Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Эволюция римского наследственного права

08.05.2008

И.В. Сиваракша, доцент кафедры истории государства и права Оренбургского института Московской государственной юридической академии, кандидат юридических наук

 

В римском праве институт наследственного права занимает исключительное место. Римские юристы разработали и законодательно оформили основные положения наследственного права, которые до настоящего времени не потеряли своей актуальности. Римское наследственное право – предмет гордости его творцов, и следует отметить, что мы видим результат достаточно длительной работы юристов в направлении совершенствования институтов наследственного права. Благодаря разработанности этого института волей-неволей хочется ещё раз обратиться к истории данного вопроса.

Наследственное право представляет собой совокупность норм, регулирующих вопросы о том, что станет с правами и обязанностями какого-либо лица после его смерти. Изначально римские юристы рассматривают наследственное право в системе вещных прав как способ возникновения права собственности. Наследование отнесено к производному способу возникновения права собственности, который устанавливает такой характер взаимоотношения наследника с вещью, который был предопределён отношением наследодателя с ней, т.к. при производном способе объём прав на вещи зависит от прав предшествующего собственника. Благодаря этому римский юрист Юлиан выработал формулу: «…наследник становится универсальным преемником наследодателя, он как бы воплощает в себе имущественную личность последнего».1 К наследнику с одной стороны переходит весь имущественный актив наследодателя, состоящий из отдельных реальных объектов и обязательственных требований. С другой стороны к наследнику переходит и весь имущественный пассив, он становится должником кредиторов своего наследодателя. Причём он, по общему правилу, отвечает за долги наследодателя не только в пределах дошедшего к нему имущественного актива, но и собственным имуществом. В этом вопросе современный законодатель придерживается иной точки зрения. Закрепив в ст. 1110 ГК РФ универсальное правопреемство, законодатель обязывает наследника отвечать по долгам наследодателя только в пределах стоимости имущества (абз. 2 п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Следует отметить, что римские законодатели наряду с универсальным наследованием рассматривали и единичное, сингулярное правопреемство, по которому наследник принимал только завещанное (отказ), но не отвечал за судьбу всего прочего, что есть в наследстве, например, не был обязан погашать долги наследодателя. Как универсальное, так и сингулярное наследование могли возникнуть по любому основанию, то есть по закону или по завещанию.

Римское право признавало два основания права наследования: завещание и закон. Конкуренция между ними, по общему правилу, не допускалась. Сложилась следующая практика:

1) если наследникам по завещанию была оставлена только часть имущества, они всё-таки приобретают всё, а наследники по закону совсем отстраняются от наследства;

2) если назначены несколько наследников по завещанию, и тот или другой из них отказывается от принятия своей части или выбывает из числа других, то части остальных в соответствующей мере увеличиваются. При этом предполагается, что завещание действительно и необходимые наследники получили полное удовлетворение.

Помимо выше названных оснований наследования, римские законодатели постклассического периода выработали третье основание права наследования – наследственный договор. Основное отличие наследственного договора от завещания заключается в том, что договор – сделка двусторонняя, не подлежащая уничтожению по одностороннему желанию наследодателя, а завещание – сделка, которая при жизни завещателя всегда может быть уничтожена им.

Некоторые цивилисты в качестве основания наследования позволяют говорить о завещательных отказах. Данная позиция известна и нашему российскому праву, где также высказываются за то, чтобы отказ рассматривать как основание наследования. На мой взгляд, эта позиция противоречит закону, а именно Институции Гая, в ст. 99 которой сказано: «…Свойство наследства двояко: наследства к нам переходят или по завещанию, или по закону».2 И ещё, завещательные отказы не возникают сами по себе, они могут составлять часть наследования по завещанию – легаты или предполагаться как часть наследования по закону как фидеикомиссы.

Следуя логике ст. 100 Институции Гая: «Сначала поговорим о тех, которые переходят к нам по завещанию».3 «Завещание есть законное выражение нашей воли, сделанное с соблюдением установлений гражданского права таким образом, чтобы оно имело силу после нашей смерти» (Ulp. 20.1). Исследуя римское наследственное право, известный правовед Ф. Лассаль писал, что «для римлянина завещание было тем же, что для египтянина его надгробный памятник». На мой взгляд, больших разночтений в вопросе завещания между римскими и современными законодателями нет. В современном праве сохранена логика римских юристов, которые сформулировали основные положения наследования по завещанию. Завещание является односторонней сделкой, то есть оно выражает волю только завещателя. То обстоятельство, что завещание получит силу лишь при одном условии: назначенный наследник согласится принять наследство, не делает завещание договором, ибо выражение воли наследника имеет место не при совершении завещания, а только после смерти завещателя и является абсолютно самостоятельным, отдельным от завещания актом. Односторонний характер завещания проявляется в том, что наследодатель в любое время вправе односторонне изменить или вовсе отменить завещание. Эти утверждения тождественны положению п. 5 ст. 1118 ГК РФ, которая гласит: «Завещание является односторонней сделкой, которая создаёт права и обязанности после открытия наследства».

Для того чтобы завещание имело юридическую силу, необходимо было соблюдать определённые условия:

1. Завещание должно быть составлено в установленной форме. Требования к форме были связаны с тем, что завещание могло быть составлено либо в народном собрании (ст. 101 Институции Гая), либо посредством «меди и весов» (ст. 102 Институции Гая). Вышеназванные формы были публичными, формальными и доступными не для всех. Поэтому после длительных реформ завещание совершалось в присутствии семи свидетелей устно или письменно. Свидетелями могли быть только лица мужского пола, достигшие пубертатного возраста (от лат. pubertas – половая зрелость. – Ред.). Письменное завещание должно быть подписано не только свидетелями, но и самим завещателем, впрочем, подпись последнего не требовалась, если завещание написано было им собственноручно. Позднее, в период империи, появился новый порядок составления завещание – занесение распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата и передача в императорскую канцелярию письменно оформленного завещания на хранение. Некоторые формы имели свою специфику, а именно завещания слепых совершались с участием нотариуса. Особыми льготами пользовалось солдатское завещание, для него не было предписано никакой обязательной формы: «От обязанности соблюдать при составлении завещаний вышеназванной формы освобождены императорскими указами воины, по причине чрезвычайной их неопытности, поэтому их завещание считается действительным в любом случае» (кн. 2 ст. 109 Институции Гая).4 Кроме того, в VI веке до н.э. в целях фискального контроля императором Августом была введена 5 % пошлина с наследства, и предписывалось под угрозой штрафа в течение пятидневного срока после смерти завещателя предъявить завещание в магистратуру, где проходила торжественная процедура вскрытия завещания.

В статьях 1124, 1125 ГК РФ закреплены общие правила, касающиеся формы и порядка составления завещания и его нотариального удостоверения. Другими словами, российский законодатель также посчитал необходимым рассмотреть форму завещания в качестве существенного условия его действительности.

2. Завещание должно быть составлено лицом, обладающим активной завещательной способностью. Первоначально активная завещательная способность была привилегией мужчин, которые обладали полной гражданской способностью в области имущественных отношений. С принятием ст. 113 кн. 2 Институции Гая право составлять завещание получили женщины: «…женщины находились в лучших условиях, чем мужчины, именно мужчины моложе 14 лет составлять завещание не могли, даже при участии опекуна, женщины же могли, ибо она, достигнув 12 лет, приобретает право составления завещания с согласия опекуна».5 Лишались активной завещательной способности умалишённые, несовершеннолетние, расточители, а также все лица, состоящие под властью домовладыки, отступники от христианства, а также лица, осуждённые за некоторые преступления. Кроме того, в период цивильного права завещательная свобода была недоступна перегринам (иностранным гражданам, не обладавшим правами римского гражданина).

Статья 1118 ГК РФ закрепила право составлять завещание за «…гражданами, обладающими в момент его составления дееспособностью в полном объёме».

3. Лицо, в пользу которого составлено завещание, должно обладать пассивной завещательной способностью, которая состояла в праве лица принять наследство. На первый взгляд этот вопрос не требует особых пояснений, и в то же время не все лица могли призываться к наследованию в порядке завещания, а именно вообще не имели пассивной правоспособности еретики и лица, осуждённые за тяжкие уголовные преступления, были ограничены рабы и женщины. Женщин, по закону Вокония, было запрещено назначать наследницами граждан. Некоторые лица хотя и обладали пассивной завещательной способностью, но не могли получить наследство полностью или в части, если не отпадало обстоятельство, которое по закону признавалось препятствием для получения наследства, «так холостые не могут принимать наследство и отказы, равным образом бездетные не могут приобретать более половины наследства и отказов…».6 При этом бездетность являлась условной. Мужчина не считался бездетным, если у него был один ребёнок. Женщину признавали не бездетной, если у неё было трое детей. Пассивной завещательной способностью не обладали лица, которые в момент смерти завещателя ещё не были зачаты, а также дети государственных преступников. Круг наследников был расширен после признания права наследования за юридическими лицами.

Законодатель в ст. 1116 ГК РФ признаёт это право за гражданами, находящимися в живых в день открытия наследства, а также зачатыми при жизни наследодателя и родившимися после открытия наследства. Очевидно, что и в нашем гражданском праве не всякое лицо может быть наделено правом вступить в наследство, то есть стать пассивным участником наследственных правоотношений. В то же время в ч. 2 ст. 1116 это право признаётся за юридическими лицами.

Наследником могут быть назначено одно или несколько лиц. В последнем случае завещатель может прямо указать, в каких именно долях каждый считается наследником, либо назначить наследниками без такого указания долей, и в таком случае лица считаются назначенными в равных долях. Российские законодатели в ст. 1122 ГК РФ сохранили ту же самую форму передачи имущества. Если наследодатель, хотя бы по ошибке, распоряжался только частью наследственной массы, это порождало проблему, поскольку римское право не допускало конкуренции наследования по закону и по завещанию на основании принципа: «никто не может умереть, на часть (имущества) сделав завещание, на часть не сделав» (Д. 50.17.7). Юриспруденция разрешала эту проблему, постановляя, что не принятая в расчёт часть прирастала к имуществу наследников по завещанию пропорционально соответствующим долям.

В завещании назначение наследника иногда сопровождалось возложением на него ряда обязанностей: выполнить какие-либо действия, использовать имущество по определённому назначению. Если наследник, получивший имущество с возложением, не выполнил возложения, допускались меры принуждения в административном порядке. Помимо этого, в завещании могло содержаться распоряжение наследнику выдать из полученного наследства указанному лицу вещь или сумму. Подобное распоряжение называлось завещательным отказом – легатом (от лат. legatus). Основанием легата было, естественно, только завещание: не существовало форм легата по закону. Наследодатель имел полную свободу в назначении завещательных отказов, что позволяло ему растрачивать всё или почти всё наследственное имущество на легаты, оставляя своему приемнику одно звание наследника с соответствующими обязанностями.

Чтобы исправить положение, были изданы один за другим три закона. Закон Фурия запретил принимать отказы более 1 тыс. ассов (получивший более 1 тыс. ассов был обязан вернуть сумму в четыре раза больше). По закону Вокония, легатарий не мог получить больше наследника, был установлен принцип «равного количества» (кн. 2 ст. 226 Институции Гая).7 Наконец, закон Фальцидия окончательно урегулировал этот вопрос, постановив, что завещатель не мог направить на легаты больше 3/4 наследственного имущества, поэтому за наследником в любом случае оставалась, по крайней мере, 1/4 часть наследства. Эта резервная доля – «Фальцидиева четверть» действовала в течение всей истории римского права.

Анализ ст. 1137 ГК РФ позволяет найти много общего в содержании этого института, а именно: завещательный отказ может быть установлен в завещании, право на получение завещательного отказа не переходит к другим лицам и т.д. В то же время положение ч. 1 ст. 1137 ГК РФ «содержание завещания может исчерпываться завещательным отказом» показывает, насколько положение наследника не защищено от неблагоприятных имущественных последствий, связанных с принятием легата. И наоборот, римский законодатель, принимая вышеназванные законы, пытался защитить интересы наследника, в отношении которого был установлен несправедливый легат.

В римском праве наряду с легатом в период империи появился и другой вид отказа – фидеикомисс. Фидеикомисс имел ряд преимуществ по сравнению с легатом: мог возлагаться на наследника по закону, устанавливаться раньше и позже завещания, в качестве приложения к нему. Целью фидеикомисса являлось предоставление правомочий лицам, которые не могли назначаться наследниками или легатариями, потому что не обладали пассивной завещательной правоспособностью. Со временем легаты и фидеикомиссы сблизились, и Юстиниан объединил их в один институт – отказы.

Так же как и в нашем Гражданском кодексе РФ, в Институциях Гая наследование по закону расположено после статей, регулирующих правопреемство в порядке завещания. Наследование по закону – наследование в порядке и на условиях, определённых законодателем. Это вид наследования, при котором отсутствует юридически выраженная воля наследодателя. Этот вид наследования был возможен только при определённых условиях: нет завещания, завещание недействительно, завещание уничтожено, отсутствуют наследники, указанные в завещании.

Перед тем как сложилась система наследования по праву Юстиниана, наследование прошло длительный путь развития. Система наследования, существовавшая в эпоху Законов ХП таблиц, исходила из семейной общности имущества и агнатического родства (от лат. agnatus – родственник по отцу. – Ред.). Наследниками по закону могли быть только члены семьи. Не признавались ими не эманципированные (освобождённые от власти римского главы семьи patria potestas, утратившие агнатскую связь. – Ред.), не другие когнаты (от лат. cognatus – кровный родственник; кровные родственники по мужской или женской линии, не находившиеся под властью главы данной семьи. – Ред.).

В цивильном праве действовало правило, которое означало призвание к наследованию только лиц, ближайших к умершему в момент смерти (преемство в праве принятия наследства по закону отсутствует). Практика призвания к наследству в порядке первой очереди частично изменилась в преторском праве, а именно к наследству в порядке первой очереди стали призываться на особых условиях эманципируемые дети по принципу кровного родства, и было поставлено под сомнение наследование жены. За ней сохранялось право наследницы первой очереди лишь при условии, что она находилась в браке с властью мужа. Юстиниан установил следующую практику призвания к наследству супругов, а точнее, они призывались лишь в том случае, если вовсе не было родственников или все они отказались от наследства. Бедствующая вдова получала законное право наследования 1/4 части имущества своего умершего зажиточного мужа. Бедствующей признавалась жена, не имеющая приданого.

Признавая жену наследницей первой очереди, Гражданский кодекс РФ в отдельной статье (ст. 1150 ГК РФ) устанавливает права супруга при наследовании. Это сделано для того, чтобы правильно определить его долю в наследуемом имуществе.

Законные ограничения свободы завещаний, установленные в интересах ближайших родственников завещателя, в совокупности своей составляют право необходимого наследования. Эти ограничения могут быть двух родов: формальные и материальные. Сущность формальных ограничений заключалась в том, что завещатель ближайших своих законных наследников должен был либо прямо назначить наследниками, либо прямо лишить наследования, но не мог обойти их просто молчанием под угрозой полной или частичной инвалидации (лишение законной силы. – Ред.) завещания. В позднейшем праве складывалась система материальных ограничений свободы завещаний, в рамках которой родственники имели право требовать от завещателя, чтобы последний оставил им определённую долю из той части наследства, которую они получили бы в качестве законных наследников, если бы завещания не существовало вовсе. Право на выделение обязательной доли указанные лица теряют только в случае, если на то имеется какая-нибудь уважительная причина: неблагодарность, оскорбление ими завещателя и т.п. (кн. 2 ст. 123–132 Институции Гая и ст. 1117 ГК РФ). Юстиниан определил размеры обязательной доли, которая составляла 1/4 законной части, то есть той части, на которую данное лицо имело бы право в качестве законного наследника, если бы завещание не существовало. Если завещатель не оставлял обязательной доли необходимому наследнику, то тот мог предъявить иск к наследникам по завещанию и в таком случае получить уже не одну только обязательную долю, а всю законную часть.

В современном праве понятие «преемство вопреки завещанию», или «необходимое преемство» состоит в том, что несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя должны преемствовать ему по необходимости, даже против его воли. Поэтому, составляя завещание, наследодатель обязан выделить им долю в наследстве. Порядок и размер исчисления обязательной доли предусмотрены п. 1, 2, 3 ст. 1149 ГК РФ следующим образом: «… наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. В обязательную долю засчитывается всё, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа». Таким образом, в современном наследственном праве можно найти много общих положений об «обязательной доле», тождественных положениям римского права.

Современные законодатели восприняли из римского права и содержание выморочного имущества. Согласно ст. 1151 ГК РФ: «В случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника, имущество умершего считается выморочным».

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что в основе положений наследственного права, регулируемого ГК РФ, лежит концепция наследственного права, разработанного римскими юристами. Это является одним из ярчайших примеров рецепции римского права в российском гражданском праве.

 

 

 

1 1.62 D/ reg. jur. 50, 17.

2 Гай. Институции / Пер. с латинского Ф. Дадынского / Под ред. В.А. Савельева, Л.Л. Кофанова. – М.: Юристъ, 1997. – С. 113.

3 Гай. Институции / Пер. с латинского Ф. Дадынского / Под ред. В.А. Савельева, Л.Л. Кофанова. – М.: Юристъ, 1997. – С. 113.

4 Там же. – С. 115.

5 Там же. – С. 117.

6 Гай. Институции / Пер. с латинского Ф. Дадынского / Под ред. В.А. Савельева, Л.Л. Кофанова. – М.: Юристъ , 1997. – С. 117.

7 Там же. – С. 155.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100