Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат СССР в годы Великой Отечественной войны

10.07.2008

А.С. Смыкалин, заведующий кафедрой истории государства и права Уральской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор

 

В последнее время учёные, занимающиеся исследованием истории института нотариата советского периода на страницах юридической печати, всё чаще обращают внимание на деятельность этого важного юридического органа государства на самых ранних этапах развития РСФСР и СССР.

К сожалению, как-то в стороне остаётся деятельность советского нотариата в годы Великой Отечественной войны. Вероятно, это связано с тем, что архивный материал Наркомата юстиции РСФСР и СССР в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) не очень хорошо сохранился за годы войны и носит выборочный, эпизодический характер, ещё хуже обстоят дела в региональных, местных государственных архивах страны. Поэтому в периодической, юридической печати можно отыскать материал о работе советского нотариата в годы Великой Отечественной войны не более чем в двух-трёх статьях. Вместе с тем вопрос это достаточно интересный, ибо деятельность нотариата СССР в рассматриваемый период имела и свои специфические особенности, о которых вполне можно говорить в учебных курсах «гражданского процесса», «арбитражного процесса», «истории государства и права» юридических вузов страны.

Война явилась тяжёлым испытанием для всего судебно-следственного и прокурорского аппарата в СССР, не остался в стороне и нотариат. Это важно и в связи с тем, что накануне войны в феврале-марте 1941 г. количество нотариальных контор в РСФСР и в целом в СССР было сокращено. Так, Наркомат юстиции РСФСР 12 февраля 1941 г. издал приказ о сокращении количества нотариальных контор. Деятели Наркомюста посчитали, что в условиях сокращения государственного аппарата, экономии бюджетных средств нотариат выполняет дублирующие функции, например по регистрации документов, которые с успехом могут выполнять местные сельские и поселковые Советы, тем более что закон это допускает.

Таким образом, был дан ход процессу по ликвидации нотариальных контор. Этот процесс начался на местах: решением Исполкома Свердловского облсовета от 28 марта 1941 г. сеть нотариальных органов Свердловской области с 1 апреля сокращалась, ликвидировались Артинская, Нижнее-Сергинская, Талицкая, Гаринская, Берёзовская, Режевская, Верхнее-Тавдинская, Сысертская нотариальные конторы. По нотариальным действиям, которые обязательно должны выполняться нотариальными органами, население вышеуказанных районов прикреплялось для обслуживания к соседним конторам, а именно:

 

Наименование ликвидируемых нотариальных контор

Наименование контор, которые должны обслуживать население вместо ликвидируемых

Артинская

Красноуфимская

Нижне-Сергинская

Ревдинская

Талицкая

Камышловская

Гаринская

Серовская

Берёзовская

Свердловская

Режевская

Егоршинская

В.Тавдинская

Туринская

Сысертская

Свердловская1

 

 

Естественно, что данный процесс коснулся не только нотариата Урала, а имел место по всей РСФСР. Это говорит о том, что не только до революции, но и в советское время прежде всего обращалось внимание на органы суда, прокуратуры, следствия.

Нотариат, являясь государственным органом, жил теми же заботами и проблемами, что и вся страна. Внезапное нападение фашистской Германии на СССР потребовало мобилизации всех сил, самоотверженности в труде и усиления роста трудовой дисциплины. Уже на третий день после начала войны начальник Управления НКЮ РСФСР по Свердловской области П. Старченков издаёт приказ, в котором отмечается, что: «каждый судебный работник должен помнить, что сейчас на любом участке его работы требуются исключительная самоотверженность и проявление наибольшей энергии, ибо только проявлением подобного отношения будет оказана помощь по укреплению военной мощи Советского Союза и советского патриотизма».

В связи с этим предлагалось поступающие дела о бездействии должностных лиц в ходе мобилизации, о хулиганстве, спекуляции, шинкарстве, невыполнении воинских повинностей, уклонении от призыва, не поставке транспорта для нужд РККА, налогах и поставке сельскохозяйственных продуктов рассматривать вне всякой очереди. В приказе высказывалась озабоченность мобилизацией работников аппарата в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) и предлагались конкретные меры. Например «в случае мобилизации судебных исполнителей предлагалось немедленно создать комиссию под председательством нарсудьи и членов, председателя от райфо и секретаря участка для приёмки дел и проверки денежных операций. Дела впредь до подыскания новой кандидатуры принимать секретарю участка, на которого временно и возложить обязанности судебного исполнителя».

Несмотря на то что работу нотариата в годы войны можно признать удовлетворительной, имелись и недостатки, о которых говорилось в актах ревизий нотариальных контор. Эти недостатки были характерны для различных регионов страны. На наш взгляд, главным недостатком являлся низкий уровень юридической подготовленности нотариальных кадров, более того, многие нотариусы в союзных республиках его просто не имели. Например, в Казахской ССР из 70 нотариусов 39 не получили вообще юридического образования, 40 человек имели стаж работы не более одного года. Такое же сложное положение было в Узбекской и Грузинской ССР.

На уровне Наркомата юстиции СССР в годы войны неудовлетворительно обстояли дела с подготовкой нотариусов в союзных республиках из лиц коренной национальности. В Туркменской и Киргизской Республиках в 1944 г. в нотариальных органах не было ни одного туркмена или киргиза. В Казахской ССР среди 70 нотариусов только 16 являлись казахами. В Башкирской Республике из 26 нотариусов два нотариуса – башкиры.

Эта на первый взгляд несложная задача фактически сводилась к тому, что лишь небольшой круг нотариусов из числа местного населения мог работать без переводчиков.

Из-за отсутствия знания действующего законодательства имели место и грубые фактические ошибки в практике нотариусов. Нотариус Свиридова (Фрунзенская городская контора Киргизской ССР) при выдаче исполнительных надписей в случаях взыскания квартирной платы не истребовала справок об отсутствии споров в суде, не устанавливала, за какое время взыскивалась эта плата. Некоторые нотариусы, в том числе и в Свердловской области, нарушали Приказ № 83 от 26 августа 1942 г. Наркомата юстиции СССР и не истребовали согласия второго супруга на продажу строения, нажитого в совместном браке.

При обследовании работы нотариальной конторы г. Туринска нотариусом Свердловской нотариальной конторы тов. Рябовым было установлено, что в практике работы нотариальной конторы имели место нарушения закона и несоблюдение технических правил по нотариату: в реестре не всегда делались ссылки на те документы, на основании которых совершались нотариальные действия, и не проверялась самоличность участвующих в совершении нотариальных действий лиц согласно Циркуляра НКЮ СССР от 23 ноября 1936 г. № 12 по делопроизводству нотариата.

При удостоверении договоров на право отчуждения в ряде случаев нарушались ст. 61 и 79 Гражданского кодекса, где в договорах указывались реальные, а не идеальные доли, а к некоторым договорам не полностью истребовались документы, в частности, справки о неимении ареста на отчуждения строений согласно § 27 Инструкции по применению Положения о государственном нотариате.

Другой серьёзной оплошностью было то, что при выдаче исполнительных надписей на взыскание задолженностей по квартплате в документах не указывалось, за какое время взыскивалась задолженность, и тем самым нарушалась ст. 26 Положения о государственном нотариате.2

В ходе проверок нотариальных контор Свердловской области было установлено, что при удостоверении договоров о продаже строений, принадлежащих несовершеннолетним, многие конторы не требовали на это согласия опекунов, нарушая ст. 86 Кодекса законов о браке, семье и опеке. Нередко удостоверялись документы, не имеющие печати учреждения, что являлось нарушением ст. 267 Гражданского кодекса РСФСР.

Всё это лишний раз подтверждает низкий уровень юридического образования нотариальных работников.

К сожалению, как показывает анализ обревизованных нотариальных контор во время Великой Отечественной войны, имели место и другие нарушения. Так, выдавая свидетельства о праве наследования лицам, не являющимся прямыми наследниками (сестра, брат, отец, мать) и без документов, подтверждающих, что эти лица – родственники или иждивенцы, многие нотариусы Краснодарского края, Челябинской, Свердловской областей, Башкирской АССР нарушали ст. 418 КГ РСФСР. Отдельные нотариусы допускали неправильное исчисление и взимание государственной пошлины.

Возможно, в этих нарушениях есть и доля вины руководителей наркоматов союзных и автономных республик, управлений и отделов юстиции облисполкомов, которые наряду с руководством другими юридическими органами, подчинёнными этим структурам, нотариату уделяли второстепенное значение. Даже рассматривая горы архивного материала по результатам проверок в Государственном архиве Российской Федерации, можно выделить «скромные» стопочки документов по проверкам нотариата, что ещё раз доказывает, что в советский период нотариат оставался «пасынком Фемиды». Конечно, нельзя сбрасывать со счетов, что во время войны нотариальные конторы испытывали и чисто материальные трудности. Многие нотариусы работали в неотапливаемых, тесных помещениях, не хватало бумаги для заверения копий с документов, использовались даже чистые оборотные стороны ученических тетрадей, не хватало пишущих машинок. Имели место и другие трудности.

В самые тяжёлые годы войны (1942–1943 гг.) проводились дополнительные мобилизации на фронт, а на Урале, в Свердловской области, это имело место даже раньше, а значит, волевым порядком шло сокращение штатов нотариальных контор. На основании Распоряжения Наркома юстиции СССР от 15 июля 1941 г. № 28 о сокращении штатов на 20 % по Управлению НКЮ РСФСР по Свердловской области были сокращены восемь единиц: ревизор, техник-строитель, статистик, ревизор сектора адвокатуры, ревизор сектора нотариата, две машинистки, кассир. Многих служащих нотариальных контор в Свердловске перевели в судебный аппарат, что в целом ослабило деятельность нотариата.3

Во многих приказах по нотариату, изданных Управлением НКЮ РСФСР по Свердловской области в период 1941–1945 гг., неоднократно подчеркивалась чрезвычайность условий работы: «придавая большое политическое и юридическое значение нотариальным документам, в особенности в военное время, соблюдать социалистическую законность и бдительность, не допускать небрежности в техническом оформлении и немедленно устранять из практики своей работы допущение нарушения законов... Не допускать никакого отступления от требований Положения о государственном нотариате и других законов».4

В годы Великой Отечественной войны произошли некоторые изменения в советском законодательстве, связанные с совершением нотариальных действий в отношении, прежде всего, военнослужащих. Постановлением СНК СССР от 15 апреля 1942 г. был установлен порядок удостоверения командирами войсковых частей и начальниками госпиталей доверенностей и завещаний военнослужащих в военное время.5

15 сентября 1942 г. Пленум Верховного Суда СССР дал руководящее указание о приостановлении течения сроков для принятия наследства.

15 августа 1943 г. НКЮ СССР издал директивное письмо о порядке засвидетельствования подписей свидетелей на заявлениях, удостоверяющих факт призыва определённого лица в РККА, а также подтверждающих сведения о прежней работе военнослужащего и о размере его заработка.6

Представляется, что оформление нотариальных действий с участием военнослужащих в годы войны и расширило объём работы нотариальных контор. Если в довоенное время шёл процесс их сокращения, особенно в связи с убыточностью, то в 1942–1945 гг. наблюдаются процесс роста и открытие новых нотариальных контор.

На Урале, в Свердловской области, эта проблема обострялась в связи с эвакуацией сюда предприятий, на которых работали тысячи прибывших из других регионов страны рабочих. Эвакуированное население для решения своих проблем нуждалось в юридических нотариальных действиях.

Например, согласно Приказу № 287 по Управлению НКЮ РСФСР по Свердловской области от 2 сентября 1942 г.: «В связи с увеличением количества нотариальных действий по городу В.-Салда, каковые в общем объёме работ Нижне-Салдинской нотариальной конторы имеют значительно больший удельный вес, перевести Нижне-Салдинскую нотариальную контору в г. Верхняя Салда.

Предложить нотариусу тов. Ковиной поставить перед В.-Салдинским горисполкомом вопрос об обеспечении нотариальной конторы соответствующим помещением...».

Если обобщить проблемы, стоявшие перед нотариатом Свердловской области в 1941–1945 гг., то можно выделить следующие: текучесть и нехватка кадров, низкий уровень юридического образования, слабый уровень знания действующего законодательства, материальная необеспеченность большинства нотариусов, плохие бытовые условия. Это лишь маленький перечень того, с чем приходилось сталкиваться советским нотариусам Свердловской области.

Перечисленные проблемы не оставались без внимания. Приказы,  изданные по результатам проводимых Управлением НКЮ ревизий, обязывали конкретных лиц приступить к заочной учёбе с целью повышения юридических знаний, улучшить массовую работу по инструктированию сельсоветов и популяризации вопросов нотариата среди населения. Проблемы деятельности нотариата Свердловской области в годы Великой Отечественной войны являлись общими для нотариата СССР в целом.

Начавшаяся летом 1941 г. война привела к резкому сокращению числа нотариальных действий, совершаемых в СССР. Отдельные виды нотариальных действий уменьшились, другие, связанные с войной, увеличились. В РСФСР в I полугодии 1941 г. было совершено 2 138 607 нотариальных действий, во I полугодии 1941 г. – уже 1 701 316, а во II полугодии 1942 г. – 912 329. Особенно уменьшилось количество совершения исполнительных надписей, во II полугодии 1941 г. их число снизилось в 1,5 раза. В то же время выросло число заверенных копий документов, которые совершали граждане, эвакуированные из прифронтовой полосы.

Средняя нагрузка на нотариальную контору выросла с 2 832 действий в I полугодии 1941 г. до 3 202 во II полугодии, т.е. на 13 %, или с 15,5 до 17,6 действий в день.

Такой рост нагрузки по стране также можно объяснить резким сокращением числа нотариальных контор. Это сокращение явилось продолжением сокращения ещё довоенного периода. В Воронежской, Пензенской, Новосибирской областях, Кабардино-Балкарии, Удмуртии было сокращено более половины контор, в Челябинской области закрыли 10 контор из 32, в Чкаловской – 9, в Башкирии – 11 из 37.7

Война явилась серьёзным испытанием для всего советского народа, в том числе и для судебной системы СССР. Большинство мужчин призывного возраста, работавших в судебной системе – прокурорских, следственных и иных юридических органах, с началом войны были мобилизованы в армию. А значит, к оставшимся были вдвойне повышены служебные требования, это коснулось и деятельности нотариальных контор.

Увеличился удельный вес засвидетельствования копий с различных документов. Изменился и состав посетителей. По мнению очевидцев того времени, большинство обращавшихся были инвалидами или являлись членами семей фронтовиков. Естественно, что при работе с такими посетителями требовались особая забота и внимание к ним.

По имеющимся данным 1943 г., нотариальные конторы страны провели значительную работу: было удостоверено и засвидетельствовано около 3,5 млн нотариальных действий; сумма государственной пошлины, взысканной конторами, составила 33,5 млн руб., что на 75 % больше, чем в 1942 году.8 Однако в целом управление системой нотариата в начале войны приходит в упадок. Отдел нотариата НКЮ СССР был значительно сокращён, а с октября 1941 г. по январь 1942 г. вообще прекратил своё существование.

Некоторое оживление нотариальной деятельности наблюдается с октября 1944 года. Два раза вопрос о нотариате рассматривался на коллегии наркомата. Основными задачами, требующими неотложного разрешения, стали подготовка и переподготовка работников нотариальных контор, воспитание нотариусов из числа лиц коренного населения, которые могли бы работать без переводчиков.

В числе важнейших приказов по деятельности нотариата в эти годы можно выделить Приказ от 19 октября 1944 г. № 52 «О периодических отчётах НКЮ и УНКЮ по нотариату»; Приказ от 9 ноября 1943 г. № 83 «О наложении запрещений на строения»; Инструкцию НКЮ СССР от 15 июня 1943 г., которая определила порядок удостоверения доверенностей и завещаний в военное время (принятое на основании постановления СНК СССР от 15 сентября 1942 г.) и предполагала передачу права на удостоверения офицерам частей.

Также отдел нотариата выпустил серию директивных писем, определивших совершение нотариальных действий применительно к военному времени. В том числе Директивное письмо НКЮ СССР Д-42 от 28.04.1942 г. о порядке засвидетельствования нотариальными конторами копий с документов, представленных военнослужащими. Директива от 23.02.1943 г. потребовала от нотариальных контор прекратить выдачу свидетельств о признании военнослужащих без вести пропавших умершими на основании одних только уведомлений об этом военных органов, без предъявления других данных, подтверждающих факт гибели военнослужащего. Как известно, факт пропажи без вести, без признания погибшим лишал семьи военнослужащих прав на получения пособия и оставлял их в статусе членов семьи потенциального изменника Родины.

Другие директивы обязывали и требовали от нотариусов устранить нарушения, допускаемые в нотариальной практике. Приказ наркома от 4 апреля 1944 г. ввёл для нотариусов обязательную производственную практику при нотариальных конторах, пытаясь поднять квалификацию нотариусов. Кандидат на должность нотариуса теперь не мог занять должность, пока не пройдёт обязательную практику в областной нотариальной конторе в течение 20–25 дней. Начальник УНКЮ был обязан составить характеристику с оценкой результатов практики.

Активная деятельность Наркомата юстиции в конце войны способствовала дальнейшему формированию правовых основ советского нотариата. Однако при этом общесоюзный акт, регулирующий деятельность нотариальных органов, по-прежнему отсутствовал. В 1945 году отдел разработал Положение о государственном нотариате, Инструкцию о порядке выполнения нотариальных действий и т.д.

Основную роль в оперативном управлении должны были сыграть республиканские наркоматы, но из-за больших проблем с кадрами они испытывали затруднения при управлении. В годы войны в РСФСР вышло 11 приказов по нотариату (большинство в начале войны), а коллегия обсуждала работу нотариусов всего один раз. Восстановленный отдел нотариата НКЮ РСФСР разработал в 1942 г. проекты приказов «об удостоверении доверенностей и завещаний», «об отчуждении строений в сельской местности». В том году было проведено всего 12 ревизий нотариальных органов, обобщалась нотариальная практика. Инструктивные письма наркомата, принятые в 1942 г., определяли порядок нотариальных удостоверений договоров и доверенностей государственных предприятий, учреждений и общественных организаций; порядок засвидетельствования подлинности копий и т.д. Постановление коллегии НКЮ РСФСР от 17.01.1944 г. обязало нотариальные конторы отказывать в свидетельствовании копий, выданных немецкими властями, сделок, справок, в которых подтверждается отсутствие связи с немцами. В 1943 году НКЮ Казахской ССР обревизовал три конторы из 69, в I полугодии 1944 г. – шесть. НКЮ среднеазиатских республик в год ревизовали всего по четыре – девять контор в год. В конце войны правительства союзных республик принимали различные акты, регулирующие деятельность нотариата. Например, 28 декабря 1944 г. Совет народных комиссаров (СНК) РСФСР принял Постановление «О документах, по которым производится взыскание на основании исполнительных надписей нотариальных органов». 9 августа 1944 г. СНК УССР принял Положение о государственном нотариате УССР, которое подтвердило правовой статус украинских нотариусов и определило перечень документов на взыскание.

Управление нотариатом на местах фактически прекратилось в начале войны. В 1942 году в Средней Азии управления НКЮ не провели ни одной ревизии. Во многих управлениях исчезли ревизоры по нотариату, нотариальная практика не обобщалась, отчёты нотариусов не заслушивались на коллегиях и совещаниях. Особенно плохая ситуация сложилась в Воронежской, Новосибирской, Рязанской, Свердловской областях, Дагестане и Мордовии. Начальник УНКЮ по Свердловской области П. Старченков возложил управление нотариальными конторами на старшего нотариуса Свердловской нотариальной конторы Рябова. В то же время ряд управлений в начале войны вполне успешно управляли нотариатом (Ленинград, Москва, Ивановская, Горьковская, Ярославская области). Возрождённый отдел нотариата НКЮ РСФСР обязал УНКЮ в сентябре 1942 г. провести сплошное обследование всех нотариальных контор. Такую ревизию, конечно, провести не удалось. Например, УНКЮ по Челябинской области в I полугодии 1943 г. обревизовал только четыре конторы, УНКЮ Казахстана – 13 контор из 69. Тем не менее управление постепенно улучшалось. Всего в I полугодии 1945 г. УНКЮ РСФСР обревизовали 270 контор, УССР – 117 и т.д. Всего в СССР было обревизовано 576 контор из 1 636.9

Естественно, что, анализируя периодическую юридическую печать того времени, мы не найдём должной оценки деятельности нотариата в СССР в условиях Великой Отечественной войны. Все углы и недостатки сглажены, но фактически дело обстояло иначе. Невозможно поставить деятельности нотариата в СССР общепринятую удовлетворительную оценку – об этом говорят сами факты.

Основной задачей, требующей неотложного разрешения, являются подготовка и переподготовка работников нотариальных контор, всемерное практическое содействие повышению их квалификации, воспитание нотариусов из коренного населения, могущих работать без переводчиков.

На необходимость лучшей подготовки нотариусов особенное внимание обратил Народный комиссариат юстиции СССР. Приказом № 9 от 4 апреля 1944 г. народным комиссарам союзных и автономных республик и начальникам управлений НКЮ предложено организовать обязательную производственную практику для всех вновь назначаемых нотариусов. Выполнение этого приказа поможет значительно повысить общий и деловой уровень молодых работников нотариальных контор.

Отсутствие должного руководства, контроля и необходимой помощи отрицательно сказывается на работе нотариусов. Многие из них нередко допускают грубые ошибки. В нотариальных конторах Киргизской и Узбекской ССР вскрыты случаи оформления продажи приусадебных земельных участков и садов. Например, нотариус Нукусской конторы Кара-Калпакской АССР Семёнова незаконно удостоверила договор о продаже двора, наряду с домом. Незаконно удостоверила договор на продажу не только домостроения, но и сада нотариус Калининской нотариальной конторы (Фрунзенская область Киргизской ССР) Кривякина. Случаи эти далеко не единичны.

При удостоверении договоров о продаже строений, принадлежащих несовершеннолетним, многие конторы не требуют согласия опекунов, нарушая тем самым ст. 86 Кодекса законов о браке и опеке. Нередко удостоверяются документы, на которых нет печати учреждения, что противоречит ст. 267 Гражданского кодекса РСФСР и соответствующим статьям ГК союзных республик.

Многие недостатки и ошибки в работе нотариальных контор являются следствием слабого руководства ими со стороны отдельных НКЮ союзных и автономных республик, начальников управлений НКЮ, начальников отделов и старших ревизоров по нотариату. Руководящие организации не уделяют серьёзного внимания подготовке и подбору нотариусов. Нет должной требовательности к нотариусам, допускающим нарушения закона и директивных указаний Наркомата юстиции СССР, и к тем, которые не повышают профессиональный уровень.

В 1943 году Наркомат юстиции Казахской ССР обревизовал 16 из 69 нотариальных контор, из них только три конторы были обследованы непосредственно наркоматом, остальные 13 ревизовали областные управления. Ни одной ревизии нотариальных органов не сделали Актюбинское управление (начальник Байченжеев), Алма-Атинское (начальник Моисеев), Карагандинское (начальник Спиридонов) и Северо-Казахстанское (начальник Марцениус). Эти же управления ничего не сделали и для обобщения нотариальной практики. Наркомат юстиции Казахской ССР на заседаниях коллегии ни разу не заслушал доклада о руководстве работой нотариата. Нарком юстиции Казахской ССР Нурбаев в отчёте за II полугодие признал, что «многие областные управления юстиции не руководят работой нотариальных органов». Однако дальше признания дело не пошло.

Анализируя статистику, можно согласиться, что удовлетворительной можно признать только деятельность некоторых нотариальных контор, где руководящие работники наркомата юстиции и начальники управлений НКЮ серьёзно занимались работой нотариата, помогали нотариусам повышать свою квалификацию. Таких было немного, к ним можно отнести Управление юстиции по г. Москве, Калининской и Горьковской областям.

Безусловно, главной причиной плохой деятельности нотариата в СССР была война. Нехватка кадров, материальных средств обусловила низкую эффективность работы нотариата. Слабый контроль со стороны вышестоящих органов тоже сыграл свою роль. Но вместе с тем, пускай даже с такой жёсткой критикой, мы не вправе говорить о том, что нотариат не выполнял свои функции. Свидетельством этого является нотариальное оформление миллионов заключённых сделок, проведённых в условиях Великой Отечественной войны.

 

 

 

1 ГАСО // Приказ № 93 по Управлению НКЮ РСФСР при Свердловском областном Совете депутатов трудящихся от 9 марта 1941 г. «О сокращении сети нотариальных контор».

2 ГАСО // Материалы Управления НКЮ РСФСР по Свердловской области / Приказ № 192 от 8 июля 1941 г.

3 ГАСО // Приказ № 222 начальника Управления НКЮ РСФСР по Свердловской области от 25 июля 1941 г.

4 ГАСО // Приказ № 319 начальника Управления НКЮ РСФСР по Свердловской области от 7 октября 1941 г.

5 СП СССР. – 1942. – № 23. – Ст. 4.

6 Нотариат в СССР / Под ред. А.Ф. Клейнман. – М., 1960.

7 Кодинцев А.Я. Советский нотариат в годы войны // Нотариус. – № 6. – 2007. – С. 22–24.

8 Буднев Н. Больше внимания нотариальным органам // Социалистическая законность. – 1944. – № 3–4.

9 Кодинцев А.Я. Советский нотариат в годы войны // Нотариус. – № 6. – 2007. – С. 22–24.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100