Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

«Нотариусы выступают как независимый институт, несущий полную ответственность за свои действия»

22.08.2008

С.В. Изотова,
председатель Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области

 

Позвольте мне так вас называть, потому что какое-то время я имела некоторое отношение к государственному нотариату. Позвольте поздравить вас с замечательным праздником – 15-летием небюджетного нотариата, как вы его называете, хотя, может быть, правильнее было бы называть его частным нотариатом.

За пятнадцать лет своей истории вы доказали, что частный нотариат имеет право на существование. Мы помним в Ленинграде очереди в нотариальные конторы: люди записывались с раннего утра и стояли в этих очередях, и мои коллеги, присутствующие в этом зале, прекрасно помнят, как мы работали в потогонном режиме: вечером выходили, не помня своего имени.

Сегодня нотариат совершенно другой, и благодаря появлению частнопрактикующих нотариусов за этот относительно небольшой период вашей истории удалось полностью удовлетворить потребность в нотариальных услугах как граждан, так и юридических лиц, ликвидировать очереди, создать надлежащие условия в нотариальных конторах для граждан и поднять вопрос о выходе нотариальных услуг на новый качественный уровень. Нотариусы приобрели возможность осуществлять публично-правовые функции в условиях, приближённых к мировым стандартам, выступая как независимый институт, вместе с тем несущий полную ответственность за свои действия.

Мне хочется обратить внимание на то, как нотариат помог облегчить жизнь судам, в том числе и арбитражному суду, который я представляю.

Вы прекрасно знаете о широком перечне нотариальных действий, которые предусматривают Основы законодательства Российской Федерации о нотариате. Остановимся на таком нотариальном действии, как обеспечение доказательств. Обеспечение доказательств сегодня осуществляют, во-первых, нотариусы – в соответствии с нормами законодательства о нотариате, и, во-вторых, арбитражные суды – в соответствии с нормами Арбитражного процессуального кодекса.

Здесь я должна сказать о том, что вы, дорогие коллеги, в этом преуспели больше, нежели суды, потому что таких действий, как обеспечение доказательств, тем более принятие предварительных мер по обеспечению доказательств, суды (во всяком случае, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области) практически не совершают. В этом вы уже взяли на себя определённые функции, разгрузив тем самым арбитражные суды и судебную систему в целом.

Должна вам сказать, что те доказательства, которые обеспечены нотариусами, предоставляются нам достаточно часто, особенно по спорам в областях защиты деловой информации и защиты авторских прав. Кроме того, методики, которые выработаны нотариатом в плане обеспечения доказательств, в частности, относительно информации, которая размещена на сайтах в Интернете, используются сегодня и арбитражными судами. В этом вы идёте впереди нас.

Реже всего используется такая форма, как обеспечение свидетельских показаний, допрос свидетеля. Наверное, это объяснимо, потому что за свою судебную практику я ни разу не видела, чтобы нотариусы допрашивали свидетелей в соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате.

Чаще всего в ходе рассмотрения дел мы видим заявления о некоторых фактах, подписанные гражданами и представителями юридических лиц, подлинность подписи на которых удостоверили нотариусы. Следует отметить, что подобные документы судами как доказательства обычно не принимаются. Во всяком случае мы не рассматриваем это как аналог допроса свидетелей в силу определённого в Арбитражном процессуальном кодексе РФ принципа непосредственности исследования доказательства.

Если продолжить тему доказательств, то я полагаю, что законодателю необходимо было бы закрепить презумпцию достоверности тех документов, которые удостоверены нотариально. Такие документы должны считаться достоверными до тех пор, пока в судебном порядке не признано незаконным совершение нотариального действия.

Хочется остановиться и на других вопросах. Как я полагаю, роль нотариата сегодня несколько снижена. Неизвестно, чем руководствовался законодатель, всё меньше и меньше предусматривая необходимость нотариального удостоверения тех или иных сделок. Я думаю, что если будет возвращено нотариальное удостоверение некоторых сделок, гораздо меньше будет вопросов и судебных споров о признании договоров незаключёнными, о признании этих сделок недействительными.

Кроме того, в свете той ситуации, которая сложилась в Российской Федерации, касающейся рейдерских захватов, хотелось бы, чтобы законодатель предусмотрел нотариальное удостоверение учредительных договоров и договоров с ценными бумагами. При существующем сегодня порядке регистрации законность этого действия не проверяется, что, конечно, порождает массу споров. Поскольку в настоящее время существует заявительный порядок, достаточно представить любой протокол, и завтра в обществе с ограниченной ответственностью будет другой директор, который получит право распоряжаться имуществом формально не принадлежащего ему общества.

Наступило некоторое затишье, и, видимо, мы немножко расслабились. Но рейдерские захваты не прекратились, они приобрели другие, завуалированные формы. Может быть, уже нет той наглости, которая называлась «чёрным рейдерством», но есть «серое», «белое» рейдерство, и, в конечном счете, захват остаётся захватом.

Хотелось бы сказать и о том, что существует проблема представления тех или иных протоколов для регистрации. Я думаю, что и вы сталкиваетесь с этой проблемой, когда в обществах действуют двое, трое, а то и больше директоров. К нам на заседания приносят для подтверждения полномочий того или иного директора протокол без даты, чтобы вписать её после того, как станет известна дата составления протокола противоположной стороны.

Если я не ошибаюсь, законодательством Германии предусмотрена необходимость удостоверения протоколов собраний, но не подписей председателя и секретаря, а подтверждения ими достоверности той информации, которая содержится в этом протоколе. Нотариальным удостоверением подписи председателя и секретаря собрания мы эту проблему, к сожалению, не решим.

Предлагается вернуть участие нотариуса и в процедуре создания юридического лица. В настоящее время нотариус удостоверяет подпись на одной из форм и чаще всего лица, которое не является единоличным исполнительным органом, а именно лица-заявителя при данном виде регистрации. Такое действие, на мой взгляд, никоим образом не служит защите интересов.

Ещё одна большая категория дел, возникающих из административных правоотношений. Несмотря на то, что были приняты изменения в Налоговый кодекс, которые позволяли во внесудебном порядке для юридических лиц взыскивать сумму штрафов, в настоящее время несколько судов в Российской Федерации, включая наш суд, буквально захлебываются от дел по заявлениям Пенсионного фонда о взыскании штрафов с индивидуальных предпринимателей. Сумма таких взысканий составляет в среднем около 126 рублей. А стоимость рассмотрения дела в суде – от 3 тыс. рублей. Я думаю, что эту проблему можно решить, в том числе и ранее предложенным способом – взысканием штрафов налоговыми органами, либо привлечением к осуществлению данных процедур органов нотариата.

Ещё хотелось бы отметить, что недостаточно, на наш взгляд, используется такое действие, как принятие денежных сумм в депозит нотариуса. Хотя данное действие стало сейчас более популярным в делах о банкротстве. Случаются, конечно, ошибки, которые не позволяют суду прекратить процедуру банкротства. В частности, принимаются деньги в депозит нотариуса, но при этом не определяется круг кредиторов, которым данные деньги должны быть перечислены. Но эти вопросы можно решить в рабочем порядке, и мы за то, чтобы такое действие использовалось, потому что процедура банкротства – не самоцель. Нужно стремиться не ликвидировать предприятие, а каким-то образом его реанимировать, чтобы оно работало, и долги были уплачены. При нормальном гражданском обороте кредиторы заинтересованы в том, чтобы получить денежные средства в обеспечение своих обязательств, а не в том, чтобы закрыть предприятие. Я говорю опять о нормальной процедуре, а не о той ситуации, когда процедура банкротства используется для того, чтобы перераспределить собственность.

У суда тоже существует депозит, в который можно перечислить денежные средства, но он в процедурах, в том числе судебных, практически не используется. Поэтому здесь мы в первую очередь надеемся на вас.

В последнее время очень много говорят о примирительных процедурах. Это не мировые соглашения, которые удостоверяются только судом, а именно примирительные процедуры. Мы полагаем, что здесь роль нотариата могла бы быть тоже значительно увеличена. Я думаю, можно было бы рассматривать нотариусов и в качестве медиаторов.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100