Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Ответственность страховщика по договору авиационного страхования

22.08.2008

Е.Л. Гасанова,
ассистентка кафедры гражданского права и процесса Института права и госслужбы ГОУ ВПО «Ульяновский государственный университет»

 

Основанием ответственности сторон в договоре авиационного страхования, как, впрочем, и в любом другом договоре страхования, будет являться неисполнение или ненадлежащее исполнение ими договора.

В связи с отсутствием в гл. 48 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)1 специальных положений об ответственности сторон по договору страхования к данным отношениям применимы общие положения гл. 25 ГК РФ «Ответственность за нарушение обязательств».

Возмещение убытков и взыскание неустойки – традиционные формы гражданско-правовой ответственности, которые применяются к правонарушителю за неисполнение обязательств по страхованию. Исключением из этого положения не является и договор авиационного страхования.

Говоря о возмещении убытков, в страховом обязательстве следует различать:

1) убытки в объекте страхования, возмещаемые в рамках исполнения страховщиком страхового обязательства по страховой выплате;

2) убытки, возникающие у страхователя в связи с ненадлежащим исполнением, неисполнением страховщиком страхового обязательства.

Первые относятся к надлежащему исполнению страхового обязательства и, как справедливо отмечает П. Сокол, «в чистом виде убытками при нарушении договорного обязательства не являются»2. Выплата страхового возмещения проводится в пределах страховой суммы, которая при страховании имущества, в частности, воздушных судов, не может быть больше страховой стоимости имущества (ст. 947–951 ГК РФ).

Вторые как раз и являются убытками при нарушении страхового обязательства, возмещение которых осуществляется посредством механизма ответственности за нарушение обязательств.

Анализируя законодательство, можно согласиться с О. Кучеровой о том, что ГК РФ допускает возможность взыскания не только реального ущерба, но и упущенной выгоды, т.к. под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда), которые складываются:

• во-первых, из расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения;

• во-вторых, в состав убытков включается стоимость утраченного или повреждённого имущества потерпевшего;

• в-третьих, сюда входят неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения.3

По крайней мере буквальное толкование норм закона приводит именно к такому заключению.

Подтверждением подобного утверждения также служит то обстоятельство, что ГК РФ исходит из принципа полного возмещения убытков, если законом или договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере (ст. 15 ГК РФ). Глава 48 ГК РФ ничего не говорит об ограниченном размере возмещения убытков при нарушении страхового обязательства, что означает применение принципа полного возмещения убытков. Как установлено п. 2 ст. 15 ГК РФ, принцип полного возмещения убытков включает совокупность возмещения реального ущерба и упущенной выгоды.

Самой распространённой мерой гражданско-правовой ответственности является неустойка.

В соответствии с положениями, содержащимися в ГК РФ, неустойка может быть установлена законом или соглашением сторон. Законная неустойка может быть пересмотрена сторонами в сторону увеличения, если это не запрещено законом.

Законодательство о страховании не содержит положения о законной неустойке. Между тем первоначальная редакция Закона РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в РФ», ранее именовавшегося «О страховании», действовавшая до 5 января 1998 г., предусматривала в ст. 17 неустойку в виде штрафа. Её размер составлял 1 % от суммы страховой выплаты за каждый день просрочки исполнения обязанности по выплате страхового возмещения.4

По нашему мнению, исключение данной нормы представляется не вполне обоснованным. Страхователь (выгодоприобретатель) выступает в договоре страхования в качестве слабой стороны. Вступая в договорные отношения со страховщиком, он располагает совершенно иными средствами и возможностями влияния на формирование договора, обеспечения его исполнения и т.д. Именно поэтому «задачей государственной защиты прав страхователя является предоставление ему как слабой стороне дополнительных прав и, соответственно, возложение на страховщика как контрагента по договору дополнительных обязанностей».5

В связи с этим представляется целесообразным восстановить в законодательстве о страховании законную неустойку для реализации вышеназванной задачи.

Стороны также вправе установить договорную неустойку. Например, по условиям Правил страхования средств воздушного транспорта, утверждённых решением Правления ОАО «РОСНО» 3.02.1997 г. (абз. 2 п. 10.5.1)6 страхователю за задержку выплаты страхового возмещения по вине страховщика выплачивается штраф в размере 1 % от суммы страхового возмещения за каждый банковский день просрочки.

Следует признать, что на практике договоры страхования, в частности, договоры авиационного страхования, содержащие положения о неустойке страховщика за нарушение страхового обязательства, встречаются крайне редко.

Однако даже если договорная неустойка и не установлена сторонами, страхователь имеет возможность защитить свои нарушенные права посредством иного компенсационного механизма.

Обязательство по выплате страхового возмещения по своей природе является денежным. Это означает, что просрочка страховщиком исполнения обязательства влечёт неправомерное удержание им денежных средств страхователя, что означает возможность взыскания с него процентов за пользование чужими денежными средствами, установленных ст. 395 ГК РФ.

Указанная мера получила самое широкое применение в экономических отношениях и в судебной практике, поэтому Пленумами Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ было принято Постановление от 8 октября 1998 г. № 13/14 (в ред. от 4.12.2000 г.) «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».7

Исходя из п. 2 постановления (применительно к договору страхования), проценты за пользование чужими денежными средствами начисляются с момента начала просрочки страховщика, то есть с даты, когда страховщик должен был по условиям договора произвести страховую выплату, до момента фактического исполнения денежного обязательства по страховой выплате страховщиком.

Что касается такой формы ответственности страховщика за нарушение страхового обязательства, как компенсация морального вреда, то практика её применения ещё не сложилась, и суды, как правило, взыскивают минимальные суммы компенсаций. Во многом данная ситуация обусловлена неоднозначностью решения вопроса о возможности применения к страховым правоотношениям Закона РФ от 7.02.1992 г. № 2300-1 (в ред. от 25.10.2007 г.) «О защите прав потребителей»8. В литературе данный вопрос практически не освещался, на практике же существуют различные мнения на этот счёт. Некоторые суды не соглашаются с возможностью применения указанного закона к страховым отношениям, другие соглашаются в применении, но не в полном объёме, а только в части общих вопросов защиты прав потребителей.9

Исходя из положений, содержащихся в преамбуле Закона «О защите прав потребителей», он регулирует отношения между гражданином (потребителем), имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем (изготовителем, исполнителем, продавцом), производящим товары для реализации потребителям, реализующим товары потребителям по договору купли-продажи и оказывающим услуги потребителями по возмездному договору, с другой стороны.

Ввиду этого следует признать, что отношения, возникающие из договора страхования, между страховщиком и страхователем-гражданином, к примеру, страхующим своё воздушное судно не в связи с предпринимательской деятельностью, подпадают под регулирование Закона «О защите прав потребителей». То обстоятельство, что ни ГК РФ, ни Закон «О защите прав потребителей», ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7 (в ред. от 11.05.2007 г.) «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»10 не предусмотрели договор страхования, вовсе не означает, что нельзя распространять на него законодательство о защите прав потребителей. Это есть не что иное, как пробел в правовом регулировании исследуемого вопроса.

Подтверждением правильности данного утверждения служит, на наш взгляд, положение п. 1 названного постановления Пленума ВС РФ о возможности применения указанного закона с 20 декабря 1999 г. даже к отношениям из договора банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Для подтверждения данной позиции можно обратиться также к Разъяснениям, утверждённым Приказом МАП РФ от 20 мая 1998 г. № 160 (в ред. Приказа МАП РФ № 71 от 11.03.99 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением закона РФ "О защите прав потребителей"», где сказано, что положения Закона «О защите прав потребителей» применяются к договору страхования в части общих правил, а правовые последствия нарушений условий этого договора определяются ГК РФ и специальным законодательством о страховании.11 В данном правовом акте очень убедительно раскрываются признаки, характеризующие «потребительские» договоры: субъектный состав (обязательно участие гражданина, не являющегося предпринимателем или являющегося таковым, но приобретающего товар, услугу или заказывающего работу не в связи с предпринимательской деятельностью), возмездность договора, цель приобретения товара, услуги, выполнение работы (только личные, бытовые или семейные нужды). Все эти признаки имеются у договора страхования воздушного судна, если владелец осуществляет его страхование не в связи с предпринимательской деятельностью.

Представляется, что допущенные законодателем пробелы могли бы быть скорректированы судебными органами, но не в той форме, в какой это осуществлено в настоящее время. На вопрос «Применяется ли Закон "О защите прав потребителей" к правоотношениям, возникающим из договоров имущественного страхования?» некто от имени Верховного Суда РФ дал следующий ответ: «Отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет правового регулирования Закона "О защите прав потребителей", и положения данного закона к отношениям имущественного страхования не применяются»12. При этом никакой убедительной аргументации не приводится.

Согласиться с данным утверждением трудно, поскольку, как правильно охарактеризовал в своё время МАП РФ в упоминавшихся разъяснениях, договор страхования – это договор об оказании услуг, следовательно, если стороной в таком договоре является гражданин, не являющийся предпринимателем, договор имущественного страхования попадает в категорию потребительских со всеми присущими ему льготами по защите прав потребителей, в том числе с правом на компенсацию морального вреда. Однако это должно быть закреплено в законе или уж, в крайнем случае, разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Таким образом, можно сказать, что страховщик в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей по договору авиационного страхования несёт гражданско-правовую ответственность в виде необходимости возместить в полном объёме убытки страхователя, уплаты ему неустойки, если таковая предусмотрена договором, уплаты ему же процентов за пользование чужими денежными средствами при просрочке выплаты страхового возмещения, а также при определённых обстоятельствах компенсировать причинённый страхователю моральный вред. Указанные виды мер гражданско-правовой ответственности способны надёжно защитить страхователя.

 

 

1 Гражданский кодекс РФ. Часть вторая от 6.01.1996 г. № 14-ФЗ в ред. от 6.12.2007 г. // Российская газета. 1996. – 6 февраля; 2007. – 12 декабря.

2 Сокол П. Формы ответственности страховщика за нарушение страхового обязательства // Право и экономика. – 2005. – № 1. – С. 26.

3 Кучерова О. Определение понятия «убытки» в гражданском праве // Арбитражный и гражданский процесс. – 2006. – № 10. – С. 45.

4 Российская газета. – 1993. – 12 января.

5 Турбина К.Е. Правовые способы и законодательные основания защиты прав и интересов граждан в договорах страхования // Страховое право. – 2004. – № 1. – С. 22.

6 Архив ОАО «РОСНО», Ульяновский филиал. – 2008.

7 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – № 12; 2001. – № 3.

8 Российская газета. – 1996. – 16 января; 2007. – 27 октября.

9 Сокол П. Формы ответственности страховщика за нарушение страхового обязательства // Право и экономика. – 2005. – № 1. – С. 27.

10 Российская газета. – 1994. – 26 ноября; 2007. – 23 мая.

11 Российская газета. – 1999. – 14 января.

12 Сайт Верховного Суда РФ. – http://supcourt.ru/news_detale.php?id=5336


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100