Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Из истории Донского нотариата: 1866–1917 годы

28.03.2008

А.А. Ерёменко, консультант Нотариальной палаты Ростовской области, кандидат исторических наук, член Комиссии ФНП по исследованию исторического наследия российского нотариата

 

Исследование процессов становления института нотариата в России представляет собой значительный интерес. В контексте анализа эволюции гражданского законодательства, реформирования судебной системы и условий формирования нотариальной практики во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. оно даёт возможность не только восстановить общую картину функционирования данного правового института, но и выделить в ней наиболее важные, концептуальные моменты, которые в силу своей универсальности заслуживают внимания и в нынешних условиях.

Первое, совсем непродолжительное погружение российского государственного корабля в «открытое море» рыночных отношений, ознаменованное, без сомнения, мужественным актом волеизъявления российского монарха, обнажило острую потребность значительного изменения основ самой государственности, необходимость её интенсивного и масштабного реформирования. На заре этих процессов наиболее последовательной и эффективной мерой из числа мер институционального переустройства являлась судебная реформа. Она учредила многие новшества (образовательный ценз для судейских служащих, коллегии присяжных поверенных и пр.), стимулировавшие формирование профессиональных юридических кадров и развитие правовых институтов.

В этом смысле можно говорить о том, что в ходе судебной реформы государством впервые были признаны и законодательно закреплены основы нотариата как правового института, реализующего определённые правовые функции в сфере бесспорной (досудебной) гражданской юрисдикции. В то же время мы вправе говорить и о том, что сама логика императива государственного обновления выявила необходимость дальнейшей институционализации нотариата, определения его места и роли в общественной и государственной жизни страны.

Исходным пунктом в этой связи явилось высочайше утверждённое 14 апреля 1866 г. Положение о нотариальной части (далее – Положение), действие которого, с некоторыми изъятиями, распространялось на всю территорию империи. В то же время процессы реализации данного нормативно-правового акта и становление института нотариата в России протекали далеко неравномерно. Они зависели от множества факторов, которые в первую очередь были связаны с региональной спецификой. К числу таковых относились институционные, включавшие степень оснащённости квалифицированными юридическими кадрами, наличие и функционирование судебных учреждений, а также собственно региональные факторы, состоявшие в национально-этнических особенностях и уровне социально-экономического развития того или иного края.

Краем, в котором региональные особенности оказывали значительное влияние на становление и развитие правовых институтов, являлась Область войска Донского. Так или иначе действовавшие на Дону судебные учреждения, равно как и другие правовые институты, испытывали на себе воздействие и обстоятельств, связанных с непосредственным административным подчинением области военному министерству, и установленных на её территории законодательных ограничений некоторых категорий населения в сфере гражданского оборота, и множества специфических условий, исторически сложившихся на территории этого края.

При обращении к процессам становления нотариата на Дону следует иметь в виду, что в соответствии с Указом его императорского величества самодержца всероссийского Положение, высочайше утверждённое 14 апреля 1866 г., вводилось в действие в Области войска Донского лишь с 25 июля 1873 года.1 При этом Государственным советом по представлению министра юстиции о введении в действие судебных уставов и Положения было постановлено, что с открытием окружных судов войсковая палата уголовного и гражданского суда прекращает производство и решение дел. По окончанию дел, находившихся в её производстве, она упразднялась. Со дня открытия окружных судов упразднялись также прежние должности войскового прокурора, его товарищей и судебных следователей.2

Таким образом, осуществлялась интеграция Войсковых земель в правовое поле общегосударственного администрирования. Однако и в этом процессе были определённые изъятия. В частности, в дополнение к ст. 4 и 8 Положения устанавливалось, что в соглашениях по упомянутым в статьях предметам по Области войска Донского должно участвовать и военное министерство.3

Статья 4 Положения касалась числа нотариусов. Основными критериями в этой связи являлись «обстоятельства» – прямо скажем, критерий, более чем неопределённый, а также «народонаселение», что является вполне обоснованным критерием и сейчас.4

Уже в следующем году, после введения в действие Положения на территории области, войсковая администрация воспользовалась возможностью участия в определении числа нотариусов. Так, 24 мая 1874 г. по указу императора Правительствующий сенат заслушал предложение товарища министра юстиции. Последний докладывал, что по расписанию для нотариусов Области войска Донского положено иметь нотариальные конторы лишь в г. Новочеркасске и некоторых перечисленных в расписании станицах и слободах. При этом в Новочеркасске назначены были два нотариуса. В ходе заседания признано, что вследствие ходатайства областного правления и по соглашению с надлежащим министром необходимо изменить упомянутое расписание: во-первых, прибавлением в г. Новочеркасске ещё двух нотариальных контор и, во-вторых, учреждением нотариальной конторы в поселении Грушевка.5

Статья 8 Положения устанавливала, что желающий вступить в нотариусы обязан для обеспечения взыскания на случай неправильных по его должности действий представить в окружной суд залог, размер которого определяется по «соображению местных условий». Размер залога, как указывалось выше, в Области войска Донского согласовывался с военным министерством и составлял в г. Новочеркасске 6 тыс. руб., в станице Усть-Медведицкой – 4 тыс. руб., в прочих станицах – 2 тыс. рублей.6

Стоит отметить, что залог в размере 6 тыс. руб. являлся достаточно большим и устанавливался лишь в губернских городах и Таганроге.7 Заметим, что Таганрог в указанное время, как, впрочем, и Ростов-на-Дону, не входил в состав Области войска Донского (Ростов и Нахичевань-на-Дону, Таганрог и Азовский Посад были включены в состав Области войска Донского в 1888 году). Он являлся столицей одноимённого градоначальства, крупным портовым и торгово-промышленным центром, местом пребывания иностранных консульств, что свидетельствовало о достаточно развитом гражданском обороте. Не случайно, что в Таганроге, в соответствии с расписанием, число нотариусов должно было составлять шесть, в то время как в Ростове-на-Дону первоначально предполагалось наличие всего трёх нотариусов.

В конце ХIХ – начале ХХ века Область войска Донского являлась составной частью быстро развивающегося Южного промышленного района страны. Данное обстоятельство предопределило интенсивное развитие многих южных городов, таких как Кременчуг, Керчь, Екатеринодар и др. Бурный рост производства, концентрация капитала, увеличение городского населения, развитие инфраструктуры особенно явно наблюдались в это время в Ростове-на-Дону. По мнению И. Георгиевского, значение Ростова-на-Дону в рассматриваемое время было обусловлено его «счастливым положением» как пункта почти приморского, соединённого с чернозёмным районом рекой Дон с её притоками, с Предкавказьем и Кавказом – рельсовыми путями.8

В этой связи с учётом социально-экономического развития вполне закономерным представляется учреждение в 1909 г. Ростовского окружного суда. Напомним, что в области к этому времени уже действовали Новочеркасский, Таганрогский и Усть-Медведицкий окружные суды, находившиеся в ведении созданной в 1904 г. Новочеркасской судебной палаты.9 Количество должностей нотариусов в Ростове-на-Дону также было увеличено. К 1917 году в Ростове-на-Дону и Нахичевани-на-Дону оно составляло девять должностей. Вплоть до 1917 г. существовала тенденция к увеличению и числа желающих из самых различных губерний страны занять вакантную должность нотариуса в Ростове-на-Дону.10

На нотариальную практику в Донском крае непосредственное воздействие оказывали ограничения, установленные для некоторых категорий населения в осуществлении ими гражданских прав, которые должны были учитываться нотариусами при осуществлении ими нотариальных действий. Например, с 22 мая 1880 г. в сфере регулирования коммерческого законодательства появился закон, запрещавший лицам иудейского вероисповедания проживать, приобретать или арендовать недвижимость в Области войска Донского. Двумя годами позже этой категории населения было запрещено приобретать в собственность или арендовать недвижимость вне городских поселений, а также управлять или иным образом распоряжаться ею.11

Указанные ограничения гражданской правоспособности в Области войска Донского имели место до самого момента крушения империи. Отметим, что ещё в 1906 г. П.А. Столыпин поставил вопрос перед императором Николаем II об исключении торгово-промышленных ограничений для лиц иудейского вероисповедания. Мнение царя не было неожиданностью. Он отвечал: «Несмотря на убедительные доводы в пользу положительного результата по этому делу, внутренний голос всё настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя. До сих пор совесть моя меня никогда не обманывала, и в данном случае я намерен следовать её велениям…»12

К числу особенностей, так или иначе отразившихся на развитии института нотариата на Дону, можно отнести и более позднее установление советской власти. Когда на большей части территории страны, испытывавшей на себе все «прелести» беспокойного лихолетья, была установлена власть большевиков, которые в революционном запале со свойственным им «гротескным» воображением будущего общественного устройства стали вместо нотариальных контор учреждать нотариальные камеры, донские нотариусы подчинялись распоряжениям отдела юстиции провозглашённого тогда Всевеликого войска Донского. Говорить о полноценной деятельности в это время отдела юстиции, старших нотариусов, находившихся при окружных судах, или самих нотариусах, конечно, не приходится. Инструктивный и циркулярный материал отдела юстиции периода 1918–1919 гг. практически весь политизирован. Тем не менее, как следует из архивных материалов Ростовского окружного суда, нотариальная деятельность осуществлялась.13 И в этом смысле Донской край некоторое время оставался одним из последних оплотов действия прежних, дореволюционных учреждений.

При всём универсализме функционирования судебной системы и института нотариата, детерминированного прессом государственно-бю-
рократического механизма Российской империи, на их развитии и в практике не могла не сказываться региональная специфика. Как свидетельствует вышеизложенное, в ходе становления и развития нотариата в Области войска Донского это обстоятельство проявилось достаточно ярко.

 

 

1 Государственный архив Ростовской области (ГАРО). – Ф. 301. – Оп. 10. – Д. 17. – Л. 7.

2 ГАРО. Там же. – Л. 51.

3 ГАРО. – Ф. 301. – Оп. 10. – Д. 17. – Л. 51.

4 Настольная книга для нотариусов. – Самара, 1896. – С. 3.

5 ГАРО. Там же. – Л. 61.

6 ГАРО. Там же. – Л. 83.

7 Настольная книга для нотариусов. – Самара, 1896. – С. 5.

8 Георгиевский И. Очерки Ростовской промышленности // Сборник Областного войска Донского статистического комитета. Вып. 1. – Новочеркасск, 1901. – С. 106.

9 ГАРО. – Ф. 196. – Оп. 1. – Ч. 1.

10 ГАРО: Список лиц, желающих занять вакантную должность нотариуса посада Азова, их прошения и формулярные списки. – Ф. 151. – Оп. 2. – Д. 17.

11 ПСЗ. II собр. – Т. 55. – № 60970; III собр. – Т. 2. – № 834.

12 Ананьич Б.В. Россия и международный капитал (1897–1914). – Л., 1970. – С. 199.

13 ГАРО: Канцелярия председателя Ростовского окружного суда. – Ф. 151. – Оп. 2. – Д. 2.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100