Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Содержание завещаний по законодательству РФ и ФРГ

08.05.2008

Е.П. Путинцева, помощник нотариуса

 

В предыдущей статье («Способы выражения последней воли наследодателя по законодательству РФ и ФРГ» // «Нотариальный вестникъ». – 2008. – № 1) речь шла о различных способах выражения последней воли наследодателя. Однако отличия в наследственном праве ФРГ и России состоят не только в этом. Значительные различия можно обнаружить и в законодательном регулировании самого содержания завещания. Иными словами, наследодатель по немецкому праву может сделать такие распоряжения, которые российским правом запрещены или действительность которых будет вызывать сомнения, и наоборот.

Естественно, что в содержании завещания по законодательству этих двух стран много общего. Завещание как в России, так и в Германии должно содержать распоряжения имуществом и имущественными правами, однако только теми, которые могут переходить по праву наследования. В завещании невозможно распорядиться правами, неразрывно связанными с личностью, например, правом на получение алиментов. Кроме того, к содержанию завещания предъявляется ещё одно требование – законность распоряжений. Соблюдение этого требования проверяет, как правило, нотариус или другое должностное лицо, удостоверяющее завещание, непосредственно в момент его удостоверения. Однако следует отметить, что это невозможно в следующих случаях: в России – когда гражданин подаёт нотариусу закрытое завещание, а в Германии – при составлении собственноручного или закрытого завещания. В этих случаях проверка законности распоряжений происходит позднее, после смерти наследодателя, на стадии вскрытия завещания, его оглашения и определения круга наследников.

Между тем в содержании завещания согласно немецкому праву можно обнаружить массу особенностей.

Одно из существенных различий между немецким и российским правом состоит в том, каким путём может быть распределено имущество среди наследников.

Так, согласно ст. 1122 Гражданского кодекса РФ в завещании может быть указано конкретное имущество, которое предназначается для конкретного наследника, могут быть указаны доли наследников во всём имуществе наследодателя, а могут быть просто указаны наследники (в этом случае их доли считаются равными).

В Германском гражданском уложении (далее – ГГУ) предусмотрено совсем другое правило: наследодатель может завещать имущество только посредством указания в завещании доли каждого наследника (§ 2087–2093 Германского гражданского уложения). Если же назначенному лицу завещаны только отдельные предметы, то согласно § 2087 ГГУ не следует полагать, что это лицо должно быть наследником, даже если оно названо наследником, поскольку не доказано иное. Как правило, такое лицо считается в немецком праве отказополучателем.

По нашему мнению, этот вопрос урегулирован в российском законодательстве значительно лучше, чем в немецком, т.к. позволяет в большей мере учесть волю наследодателя.

В то же время то обстоятельство, что наследодатель завещал своему наследнику конкретное имущество, не вызывает на практике никаких особых трудностей или конкуренции с нормами о завещательном отказе. Считается, что если в завещании указано: «Я, Иванов Иван Иванович, из принадлежащего мне имущества, жилой дом под № 40 по улице Учительская в селе Новая Лая Пригородного района Свердловской области завещаю Иванову Петру Ивановичу», то в данном случае речь идёт о назначении наследника. Если же текст распоряжения сформулирован следующим образом: «Я, Иванов Иван Иванович, возлагаю обязанность на моего сына Иванова Петра Ивановича из принадлежащего мне имущества жилой дом под № 40 по улице Учительская в селе Новая Лая Пригородного района Свердловской области передать Трепашкину Игорю Николаевичу», то считается, что речь идёт о завещательном отказе. В этом случае отказополучатель не несёт ответственности по долгам наследодателя, поскольку он является не наследником, а кредитором по отношению к наследникам (п. 3 ст. 1137 ГК РФ). На основании вышеизложенного в практике российских нотариусов не возникает споров о том, кто является наследником, а кто – отказополучателем.

 

Подназначение наследников

 

Говоря о различиях в российском и немецком наследственном праве, следует особо остановиться на вопросах подназначения наследника. В российском праве существует только один вид подназначения. Согласно п. 2 ст. 1121 Гражданского кодекса РФ завещатель может указать в завещании другого наследника (подназначить наследника) на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону умрёт до открытия наследства, либо одновременно с завещателем, либо после открытия наследства, не успев его принять, либо не примет наследство по другим причинам или откажется от него, либо не будет иметь право наследовать или будет отстранён от наследования как недостойный. Аналогичное правило предусмотрено и в Германском гражданском уложении в § 2096. Однако помимо этого вида подназначения в Германии существует еще один – так называемое назначение «последующего наследника» (Nacherbe – § 2100–2146 Германского гражданского уложения). Согласно § 2100 Германского гражданского уложения наследодатель может назначить наследника таким образом, что он станет наследником только после того, как первоначально наследником было другое лицо. Говоря иными словами, последующий наследник станет наследником только после смерти первоначального. Благодаря этому институту наследодатель может определять последовательность перехода имущества от одного наследника к другому, что может иметь значение в следующем случае, приводимом в пример немецкими правоведами.

Бездетный наследодатель желает, чтобы его имущество непременно перешло по наследству к его кровному родственнику. Поэтому он назначает свою супругу в качестве первоначальной наследницы (Vorerbin), а своего родственника – в качестве последующего наследника (Nacherbe). Таким образом, он исключает возможность, что его имущество перейдёт после смерти его жены, в силу закона или завещания, к её родственникам или новому мужу.1 Из смысла § 2106 Германского гражданского уложения вытекает, что наследство может перейти к последующему наследнику не только в случае смерти первоначального, но и по наступлении срока или события, указанных в завещании.

Имущество, которое перешло к первоначальному наследнику, образует отдельную наследственную массу, в отношении которой он не может составить распоряжение на случай смерти. Права первоначального наследника по отчуждению этого имущества тоже сильно ограничены законом. Согласно § 2113 Германского гражданского уложения недействительным является распоряжение первоначального наследника входящими в состав наследства земельным участком либо правом на земельный участок либо зарегистрированным или строящимся судном при последующем наследовании в той мере, в какой этим было бы уничтожено или ущемлено право последующего наследника. Такое же правило распространяется на безвозмездное отчуждение любого предмета из состава наследства. Однако данная норма носит диспозитивный характер и может быть изменена наследодателем, который может предоставить первоначальному наследнику право самостоятельно распоряжаться этим имуществом или предоставить ему возможность выбрать самому последующего наследника из нескольких, указанных в завещании кандидатур, или самостоятельно распределить имущество между указанными в завещании последующими наследниками.

К сожалению, подобное завещание в России не может быть удостоверено, т.к. противоречит принципу свободы завещания. «Не может быть удостоверено завещание, в котором завещатель ограничивает права наследника по распоряжению в дальнейшем полученным по наследству имуществом…».2

Мы считаем, что германское законодательство в этом вопросе более демократично и, ограничивая свободу первоначального наследника, оно увеличивает свободу завещателя. А так как именно завещатель «создал» это имущество, то было бы разумным признать именно за ним наиболее полное право распоряжаться имуществом любым удобным для него способом. Нам кажется, что было бы целесообразно предусмотреть в Гражданском кодексе РФ норму, позволяющую наследодателю указывать последующего наследника, к которому имущество перейдёт только после смерти первого назначенного наследника при условии, что оба таких наследника должны быть живы на момент составления завещания.

 

Условные завещания

 

Не менее интересно и регулирование вопроса об условных завещаниях.

Здесь сразу стоит оговориться, что поскольку завещание составляется на случай смерти, можно иногда встретить точку зрения, что оно является условной сделкой. Этот вывод нельзя признать обоснованным, на что указывал ещё В.И. Серебровский.3 Аналогичную позицию по данному вопросу высказывал В.К. Дроников. Он писал: «Смерть завещателя не может быть рассматриваема как отлагательное условие. Смерть наследодателя означает наступление срока как момента времени, с которым связан правовой эффект завещания как односторонней сделки».4 В этом вопросе мы полностью разделяем точку зрения классика. Условием должно считаться такое обстоятельство, относительно которого не известно, наступит оно или нет. Смерть человека наступит неизбежно, не известна только её точная дата. Помимо этого обоснования В.И. Серебровский указывал ещё, что завещание не является односторонней сделкой по той причине, что «условие всегда является дополнительным моментом в сделке, устанавливаемым соглашением сторон. От желания сторон зависит придание сделке условного характера».5

Поэтому, говоря об «условных завещаниях», мы подразумеваем ситуацию, когда возможность получения наследства связана с выполнением какого-либо условия. Возможность составления «условных завещаний» прямо предусмотрена в Германском гражданском уложении (§ 2074–2076). Российское законодательство не содержит на этот счёт никаких конкретных указаний. Однозначно недопустимы, с точки зрения профессора С.П. Гришаева, «такие условные завещания, которые влекут ограничение гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод граждан (например, условие о выборе той или иной профессии, вступление в брак с определённым лицом…)».6 Недействительность подобных условий явно очевидна и не вызывает сомнений. Что касается условных завещаний вообще, то в литературе по этому вопросу можно обнаружить разные точки зрения. Как отмечают некоторые правоведы, сами по себе условные завещания не противоречат действующему российскому законодательству.7 Чтобы лучше разобраться в этом вопросе, рассмотрим подробнее возможность составления завещания под отлагательным и отменительным условиями.

Условие, которое не позволяет наследнику принять наследство на день открытия наследства, является отлагательным. В § 2074 Германского гражданского уложения содержится конкретное указание: наследодатель может составить завещание под отлагательным условием, но оно будет действительным только тогда, когда наследник доживёт до наступления условия. В российском праве подобной нормы нет, как нет и единого мнения среди юристов о возможности составления подобных завещаний. По мнению М.Ю. Барщевского, такие условия являются правомерными.8 Такой же точки зрения придерживался В.И. Серебровский (только в отношении завещания под отлагательным условием).9 В то же время он указывал на то обстоятельство, что «основное практическое затруднение при завещаниях с отлагательным условием заключается в той правовой неопределённости, которая продолжается в течение известного времени – до выяснения вопроса о выполнении выставленного завещателем условия».10 С.П. Гришаев, наоборот, считает, что с данной точкой зрения согласиться нельзя, поскольку подобные условия противоречат другим положениям наследственного права и, в частности, нормам о сроках на принятие наследства.11 Как нам кажется, с правовой точки зрения принципиальные преграды к составлению условного завещания мы вряд ли обнаружим. Однако если допустить возможность составления подобных завещаний, то возникнут неопределённость в гражданском обороте и множество проблем на практике. Если в завещании будет содержаться отлагательное условие, то возможна ситуация, при которой в течение длительного времени после открытия наследства наследник не будет известен, поскольку не ясно, наступит ли условие и если наступит, то когда. Соответственно собственник имущества будет также не известен; имущество окажется как бы в «подвешенном состоянии», не понятно, кто будет оплачивать его содержание и платить налоги. Единственным выходом из этой ситуации будет являться назначение исполнителя завещания, поскольку только он может осуществлять меры по охране наследства в течение срока, необходимого для принятия наследства (п. 4 ст. 1171 ГК РФ), в то время как нотариус может совершать указанные действия только в рамках шестимесячного срока, а в случаях, предусмотренных п. 2 и 3 ст. 1154 и п. 2 ст. 1156 ГК РФ, не более чем в течение девяти месяцев со дня открытия наследства. Полагаем, что именно исполнитель завещания и будет осуществлять действия по содержанию наследственного имущества и оплате налогов самостоятельно или через доверительного управляющего.

Другая практическая сложность состоит в том, что если условие принятия наследства по завещанию не наступает, то наследники по закону окажутся к тому времени пропустившими срок на принятие наследства. Однако данная проблема кажется нам тоже вполне разрешимой, поскольку гражданским законодательством России допускается восстановление срока на принятие наследства. Стоит оговориться, что подобной проблемы не возникает в Федеративной Республике Германия, поскольку немецким законодательством установлен срок для отказа от наследства, а все наследники, не выразившие свой отказ в течение шести недель с момента, когда они узнали о наличии у них основания для наследования, признаются принявшими наследство (§ 1942–1944 Германского гражданского уложения).

Ещё больше трудностей возникает с завещанием под отменительным условием (завещание, которое вступает в силу немедленно, но прекращает своё действие при наступлении указанного в нём условия). Согласно § 2075 Германского гражданского уложения составление подобных завещаний вполне допустимо. Законодательство России оставляет этот вопрос без внимания. С моей точки зрения, в России составление такого завещания невозможно, т.к. согласно российской доктрине не могут быть включены в завещание условия, по которым имущество переходит к наследникам только временно. Наличие отменительного условия в завещании также ведёт к неустойчивости гражданского оборота, т.к. право собственности наследника может быть прекращено в любой момент. Кроме того, возникает вопрос, кто будет следить за выполнением условий завещания? И что произойдет, если наследники распорядятся завещанным имуществом? На все эти вопросы в законодательстве России, к сожалению, нет ответа.

По нашему мнению, реальная возможность выполнить условное завещание возникает только тогда, когда условие выполнимо на момент открытия наследства или, по крайней мере, до выдачи свидетельства о праве на наследство, т.к. в этом случае нотариус может правильно определить круг наследников. Выполнимым можно считать также завещание, совершённое под отлагательным условием, в котором назначен исполнитель завещания, при условии, что последний не отказался от выполнения своей роли.

 

Завещания без указания на конкретного наследника

 

Поскольку немецкое законодательство допускает возможность составления завещания в простой письменной форме без участия нотариуса, постольку Германское гражданское уложение содержит достаточно подробные правила толкования завещания. Эти правила зафиксированы в § 2066–2073 ГГУ.

Так, например, согласно § 2071, если наследодатель завещал наследство без уточняющих указаний определённой категории лиц либо лицам, состоящим с ним в служебных или деловых отношениях, то следует полагать, поскольку не доказано иное, что наследуют лица, которые при открытии наследства относились к обозначенной категории либо состояли с наследодателем в указанных отношениях.

Если наследодатель всё своё имущество завещал бедным, не указывая, кого конкретно он имел в виду, то согласно § 2072 Германского гражданского уложения считается, что завещание сделано в пользу общественного фонда бедняков, в округе которого наследодатель имел своё последнее место жительства, с условием, что данный общественный фонд распределит полученное имущество среди малообеспеченных граждан.

Согласно § 2073, если наследодатель обозначил личность назначенного наследника такими признаками, под которые подпадают несколько лиц, и невозможно определить, кто из них должен быть назначен, все они считаются наследующими в равных долях.

Данное правило хорошо тем, что позволяет избежать неясностей при толковании завещания. Конечно, если наследодатель будет составлять завещание у нотариуса, то нотариус поможет составить текст завещания таким образом, чтобы наследник был конкретизирован. Но наследодатель может не обратиться к нотариусу при составлении завещания или составить закрытое завещание – именно на этот случай и рассчитано данное правило.

В Гражданском кодексе РФ толкованию завещания посвящена только одна статья 1132, согласно которой принимается во внимание буквальный смысл содержащихся в завещании слов и выражений. По нашему мнению, было бы неплохо предусмотреть расширение правил толкования завещания и в Гражданском кодексе РФ, т.к. в настоящее время ситуацию на практике спасает только малое количество составляемых российскими гражданами закрытых завещаний.

В заключение хочется отметить, что, безусловно, законодательное регулирование содержания завещаний в РФ и ФРГ имеет много общего, поскольку указанные страны относятся к одной правовой системе – континентальной. В то же время в законодательстве России и Германии применительно к рассматриваемому вопросу можно обнаружить и массу различий, что обусловлено историческими, социальными и экономическими причинами. Проведённый сравнительный анализ позволяет взглянуть на существующие в России нормы права под другим углом и сделать следующие выводы. Германское законодательство, с нашей точки зрения, предоставляет наследодателю больше возможностей для выражения своей воли, а благодаря детальному регулированию многих вопросов способствует уменьшению количества судебных споров и тем самым гарантирует выполнение последней воли завещателя. С нашей точки зрения, несомненным преимуществом немецкого наследственного права является существование института «последующего наследника», который расширяет свободу завещателя. Однако хотелось бы отметить, что законодательство Федеративной Республики Германия также не является совершенным. Более удачными, например, с нашей точки зрения, являются нормы российского права, позволяющие наследодателю завещать конкретное имущество названному им наследнику, а не только его долю, что подтверждает общенаучный тезис о недопустимости слепого подражания иностранному праву.

 

 

 

1 Weirich Hans-Armin. Erben und Vererben: Handbuch des Erbrechts und der vorweggenommenen Vermogensnachfolge. Herne / Berlin, 2004. – S. 268.

2 Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследование по закону и по завещанию. – М., 2001. – С. 49.

3 Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М.: Статут, 2003 (Классика российской цивилистики). – С. 115–116.

4 Дроников В.К. Наследование по завещанию в советском праве. – Издательство Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, 1957. – С. 13.

5 Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М.: Статут, 2003 (Классика российской цивилистики). – С. 116.

6 Гришаев С.П. Наследственное право. – М., 2002. – С. 31.

7 Барщевский М.Ю. Если открылось наследство. – М., 1989. – С. 61.

8 Там же. – С. 62.

9 Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М.: Статут, 2003 (Классика российской цивилистики). – С. 132.

10 Там же. – С. 132.

11 Гришаев С.П. Наследственное право. – М., 2002. – С. 32.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100