Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Некоторые вопросы применения исковой давности в арбитражном процессе

27.03.2008

Т.В. Пятаева, соискатель кафедры гражданского права и процесса Института права и госслужбы Ульяновского государственного университета

 

Вопросы, связанные с применением норм об исковой давности, всегда были одними из самых сложных в судебной практике. С принятием нового Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)1 восполнилось множество пробелов, которые существовали ранее. Однако практика показывает, что не все вопросы разрешены. Проанализируем некоторые из них.

В соответствии со ст. 195 ГК исковой давностью признаётся срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. На практике и в литературе существует довольно распространённое заблуждение в понимании сущности исковой давности, нередко сводимой лишь к сроку обращения в суд. На самом же деле исковая давность – это не срок, в течение которого заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой своего нарушенного права. Обращаться в суд можно и по истечении срока исковой давности, на что прямо указывает ст. 199 ГК РФ. Исковая давность является сроком, в течение которого суд обязан предоставить защиту лицу, право (интересы) которого было нарушено. Именно такой смысл вкладывает законодатель в понятие исковой давности.

Говоря о правовой природе исковой давности, необходимо особо подчеркнуть, что с истечением срока исковой давности оспариваемое право истца не погашается. Оно продолжает существовать, но при этом утрачивается возможность обязать ответчика в судебном порядке принудительно исполнить требования истца. Однако, если исковая давность не погашает права истца, она не может погасить и корреспондирующую ему обязанность ответчика. Поэтому ответчик может добровольно произвести исполнение по имеющемуся у него обязательству в любое время, несмотря на то, что срок исковой давности по данному обязательству истёк, и, вместе с тем не вправе требовать обратно добровольно исполненное после истечения исковой давности. Такой подход к пониманию исковой давности разделяется рядом учёных-цивилистов2 и представляется правильным, поскольку основан непосредственно на нормах ГК РФ. Очень точно сказала о сути исковой давности Н.Г. Соломина: «Истечение срока исковой давности не прекращает обязательства должника и соответствующего ему права кредитора, а только обессиливает последнее, т.е. кредитор не может принудительно через суд реализовать это право»3.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Следовательно, сам суд не должен затрагивать вопрос об исковой давности, вне зависимости оттого, насколько необходимыми и оправданными кажутся ему подобные действия. Это означает, что, если заявление о применении исковой давности в ходе рассмотрения дела от управомоченных лиц не поступало, суд вообще не рассматривает вопрос о пропуске в каждом конкретном случае срока исковой давности. Недопустимо также указание на пропуск срока исковой давности в определении суда о подготовке дела к судебному разбирательству. Подобные действия являлись бы своего рода «подсказкой» для ответчика, что противоречит принципам беспристрастности суда и состязательности, действующим в арбитражном процессуальном праве. Лишь в случае упоминания о пропуске исковой давности самими спорящими сторонами судья вправе в определении о подготовке дела к судебному разбирательству предложить сторонам предоставить по данному вопросу соответствующие доказательства4.

Как отмечалось, в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре. В соответствии с п. 1 ст. 44 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК)5 сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик. Отсюда можно сделать вывод, что правом на применение исковой давности обладают только истец и ответчик. Тем не менее важно обратить внимание на то, что если в ГК РФ говорится о «стороне в споре», АПК, в свою очередь, применяет понятие «сторона в процессе». Очевидно, что эти понятия не совпадают. В споре стороной может быть любое лицо, которое заявляет определённые требования на предмет спора, в то время как сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик. Вместе с тем такая законодательная некорректность свидетельствует лишь о несогласованности норм различных отраслей права и соответствующего им законодательства, которой можно пренебречь в рамках настоящего исследования. В теории процессуального права существует подход, согласно которому суд разрешает спор о праве, следовательно, в этом споре имеются стороны, которые чаще всего оказываются в дальнейшем сторонами (истцом и ответчиком) в судебном процессе. При этом никакие третьи лица, как бы это ни казалось несправедливым по мнению некоторых авторов6, не вправе делать заявления (а суд – их принимать) о применении исковой давности.

Безусловно, в подавляющем большинстве случаев применения исковой давности требует именно ответчик. Он может прямо потребовать, чтобы в удовлетворении иска было отказано в связи с пропуском исковой давности или заявить о применении к данному делу исковой давности. При этом заявление ответчика может касаться лишь части исковых требований истца. Так, по одному из гражданских дел о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами ответчик заявил о пропуске истцом исковой давности за период с 22.01.2004 г. (дата вступления в законную силу решения суда по делу о признании сделки недействительной) по 19.06.2004 г. (дата окончания обратного отсчёта трёхлетнего срока исковой давности). Суд согласился с данным заявлением, указав, что «поскольку истец обратился с исковым заявлением в арбитражный суд 19.06.2007 г., проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию с 19.06.2004 года»7. Данный вывод суда при соответствующем его обосновании нормами материального права представляется правильным.

Если ответчик в арбитражном процессе избирает в качестве способа защиты своих интересов предъявление встречного иска и суд принимает его встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным, применение арбитражным судом исковой давности по встречному требованию производится нередко по заявлению первоначального истца (истца по первоначальному требованию), являющегося ответчиком по встречному требованию.

Хотя заявление о применении исковой давности, в сущности, к своим же исковым требованиям явно не в интересах первоначального истца, нельзя исключить, что оно может быть им сделано, причём эти действия не будут противоречить законодательству. Например, такой истец может заявить о пропуске ответчиком исковой давности, ссылаясь в обоснование своих возражений против зачёта требований на ст. 411 ГК РФ, где говорится о том, что не допускается зачёт требований, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истёк.

По одному из гражданских дел ответчик заявил о зачёте встречных требований. Истец в судебном заседании заявил о ничтожности зачёта, поскольку право встречного требования возникло у ответчика в 1995 г., однако о зачёте им было заявлено лишь в 2000 г., то есть по истечении трёхгодичного срока. Суд первой инстанции, исследовав все обстоятельства дела, в применении исковой давности отказал, мотивировав своё решение тем, что истец не заявил контрагенту о пропуске срока исковой давности после получения от ответчика заявления о зачёте, как это требует абз. 2 ст. 411 ГК РФ. Суд апелляционной инстанции решение отменил и удовлетворил требование истца, указав, что срок исковой давности истёк в отношении требования ответчика, на основании которого сделано заявление о зачёте. Гражданское законодательство не содержит требования о направлении стороной, получившей заявление о зачёте, заявления о пропуске срока исковой давности другой стороне, поскольку исковая давность применяется только судом по заявлению, сделанному при рассмотрении спора (п. 2 ст. 199 ГК РФ). Данная позиция была признана правильной и поддержана Высшим Арбитражным Судом РФ8.

Вместе с тем некоторые авторы считают невозможным для истца заявление о применении исковой давности, утверждая, что по смыслу ст. 195 и 199 ГК РФ заявление о применении исковой давности противопоставляется требованию истца по иску о защите нарушенного права с целью предоставления суду основания для отказа в иске, поэтому такое заявление может быть сделано только ответчиком, но не истцом9. Данное утверждение представляется спорным, поскольку законодатель не конкретизирует в указанных статьях ГК, какой именно стороне в споре надлежит делать заявления о применении исковой давности.

В судебной практике встречаются случаи, когда истец в исковом заявлении сам указывает на то, что им пропущен срок исковой давности по указанному требованию, но одновременно настаивает на удовлетворении своих исковых требований. Одновременно им может быть заявлено ходатайство о восстановлении срока исковой давности, когда это возможно, может быть указано на перерыв исковой давности, на приостановление течения срока исковой давности и т.п.

При этом возможны случаи, когда ответчик при указанных обстоятельствах, не соглашаясь с заявленными требованиями, однако не делает заявления о применении срока исковой давности по тем или иным причинам: либо не воспринимая значимость подобной «подсказки», либо ввиду неучастия в судебном разбирательстве дела. Поскольку судебное разбирательство дела нередко вообще происходит в отсутствие ответчика, возникает вопрос: может ли упоминание истца о пропуске им срока исковой давности давать суду право применять последствия его пропуска?

В юридической литературе по данному поводу не раз высказывалось мнение, согласно которому в подобной ситуации необходимо принимать во внимание само назначение срока исковой давности, ведь смысл исковой давности состоит в возможности применения её в интересах лица, к которому заявлены требования, и такое её применение является основанием освобождения последнего от ответственности, даже если предъявленные к нему требования обоснованы. Как уже отмечалось, это один из способов его защиты. Следовательно, логически обоснованным и наиболее справедливым является рассмотрение арбитражным судом вопроса о применении исковой давности в конкретном споре именно по заявлению лица, к которому предъявлены требования. Ссылки же истца на истечение срока исковой давности следует рассматривать лишь как заранее высказанные аргументы на случай, если ответчиком будет сделано заявление о применении срока исковой давности.

Признавая, что подобная позиция наиболее отвечает смыслу гражданского законодательства, поскольку справедливо защищает права добросовестной стороны и не поощряет недобросовестное поведение ответчика, тем не менее нельзя согласиться с недопустимостью применения исковой давности по заявлению истца.

Из сказанного можно сделать вывод, что правом требовать применения исковой давности к исковым требованиям чаще всего пользуется ответчик по делу. По смыслу гражданского законодательства заявление о применении исковой давности к своим же требованиям противоречит интересам истца (теряет смысл предъявление им иска). Однако истец может поднять перед судом вопрос исковой давности в своих интересах10. Это полностью согласуется с принципом равноправия сторон в процессе, закреплённым в ст. 8 АПК, согласно которому каждая из сторон вправе делать любые заявления и ходатайства, касающиеся существа спора, в том числе о применении исковой давности.

В любом случае вопрос о применении исковой давности по рассматриваемому делу арбитражный суд обязан обсудить в судебном решении, только если такое заявление сделано в период производства по делу до вынесения судом решения.

 

1 Гражданский кодекс РФ. Ч. I от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 6.12.2007 г.) // Российская газета. – 1994. – 8 декабря; 2007. – 15 декабря.

2 Бевзенко Р.С., Фахретдинов Т.Р. Зачёт в гражданском праве: опыт исследования теоретической конструкции и обобщения судебной практики. М.: Статут, 2006. – СПС «КонсультантПлюс». – Версия от 8.02.08 г.; Люшня А.В. Иск о признании права собственности и исковая давность // Журнал российского права. – 2005. – № 11. – «КонсультантПлюс». – Версия от 8.02.08 г. и др.

3 Соломина Н.Г. Имущество, не подлежащее возврату в качестве неосновательного обогащения // Право и экономика. – 2007. – № 5.– «КонсультантПлюс». – Версия от 8.02.08 г.

4 П. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1.

5 Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ (ред. от 2.10.2007 г.) // Российская газета. – 2002. – 27 июля; 2007. – 6 октября.

6 Так, по мнению И.С. Большакова, «вряд ли можно назвать справедливой ситуацию, в которой ответчик, нарушивший права истца либо недобросовестно исполнявший свои обязанности, обладает большими правами заявить о применении исковой давности, чем многочисленные добросовестные третьи лица. Именно на их защиту в первую очередь должна быть направлена исковая давность». См.: Большаков И.С. Полномочия арбитражного суда по применению исковой давности // Цивилист. – 2006. – № 2.

7 Архив Арбитражного суда Ульяновской области за 2007 год. Дело № А72-3931/07-6/239.

8 Пункт 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачётом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 3.

9 Эрделевский А.М. Зачёт в арбитражной практике. Подготовлен для системы «КонсультантПлюс», 2002.

10 Федоренко Н.В. Некоторые аспекты применения исковой давности в арбитражном процессе // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. – 2001. – № 3–4 (июнь – декабрь).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100