Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат в правовой системе России

10.07.2008

А.Е. Черников, нотариус г. Орла, соискатель юридического факультета Орловской региональной академии государственной службы

 

Изучение проблемы места нотариата в правовой системе России сопряжено с анализом понятия нотариата в узком юридическом смысле как системы правовых норм, регулирующих общественные отношения в области формирования и функционирования нотариата как социально-правового института и корпоративного сообщества. Будучи объектом правовой регламентации, нотариальная деятельность нуждается в теоретическом осмыслении с точки зрения методологии юридического регулирования, общих и частных подходов законодателя к установлению прав и обязанностей соответствующих субъектов правоотношений, а также правовых процедур. Всё это в совокупности образует некую подсистему действующего российского права, место которой нуждается в выяснении и теоретическом обосновании.

Одной из конструкций, характеризующих место нотариата в правовой системе России, является понятие нотариального права в объективном смысле этого словосочетания. Такой подход, в частности, предложен в докторской диссертации И.Г. Черемных1, а также в ряде иных научных публикаций2. В отличие от указанных авторов, В.В. Гошуляк считает «преждевременным вывод о появлении нотариального права как самостоятельной отрасли права», аргументируя это тем, что каждая отрасль права должна иметь свои предмет, методы, задачи, функции и иные подобные характеристики.3

Нотариат – составная часть любой правовой системы.4 Поэтому расхождение в данных научных позициях во многом объясняется фактическим построением базовых отраслей современного российского права преимущественно на основе романо-германских юридических традиций и опыта советского государства и права. Если признать, что нотариальное право представляет собой самостоятельную отрасль российского права, необходимо отнесение его либо к публичной, либо к частной отраслям, выяснение его материально-правовой или процессуальной природы. Однако и в этом случае останется ряд проблемных вопросов, связанных с конституционно-правовым, гражданско-правовым и административно-правовым регулированием организации и деятельности нотариата.

Традиционно нотариат связывается с гражданско-правовыми отношениями, что обусловлено неразрывной связью компетенции нотариата с удостоверением юридических фактов, влекущих за собой возникновение, изменение и прекращение именно гражданских правоотношений. Однако нередко авторы, отстаивающие необходимость «вернуть нотариат в сферу гражданско-правовых отношений», в своей аргументации ограничиваются лишь общими суждениями о несовершенстве гражданского законодательства, упуская комплексные теоретико-методологические проблемы соотношения предмета, методов, задач и функций тех или иных систем правовых норм5. В юридической литературе можно встретить и более аргументированные высказывания о целесообразности отнесения нотариата к гражданско-правовым институтам. Так, по мнению Т.Г. Морщаковой, нотариат, адвокатуру и даже суды целесообразно рассматривать «не как государственные институции, а как структуры, более всего приближённые к структуре гражданского общества».6 При всей авторитетности данной точки зрения, следует подчеркнуть, что понимание нотариата как института гражданского общества ещё не означает, что правовое регулирование нотариата составляет преимущественно материю гражданского права.

Исторически русский нотариат конституировался в результате «отделения нотариальной части от судебной»7. Видимо, по этой причине в дореволюционный период «там, где нет нотариусов или где их должности не замещены», полномочия нотариусов возлагались на мировых и городских судей.8 Эта традиция была отчасти воспринята законодательством советского периода отечественной истории. Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1956 г. «О расширении прав краевых, областных судов и упразднении управлений министерств юстиции союзных республик при краевых, областных Советах народных депутатов трудящихся»9 руководство государственными нотариальными конторами возлагалось на краевые, областные суды.

Близость нотариальных и судебных функций даёт основания полагать, что нотариальное право не может отождествляться с гражданско-правовым механизмом регулирования общественных отношений. Суды общей и арбитражной юрисдикции не в меньшей мере связаны нормами гражданского законодательства, однако судоустройство и порядок отправления правосудия никогда не считались предметом гражданского права. При этом следует признать, что гражданско-правовые аспекты нотариальной деятельности не ограничиваются удостоверением юридических фактов гражданско-правового значения. Например, при решении вопроса о создании нотариальной конторы в том или ином населённом пункте «исходить нужно из соображений самоокупаемости конторы».10 Вопрос о самоокупаемости по своей природе является более цивилистическим, нежели публично-правовым.

Несмотря на определённую степень самоуправляемости нотариата как профессиональной юридической корпорации, он нуждается в управляющем воздействии со стороны государства, что составляет предмет административно-правового регулирования общественных отношений. Даже дореволюционный русский правовед А.М. Фемелиди подчеркивал, что, «возложив на нотариусов очень важное и ответственное дело совершения и укрепления публичных актов», законодатель должен позаботиться также и о том, чтобы «предотвратить возможные с их стороны злоупотребления, организовать строгий надзор за ними и установить строгую ответственность за упущения и злоупотребления по должности».11 Ответственность нотариусов, разумеется, не обязательно должна исчерпываться пределами уголовно-правовых и административно-правовых санкций, при этом законодатель вправе и обязан наделить соответствующей контрольно-административной компетенцией органы исполнительной государственной власти.

Административно-правовой аспект в правовом регулировании нотариата, однако, нередко преувеличивается. Так, Ю.Н. Власов и В.В. Калинин говорят об «административном единстве» системы нотариата, что должно обеспечиваться, по их мнению, не только полномочиями министерства юстиции и его территориальных органов, но и установленными законом функциями нотариальных палат.12 С нашей точки зрения, регламентируемый в действующем законодательстве статус нотариальных палат не охватывается предметом и методологией административно-правового регулирования общественных отношений, поскольку деятельность нотариальных палат по своей природе является не государственно-управленческой, а самоуправленческой, которая базируется на исследованных выше конституционных принципах профессиональной корпоративности.

В этой связи нельзя согласиться с М.Ю. Плетнёвым, что контроль за деятельностью нотариусов охватывается лишь тремя формами – судебной, профессиональной и налоговой.13 В действительности каталог подобных форм следует дополнить как минимум конституционным контролем (в аспекте реализации компетенции Конституционного Суда Российской Федерации по проверке конституционности законодательства о нотариате и разрешения споров о компетенции между соответствующими государственными органами)14, а также административным контролем, осуществляемым органами юстиции. Что касается профессионального контроля, то это, на наш взгляд, компетенция не столько органов юстиции, сколько предмет ведения самоуправляющегося нотариата как профессиональной юридической корпорации, функционирующей на демократических принципах.15

Увлечённость административно-правовыми подходами к правовому регулированию организации нотариата во многом обусловлена ещё сохраняющимися во многом традициями советского государственного нотариата. В этой связи М.А. Долгов совершенно справедливо считает недопустимым возврат к модели тотальной юрисдикции Министерства юстиции по отношению к нотариату. По мнению цитируемого автора, в современном законодательстве России необходимо чёткое выделение нотариальных функций, что базируется на «позитивистской концепции правопонимания» и соответствует Конституции Российской Федерации, которая «не исключает для государства возможность делегировать полномочия негосударственным правозащитным институтам».16

Ограниченность административно-правового регулирования нотариата обусловлена такими важными обстоятельствами, как социально значимый статус нотариата и необходимость его общественного признания17, отказ от полного господства государственных нотариальных контор и постепенное их вытеснение с рынка профессиональных услуг за счёт более высокого качества деятельности частного нотариата18, отказ от восприятия нотариата как «вспомогательного юридического инструмента»19, необходимость подлинно профессиональной защиты имущественных прав субъектов гражданского оборота20. Однако ограниченность административно-правового регулирования нотариальной деятельности не означает, что нотариат полностью исключается из сферы административно-правового воздействия. В условиях построения конституционного и правового государства крайне важно, чтобы в законодательстве были чётко оговорены полномочия органов исполнительной власти в отношении нотариата, которые не подлежали бы расширительному толкованию.

Изученные выше проблемы позволяют перейти к исследованию вопроса о сфере конституционно-правового регулирования нотариата. Следует подчеркнуть, что проблематика предмета конституционного права является весьма дискуссионной, о чём неоспоримо свидетельствует ряд научных публикаций на данную тему. Это предмет самостоятельного научного исследования. Тем не менее применительно к изучению заявленной проблематики нужно отметить, что конституционное право России охватывает, по крайней мере, следующие группы общественных отношений в сфере нотариата:

1) определение общих подходов к организации нотариата в государстве как основы конституционного строя;

2) выявление целей, задач и функций нотариата в механизме обеспечения, защиты и реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина;

3) разграничение предметов ведения между Российской Федерацией и субъектами Федерации в области нотариата;

4) учреждение системы органов государственной власти и местного самоуправления, определение их компетенции в сфере публичного управления нотариальной деятельностью;

5) обеспечение гарантий профессиональной независимости нотариата, самоуправляющихся и демократических принципов его функционирования;

6) защита прав и законных интересов субъектов нотариальных правоотношений в Конституционном Суде РФ в аспекте подведомственных конституционному правосудию дел.

Таким образом, предметом конституционно-правового регулирования нотариальной деятельности являются общедемократические основы организации и деятельности нотариата; предметом административно-правового регу-лирования – государственно-управленческий аспект в его функционировании; гражданско-правовое регулирование нотариата органически связано с фиксацией полномочий и функций нотариата по обеспечению права собственности, других вещных прав и имущественного оборота в государстве. Все указанные области не могут быть включены в предмет нотариального права, поскольку они органически присущи другим отраслям российского права, имеющим базовый и основополагающий характер. Возникает вполне закономерный вопрос: если признать, что в современной России наблюдается феномен рождения и развития нотариального права, то каковы его предмет, методы, задачи и функции? Каким образом нотариальное право вписывается в существующую правовую систему страны?

Для ответа на поставленный вопрос полезно обратиться к положениям Основ законодательства РФ о нотариате. Нормы этого правового акта можно сгруппировать следующим образом:

1) в сфере конституционно-правового регулирования: определение цели нотариата как обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц путём совершения нотариальных действий от имени Российской Федерации; допустимость работы нотариусов в государственных нотариальных конторах и частной нотариальной практики; общий порядок назначения на должность нотариуса; гарантии беспристрастности и независимости нотариуса; ограничения в деятельности нотариуса;

2) в области административно-правового регулирования: полномочия исполнительной власти по ведению реестра нотариальных контор; порядок и условия выдачи лицензии на право нотариальной деятельности; установление системы нотариальных округов; административный контроль за деятельностью нотариусов;

3) в рамках гражданско-правового регулирования: закрепление правил о том, что нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли; страхование деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой; нотариальные действия и порядок их совершения;

4) в аспекте нотариально-правового регулирования: процедура назначения нотариуса на должность; статус квалификационной и апелляционной комиссий; нотариальное делопроизводство; личная печать, штампы и бланки нотариуса; порядок учреждения и ликвидации должности нотариуса; наделение нотариуса полномочиями и прекращение его полномочий; присяга нотариуса; права, обязанности и ответственность нотариуса; оплата нотариальных действий и услуг; статус и полномочия нотариальных палат; корпоративно-профессиональный контроль за деятельностью нотариусов.

Приведённые данные свидетельствуют о том, что в условиях современного состояния правового регулирования нотариата выглядит убедительной позиция, которую высказал В.В. Гошуляк относительно преждевременности вывода о существовании нотариального права как самостоятельной отрасли права. К числу главных причин этого можно отнести, во-первых, значительную сферу совместных полномочий органов юстиции и нотариальных палат; во-вторых, пробелы и противоречия в законодательстве о нотариате; в-третьих, недостаточную степень развития корпоративно-профессиональных начал в нотариальной деятельности. О формировании нотариального права как отрасли права целесо-
образно говорить лишь в перспективе. При этом уже сегодня перед юридической наукой ставится задача разработки теоретико-методологических основ этой зарождающейся отрасли российского права.

Именно смешанная компетенция органов юстиции и нотариальных палат приводит к неопределённости в аспекте соотношения управления государством нотариальной деятельностью и самоуправления нотариата. Весьма часто в Основах законодательства РФ о нотариате встречаются формулировки, которые объединяют компетенцию государственных органов исполнительной власти и нотариальных палат в единое целое, в то время как конституционные принципы демократического и правового государства требуют обратного, а именно строгого разделения подобных полномочий.

Обращают на себя внимание пробелы в правовом регулировании нотариата. Так, нормативным воздействием законодателя оказываются неохваченными или урегулированными недостаточным образом следующие объекты: правовое регулирование нотариата как системы превентивного правосудия21, компетенция нотариусов (расширение видов обязательного нотариального удостоверения юридических фактов)22, оказание нотариусами юридической помощи малоимущим гражданам23, внедрение единой информационной системы нотариата24, нотариат и связь с общественностью (социальная ответственность, позиционирование нотариата на рынке, взаимодействие нотариата и средств массовой информации, урегулирование конфликтов, корпоративные мероприятия и реклама, издательские и просветительские проекты, внешний вид нотариуса и персонала, интерьер нотариальных палат и контор, благотворительность)25.

Только при условии восполнения этих и ряда других пробелов в законодательстве нотариальное право может быть обеспечено самостоятельной сферой правового регулирования общественных отношений, которая не вторгалась бы в области конституционного, административного и гражданского права.

Важной теоретической проблемой является выявление специфической методологии нотариального права, которая отличалась бы от методов конституционного, административного и гражданского регулирования общественных отношений. С нашей точки зрения, ключевым методом здесь должен стать корпоративно-профессиональный подход, основанный на принципах демократичности, самоорганизации и определённой законом автономии нотариального сообщества. Нотариат способен самостоятельно, под свою ответственность осуществлять возложенные на него задачи при минимальном вмешательстве государства в его деятельность. Основной формой государственного контроля за функционированием нотариата должно стать разрешение споров в судебных органах власти.

Наконец, для полноценного оформления нотариального права в самостоятельную отрасль права требуется выявление задач и функций этой подсистемы правовых норм. К их числу можно отнести реализацию конституционных основ организации и деятельности нотариата в текущем законодательстве и правоприменительной практике26, обеспечение защиты прав и законных интересов субъектов нотариальных правоотношений27, правовое регулирование осуществления нотариусами публичных функций и контроля с их стороны режима законности28, оптимизацию нотариальных процедур29, внедрение положительного и приемлемого для современной России опыта правового регулирования нотариата в зарубежных странах30.

 

 

1 Черемных И.Г. Становление независимого нотариата России как института по осуществлению правоохранительной деятельности. Автореф. докт. юрид. наук. – М., 2007. – С. 14.

2 См., например: Галиева Р.Ф. Нотариальное право – охранительное право // Нотариус. – 2002. – № 3. – С. 13; Щенникова Л.В. Гражданское законодательство и нотариат в России: проблемы соответствия // Законодательство. – 2000. – № 11. – С. 23.

3 Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М.: Альфа-М, 2005. – С. 251.

4 Полтавская И.А. Нотариат. – М.: Омега, 2004. – С. 8.

5 Сазонова М.И. Необходимо вернуть нотариат в сферу гражданско-правовых отношений // Нотариальный вестникъ. – 1999. – № 3–4. – С. 36.

6 Морщакова Т.Г. Нотариат как гражданско-правовой институт // Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 10. – С. 48.

7 Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее нотариальное положение 14 апреля 1899 г.: Пособие по изучению русского нотариального права. – СПб., Я.А. Конторович, 1902. – С. 75.

8 Там же. – С. 77.

9 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1956 г. «О расширении прав краевых, областных судов и упразднении управлений министерств юстиции союзных республик при краевых, областных Советах народных депутатов трудящихся» // ВВС СССР. – 1956. – № 16. – Ст. 356. Утратил силу.

10 Юдельсон К.С., Кац А.К. Научно-практический комментарий к Положению о государственном нотариате. М.: Юрид. лит., 1970. – С. 26.

11 Фемелиди А.М. Указ. соч. – С. 97.

12 Власов Ю.Н., Калинин В.В. Нотариат. – М.: Юрайт Издат, 2002. – С. 17.

13 Плетнев М.Ю. Нотариат. – М.: Экзамен, 2003. – С. 21.

14 Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 1447; 2001. – № 7. – Ст. 607; 2001. – № 51. – Ст. 4824; 2004. – № 24. – Ст. 2334; Российская газета. – 2005. – 9 апреля.

15 Юдушкин С.М. Необходимо создавать атмосферу доверия к нотариату  // Нотариальный вестникъ. – 2002. – № 7. – С. 24.

16 Долгов М.А. Нотариат в российском государстве: история и современность / Под ред. Т.М. Шамба. – М.: Изд-во РГЭТУ, 2005. – С. 109.

17 Степашин С.В. У юристов России есть достаточно поводов для широкого профессионального объединения // Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы. – М.: ФРПК, 2007. – С. 9.

18 Клячин Е.Н. Состояние нотариата в Российской Федерации на современном этапе // Нотариальный вестникъ. – 2005. – № 1. – С. 4.

19 Куленко Н.И. Конституционно-правовые основы российского нотариата. Автореф. канд. юрид. наук. – Челябинск, 2005. – С. 3.

20 Герасимов В. Потенциал нотариата не востребован // Российская юстиция. – 2000. – № 1. – С. 31.

21 Мдивани М.О. Нотариат и общество: как достичь взаимопонимания? // Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 6. – С. 63.

22 Клячин Е.Н. Компетенция нотариусов в России (9 лет спустя после принятия Основ законодательства РФ о нотариате) // Нотариальный вестникъ. – 2002. – № 9. – С. 21–23.

23 Краснов М.А. Нотариат как публично-правовой институт // Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 5. – С. 25.

24 Головатюк О.В. О ходе внедрения Единой информационной системы нотариата РФ // Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 12. – С. 6–10.

25 Алев Р. Нотариат и связь с общественностью // Нотариальный вестникъ. – 2002. – № 8. – С. 24–33.

26 Черемных Г.Г. Нотариус – гарант защиты конституционных прав граждан // Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы. – М.: ФРПК, 2007. – С. 99.

27 Зацепина С.А. Нотариат в системе гражданской юрисдикции. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2000. – С. 61.

28 Дударев А.В. Нотариат: правовые аспекты международного и национального права. Дисс. канд. юрид. наук. – М., 2000. – С. 10.

29 Усович Л.В. Принцип «одного окна» и его реализация в нотариальной практике // Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 7. – С. 38–42.

30 Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Нотариат Нидерландов: сравнительный анализ // Нотариус. – 1999. – № 2. – С. 86.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100