пересмотр» широко используется для обозначения всех видов проверки судебных актов, включая апелляционное, кассационное производство, а также производство по проверке судебных постановлений в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам1. Данный подход в связи с многочисленностью его сторонников можно считать общепринятым.

В русле этого подхода свою позицию высказал Т.Б. Юсупов, считающий, что «под пересмотром понимается рассмотрение и разрешение того же вопроса ввиду нарушения закона или ошибок, допущенных в вопросах факта (неполнота, недоказанность и т.п.), для чего существует специально созданный законом порядок и установлена определённая инстанционность»2. Взгляд Т.Б. Юсупова на понятие «пересмотр» является наиболее распространённым, хотя в литературе предпринимаются попытки соотнести понятия «пересмотр» и «проверка» применительно к судебным актам. Так, по мнению Е.А. Борисовой, пересмотр по своему значению очень близок к понятию «проверка», но, опираясь на лексическое значение анализируемых понятий3, она приходит к выводу, что термин «проверка» по своему содержанию шире и включает в себя пересмотр. Из этого следует, что деятельность судов апелляционной, кассационной, надзорной инстанций охватывается понятием «проверка»4. Однако данный вывод не вполне согласуется с процессуальным законодательством, в частности, с Гражданским и Административным процессуальными кодексами РФ (далее – ГПК и АПК), где слово «проверка» не используется для обозначения деятельности судов вышестоящих инстанций, хотя она, несомненно, носит проверочный характер, на что в своё время обратил внимание И.М. Зайцев. Он писал: «Проверочная деятельность судов кассационной, надзорной инстанций, а также судов, пересматривающих постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, осуществляется на базе применения гражданских процессуальных норм, но направлена она на выявление законности и обоснованности применения норм материального права, воздействует на материально-правовые акты и в известной степени имеет материально-правовое значение»5.

Направленность пересмотра, осуществляемого судами вышестоящих инстанций, на выявление и устранение нарушений закона или ошибок, допущенных при постановлении судебного акта судом нижестоящей инстанции, сомнений не вызывает. Но следует признать, что установленный порядок пересмотра судебного акта в вышестоящей судебной инстанции гарантирует каждому заинтересованному лицу, подавшему соответствующую жалобу, что она будет рассмотрена и, соответственно, механизм пересмотра судебного акта будет запущен в любом случае, а не только в связи с имеющимися недостатками в обжалуемом судебном акте.

Далеко не всегда пересмотр судебных постановлений суда первой инстанции сопряжён с возбуждением деятельности суда вышестоящей инстанции. Пересмотр судебных постановлений может быть осуществлён и самим судом первой инстанции, для этого в действующем процессуальном законодательстве имеются соответствующие правовые основания.

Так, ГПК РФ6 в настоящее время предусматривает право суда первой инстанции пересмотреть и отменить судебный приказ (ст. 129), заочное решение (ст. 242), решение при обнаружении вновь открывшихся обстоятельств (ч. 3 ст. 397), определения об обеспечении иска (ст. 144), обеспечении решения суда (ст. 213), оставлении заявления без рассмотрения (ч. 3 ст. 223).

Арбитражный процессуальный кодекс РФ7 устанавливает право арбитражного суда первой инстанции осуществить пересмотр и отмену им же принятого судебного акта. В частности, такими полномочиями наделён арбитражный суд первой инстанции в отношении определения об обеспечительных мерах иска и решения (ст. 97, ч. 7 ст. 182), определения по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 317).

При этом пересмотр и последующая отмена судебного постановления постановившим его судом зачастую не сопряжены с какими-либо нарушениями законности и обоснованности судебных актов, например, пересмотр и отмена судебного приказа, определения об оставлении заявления без рассмотрения в суде общей юрисдикции или определения об обеспечительных мерах в арбитражном суде.

Нельзя не отметить, что суд первой инстанции обладает полномочиями по пересмотру и отмене своих постановлений и в других случаях, прямо не указанных в процессуальном законе, но фактически имеющих место в силу необходимости выполнять другие задачи частного характера. Одной из них является определение круга лиц, участвующих в деле.

Разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, как это определено в ст. 148 ГПК РФ и ст. 133 АПК РФ, является задачей подготовки дела к судебному разбирательству, стоящей перед судами первой инстанции как в гражданском, так и в арбитражном процессе. Её решение требует от суда совершения определённых действий на стадии подготовки.

Пункт 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ предусматривает, что судья при подготовке дела к судебному разбирательству решает вопрос о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, а также вопросы о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении исковых требований.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 135 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья рассматривает вопросы о вступлении в дело других лиц, о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении нескольких требований, принятии встречного иска.

Эти действия, вошедшие в предусмотренные процессуальным законодательством перечни действий судьи по подготовке дела к судебному разбирательству, направлены на определение круга лиц, участвующих в деле.

Оформляются эти действия посредством вынесения соответствующих определений.

В частности, как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 24.06.2008 г. «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»8, судья выносит мотивированное определение о привлечении соответчика или соответчиков в случае невозможности рассмотрения дела без их участия, копия которого вместе с копией искового заявления направляется привлечённым лицам (абз. 4 п. 23); определение о признании третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, или об отказе в признании третьими лицами (п. 24).

Подобным образом рекомендовано действовать судье при подготовке дела к судебному разбирательству в рамках арбитражного процесса, на что указано в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 65 от 20.12.2006 г. «О подготовке дела к судебному разбирательству»9: выносить отдельные определения о вступлении в дело третьих лиц (абз. 3 п. 5), о замене ненадлежащего ответчика (п. 8).

В отношении порядка привлечения других лиц, участвующих в деле, высшие судебные инстанции разъяснений не дают. Можно предположить, что решение вопроса о привлечении других лиц, участвующих в деле (соистцов с их согласия, органов опеки и попечительства, законных представителей в общих судах, другого или второго ответчика в арбитражных судах), решается аналогично с названными случаями, т.е. путём вынесения соответствующих определений об этом. Допустимо изложение мотивов в обоснование привлечения в определении о подготовке дела к судебному разбирательству, тем более, что перечни действий судьи представлены в ГПК РФ и АПК РФ как неисчерпывающие, и судья вправе совершать иные необходимые процессуальные действия, направленные, как уточнено в п. 6 ч. 1 ст. 135 АПК РФ, на обеспечение правильного и своевременного рассмотрения дела.

Как свидетельствует судебная практика, изначально круг лиц, участвующих в деле, судья определяет, ориентируясь на тех участников процесса, которые названы истцом в исковом заявлении. Как правило, это ответчик (ответчики). Однако закон не запрещает указывать и других лиц, участвующих в деле, хотя прямо об этом не говорит. Так, ст. 125 АПК РФ, регламентирующая содержание и форму искового заявления, в обязательном порядке требует от истца указать наименование ответчика, а при предъявлении иска к нескольким ответчикам – требования к каждому из них. В то же время в ч. 3 ст. 125 АПК говорится о том, что истец обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления. Думается, под термином «другие лица, участвующие в деле» здесь подразумеваются не только ответчик (ответчики), но и третьи лица. Поэтому нередко в исковом заявлении истец сразу называет ещё и третье лицо (третьих лиц), не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, которое, по его мнению, должно принять участие в процессе на его стороне или стороне ответчика. Закон не определяет, как должен реагировать на подобное волеизъявление истца судья. Судебная практика свидетельствует о том, что судья, как правило, соглашается с таким указанием истца, и отражает это в определении о принятии искового заявления к производству и подготовке дела к судебному разбирательству.

Если в ходе подготовки дела к судебному разбирательству кем-либо из сторон либо третьим лицом заявляется соответствующее ходатайство о привлечении либо вступлении в дело третьего лица, такое ходатайство разрешается судьёй в установленном порядке с вынесением соответствующего определения об этом.

Однако суд не связан своим определением, так же, впрочем, как и лица, участвующие в деле. Каждое лицо, участвующее в деле, вправе заявлять любое ходатайство относительно состава лиц, участвующих в деле. Судебной практике известны случаи, когда истец, заявлявший ходатайство о привлечении в качестве третьего лица на свою сторону коммерческой организации, в дальнейшем просил освободить это лицо от участия в процессе в качестве третьего лица на своей стороне. Основанием для второго, диаметрально противоположного ходатайства послужило выяснение истцом обстоятельств, указывающих на отсутствие тех отношений с организацией, которые изначально предполагались им как существующие и которые давали основание полагать, что решение по делу может повлиять на права и обязанности такого третьего лица по отношению к истцу. Речь шла о подрядной организации, участвовавшей в строительстве спорного объекта, по поводу которого у истца возникли разногласия с инвестором. Оказалось, что привлечённая организация, имея схожее наименование, не является правопреемником подрядчика10. Разумеется, у суда нет иного выбора, как фактически пересмотреть ранее вынесенное определение и удовлетворить заявленное ходатайство.

По другому гражданскому делу арбитражный суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству сначала привлёк к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ФГУП «Ростехинвентаризация» и Ульяновское ОГУП БТИ. После выяснения обстоятельств технической инвентаризации и представления инвентарного дела выяснилось, что инвентаризацией спорного объекта занималось только одно из названных предприятий, необходимость в участии второго отпала11. Здесь также возникает необходимость в пересмотре ранее постановленного определения о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица.

Конечно, отсутствие процессуального механизма, предусмотренного процессуальным законодательством для подобных случаев, существенно затрудняет работу судьи (к тому же АПК РФ, в отличие от ГПК РФ, не предусматривает применение процессуальных норм по аналогии), но отказать судье в праве разрешать подобные вопросы, исключая случайных лиц из состава лиц, участвующих в деле, нельзя. Если уж законодатель наделил судью правом совершать и иные действия, направленные на решение задач подготовки, то пересмотр судебных постановлений об определении круга лиц, участвующих в деле, также вполне допустим.

Похожие ситуации возможны и в судах общей юрисдикции, когда, скажем, выясняется, что лицо, привлечённое судом к участию в деле, реально не имеет той заинтересованности в исходе дела, которая требуется для придания ему статуса лица, участвующего в деле. Допустимость аналогии в гражданском процессе во многом облегчает решение вопроса о пересмотре определения о привлечении таких лиц к участию в деле. Но отсутствие чёткой регламентации, направленной на урегулирование именно этого частного вопроса, вызывает затруднения у некоторых судей, которые готовы не расставаться с такими случайными участниками вплоть до вынесения судебного решения по делу, предпочитая перестраховаться в данном вопросе во избежание возможной отмены будущего решения, которым вдруг, как опасается судья, окажутся затронутыми права и обязанности лиц, не привлечённых к участию в деле. И получается, что такие третьи лица, не имеющие интереса к исходу дела, вынуждены ходить в суды, а судьи и другие участники дела вынуждены тратить свои силы и средства на них, хотя всем совершенно очевидно, что они в этом процессе лишние.

Представляется, что процессуальные полномочия судов первой инстанции должны быть расширены за счёт легального предоставления им права пересмотра собственных судебных постановлений в первую очередь на стадии подготовки дел к судебному разбирательству, а также на других стадиях процесса, если в этом появляется необходимость. Особенно это важно в отношении определения состава лиц, участвующих в деле, поскольку это ключевой вопрос, касающийся живых людей. Такое право судьи следует закрепить законодательно для того, чтобы механизм правосудия работал более оперативно, потому что, как известно, волокита с рассмотрением дел в российских судах вышла уже на уровень Европейского Суда по правам человека, что не делает чести нашей стране.

 

 

1 Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. – М., 2003. – С. 523; Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. – М., 2004. – С. 422–423; Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. – М., 2004. – С. 513; Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. – М., 2004. – С. 368, 383–384; Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. Р.Е. Гукасяна. – М., 2006.– С. 294–375; Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. – М., 2007 // СПС «КонсультантПлюс». Версия от 26.10.2007 г.; Жукова О.В. Проблемы обжалования судебных постановлений, не вступивших в законную силу, в гражданском процессе // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гражданского права и процесса» (посвящённой памяти и 70-летию со дня рождения профессора Я.Ф. Фархтдинова). Выпуск 2 / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. – Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. – С. 404 и др.

2 Юсупов Т.Б. Обеспечение иска в арбитражном и гражданском процессе. – М.: ОАО «Издательский дом "Городец"», 2006. – С. 187.

3 «Пересмотреть» означает рассмотреть заново, а «проверить» – удостовериться в правильности чего-нибудь, обследовать с целью надзора, контроля. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1986. – С. 439, 524.

4 Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. – М.: ОАО «Издательский дом "Городец"», 2005 // СПС «КонсультантПлюс». Версия от 26.10.2007 г.

5 Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. – Саратов: Изд-во Саратовского университета. 1990. – С. 55.

6 Российская газета. – 2002. – 20 ноября.

7 Российская газета. – 2002. – 27 июля.

8 Российская газета. – 2008. – 2 июля.

9 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. – 2007. – № 4.

10 Архив Арбитражного суда Ульяновской области за 2008 г. / Гражданское дело № А72-485/08-27/29.

11 Там же / Гражданское дело № А72-135/08-27/29.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100