Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных норм гражданского законодательства и иных норм права, применяемых в нотариальной практике

26.02.2008

Обзор подготовлен Законодательно-методическим отделом Федеральной нотариальной палаты

 

1. О действии заявления наследника об отказе от наследства

 

Согласно ст. 1159 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) заявление наследника об отказе от наследства подаётся по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу (далее – нотариус по месту открытия наследства) в течение установленного ст. 1154 ГК РФ срока для принятия наследства (п. 2 ст. 1157 ГК РФ).

Исходя из содержания норм ст. 1159 и 1153 ГК РФ, порядок совершения отказа от наследства соответствует порядку о принятии наследства посредством подачи заявления. Способы подачи заявления о принятии наследства изложены в разд. II «Принятие наследства» Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, утверждённых Правлением Федеральной нотариальной палаты 28.02.2006 г. (журнал «Нотариальный вестникъ» – № 5. – 2006. – С. 33).

Заявление об отказе наследника от наследства может быть подано нотариусу по месту открытия наследства не самим наследником, а по его просьбе другим лицом или отправлено по почте. В таких случаях подлинность подписи наследника на заявлении об отказе от наследства должна быть засвидетельствована в порядке, установленном ст. 1153 ГК РФ (абз. 2 п. 1). Свидетельствование подлинности подписи наследника на заявлении об отказе от наследства не имеет правовых последствий, если указанное заявление не будет подано в установленный срок нотариусу по месту открытия наследства.

Таким образом, исходя из содержания вышеприведённых положений правовые последствия отказа наследника от наследства – прекращение права наследования – наступают, если заявление об отказе наследника от наследства подано в установленный законом срок нотариусу по месту открытия наследства.

Если заявление об отказе наследника от наследства подано непосредственно нотариусу по месту открытия наследства лично наследником либо другим лицом, прекращение права наследования наступает со дня подачи такого заявления.

При отправлении заявления об отказе наследника от наследства по почте прекращение права наследования наступает, если такое заявление отправлено по почте с соблюдением правил исчисления сроков, установленных гражданским законодательством. Так, заявление, сданное в организацию связи до 24 часов последнего дня срока, установленного для отказа от наследства, считается поданным в срок (п. 2 ст. 194 ГК РФ). В этом случае поступившее нотариусу по месту открытия наследства заявление наследника об отказе от наследства по истечении установленного срока должно приниматься нотариусом во внимание и считаться поданным наследником в срок.

До момента подачи заявления нотариусу по месту открытия наследства наследник, засвидетельствовавший подлинность своей подписи на заявлении об отказе от наследства у другого нотариуса, вправе изменить своё решение и в течение срока, установленного для принятия наследства, подать заявление о принятии наследства нотариусу по месту открытия наследства. Однако если заявление об отказе от наследства уже было подано нотариусу по месту открытия наследства, такой отказ считается совершённым и не может быть впоследствии изменён или взят обратно (п. 3 ст. 1157 ГК РФ).

 

2. О возможности отказа от наследства по одному из нескольких завещаний наследодателя

 

Завещание является односторонней сделкой, которая создаёт права и обязанности после открытия наследства (п. 5 ст. 1118 ГК РФ). В соответствии со ст. 1124 ГК РФ (п. 1) указанная сделка должна быть совершена в письменной форме, то есть совершённое завещание подтверждается надлежаще оформленным документом.

Количество завещаний, в которых завещатель оставляет распоряжение своим имуществом на случай смерти, определяется на усмотрение завещателя. Право завещателя завещать своё имущество по частям вытекает из положений ст. 1119 (п. 1) ГК РФ «Свобода завещания».

Таким образом, наследование по завещанию может осуществляться одним наследником не только по одному, но и по нескольким завещаниям, каждое из которых подтверждает право наследника получить определённое имущество (ст. 1120 ГК РФ). Учитывая это, следует полагать, что в случае, когда имеется несколько не противоречащих друг другу завещаний, каждое такое завещание представляет собой самостоятельную сделку, права по которой у наследника возникают независимо от другого завещания того же наследодателя.

В статье 1111 ГК РФ определены основания наследования. Наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных Гражданским кодексом РФ.

Статья 1152 ГК РФ «Принятие наследства» предусматривает возможность призвания к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии или в результате открытия наследства и т.п.). Наследник может принять наследство по своему выбору по одному основанию, по нескольким основаниям или по всем основаниям, аналогичное решение предусмотрено в п. 3 ст. 1158 ГК РФ по отказу от наследства. Из чего следует, что наследование содержит в себе разновидности оснований наследования.

Поскольку наследодатель избрал такой способ выражения свой «последней воли» посредством совершения нескольких завещаний, воля наследника на приобретение прав или отказ от них по этим завещаниям, по мнению Федеральной нотариальной палаты, должна быть выражена в отношении каждого из завещаний, и каждое завещание должно расцениваться как самостоятельное основание наследования. Соответст-
венно, наследник вправе принять имущество, причитающееся по одному завещанию, и отказаться от имущества по другому завещанию.

Указанная позиция вытекает из Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, разд. II «Принятие наследства» (одобрены Правлением ФНП 28 февраля 2006 г.), где предусмотрено, что наследственное имущество причитается наследнику по нескольким завещаниям и наследник выражает волю принять причитающееся ему имущество по всем завещаниям, он указывает в заявлении о принятии наследства по каждому завещанию (абз. 3 п. 13).

 

3. О возможности выдачи свидетельства о праве на наследство на земельный участок без указания в нём уточнений фактических данных о площади земельных участков

 

Согласно ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не следует иное. В состав наследства входит имущество, принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства (ст. 1112 ГК РФ).

Следовательно, в свидетельстве о праве на наследство указываются только то наследуемое имущество и сведения о нём, которые имели место на день открытия наследства.

Согласно ст. 26 (ч. 1) Земельного кодекса Российской Федерации права на земельные участки удостоверяются документами в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», принятым 21 июля 1997 г.
№ 122-ФЗ. В статье 17 этого закона предусмат-
ривается, что к документам, необходимым для такой государственной регистрации прав, прилагается кадастровый план наследуемого земельного участка. Однако кадастровый план представляется с теми сведениями о наследуемом земельном участке, которые имели место на день смерти наследодателя, такие сведения о наследуемом земельном участке должны быть отражены и в свидетельстве о праве на наследство земельного участка.

В связи с этим Федеральная нотариальная палата считает, что выдача свидетельства о праве на наследство на земельный участок должна осуществляться без уточнения данных относительно фактической площади земельного участка, и что отказ в выдаче свидетельства о праве на наследство по основанию непредставления наследниками кадастрового плана с уточнёнными данными о фактической площади наследуемого земельного участка не основан на законе.

 

4. О возможности указания в нотариально удостоверяемом согласии законных представителей на выезд несовершеннолетнего в страны Шенгенской зоны, а также и в другие страны Шенгенского соглашения

 

Исходя из положений ст. 20 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», согласие на выезд представляет собой документ, подтверждающий право выезда несовершеннолетнего гражданина из Российской Федерации. Указанное согласие наряду с другими необходимыми документами предъявляется при выезде несовершеннолетнего гражданина в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации в обоснование законности данного выезда (ст. 11 ФЗ «О Государственной границе Российской Федерации»).

Являющееся по своему назначению документом внутрироссийского действия согласие на выезд несовершеннолетнего из Российской Федерации часто используется компетентными органами иностранных государств, в том числе посольствами при оформлении въездных виз, при этом данные органы иногда настаивают на внесении в текст согласия дополнительных по сравнению с российским законодательством сведений. Поскольку российским законодательством строгая форма согласия не установлена, такие сведения, по мнению Федеральной нотариальной палаты, могут быть указаны в согласии по просьбе лиц, его оформляющих, при условии, что их содержание не противоречит законодательству Российской Федерации.

По российскому законодательству в согласии на выезд несовершеннолетнего требуется указать государство (государства), которое (которые) намерен посетить несовершеннолетний гражданин. Вместе с тем если речь идёт о выезде ребёнка в европейские страны, образующие так называемую Шенгенскую зону, указанное положение российского закона реализуется на практике с учётом и во взаимосвязи с некоторыми актами, действующими в рамках Европейского союза, именуемыми Шенгенскими достижениями и предусматривающими отсутствие пограничного контроля за людьми, пересекающими границы между этими государствами. Въезд граждан других стран, в том числе и граждан России, в государства, применяющие Шенгенские достижения, осуществляется по единой для всех этих государств визе, внутренние границы данных государств могут пересекаться ими в любом месте без пограничных проверок (ст. 10, 19 Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г. между правительствами государств экономического союза Бенилюкс, Федеративной Республики Германии и Французской Респуб-
лики о постепенной отмене проверок на общих границах, заключённой в Шенгене 19 июня 1990 г., ст. 20 Шенгенского кодекса о границах, принятого Европейским парламентом и Советом Европейского союза 15.03.2006 г. и вступившего в силу 13.10.2006 г. (Регламент (ЕС)
№ 562/2006)).

Таким образом, страны, входящие в Шенгенскую зону, хотя и продолжают оставаться независимыми государствами, фактически образуют единое пространство для беспрепятственного перемещения граждан других государств, при этом пограничные проверки проводятся только на внешних границах всех таких государств с другими странами. Учитывая это, Федеральная нотариальная палата полагает возможным рекомендовать нотариусам при удостоверении согласия на выезд несовершеннолетнего в страны, входящие в Шенгенскую зону, в случае необходимости разъяснять выдающим такое согласие законным представителям, что для лиц, включая несовершеннолетних, въехавших в одно из государств Шенгенской зоны, ограничений для посещения других входящих в неё государств через внутренние границы не имеется.

Принимая во внимание вышеуказанные особенности перемещения по странам, применяющим Шенгенские достижения, представляется, что положениям ст. 20 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» не противоречит обозначение государства выезда несовершеннолетнего как путём перечисления всех стран, применяющих Шенгенские достижения, так и указания одной из этих стран со ссылкой на возможность посетить и другие (например, «в Федеративную Республику Германию и другие страны Шенгенской зоны»).

 

5. О возможности предъявления к принудительному исполнению исполнительной надписи нотариуса, совершённой на документах, устанавливающих задолженность на нотариально удостоверенных сделках

 

Позиция о признании исполнительной надписи нотариуса исполнительным документом высказана Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 6.07.2001 г. №150-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности пункта 2 статьи 339 ГПК РСФСР, пункта 13 статьи 35, статей 89 и 93 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».

В обоснование указанного вывода Конституционный Суд Российской Федерации сослался на то, что нотариус совершает на документах, подтверждающих бесспорность задолженности или иной ответственности должника перед взыскателем, исполнительную надпись для взыскания денежных сумм или истребования имущества должника, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, Основами законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы), другими законами и нормативными актами. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что взыскание по исполнительной надписи нотариуса производится в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для исполнения судебных решений, которое и относило на момент принятия данного определения исполнительную надпись нотариуса к исполнительным документам (п. 2 ст. 339 ГПК РСФСР).

Следует полагать, что вывод Конституционного Суда Российской Федерации о том, что исполнительная надпись нотариуса является исполнительным документом, и в настоящее время в связи с изменениями гражданского процессуального законодательства не может считаться утратившим актуальность исходя из следующего.

В новом Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (ГПК РФ), введённом в действие с 1 февраля 2003 г., отсутствует положение о том, что исполнительная надпись нотариуса является исполнительным документом. Однако следует иметь в виду, что в настоящее время исполнительное производство является самостоятельной структурной отраслью в системе российского права, урегулированной Федеральным законом «Об исполнительном производстве». В связи с чем разд. VII ГПК РФ «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов» ограничивается порядком выдачи исполнительных листов и процессуальными формами судебного контроля за исполнительным производством.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (п. 1 ст. 1) определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан и организации обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определённых действий или воздержанию от совершения этих действий.

Указанным федеральным законом (ст. 7) установлен перечень исполнительных документов, в котором исполнительные надписи нотариусов прямо не поименованы, тем не менее исполнительными документами признаются постановления иных органов в случаях, предусмотренных федеральными законами (пп. 8 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об исполнительном производстве»). К таким постановлениям, по мнению Федеральной нотариальной палаты, относятся и исполнительные надписи нотариусов, исходя из того, что положения ст. 89, 93, 94 Основ, являющиеся нормами действующего федерального закона, в их взаимосвязи содержат указание на то, что взыскание по исполнительным надписям нотариусов подлежит принудительному исполнению и производится в порядке, предусмотренном для исполнения судебных решений.

Установив порядок и условия совершения исполнительной надписи, а также её основное свойство – принудительное исполнение, Основы не содержат перечня документов, по которым взыскание задолженности производится на основании исполнительных надписей.
Но такой перечень утверждён Постановлением Совета министров РСФСР от 11.03.1976 г. № 171 (в ред. от 30.12.2000 г.), что согласуется со
ст. 90 Основ.

Исходя из положения п. 1 разд. I указанного перечня на основании исполнительных надписей нотариусов взыскание может производиться по нотариально удостоверенным сделкам, связанным с получением денег или осуществлением возврата или передачи имущества. Поскольку указанный перечень не признан утратившим силу или не действующим, его положения могут применяться нотариусами при совершении исполнительных надписей в части, не противоречащей действующему законодательству.

Основанные на нотариально удостоверенных сделках требования о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества могут также быть заявлены и в суде общей юрисдикции в порядке приказного производства, предусмотренного гл. 11 ГПК РФ. Вынесенный судьёй судебный приказ также является исполнительным документом (п. 2 ст. 121 ГПК РФ).

Приказное производство, урегулированное ГПК
РФ, и исполнительные надписи нотариуса, порядок совершения которых установлен Основами, представляют собой два возможных способа защиты заинтересованным лицом своего нарушенного права, правовым последствием каждого из которых является получение соответствующего исполнительного документа – либо судебного приказа, либо исполнительной надписи нотариуса. В случае если требование о взыскании основано на нотариально удостоверенной сделке, в отношении которой допускается как выдача судебного приказа (абз. 2
ст. 122 ГПК РФ), так и совершение исполнительной надписи, выбор, каким из указанных способов защиты воспользоваться, остаётся на усмотрение заинтересованного лица.

Таким образом, когда на нотариально удостоверенной сделке уже совершена исполнительная надпись, являющаяся исполнительным документом и предъявлена к принудительному исполнению, в получении судебного приказа по тем же требованиям, по мнению Федеральной нотариальной палаты, нет необходимости.

 

6. О правомерности требований нотариусов о представлении для совершения нотариального действия выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) не более чем пятидневной давности

 

В соответствии со ст. 43 Основ нотариус при совершении нотариальных действий с участием юридических лиц (удостоверение договоров и доверенностей, свидетельствование подлинности подписей на документах и др.) обязан проверить правоспособность юридического лица и полномочия его представителей, что усматривается и из содержания форм совершаемых нотариусами удостоверительных надписей № 30, 35, 44, 56 и др. (утверждены Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 10.04.2002 г. № 99).

Юридическое лицо обладает правоспособностью с момента его создания до момента прекращения, которые определяются по записям ЕГРЮЛ (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК РФ).

Содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о конкретном юридическом лице, необходимые нотариусу для проверки его правоспособности, а также в определённых случаях для проверки полномочий представителя юридического лица, отражаются в выписке из ЕГРЮЛ, которая выдаётся органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц (п. 20 Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нём сведений, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.02.2002 г. № 438, а также приложения № 2 и 5 к указанным правилам).

Срок действия выписки из ЕГРЮЛ не ограничен какими бы то ни было нормативными правовыми актами. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что сведения, указанные в выписке, соответствуют данным ЕГРЮЛ только на дату её выдачи, поскольку юридическое лицо в дальнейшем может быть реорганизовано или ликвидировано, а в учредительные документы и  сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, могут быть внесены изменения.

Статьёй 8 Федерального закона от 8.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусмотрено, что государственная регистрация, а также внесение изменений в ЕГРЮЛ, касающихся сведений о юридическом лице, осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления соответствующих документов в регистрирующий орган (п. 4 ст. 15, п. 3 ст. 18, п. 5 ст. 22 указанного федерального закона).

В связи с этим выписка из ЕГРЮЛ, с момента выдачи которой прошёл срок больший, чем установлено для регистрации изменений в ЕГРЮЛ сведений о юридическом лице, не может являться документом, безусловно свидетельствующим о наличии правоспособности у юридического лица или достоверно подтверждающим полномочия его представителя на момент совершения нотариального действия. Если у нотариуса возникают сомнения в действительности данных юридического лица, указанных в такой выписке из ЕГРЮЛ, Федеральная нотариальная палата считает, что он вправе рекомендовать юридическому лицу обратиться в регистрирующий орган за получением новой выписки или отказать в совершении нотариального действия (ст. 48 Основ).

 

7. О возможности расторжения договора пожизненного содержания с иждивением в случае смерти одного из получателей ренты

 

Правовой режим договора пожизненного содержания с иждивением определяется специальными нормами, предусмотренными в § 4
гл. 33 ГК РФ «Пожизненное содержание с иждивением». Вместе с тем к договору пожизненного содержания с иждивением применяются также правила о пожизненной ренте, если иное не предусмотрено положениями указанного § 4 о пожизненном содержании с иждивением (п. 2 ст. 601 ГК РФ).

Предусмотренная положением п. 2 ст. 596 ГК РФ «Получатель пожизненной ренты» возможность установления пожизненной ренты в пользу нескольких граждан может применяться и к договорам пожизненного содержания с иждивением, поскольку нормы параграфа о пожизненном содержании с иждивением не содержат ограничения в осуществлении пожизненного содержания только в отношении одного получателя ренты.

В статье 601 ГК РФ (п. 1) при характеристике получателей ренты по договору пожизненного содержания с иждивением используется и множественное число – предусмотрена возможность осуществления пожизненного содержания с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

Положения ст. 605 ГК РФ (п. 1) о прекращении пожизненного содержания с иждивением смертью получателя ренты в случае смерти одного из нескольких получателей ренты следует применять во взаимосвязи с нормой ст. 596 ГК РФ (абз. 2 п. 2), согласно которой доля в праве на получение ренты умершего получателя ренты переходит к пережившим его получателям, если договором пожизненной ренты не было предусмотрено иное.

Таким образом, после смерти одного из получателей ренты по договору пожизненного содержания с иждивением на стороне получателя ренты будет выступать переживший получатель ренты, если этим договором не предусмотрено иное. Следовательно, если иное не предусмотрено договором, обязательство выплаты ренты в договоре пожизненного содержания с иждивением, установленного в пользу нескольких лиц, прекращается только после смерти последнего получателя ренты, в связи с чем для частичного прекращения обязательств по договору пожизненного содержания с иждивением в этом случае оснований не имеется.

Прекращение договора пожизненного содержания с иждивением, заключённого с несколькими получателями ренты, в случае смерти одного из них возможно путём заключения по взаимному согласию соглашения о расторжении данного договора пережившим(и) получателем(ями) ренты и плательщиком ренты. Указанное соглашение подлежит нотариальному удостоверению и государственной регистрации (ст. 584 ГК РФ, п. 1 ст. 452 ГК РФ).

 

8. О возможности предоставления по запросам судебных приставов-исполнителей информации о нотариальных действиях, совершённых до вступления в силу Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 225-ФЗ

 

Названным Федеральным законом внесены изменения в ст. 5 Основ, касающиеся включения в круг лиц, имеющих право требовать справки о совершённых нотариальных действиях судебных приставов-исполнителей в связи с находящимися в их производстве материалами по исполнению исполнительных документов.

Порядок и условия принудительного исполнения судебных актов, а также актов других органов, имеющих право возлагать на граждан или организации обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определённых действий или воздержанию от совершения этих действий, регулируется Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» и Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах». Положения указанных законов (соответственно, ст. 4 и 14) предусматривают для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан обязательность требований судебных приставов-исполнителей по исполнению судебных актов и актов других органов.

Согласно ст. 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (ст. 9, 14, 15, 18–22) в связи с принятием судебным приставом-ис-
полнителем к исполнению исполнительного документа им возбуждается исполнительное производство. Указанный закон устанавливает различные сроки предъявления исполнительных документов к исполнению, а также предусматривает случаи перерыва срока предъявления исполнительного документа к исполнению, отсрочки или рассрочки исполнения исполнительного документа, отложения и приостановления исполнительного производства.

Государственная и судебная защита прав и свобод граждан гарантирована Конституцией Российской Федерации (ст. 35, 45, 46, 55), предусмат-
ривающей возможность ограничения этих прав и свобод только федеральным законом и лишь в исключительных случаях.

Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 225-ФЗ не предусматривает какого-либо ограничения государственной и судебной защиты прав и свобод граждан. Таким образом, независимо от времени нарушения прав или оттого, возникли ли права из ранее имевших место оснований (до введения названного федерального закона в действие или после этого момента), граждане имеют право на их защиту путём принудительного исполнения судебного акта или акта другого уполномоченного органа. В противном случае применение вышеназванного федерального закона только к правам граждан, нарушенным или возникшим после введения его в действие, приведёт к нарушению конституционных прав граждан на государственную и судебную защиту (ст. 45, 46 Конституции РФ).

Исследуя вопрос о правомерности и пределах действий судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда, Конституционный Суд Российской Федерации в своём Постановлении от 14 мая 2003 г. № 8-П признал правомерным действия судебного пристава-исполнителя по получению необходимых сведений в том размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда.

В связи с вышеизложенным представляется, что нотариус обязан в соответствии с вышеназванным Федеральным законом от 2 октября 2007 г.
№ 225-ФЗ выдавать сведения судебным приставам-исполнителям в связи с находящимися в их производстве материалами по исполнению исполнительных документов независимо от даты совершения нотариального действия.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100