Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

«Мы – сторонники прямого и открытого диалога с обществом»

22.08.2008

Н.И. Кашурин, вице-президент Федеральной нотариальной палаты

 

Уважаемые коллеги и гости конгресса!

Позвольте мне от имени всего нотариального сообщества России поприветствовать вас на III Конгрессе нотариусов России!

Хочу поблагодарить выступивших сегодня должностных лиц за тёплые слова, высказанные в адрес института нотариата, каждого нотариуса, который трудится на благо процветания и укрепления России.

Пятнадцать лет назад в нашей стране началось обновление системы нотариата. За относительно короткий срок этот правовой институт не только преобразился, впитав лучшие традиции и опыт латинского нотариата, но и успешно справился со стоящими перед ним задачами, стал эффективной системой, которая отвечает потребностям современного общества.

Историю становления и развития российского нотариата можно отразить в ряде событий. К ярким событиям 15-летнего пути системы обновлённого нотариата можно смело отнести проведение подобных конгрессов пять и десять лет назад. Они стали вехами нашего с вами пути, отмечающими этот путь этап за этапом. И вот уже в третий раз нотариусы России вместе со своими зарубежными коллегами собираются на конгрессе, чтобы публично обсудить результаты проведённой реформы, сосредоточиться на неразрешённых до сегодняшнего дня вопросах, наметить приоритеты дальнейшего развития института небюджетного нотариата в нашей стране.

Мы, нотариусы России – сторонники прямого и открытого диалога с обществом, поскольку считаем нотариат неотъемлемой его частью, звеном в защите гарантированных Конституцией России прав и свобод человека и гражданина.

Небюджетный нотариат – ровесник российской Конституции. А если быть точным, то Основы законодательства Российской Федерации о нотариате появились даже немного раньше. Этим объясняется наличие некоторых проблем в регулировании нотариальной деятельности в современных условиях. Но именно благодаря заложенному в Конституции России демократическому курсу построения правового государства стало возможным развитие нотариата как неотъемлемой части гражданского общества. Вся новейшая история нотариата – это отражение истории нашего государства. В итоге можно констатировать, что достигнуты реальные позитивные результаты в процессе реформирования российского нотариата.

Начало 90-х годов и, в частности, 1993 год были не очень простыми для России и её граждан. Сложные социальные конфликты, партийные и идеологические противоречия, неадекватные экономические и правовые отношения. Фактически не хватало ресурсов для решения самых насущных, жизненно важных проблем. Но именно в этот непростой период закладывался фундамент для построения цивилизованных правовых отношений и будущих перемен. Ситуация в стране постепенно начала меняться к лучшему. Я уверен: каждый россиянин ощущает на себе эти позитивные изменения. Но думаю, что это только начало пути к подлинному возрождению нашей страны. И нотариат России не может и не должен останавливаться в своём развитии, не может быть в стороне от выбранного пути развития государства и общества.

Значение и роль нотариата сегодня признают не только учёные, занимающиеся теорией нотариата, не только практикующие юристы, но и политическая элита, и структуры гражданского общества. Формирование современной правовой системы в стране, совершенствование законодательства неразрывно связаны с развитием и повышением роли институтов гражданского общества, к каковым относится и нотариат. Нотариат является одним из тех общественных институтов, которым в первую очередь приходится не только проводить от имени государства правовые реформы, но и изучать их социальные последствия. Вся 15-летняя история обновлённого нотариата видится через призму доверия государства и граждан к нашему правовому институту. И чем выше степень такого доверия между государством и обществом и общественными институтами, тем более свободно и цивилизованно наше государство.

Сегодня мы собрались здесь в том числе и для того, чтобы в очередной раз оценить эту степень доверия, обсудить и осмыслить имеющиеся тенденции нашего развития. За пятнадцать лет накоплен громадный опыт, и мы на этом этапе своего развития не только можем, мы просто обязаны ещё раз посмотреть назад, подвергнуть анализу свои шаги, сделать выводы и строить новые планы, опираясь не только на научные разработки, опыт зарубежных коллег, но теперь уже и на собственный опыт. Только отчётливо понимая, что мы можем дать нашему государству и обществу, мы сможем предпринимать шаги по повышению степени их доверия к нам, по укреплению нашего института.

Ещё десять лет назад, на I Конгрессе нотариусов России, президент Федеральной палаты Анатолий Тихенко в своём выступлении говорил: «Давайте признаемся друг другу, что сладкие рассуждения о верховенстве закона, который вроде бы способен обеспечить равноправие договаривающимся сторонам, – это только иллюзия, если нет того, кто делает этот закон живым и действенным. Закон – это только руководство к действию. Служители закона, к которым в полной мере относятся нотариусы, делают закон действующим».

Современный небюджетный нотариат России имеет глубокую историю, идущую из XVI века от деятельности площадных подьячих. Очень многое современный российский нотариат применил из опыта нотариата советского периода, но могу уверить: только то лучшее, что было на том этапе его развития. Нынешний нотариус – это уже не лицо с функциями технического работника государственной нотариальной конторы советского периода. Нотариальная защита прав граждан – это уже не декларативная норма, а сам нотариат – не бюрократический орган исполнительной ветви власти.

Конечно, такая ситуация в новом российском нотариате складывалась не один день, и не раз предпринимались попытки каким-либо образом её изменить. Но все эти попытки были малоэффективны, по сути, обречены, ибо не менялся основополагающий принцип – не было заинтересованности нотариусов в результате своей деятельности. И вот в 1993 году предпринят первый и важный шаг государства навстречу нотариусам: приняты Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, которые допустили возможность формирования системы небюджетного нотариата. Можно сказать, что шаг был нетвёрдый, отчасти от безысходности, по наитию, с оглядкой на многолетний позитивный европейский опыт, но шаг в нужном направлении, очень верный. Этот шаг нам помог сделать и Международный союз нотариата, в состав которого нотариусы России, как уже было сказано, были приняты в 1995 году. Сегодня я с этой трибуны от имени всех своих коллег выражаю глубокую благодарность за оказываемую моральную поддержку и практическую помощь на всех этапах развития нашего нотариата глубокоуважаемым президентам Жюлю Демерсу, Андре Швахтгену, Хьюго Пересу Монтеро, Гельмуту Фесслеру, Франсиско Ариасу, Джанкарло Лаурини и другим. Спасибо вам большое!

Мы на протяжении 15 лет в тесном взаимодействии с национальными нотариатами Швейцарии, Франции, Италии, Германии, Австрии являемся участниками многих международных, как межправительственных, так и неправительственных программ. Несомненно, эту поддержку трудно переоценить, за что мы выражаем нашим зарубежным коллегам свою искреннюю признательность. В настоящее время, как и 15 лет назад, контакты с Международным союзом – это весомый вклад нашей страны в интеграцию мирового сообщества. Вводя наряду с государственным нотариатом нотариат небюджетный, государство дало нам уникальную возможность раскрыться, проявиться. Теперь слово за нами, за саморегулируемой структурой, состоятельность которой может доказать только она сама. И небюджетный нотариат свою состоятельность всё-таки доказал и не только количественными, но и качественными показателями развития.

Всего десять лет назад мы могли с гордостью констатировать, что у нас ежегодно увеличивается количество нотариальных действий, и называли цифру 22 млн. действий за 1998 год. На современном этапе развития нотариата совершается около 100 млн. нотариальных действий в год, т.е. в 4,5 раза больше. И дело не только в том, что из года в год растёт число частнопрактикующих нотариусов. Действительно, в системе небюджетного нотариата их количество увеличилось с 2 165 в 1993 году до 7 426 нотариусов в 2007 году. Главное то, что наши нотариусы изменили подход к работе, успешно впитали правовые инновации, оценили открывающиеся перед ними возможности и, вместе с тем, и меру ответственности за свою работу. Результат очевиден.

На фоне этих достижений я хотел бы ещё раз сделать акцент на том, что положительные результаты не появились по мановению волшебной палочки. Чем больше впечатляют наши успехи, тем выше цена этих достижений, тем достойнее выглядит наш с вами путь – путь, устланный отнюдь не розами. Согласитесь, будет несправедливо, если мы не вспомним хотя бы обзорно о трудностях, которые удалось преодолеть обновлённому нотариату буквально с первых его шагов. К сожалению, при становлении наш правовой институт столкнулся с отсутствием системного общественного понимания самих функций нотариата по защите прав граждан и юридических лиц в сфере имущественных правоотношений, причём именно системного понимания этих функций. Ведь государство не теряет нотариат из виду, использует его новые возможности, но ограниченно и непоследовательно. Наверное, отчасти виноваты в этом и мы. И всё же хотелось, чтобы принимаемые на высоком уровне решения были концептуально выдержаны.

Несколько примеров для иллюстрации сказанного. Становление нотариата проходило в период массового потока приватизации недвижимого имущества. Согласно принятому в 1995 году Гражданскому кодексу и вступившему в силу в 1998 году Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» было отменено обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью. Как результат, известно достаточно большое число случаев, когда граждане становились жертвами совершения сделок с недвижимостью в простой письменной форме. Отсутствие нотариального барьера для правонарушений обуславливает значительный уровень количества преступлений, сопровождающих оборот недвижимости. Принесло ли это пользу государству и обществу, его гражданам? Очевидно, нет. Практика показывает, что государственная регистрация сделок не стала адекватной заменой обязательному нотариальному удостоверению сделок с недвижимостью. Компетенция и задачи у нотариата и регистрирующих органов различны, и в определённом соотношении они бы могли вполне гармонично дополнять друг друга для наиболее полного обеспечения защиты прав граждан в сфере оборота недвижимого имущества.

Следующий пример. Пять лет назад была разработана и одобрена Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации Концепция развития гражданского законодательства о недвижимых вещах. Цель этого документа – совершенствование законодательства и устранение имеющихся несогласованностей и противоречий в сфере оборота недвижимости. Именно в этой связи в нём предлагается изменить систему регистрации прав на недвижимое имущество, исключив регистрацию сделок с ним. Как показывает практика, законодатель вспоминает про названную концепцию от случая к случаю. В частности, одно из положений концепции нашло своё воплощение в так называемом Законе о «дачной амнистии». Появление и существование данного закона – это несомненный плюс, но одновременно и минус в части прописанного порядка по передаче нотариусом документов на регистрацию. Действительно, статус передачи документов чётко не определён: должен ли нотариус лично передавать документы, или эту техническую функцию может осуществлять сотрудник нотариальной конторы? Кроме того, внятно не определены и сроки проведения регистрации, ряд других процедурных моментов и прочее. Кстати, о необходимости снижения сроков для регистрации при представлении документа нотариусом говорится в упомянутой концепции.

В этой ситуации есть определённый выход. В ряде субъектов Российской Федерации совместными усилиями нотариальных палат и территориальных органов регистрации он найден. Но закономерен вопрос: правильно ли, что определённая в законе возможность реализации прав граждан фактически ставится под условие субъективного усмотрения государственных органов? Очевидно, нет.

Ещё один пример, но теперь уже не из сферы правоприменительной деятельности, касаемо организации квалифицированной юридической помощи, которая гарантируется гражданам статьёй 48 Конституции Российской Федерации. В Федеральном законе от 29 декабря 2006 г. № 258-ФЗ должностные лица органов местного самоуправления наделяются правом совершения определённых нотариальных действий, вы об этом все знаете. Предусмотрев право указанных лиц совершать такие нотариальные действия, законодатель оставил без внимания вопрос о профессиональном уровне подготовки этих должностных лиц. Не урегулированы также вопросы о контроле за их деятельностью, об их ответственности за совершение нотариального действия с нарушением законодательства, о хранении нотариального архива, о праве должностных лиц местного самоуправления выдавать дубликаты нотариальных актов и так далее, и тому подобное.

Хочу напомнить, что в 2007 году Владимир Владимирович Путин отмечал, что «один из главных критериев политической культуры и развития общества – это увеличение объёма полномочий региональных и местных властей. Сегодня децентрализация полномочий в сфере государственного управления достигла в России самого высокого за всю её историю уровня». Это были его слова. Безусловно, это так. Но в то же время непонятна логика законодателя, мягко говоря, путающего вопросы государственного управления с необходимостью государственного обеспечения стабильных гражданских частных правоотношений. Непонятна логика законодателя, предъявляющего абсолютно разные требования к лицам, совершающим нотариальные действия от имени Российской Федерации. Если всё так просто, то, следуя такой логике, мы можем зайти очень далеко. Зачем тогда обязательные прохождение стажировки, сдача квалификационного экзамена, получение рекомендаций нотариальной палаты для участия в конкурсе, членство в нотариальной палате и постоянный профессиональный контроль за профессиональной деятельностью? Именно поэтому возможность перехода к снятию ограничений по количеству должностей нотариусов в нотариальном округе часто являлась причиной острой полемики. Но нотариат России, Министерство юстиции Российской Федерации, Федеральная регистрационная служба понимают, что публичные функции не могут быть предметом конкуренции, твёрдо придерживаются позиции неприемлемости свободного, нерегулируемого и впоследствии неконкурентного доступа к нотариальной профессии. Это позволило избежать губительных нововведений в сферу регулирования нотариальной деятельности.

Понятно, что перечисленные мною проблемы либо уже дали о себе знать, либо неизбежно возникнут в будущем. Вызывает сожаление, что недоработки правового регулирования в первую очередь угрожают интересам законопослушных граждан. Отсутствие системного подхода, как мы видим, проявляется отчётливо. Ещё раз хочу вернуться к количеству нотариальных действий. Их стало гораздо больше, но ведь 60 % из них – свидетельствование верности копий документов. Эффективность любого правового института определяют минимум две составляющие, о которых надо помнить: первое – его ресурсы, то есть его возможности и второе – в какие рамки он поставлен. Должен констатировать, что степень эффективности использования нотариальной защиты прав граждан в нынешних условиях пока очень невысокая, хотя потенциал для её повышения имеется. Для этого надо ввести необходимое качественное, концептуально разработанное правовое регулирование.

Меня могут упрекнуть прежде всего присутствующие здесь представители органов власти в излишней критичности высказываний. Но, согласитесь, приведённые примеры и иллюстрации истории развития системы небюджетного нотариата – это неотъемлемая часть того, с чем приходится жить и трудиться российскому нотариусу. Более того, чтобы намечать перспективы развития нашего правового института, необходимо определиться со своим отношением к тем процессам, которые влияли и могут далее влиять на нашу профессиональную деятельность.

Нотариат как правоприменительный институт понимает необходимость перемен. Вот почему в начале выступления я сказал о том, что реформирование нотариата России ещё не закончено. Пройден большой путь, но впереди ещё очень много дел. Решение за государством. Тем более что одним из первостепенных приоритетов своей деятельности на посту Президента России Дмитрий Анатольевич Медведев назвал как раз правовую реформу. Это вселяет оптимизм, ибо институт нотариата является важным и неотъемлемым элементом правовой системы, нуждающейся, выражаясь языком менеджмента, в оптимизации своей деятельности. Разумеется, государство должно получить от нас внятный сигнал о готовности воспринимать позитивные изменения в правовой сфере и, более того, о готовности поддержать и развить эти прогрессивные инициативы. В конце концов мы должны обеспечить государству своего рода определённые гарантии и обязаны продолжать доказывать свою надёжность и компетентность каждодневной работой, потому что мы понимаем: граждане судят о том, насколько государство является правовым, по тому, с чем они сталкиваются в зале суда, на приёме у адвоката и нотариуса. Укрепление гражданского общества и становление в России правового государства – это неразрывные звенья демократического развития нашей страны. Государство и институты гражданского общества должны находиться в системе постоянного поддерживания равновесия, баланса сил государственного регулирования и общественной самоорганизации и саморазвития.

Природа небюджетного нотариата такова, что как институт гражданского общества он самоорганизуется и далее выполняет наложенные на него функции самостоятельно. А как инструмент публичной власти он действует от имени и по поручению Российской Федерации, исполняя полномочия, возложенные на него законом. Свобода нотариата как системы, как элемента гражданского общества заключается в том, что государство предоставило возможность нотариальному сообществу самостоятельно организовывать свою деятельность по охране и защите интересов участников гражданского оборота, установив при этом обязательные принципы формирования такой системы.

Насколько нотариальное сообщество справилось с подобной самоорганизацией? В основном справилось. Однако 15-летняя история показала, что не всё было гладко, что были у нас просчёты и ошибки. Но лучший способ не допускать ошибок – это ничего не делать. А мы ежедневно и кропотливо работали, причём не всегда в нормальных законодательных условиях. Сегодня мы понимаем, что настало время подвергнуть ревизии некоторые нормы, регулирующие организацию деятельности нашего института, и очень рады, что есть такое понимание и со стороны государства.

С самых первых лет применения Основ законодательства РФ о нотариате выявляются пробелы, не всегда позволяющие системе стабильно развиваться и укрепляться. Именно с этих пор ведутся дискуссии и предпринимаются попытки реформировать наш закон и нотариат в целом. И мне сейчас приятно сообщить, что впервые за 15 лет вопрос о реформировании нотариата был рассмотрен конструктивно и системно. Результатом этого стала разработанная Федеральной регистрационной службой, как уже было сегодня сказано, с участием представителей Федеральной нотариальной палаты Концепция федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации». Пришло время государству сделать этот шаг в развитии небюджетного российского нотариата, шаг осмысленный, твёрдый и определённый. Концепция предполагает, что в законопроекте будет точное и однозначное раскрытие содержания предназначения самого нотариата как публично-правового института.

Я полагаю, что многим присутствующим здесь известно, что не единожды приходилось нотариальному сообществу обращаться в Конституционный Суд России ввиду необходимости толкования ряда положений законодательства о нотариальной деятельности. И Конституционный Суд ещё 10 лет назад чётко и однозначно высказался о публично-правовом характере деятельности нотариусов и нотариальных палат. К сожалению, до сих пор встречаются случаи, когда публичные полномочия нотариуса отождествляются с предпринимательской деятельностью. Такое заблуждение есть и у граждан, и у многих представителей власти. Отсутствие чётких формулировок в действующем законе о нотариате порождает массу дискуссий, а то и судебных споров, изначальную неопределённость в вопросе, вводить ли разнообразные толкования понятий «нотариальная тайна», «профессиональная деятельность нотариуса», «дисциплинарная ответственность нотариуса» и многих других. Я, как и вы, уважаемые коллеги, очень надеюсь, что все эти аспекты обретут правовой статус и станут реалиями, опираясь на уже усовершенствованную законодательную базу.

Все пятнадцать лет нотариат России пытался и пытается самостоятельно, в рамках своей компетенции, регулировать и решать многие вопросы. Решать их побуждает сама жизнь. Это и вопросы обеспечения доступности нотариальной помощи для граждан и организаций, в том числе в малонаселённых и труднодоступных районах нашей страны, это и регламентация, и организация нотариальной деятельности, в том числе установление требований к помещениям нотариальных контор, режиму работы нотариусов, это и определение порядка хранения нотариальных архивов, уточнения в вопросах страхования нотариальной деятельности и многое другое. Формулировка действующего закона о праве, а не об обязанности иметь нотариальную контору не может устраивать государство и в первую очередь граждан, она может устраивать только нерадивых, которые иногда встречаются в наших рядах. Опыт подсказывает, и это нашло отражение в концепции, что для осуществления нотариальной деятельности нотариус не вправе, а обязан иметь нотариальную контору, расположенную в пределах нотариального округа, в который он назначен на должность. Это должно быть помещение, которое обеспечит свободный доступ всех граждан, тайну совершения нотариальных действий, сохранность нотариальных документов, печатей, штампов, бланков и так далее. Мы прекрасно понимаем, что подобные требования должны контролироваться не только нотариальной палатой, нотариальным сообществом, но и соответствующими территориальными органами Министерства юстиции. В случае же неисполнения этих и иных требований закона нотариус должен быть привлечён к дисциплинарной ответственности. То же касается и устанавливаемого графика работы нотариусов, и порядка хранения нотариальных документов, и обслуживания нотариальных архивов, и прочего.

О страховании хочу сказать отдельно. Сумма страхования риска профессиональной деятельности нотариусов должна быть увеличена и дифференцирована в зависимости от места осуществления нотариальной деятельности. Наряду с этим необходимо задействовать механизмы коллективного страхования риска профессиональной деятельности нотариусов нотариальными палатами в субъектах Российской Федерации и Федеральной нотариальной палатой. Многие сидящие здесь могут сказать: да фактически это всё у нас уже есть и довольно давно. Есть утверждаемые на региональном уровне требования к помещениям нотариальных контор и прочее. Может быть, нет необходимости всё это определять и регулировать законом? Ответ, на мой взгляд, может быть только один: такая необходимость есть, и назрела она даже не вчера, а очень давно.

Конечно, приятно говорить только о наших достижениях и победах, но ведь есть и негативные факты. В организации нотариальной деятельности нотариусов существуют острые проблемы в нотариальных палатах. Поступают ещё жалобы на нотариусов и в Федеральную нотариальную палату, и в территориальные структуры Министерства юстиции, и в нотариальные палаты субъектов Федерации. От имени всех своих коллег хочу сказать с этой трибуны, что каждая из них проходит нашу тщательнейшую проверку. Не секрет, что планка профессиональной деятельности нотариусов повысилась. Мы ведём бескомпромиссную борьбу с теми, кто бросает тень на российский нотариат своей некомпетентностью, непорядочностью или безответственностью. Мы расстаёмся со случайными людьми в нашей профессии без сантиментов и сожалений. Система самоочищения в сообществе уже доказала свою жизнедеятельность и эффективность. Несомненно, должно быть достигнуто единообразие стандартов нотариальной деятельности на всей территории нашей необъятной страны. Субъективный подход к организации публичной деятельности должен быть сведён к минимуму, это очевидно. Озвученные мною вопросы, да и многие другие с принятием нового закона о нотариате, я уверен, станут не только нормой, но и предметом постоянного контроля.

Несомненно, качество нотариальной защиты прав граждан и юридических лиц определяется не только состоянием конторы нотариуса, наличием у него страховки и графиком его работы. Нотариальное сообщество России видит своей целью формирование такой системы нотариата, которая бы в полной мере соответствовала интересам и потребностям всего общества. Баланс интересов государства, граждан и нотариата как института гражданского общества – это то стабильное состояние, которое позволит российскому нотариату направить все усилия для выполнения возложенных на него государством задач. Возможно ли это? Опыт европейских государств показывает, что очень даже возможно. На формирование таких стабильных, конструктивных, чётко урегулированных отношений должны быть направлены усилия государства и всего нотариального сообщества. Во главу угла ставится обеспечение доступности нотариальной помощи для граждан и организаций.

Нередко граждане упрекают нас за то, что нотариусов в России не хватает. И, наоборот, нотариусы порой констатируют, что количество должностей в нотариальном округе завышено, и это не позволяет обеспечить самофинансирование нотариальной деятельности. Где же золотая середина?

Это было одним из злободневных вопросов на протяжении буквально всех 15 лет новейшей истории нотариата. В текущем году Федеральной регистрационной службой и Федеральной нотариальной палатой проведена работа в рамках действующего закона, согласован порядок определения количества должностей нотариусов в нотариальных округах. Разработанные критерии основываются на анализе сложившейся ситуации, зарубежном опыте, соблюдении экономических оснований, независимости, беспристрастности нотариусов и возможности самофинансирования ими своей деятельности и деятельности нотариальных палат при определении количества должностей.

Я полагаю, что регламентация данного вопроса, как и вопроса определения границ нотариальных округов, установления предусмотренной концепцией обязанности нотариусов по регулярным выездам для совершения нотариальных действий в районы, где нет нотариального обслуживания, положительно отразится на ситуации с доступностью нотариального обслуживания. Помимо наделения нотариусов такими обязанностями, концепция предполагает применение к ним мер стимулирующего характера как со стороны нотариальных палат, так и со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Сегодня нотариат России укомплектован квалифицированными кадрами. Это ещё один показатель высокого интеллектуального потенциала института. Мы заинтересованы в этом не менее, чем граждане или суды, нагрузка на которые напрямую зависит от качества нашей работы. Если лет десять назад мы только подходили к проблеме внутрикорпоративной организации научной работы, повышения квалификации нотариусов и анализировали, выбирали методы и способы, то сегодня эта проблема решена: создана система, и от её работы мы ощущаем положительные результаты.

Характерная черта процесса повышения квалификации на сегодняшнем этапе – тщательно проработанный методологический подход, направленный как на восполнение базовых знаний в систематизированной форме, так и на изучение новых проблемных вопросов нотариальной деятельности. Выработаны рекомендации для нотариусов, согласно которым предлагается повышение квалификации по 72-часовой программе обучения, основанное на научных разработках Центра нотариальных исследований, Института нотариата и юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, не менее одного раза в пять лет с обязательным итоговым тестированием. Мы проводим большое количество межрегиональных и региональных конференций и семинаров. Только в 2007 году было проведено 339 мероприятий в целом по стране, т.е. практически каждый день по одному мероприятию.

Есть ещё одна цифра, которая характеризует ситуацию. На предыдущем, II Конгрессе нотариусов в Москве озвучивалось, что 37 наших коллег имеют учёные степени. Прошло всего лишь пять лет, и я с гордостью могу вам сообщить, что уже 73 нотариуса России занимаются не только профессиональной, но и научной деятельностью, имеют учёную степень.

Аналогичные тенденции просматриваются в государственном признании нашей работы. Количество нотариусов, удостоенных звания «Заслуженный юрист Российской Федерации» увеличилось с 35 человек в 2003 году до 57 – в 2007 году.

И всё же сегодня ещё нельзя сказать, что высокий профессиональный потенциал нотариата России используется в полной мере. Я бы хотел подчеркнуть: нотариат не ставит задачу сделать визит к нотариусу обязательным. Мы говорим о том, что государство должно законодательно создать такие условия и предпосылки для граждан, чтобы обращение к нотариусу было выгодным как с точки зрения материальных, так и временных, и защищённых с правовой точки зрения интересов. Если бы нотариальный акт имел силу исполнительного документа, то это привлекло бы к нотариальной защите большее количество и граждан, и юридических лиц, разгрузило бы суды, которые буквально завалены делами, не требующими судебного разбирательства.

Есть масса других примеров. Мы видим работу нотариуса завтрашнего дня в активных действиях, в оказании комплексной юридической помощи. Такой подход мог бы вполне успешно способствовать укреплению авторитета органов государственной власти, становлению правового государства путём формирования у граждан уважения к самому главному – к закону. Комплексная юридическая помощь могла бы заключаться в исполнении нотариусами регламентированных процедур по консультированию и сбору необходимых документов, передаче документов на регистрацию прав и юридических лиц, присутствию на заседаниях органов управления юридических лиц по вопросам избрания или назначения в органы управления, распоряжения имуществом и так далее.

Развивается электронный документооборот, обеспечивающий переход от бумажных документов к электронным аналогам. Одной из целей Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002–2010 гг.)» является «придание официального статуса электронным формам взаимодействия, обеспечения подлинности и достоверности информации в процессе электронного взаимодействия органов государственной власти между собой, а также с населением и организациями путём исполнения электронной цифровой подписи». Не эти ли и им подобные явления социально-экономического развития общества предопределяют необходимость расширения нотариальных действий, появление новых форм защиты прав граждан? Думаю, что да. Для реализации установленного Конституцией России права граждан на наследование уже давно назрела необходимость создания Всероссийского единого реестра завещаний и рассмотрения вопроса о присоединении России к международной Конвенции о системе регистрации завещаний.

Есть ещё много подобных моментов, которые нам необходимо учитывать, реформируя деятельность нотариата. И мы, государство и нотариусы России, должны как минимум идти в ногу с мировым сообществом. Нотариат способен на реализацию более глобальных общественных задач, таких как пропаганда правовых знаний, оказание содействия по формированию общественного правосознания и нравственности, соответствующих правовому государству. Нотариальное сообщество России уже ведёт работу в этом направлении, но было бы конструктивнее осуществлять такую деятельность в законодательно закреплённых рамках.

И ещё. Безусловно, государственный контроль за организацией нотариальной деятельности необходим, и мы это знаем, ведь он обеспечивает наиболее полное и эффективное выполнение нотариатом возложенных на него государственных полномочий. Но его нужно совершенствовать, и прежде всего, путём усиления публичного статуса этих элементов в системе нашего нотариата, в Федеральной нотариальной палате, нотариальных палатах субъектов Федерации. Это следует из принципиальных подходов согласованных концепций.

Ещё на одном аспекте хочу сосредоточить ваше внимание. Основы законодательства РФ о нотариате 1993 года предусматривали смешанную модель – одновременное существование нотариусов, работающих в государственных нотариальных конторах, и нотариусов, занимающихся частной практикой. В девяностые годы неоднократно обсуждался вопрос о возможности реставрации нотариата исключительно бюджетного. Наверное, не имеет смысла сегодня подвергать анализу причины таких явлений. Они сродни постановке вопроса о возвращении к социалистическому принципу построения экономических отношений и имеют под собой, как правило, субъективную основу. Небюджетный нотариат не предпринимал никаких действий для форсирования ликвидации государственных контор. Мы поступили правильно, пойдя по эволюционному, а не революционному пути, и время всё расставило по своим местам. Поэтому закономерно, что одним из основных положений концепции является создание в Российской Федерации единой небюджетной модели нотариата, основанной на принципах самофинансирования и имущественной ответственности нотариусов. Государство предлагает нам более высокий статус, но это ещё и бремя повышенной ответственности, которое ложится на нас с вами. И мы с вами готовы отвечать за доступность и качество нотариальной помощи на всей территории страны, эффективный контроль за деятельностью нотариусов и нотариальных палат, разумные нотариальные тарифы и, в конечном счете, за то, чтобы слова «нотариус» и «нотариальная палата» знал каждый, и они произносились с уважением и удовлетворением.

Уважаемые коллеги!

На фоне произошедшей смены состава Государственной Думы Российской Федерации, вступления в должность нового Президента России и смены состава Правительства 2008 год можно смело характеризовать как год волнующих нас ожиданий и перемен. Конечно же, перемен позитивных, так как созданные за последние годы социально-экономическая и социально-политическая базы способствуют динамичному дальнейшему развитию общества и государства.

Во время одного из последних публичных выступлений Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, говоря о перспективах развития нашего государства, сказал: «Нужно ясно понимать: если мы хотим стать цивилизованным государством, нам необходимо, прежде всего, стать государством правовым…». Далее он отметил: «…Очевидно, что юрист в любом обществе выполняет особую миссию. Его профессиональный ресурс позволяет ему быть проводником идеи верховенства закона, способствует формированию правового государства и полноценного гражданского общества». Мы, нотариусы России, как раз и представляем часть той категории граждан, о которой и говорил наш Президент. Хочется верить, что в этом закономерном процессе российский нотариат со своим интеллектуальным и профессиональным ресурсом сыграет ключевую роль в обеспечении экономической безопасности наших граждан, влияющей на социальную стабильность в обществе.

От имени всех своих коллег хочу заявить, что нотариальное сообщество осознаёт всю меру ответственности по защите прав и экономических интересов граждан. Я уверен, что в перспективе роль нотариата как союзника государства и его партнёра станет ещё более значимой. Полагаю: хорошим подспорьем для достижения поставленной цели станет опыт, накопленный нами и нашими коллегами по Международному союзу нотариата.

В день 15-летнего юбилея хотелось бы пожелать нашему правовому институту и всем нам служить образцом высокопрофессионального служения обществу в целом и каждому гражданину в отдельности, как это и было на протяжении всех прошедших лет, всей 15-летней истории обновлённого российского нотариата.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100