Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

«Поиск результатов не дал. Человек не обнаружен…»: документы из нотариальных архивов

08.05.2008

В.Н. Маслов, кандидат исторических наук, Е.В. Маслов

 

Отечественные нотариальные конторы выполняли разнообразные установленные законами нотариальные действия. Среди них были и такие, которые для нотариусов стали уже историей, узнать о них можно, только «поворошив» в нотариальных конторах дела прошлых лет. В частности в архивах некоторых нотариусов Калининградской области сохранились материалы о признании фактов безвестного отсутствия или смерти людей. Таких нотариальных действий в области совершалось немного, а с 1964 года в соответствии с новым Гражданско-процессуальным кодексом РСФСР признание граждан безвестно отсутствующими или умершими должно было осуществляться только в судебном порядке.

Для характеристики этого направления деятельности нотариальных контор в прошлом обратимся к архиву частнопрактикующего нотариуса самого западного российского города – Балтийска. По понятным причинам документы, касающиеся личной жизни, будут приведены в изложении или только частично процитированы.

 

«Я абсолютно никаких данных о нём не имею…»

 

В 1955 году в Балтийскую городскую нотариальную контору обратилась гражданка Г., заявившая, что она «вступила в брак с Г. 15 июня 1952 года. Супружеской жизнью жили всего три месяца. После демобилизации он устроился на работу в Балтийское УНР [Управление начальника работ] в качестве экспедитора. Спустя несколько месяцев УНР послало его учиться в г. Ленинград, п/о Порголово, в/ч 33209. После окончания восьмимесячных курсов он вернулся к месту назначения, то есть в УНР г. Балтийска. После этого времени, а именно с сентября месяца 1953 года, я абсолютно никаких данных о нём не имею, т.к. он выехал из Балтийска. Я посылала заявление в г. Ленинград, где он учился. Мне ответили, что он выехал в г. Балтийск. С места рождения ответили, что он там не значится… Так как последнее известие о нём было получено в сентябре 1953 года, то прошу моего мужа Г. признать безвестно отсутствующим и выдать мне соответствующее свидетельство». К заявлению прилагалась копия свидетельства о заключении брака.

Нотариус, не имея сведений о наличии нотариальной конторы по месту рождения Г., обратилась к начальнику Управления Министерства юстиции по Витебской области, где родился Г. и  проживали его отец и брат, с просьбой провести их опрос и протоколы опроса прислать в Балтийскую нотариальную контору. За подписью заместителя начальника управления поступил ответ: «Согласно законодательства БССР установлен судебный порядок признания лиц безвестно отсутствующими, поэтому и Положение о нотариате БССР не предусматривает вызов нотариусом лиц, близких отсутствующему, для опроса. Поэтому рекомендую Вам обратиться по данному вопросу в сельский совет». Через некоторое время начальник Ветринского районного отдела милиции Витебской области информировал нотариуса о том, что Г. «на территории Ветринского района не значится». Военный комиссар Ветринского райвоенкомата сообщил, что Г. «на учёте… не состоит и в учёте снятых военнообязанных запаса не значится». Проведённый председателем сельсовета Шпаковского сельсовета опрос отца Г. показал, что он приезжал к родителю осенью 1953 года, был у него один месяц и уехал на Урал, после этого писем не присылал, его место жительства неизвестно.

Также нотариус получила ответы на запросы о времени и обстоятельствах срочной службы Г., продолжительности его работы от начальника штаба одной из войсковых частей, дислоцировавшихся в Балтийске, Балтийского городского военного комиссариата, а из войсковой части, в которой он трудился, о том, что Г. уволен за прогулы. Центральное справочное бюро сообщило, что Г. на учёте не состоит. Балтийский отдел милиции установил, что он проживал в Балтийске, а затем убыл в Ленинград. Центральное адресное бюро Ленинграда ответило нотариусу, что Г. жил в Ленинграде и выписался в Балтийск после окончания учёбы. Такие же сведения предоставили Ленинградский городской военкомат и 49-е отделение милиции г. Ленинграда.

В результате 20 октября 1955 года было выдано свидетельство: «Я, Максимова Валентина Алексеевна, нотариус государственной нотариальной конторы г. Балтийска, свидетельствую, что гражданин Г., последние известия о котором получены в сентябре 1953 г., родившийся в 1927 г. в Витебской обл., Ветренском районе, Шпаковском сельсовете… признан безвестно отсутствующим. Взыскано госпошлины 5 рублей. По реестру № 2984. Нотариус (подпись, печать)».

 

Нотариус свидетельствует факт гибели человека

 

В 1954 году в нотариальную контору г. Балтийска обратился командир одной из войсковых части с заявлением о выдаче свидетельства о признании умершим старшего матроса Ч., погибшего 26 сентября 1954 года. К заявлению прилагался акт от 27 сентября 1954 г.: «Комиссия, назначенная устным приказанием командира войсковой части… установила: 26 сентября 1954 г. при возращении группы катеров после выполнения задания командования в 12.15 в районе м. Ярославец… при состоянии моря в 4 балла ударом сильной волны был сброшен за борт с катера (бортовой номер 463) старший матрос Ч.

При падении старший матрос Ч., видимо, ударился о настройку катера и, попав в струю от винтов, был выброшен на поверхность воды в бессознательном состоянии. Следующий в кильватере катер (бортовой номер 465) по инерции проскочил место падения Ч. и успел только бросить два спасательных круга. Катер с бортовым номером 468 через 30–40 сек после падения Ч. начал действия по спасению. Был сброшен спасательный круг, капковый бушлат, спущены концы и шторм-трап, но Ч. не реагировал на сброшенные спасательные средства и держался на поверхности, видимо, благодаря только временно-положительной плавучести костюма. Через две минуты после начала спасательных действий Ч. был накрыт волной и больше на поверхности не появлялся. Последующие поиски в течение 25 минут не дали никаких результатов. На основании вышеизложенного комиссия свидетельствует факт гибели старшего матроса Ч., последовавшей 26 марта 1954 г. в 12 часов 18 минут в районе Балтийского моря…». Также прилагалась выписка из вахтенного журнала катера (бортовой номер 463) о событиях, произошедших 26 сентября 1954 года с 12 часов до 12 часов 32 минут. В журнале в 12.32 была сделана запись: «Поиск результатов не дал. Человек не обнаружен». В справке из воинской части указывалось, что старший матрос Ч. проживал по адресу данной воинской части и проходил службу с 9 сентября 1952 г. по день смерти.

Составленное на основе предъявленных документов свидетельство гласило: «2 сентября 1955 г. я, Максимова Валентина Алексеевна, нотариус государственной нотариальной конторы г. Балтийска, свидетельствую, что гр. Ч., последние известия о котором получены 26 сентября 1954 г., родившийся в… Омской области, проживавший в г. Балтийске… признан умершим. Взыскано госпошлины 5 рублей. По реестру № 2315. Нотариус (подпись, печать)». Также нотариус известила ЗАГС Балтийска о том, что «2 сентября 1955 г. мною выдано свидетельство о признании умершим Ч., рождения 1931 года, уроженца Омской области…».


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100