Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

«Чтобы претендовать на высокую роль в обществе, нужно быть профессионалами высокого уровня»

22.08.2008

Н.Ю. Рассказова,
заведующая кафедрой гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, директор Института нотариата юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

 

Добрый день, господа, гости, коллеги!

Третий конгресс нотариата проходит под лозунгом «Российское государство, общество, нотариат». А раз так, то я позволю себе начать прямо с вывода, к которому пришла, тесно общаясь с нотариальными палатами, занимаясь проблемами, волнующими нотариат, анализируя нотариальную практику. С вывода о том, что в России – именно в России! – без сильного, грамотного нотариата латинского типа гражданское общество мы не построим. Таково моё убеждение.

Хочу подчеркнуть: я не нотариус, поэтому меня нельзя обвинить в том, что «всяк кулик своё болото хвалит». Это профессиональное убеждение, сформировавшееся за несколько лет у меня как у специалиста в области частного права. Объясню свою позицию.

На мой взгляд, сегодня (и не только сегодня) мы должны отметить две особенности, связанные с построением в России гражданского общества.

Во-первых, известная российская проблема: что мы ценим больше – закон или начальника? Эта проблема есть, для её определения даже существует термин – «моновластие». Несмотря на наличие нескольких ветвей власти и принципа разделения властей, у нас традиционно сильно уважение, послушание, если хотите поклонение в отношении одной ветви власти – исполнительной. А что это значит? Это значит, что чиновник очень силён. И отсюда в России велика опасность того, что в лице чиновника государство будет слишком сильно внедряться в сферу свободы обыденной жизни, оборота. Иначе говоря, велика опасность бюрократизации гражданских отношений, а значит, ограничения той свободы, которая необходима для развития гражданского общества.

С другой стороны, наша проблема в том, что у нас нет культуры частной свободы. Мы только учимся культуре частной жизни вообще. Семьдесят лет наша страна жила в иной системе ценностей. Нельзя сказать, что в советские времена не было свободы вообще, но это была не свобода для индивидуума, а свобода для социальной группы. Вы помните? Свобода пролетариата, свобода интеллигенции и т.д., разные возможности, даже разная в известной степени идеология. И сейчас, когда у нас появилась возможность реализовать индивидуальную свободу, которую предоставляют нынешние строй и образ жизни, мы оказались перед проблемой: нет навыков свободной жизни. Известную философскую дилемму между свободой «для» и свободой «от» мы решаем в пользу свободы «от». На фоне особенностей российского менталитета это часто выливается в ничем не сдерживаемый эгоизм частной жизни.

Итак, с одной стороны – не знающий пределов эгоизм частной деятельности, направленной к собственной выгоде. А с другой стороны – столь же эгоистичный, но прикрытый лозунгами публичного интереса, общих ценностей, общественной значимости процесс бюрократизации жизни. Как сгладить две крайности? Можно ли использовать одновременно и выгоды частной свободы, и ту стабильность, надёжность которую должна сносить в нашу жизнь деятельность государства?

Да. Нотариат латинского типа – это жизненность, здравомыслие свободной профессиональной деятельности. С другой стороны, нотариус – это лицо публичного права, нотариальный акт – акт, освященный авторитетом государства. Именно нотариат латинского типа изначально силён тем, что так важно для нас сегодня. Он соединяет, с одной стороны, самоорганизацию, самофинансирование и самостоятельную ответственность, а с другой – авторитет государства, свободный от бюрократизации, доходящей порой до границ разумного. Поэтому мне кажется, что развитие нотариата является, безусловно, необходимым в России.

Не могу не отметить и то, что население России (и это тоже наша национальная особенность) не обладает навыками правовой культуры, в отличие от населения европейских стран и Соединённых Штатов Америки. Наши граждане не привыкли иметь личного адвоката, который следит за их «правовой» жизнью. Наши граждане не привыкли вникать в содержание закона для того, чтобы совершить юридическое действие, заранее подумать о том, что с ними может случиться. Вы согласитесь со мной: у нас слишком много наивных, доверчивых, бесшабашных. А значит, немало и оборотистых, хитрых, нечестных, которые пользуются этим. Здесь мы и должны увидеть ту ценность, которую представляет нотариат. Нотариус не есть чиновник в обычном смысле слова, но он действует от имени государства. Именно нотариус может придать обороту ту защищённость, которой явно недостаточно.

Сегодня уже говорили о проблеме сделок с недвижимостью. Ситуация, сложившаяся с оборотом недвижимости, является самым ярким подтверждением того, что отношение государства к регулированию оборота с участием граждан оставляет желать лучшего.

Когда регистрацию сделок с недвижимостью, как говорят нотариусы, «забрали» у нотариата или, сказать иначе, когда была отменена обязательная нотариальная форма сделок с недвижимостью, единственным внятным аргументом было: «дорого». Зачем заставлять граждан тратить лишние деньги? Граждане свободны в выборе. Если они захотят, они придут к нотариусу, не захотят – они свободны.

Готов ли наш гражданин сегодня к такой свободе? К свободе, которая, это общеизвестно, имеет оборотной стороной ответственность за себя? На этот вопрос можно ответить, проанализировав накопленный опыт.

Сделки с недвижимостью, в первую очередь с жильём, оформляются в простой письменной форме. Что, гражданину при этом не нужна помощь? Мы все прекрасно знаем – нужна. И там, где раньше был нотариат, теперь появился сонм юридических фирм, которые, по крайней мере, внешне, оказывают гражданам юридическую помощь. Эта помощь оказывается бесплатно? Нет. Достаточно ради интереса обратиться к нескольким риелторским фирмам для того, чтобы узнать, какой процент нужно заплатить за так называемое сопровождение сделки. Деньги немалые: 10–15 % от стоимости приобретённого жилья уходит на такую помощь.

Какие же гарантии дают такие помощники? Эти фирмы предоставляют то, что давал нотариус – квалифицированную юридическую помощь? Нет. Обратившись к нескольким фирмам, легко составить для себя общее впечатление. Договоры, которые мне пришлось увидеть при обращении к упомянутым фирмам, пояснения их «специалистов» указывают, что говорить не только о квалифицированной, но и о юридической помощи вообще нельзя. Но гражданин, брошенный в свободное плавание, всё равно приходит туда. Отвечают ли эти помощники за дефекты своей деятельности? Никакой ответственности, подобной той, о которой мы говорим, когда речь идёт об осуществлении нотариального действия, нет. Гражданина хотели защитить от лишних расходов. В результате расходы он несёт, а защиты у него не стало. Вопрос: это терпимо?

Я сошлюсь на письмо прокуратуры города Санкт-Петербурга, которое было передано в этом году Законодательному Собранию Санкт-Петербурга как органу, наделённому правом законодательной инициативы. Прокуратура отмечает возросшее количество преступлений в области оборота жилой недвижимости. При этом прокуратура подчёркивает, что значительная часть преступлений в этой сфере является латентной. Правоохранительный орган считает, что ситуация должна быть изменена: необходимо возвратить нотариальное удостоверение сделок хотя бы с жилой недвижимостью. Это факт, говорящий за себя сам.

В России, как и в любой другой стране, нельзя не считаться, помимо собственно правовых традиций, с традициями быта, с менталитетом населения. Нельзя автоматически переносить в Россию чуждые ей правовые образцы. То, что хорошо, например, в США, где оборот недвижимости традиционно обеспечивается деятельностью адвокатов, не даст ожидаемого результата в России, где совершенно иная и социальная, и психологическая ситуация.

Подводя итог этой части своего выступления, ещё раз хочу подчеркнуть ценность нотариата. Нотариат необходим, т.к. он соединяет, казалось бы, несовместимое: самоорганизацию, самоконтроль, «самоответственность», с одной стороны, и авторитет государства, с другой. В России потенциал этого соединения нужно и можно использовать.

Обращу ваше внимание ещё на один очень важный аспект деятельности нотариусов страны, аспект, на который, по-моему, должны обратить внимание и представители государственных структур. Вы прекрасно понимаете, что оборот – это тысячи юридических действий, которые ежедневно совершаются в стране. Я говорю сейчас не о тех грандиозных сделках крупных корпораций, о которых знает вся Россия. Я имею в виду тысячи, может быть, миллионы действий, которые совершаются каждый день многими-многими гражданами и юридическими лицами и которые, собственно, и составляют то, что называется юридическим бытом страны, и, по сути, являются жизнью в её юридическом отражении. Я думаю, вы согласитесь, что эта жизнь ушла вперёд по сравнению с тем, что нам предлагает законодатель. В первую очередь я имею в виду семейное право и право собственности, которые, собственно, и составляют основные институты частного права, к которым примыкают все остальные его части.

Говорить о соответствии норм о совместной супружеской собственности сегодняшним реалиям очень трудно. Недавно в разговоре о проблемах имущественных отношений супругов один из нотариусов произнёс с горькой улыбкой: «Я уже ненавижу эту супружескую собственность…». И мы его понимаем. Когда гражданин приходит к нотариусу, его не интересует, хорош закон или плох, можно выяснить смысл, вложенный законодателем в правовое положение, или нет. Гражданину нужно решить его сегодняшнюю проблему. И самое главное – он имеет на это право. А что делать нотариусу? Отказать в совершении нотариального действия?

Очевидно, что законодательство, касающееся граждан, их имущественных прав, их юридических действий, требует изменений и уточнений. На что законодателю ориентироваться при проведении законодательных работ? Конечно, на практику. А где она? А она у нотариуса. В судах – только её часть.

Впечатление о том, чего требует оборот, какие проблемы хотят решить граждане в обычной, естественной, нормальной жизни при совершении юридических действий, можно получить, обобщая нотариальную практику. Она огромна. Это бесценный материал для законодателя. Нотариальная практика обобщается региональными палатами, Федеральной нотариальной палатой. Она – готовый материал, не искажённый негативными конъюнктурными влияниями. Это картина правовой жизни страны. Нотариат предлагает её законодателю для использования. И мне кажется, соответствующие государственные органы должны обратиться к опыту, накопленному нотариатом в этой области. Не воспользоваться этой возможностью – допустить непростительную ошибку.

И, наконец, последнее. Я не могу не сказать об этом, поскольку присутствую здесь в качестве директора Института нотариата, занимающегося повышением квалификации нотариусов.

Говорить о роли нотариата в создании в России гражданского общества мы можем только при одном условии: каждый нотариус является профессионалом высокого уровня. И нотариальное сообщество сегодня относится к этой проблеме очень серьёзно.

Недавно Правление Федеральной нотариальной палаты приняло новую концепцию повышения квалификации нотариусов. Концепция ориентирована на последние изменения в сфере юридического образования, на самые современные тенденции в этой области. Я имею в виду акты, на основании которых организовано высшее профессиональное и последип-
ломное образование юристов в Европе (это Болонское соглашение; Лондонское коммюнике министров образования стран – членов Болонского соглашения от 18.05.2007 г.; резолюция Европейской ассоциации юридических Факультетов (ELFA)). Это продуманная концепция, ориентированная на создание системы, использующей современные технические возможности (дистанционное обучение и т.п.). Концепция ставит сложные задачи, но условия для её реализации есть. Она построена правильно, и если эта концепция будет реализована, нотариальное сообщество выполнит задачу по поддержанию требуемого профессионального уровня нотариусов.

Мы все понимаем: одно дело – наши планы, другое дело – их реализация. Я смотрю на реализацию планов в этой области оптимистично. Ещё раз сошлюсь на свой опыт. Мне приходится тесно общаться со многими нотариусами из разных регионов. В последние годы в нотариальном сообществе явно изменилось отношение к роли профессиональных знаний, требования к их качеству. Практически исчезло бытовавшее раньше отношение: «Не надо нам рассказывать теорию, вы нам ответьте на тот вопрос, с которым мы к вам приехали, и мы будем довольны». Это уходит, этого почти нет.

Нотариусы понимают, что для того, чтобы претендовать на высокую роль в обществе, нужно быть профессионалами высокого уровня. Они учатся с интересом, и общий профессиональный уровень растёт. Это показывают и результаты тестирования, которое мы проводим среди нотариусов.

Завершая своё выступление, скажу, что трудно принять в такой огромной стране закон, который везде будут применять одинаково легко, трудно установить такую процедуру, которая с успехом приживётся и в Чукотском округе, и в Калининграде, и в Москве. Дефекты законодательства, сложности правоприменительной практики – не аномалия, это обычные издержки процесса развития права. Если каждый будет добросовестно, профессионально делать своё дело, и процесс этот пойдет нормально. Я желаю, чтобы в нашей стране, огромной, замечательной, каждый нотариус чувствовал себя частью нотариального сообщества – сильного, умного, уважающего себя и уважаемого обществом.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100