Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Межотраслевые характеристики нотариального процесса

08.05.2008

М.А. Аленов, доцент кафедры экологического и аграрного права Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилёва (Астана), кандидат юридических наук

 

В современной правовой науке в последние годы всё чаще высказываются мнения относительно взаимного интегрирования отраслей, что должно способствовать их динамичному развитию и формированию в них эффективных нормативных конструкций. Известно, что любая отрасль имеёт шансы для поступательного развития тогда, когда её положения наиболее востребованы в правоприменительной практике. Названная востребованность обеспечивается в том случае, когда отдельно взятая отрасль имеет собственные эффективные правореализационные механизмы, или же, если её нормы широко используются посредством применения межотраслевых правовых механизмов.

Важную роль в рассматриваемой сфере играют сформированные в праве и правоприменительной практике юридические процедуры, которыми в достаточном количестве и в качественном варианте мы пока не всегда располагаем в современных реалиях. Недостаточная степень урегулированности процессуальных вопросов объясняется сложностями в самих «обслуживаемых отраслях». В них зачастую оказывается недостаточно системных разработок по эффективному использованию всего комплекса действующего нормативного арсенала. Очень сложной может быть и структура самих отношений, которые формируются в отраслевом процессе. Их внутренняя взаимосвязь и разноаспектный характер не всегда позволяют «подступиться» к ним с попытками найти общетеоретическое обоснование появляющимся в этой сфере правовым феноменам, а также сформировать наиболее универсальные и убедительные научные идеи (дефиниции) внутриотраслевого значения.

Сейчас часто предпринимаются попытки «раздвинуть» пределы традиционных представлений о юридическом процессе, при этом дискуссионность затрагиваемых вопросов требует поиска ответов на поставленные вопросы посредством раскрытия многоаспектного характера процессуальных отношений, которые в ряде случаев регламентируются блоком норм разноотраслевого происхождения. Нотариальный процесс может рассматриваться как один из эффективных механизмов реализации положений гражданского, земельного, экологического, морского права (представленный перечень не является исчерпывающим). В странах с развитыми правовыми системами в течение последних десятилетий формировались общие правовые и иные принципы межотраслевого взаимодействия, а странам постсоветского пространства в силу причин объективного характера не всегда удавалось своевременно сформировать и внедрить в жизнь западные, по многим параметрам считающиеся передовыми, правовые, в том числе, юридико-процедурные модели.

Формирование новых отраслей права и развитие уже существующих всегда требуют разработки процессуальных проблем соответствующей отрасли. Это аксиома, в противном случае под вопросом оказываются жизнеспособность самой отрасли и возможности её интегрирования в смежные сферы. За период самостоятельного развития права постсоветских государств мы наблюдали, насколько интенсивно разрабатывались вопросы избирательного, бюджетного, налогового процессов. Перечень процессуальных направлений научных исследований не ограничивается названными отраслями, однако количество фундаментальных разработок в названных отраслях всё ещё невелико. «Отпочкование» новых направлений в науке и законотворческом процессе требует научного обоснования предпринимаемых усилий законодателя, поскольку значительная часть предыдущих исследований проводилась на базе законодательства советского образца, а часть – в транзитный период.

Процессуальные положения в материальных отраслях представляют собой многоликое явление в праве, не всегда характеризующееся системными признаками. Этот феномен требует детального и разностороннего исследования, при котором могут быть малополезными устоявшиеся исходные научные позиции. Динамика и темпы развития современного права диктуют необходимость разнопланового поиска, где одним из векторов этого поиска является исследование рельефных характеристик нотариального процесса.

Нотариальный процесс невозможно представить вне правореализационных процедур, поскольку именно совокупность этих процедур в комплексе и динамике может быть обозначена единым термином «отраслевой процесс». О том, что этот процесс является именно отраслевым, можно судить по тому, что нотариальное право является отраслью, причём очень часто в научных публикациях подчеркиваются её комплексные характеристики. Одним из сторонников подобной позиции является российский учёный В.В. Ярков, этой же позиции придерживаемся и мы, поскольку она является исходной при приведении нами междисциплинарных признаков нотариального процесса.

В узких сферах термин «процесс» часто используется в прикладном значении. Так, в юридической науке давно признаны такие термины, как «земельный процесс» (С.П. Кавелин1, И.А. Иконицкая, Н.И. Краснов2, Б.Ж. Абдраимов3); «юридический процесс» (В.Н. Протасов4); «государственно-правовой процесс» (А.Б. Венгеров5); «административный процесс» (В.Д. Сорокин6); «управленческий процесс» (Г.В. Атаманчук7); «контрольный процесс» (В.М. Горшенев, И.Б. Шахов8), «арбитражный процесс» (К.С. Юдельсон, Р.А. Жазыкбаева9), «экологический административный процесс» (С.А. Боголюбов10), «бюджетный процесс» (И.А. Кравец11), «договорной процесс» (А.В. Дёмин12) и т.д.

Некоторые представления о юридическом процессе не всегда согласовываются с привычными в науке позициями. На слабые места в выдвигаемых при этом идеях обращает внимание А.Ю. Якимов. Ряд учёных, пишет он, рассматривают процесс именно в широком смысле – как деятельность, представляющую собой совокупность юридических действий. Поэтому выделяются правотворческий, учредительный и другие процессы, а правоприменительный процесс, в свою очередь, делится на отраслевые разновидности: уголовный, гражданский, административный. Однако далее, резюмирует он, не проводится чёткого различия между деятельностью и установленным порядком её осуществления.13

Если проводить грань между деятельностью как таковой, то есть комплексом юридически значимых действий, и порядком их осуществления, то неизбежно возникнет ещё одна дилемма. Она заключается в том, как решить вопрос группирования норм, регламентирующих этот порядок? Необходимо также подразделить их на специальные и универсальные и на нормы, например, законодательного и подзаконного уровня. Произвести механическое деление с указанием их отраслевого или уровневого размещения несложно, но тогда надо будет безоговорочно признать, что законотворческие технологии, применяемые сейчас, в  теоретико-правовом смысле безупречны, а также и то, что используемые в литературе термины (особенно касательно процессуальных вопросов) в адекватном значении присутствуют и в нормативных актах. Анализ современной нормативной базы не даёт оснований для подобного рода утверждений.

Развитие процессуальных направлений правовой науки предопределило наибольшую приемлемость и универсальность широкой концепции юридического процесса, где юридический процесс не ограничивается рамками судебной деятельности (уголовный, гражданский, административный процессы). Подобный подход представляется наиболее оптимальным, он предполагает различные варианты построения современных моделей в правовой науке и предполагает осмысление диалектики правовых реалий с учётом всех тенденций развития права. Объясняется это ещё и тем, что тенденции развития отраслевой юридической науки, а также формирующиеся новые общественные условия определяют необходимость обозначения новых границ юридического процесса. Эти границы не могут быть определены или «раздвинуты» произвольно. Ещё в советский период глубокие теоретические исследования были проведены признанными авторитетами научной мысли, которые в своих выводах основывались на наиболее общих законах происхождения, формирования развития объективных явлений, в том числе и в праве.

Понимая процесс как движение, когда под движением понимается изменение, переход из одного состояния в другое, мы должны обратиться именно к философскому пониманию этого общего явления – всеобщего атрибута материи, способа её существования.14 В этом смысле мы солидарны с профессором В.С. Основиным, который полагал, что процесс следует рассматривать как именно форму жизни любого явления, а узкое понимание процесса представляется противоречащим фактам объективной действительности и философскому смыслу самого понятия «процесс».15 Весьма осторожные суждения учёных-юристов, разрабатывающих прикладные (в том числе процессуальные) направления правовой науки, свидетельствуют о том, что негативные явления в научно-исследовательской сфере не изжиты до настоящего времени. Резкая критика «вотчинной системы» в науке высказана в новейшей истории ростовским учёным В.П. Макаренко. Он аргументированно высказался относительно того, что и сейчас в правовой науке не исследованы и не описаны так называемые политико-административные группировки, современные формы проявления конфликта научных школ во всем комплексе научных дисциплин.16 Тем не менее несмотря на подобные «вотчинные» тиски или их модернизированные современные вариации, неприемлемые для динамичного развития юридической науки штампы – всё это не могло остановить объективные тенденции развития, которые впоследствии определили облик современного права.

Особенность реализации норм права предполагает наличие своего рода промежуточного звена в механизме правового регулирования, расположенного между природоохранительной нормой и эколого-правовым отношением – такое мнение в юридической литературе было озвучено российским учёным-экологом В.В. Петровым.17 В контексте высказанных выше позиций относительно универсально-правовой природы процесса следует сказать, что вне этого звена материально-правовая норма действовать не может, и это споров, в принципе, не вызывает. Здесь следует сделать оговорку, что речь идёт не обо всех материальных нормах, а о тех из них, которые изначально рассчитаны на юридическое «сопровождение» блоком процессуальных положений.

Посредством обобщающих оценок, которые представлены профессором В.С. Основиным, мы полагаем, можно ответить на главный вопрос, касающийся сущностных характеристик исследуемого нами явления. Можно не принимать во внимание те или иные течения в юридической науке, отвергать идеи, которые не вписываются в общепризнанные представления о правовой материи, однако существуют базовые основы, вне которых нельзя сформулировать жизнеспособные модели и научные дефиниции. Как справедливо писал Г.П. Гальперин, законы диалектического метода отражают наиболее общие закономерности движения явления объективного мира, и поэтому мышление, следуя диалектическому методу, в своих понятиях и теориях познаёт объект таким, каким он объективно существует, независимо оттого, кто его познает.18 Именно подобная основа, на которой базируются подходы к проблемным вопросам современного права, по нашему мнению, является действительно научной. Она позволяет отсечь частные, не всегда существенные моменты, а сфокусировать внимание на сущностных характеристиках исследуемых явлений. В этом случае представление о юридическом процессе может быть освобождено от ненаучного (идеологического, внутрикорпоративного) влияния, которое чаще всего мешает выработке объективных оценок.

Поддерживая позицию относительно неприемлемости узкого понимания рассматриваемого явления, А.Е. Шпагин отмечает, что ограничение процессуальной науки только традиционными юрисдикционными объектами не стоит переоценивать и возводить в абсолют. В «узком» понимании процесса он также видит противоречие философскому смыслу термина «процесс» и современным тенденциям развития права.19 Аналогичное представление о понятии «процесс» мы встречаем в работах Е.П. Шикина. В целом юридический процесс им рассматривается как движение материального права от момента его создания до полной реализации (применения).20

Нотариальный процесс служит (названным профессором В.В. Петровым) промежуточным звеном, которое «оживляет» норму, которая должна быть задействована в конкретном правоотношении. Сам нотариальный процесс протекает в границах собственного процедурно-правового поля, то есть процессуальные нормы действуют в «сцепке» с нормой материально-правовой. Самостоятельность и тех, и других норм в этом случае достаточно условна, т.к. только при комплексном действии (взаимодействии) проявляется их регулятивный ресурс.

Однако здесь есть важная особенность нотариального процесса, которую, мы полагаем, необходимо выделить. Если материально-правовая норма признаётся юридическим инструментом, применяемым в границах конкретной отрасли, то нотариальный процесс (нотариально-процессуальные нормы) выступает механизмом, обеспечивающим эффективное действие названного «отраслевого инструмента». В своих предыдущих работах мы неоднократно отмечали важную роль нотариальных процедур в случаях техногенного загрязнения морских акваторий. Совершение нотариусом в этих случаях актов о морском протесте призвано обеспечить юридическую защиту прав судовладельца, собственника опасного груза и капитана суда по факту аварийных ситуаций и их экологических последствий во время плавания, нахождения на рейде и стоянки суда в порту. Этот нотариальный акт выступает и как способ обеспечения доказательств по экологическому судебному спору.

Если названная сфера (сфера морских перевозок) нечасто «стыкуется» с практикой нотариальной, то иные области применения нотариальных процедур представлены в современных реалиях достаточно широко. Это:

– земельный процесс (нотариальное оформление сделок с землёй; оформление наследственных прав на земельные участки; нотариальная фиксация юридически значимых событий, связанных с конкретным земельным участком и т.д.);

– бракоразводный процесс (нотариальное удостоверение соглашений о размере и периодичности алиментных платежей; соглашение о порядке общения родителей с детьми; договор о разделе совместно нажитого имущества);

– гражданский (судебный) процесс: наличие в гражданских процессуальных кодексах норм, позволяющих нотариусам обеспечивать доказательства.

Перечень можно продолжить, тем не менее и эти несколько примеров иллюстрируют, что нотариальный процесс в конкретном правореализационном случае может объединить под общим процессуальным «куполом» действие норм различной отраслевой принадлежности. Характерным здесь является то, что названные отрасли могут располагать собственными процессуальными нормами и иметь свои процессуальные механизмы, но заменить собой нотариальный процесс они не могут. Как показал нормотворческий опыт Казахстана и России, заменить нотариальные процедуры нельзя, но отказаться от них можно: российский законодатель счёл допустимым отказ от услуг нотариуса по удостоверению доверенности на управление транспортными средствами, а в Казахстане отказались от нотариального удостоверения сделок с недвижимостью. И тот, и другой опыт специалисты приводят в своих работах в качестве отрицательного примера, а главным итогом введения таких «новшеств» является то, что правовой вакуум в подобных случаях создаётся искусственно без учёта неизбежных негативных последствий.

В качестве вывода по исследованным вопросам можно выделить, что нецелесообразно (иногда вредно) отказываться от апробированных в течение многовековой правовой истории межотраслевых процессуальных моделей правореализации, которые могут упорядочить формирующиеся в социуме общественные отношения. Период постсоветского законотворчества и правоприменительной деятельности представил тому множество убедительных примеров: отказавшись в 1917 г. от частной собственности, мы были вынуждены к ней вернуться, поскольку несостоятельность догм большевизма в отношении собственности в реалиях конца ХХ в. стала очевидной. Уничтожив частный нотариат, спустя восемь десятилетий ввели его снова, поскольку именно свободный нотариат был в состоянии реально обеспечить должный порядок в гражданском обороте. Упразднив суды присяжных, как пережиток буржуазного права, спустя много лет признали их необходимость, при этом за все эти годы потеряли миллионы человеческих жизней, а взамен получили гипертрофированное право, подпитанное властным насилием в отношении общества и в отношении отдельно взятого человека.

Нотариальный процесс, в котором главную роль играют нотариусы – представители свободной юридической профессии, может гармонично вписаться в общую систему отношений правореализации, независимо оттого, кто будет представлен в этих отношениях: государство или негосударственные структуры и их представители. Нотариальный процесс является гибким, он не настолько обременён «несдвигаемыми» рамками, мешающими эффективному действию норм иных отраслей, попадающих в орбиту правореализационных действий. Нормативные акты о нотариате, морское, земельное, семейное, гражданское, гражданское процессуальное законодательство по ряду идей достаточно согласованы, чтобы действенно использовать их нормы в комплексе для достижения правомерных целей заинтересованных лиц в пределах единого правового поля.

 

 

 

1 Кавелин С.П. Земельное право и земельный процесс. – Воронеж, 1925. – 135 с.

2 Краснов Н.А., Иконицкая И.А. Процессуальные вопросы советского земельного права. – М., 1974. – 232 с.

3 Абдраимов Б.Ж. Проблемы совершенствования процессуальных форм реализации норм земельного права. – Алматы: Юрист, 2001. – 265 с.

4 Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. – М.: Юрид. литер., 1991. – 141 с.

5 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005. – 608 с.

6 Сорокин В.Д. Проблемы административного процесса. – М.: Юрид. литер., 1968. – 142 с.

7 Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управления. – М.: Юрид. литер., 1980. – 256 с.

8 Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. – М.: Юрид. литер., 1987. – 176 с.

9 Юдельсон К.С. Арбитражный процесс в СССР: Учебное пособие / Под ред. К.С. Юдельсона. – М.: Юрид. литер., 1984. – 420 с.; Жазыкбаева Р.А. Проект закона о международном коммерческом арбитраже // Юристъ, 2003. – № 8. – С. 24–29.

10 Боголюбов С.А. Факторы, определяющие концепцию развития экологического законодательства в России / http//lib/priroda.ru/index.php

11 Кравец И.А. Бюджетный процесс и бюджетные права Государственной Думы и Государственного Совета в начале ХХ века // Правоведение. – 2006. – № 2. – С. 4–25. 

12 Дёмин А.В. Нормативный договор как источник административного права // Государство и право. – 1998. – № 2. – С. 15–21.

13 Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и административно-юрисдикционное производство // Государство и право. – 1999. – № 3. – С. 5–10.

14 Философский энциклопедический словарь / Под гл. ред. Л.Ф. Ильичёва, П.Н. Федосеева, С.М. Ковалёва, В.Г. Панова – М.: Советская энциклопедия, 1983. – С. 138.

15 Основин В.С. Процессуальные нормы и отношения в советском праве (в «непроцессуальных» отраслях»). – Воронеж, 1985. – С. 95.

16 Макаренко В.П. Этатизация науки // Правоведение. – 2006. – № 2. – С. 236.

17 Петров В.В. Экология и право. – М.: Юрид. литер. – 1981. – С. 55.

18 Гальперин Г.Б., А.И. Королёв. Методология и теоретические вопросы науки истории государства и права СССР. – М.: Изд. ЛГУ, 1974. – С. 30–31.

19 Шпагин А.Е. Правовое регулирование процессуальных отношений в сфере труда: Дис. канд. юрид. наук. – Ленинград, 1990. – С. 18.

20 Шикин Е.П. Структура юридического процесса и эффективность права // Юридические гарантии приме-
нения права и режим социалистической законности / Под. ред. В.М. Горшенева. – Ярославль, 1976. – С. 10.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100