Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Потенциал нотариата в развитии альтернативного разрешения гражданско-правовых споров в России

26.02.2008

С.Н. Миронова, аспирантка кафедры гражданского права и процесса Воронежского государственного университета, помощник нотариуса Воронежского нотариального округа

 

Стремительное развитие в нашей стране экономических отношений, осознание гражданами значимости своих прав и интересов закономерно привели к увеличению количества споров в частноправовой сфере отношений, перегруженности судебной системы, что негативно сказывается на сроках рассмотрения дел, качестве выносимых решений, эффективности судебной защиты прав в целом. Одним из средств решения указанных проблем учёными и практическими работниками рассматривается развитие несудебных (в современной юридической литературе получивших название «альтернативных») процедур урегулирования разногласий. Однако несмотря на принимаемые на протяжении ряда последних лет меры, альтернативное разрешение споров (далее – АРС) не получило должного применения в отечественной юридической практике.

В качестве причин неразвитости в нашей стране несудебных процедур исследователями отмечаются, в частности, утрата дореволюционных традиций и культуры самостоятельного урегулирования разногласий, отсутствие специалистов, неопределённость места АРС в системе российской науки, права, законодательства. Одной из основных причин является отсутствие надлежащей правовой базы в рассматриваемой сфере. Тем не менее при разработке правовой базы АРС следует учитывать опыт других стран, свидетельствующий, что излишняя (детальная) регламентированность данной сферы отношений способна перечеркнуть саму её сущность. В связи с этим законотворческая деятельность в нашей стране должна быть направлена на создание фундамента и гарантий функционирования АРС. В качестве одной из первоочередных задач в этой сфере, на наш взгляд, следует рассматривать вопрос о возможности придания внесудебным мировым соглашениям исполнительной силы.

В настоящее время результат, достигнутый в ходе проведения альтернативных процедур (переговоров, посредничества и пр.), оформляется в виде соглашений, по своей правовой природе являющихся гражданско-правовыми договорами. С позиции процессуального права данный акт представляет собой внесудебное мировое соглашение, которое в силу Федерального закона РФ от 2 октября 2007 г. «Об исполнительном производстве»1 не относится к числу исполнительных документов. Иными словами, в случае неисполнения внесудебного мирового соглашения добровольно его невозможно привести в исполнение посредством государственных механизмов. Как следствие, возникает новый спор, и сторонам остаётся уповать на судебное разбирательство, которое потребует от них соответствующих материальных и нематериальных затрат. Из вышесказанного с очевидностью явствует, что существующий на сегодняшний день подход к юридической природе внесудебного мирового соглашения не только не способствует популяризации АРС в нашей стране, а, наоборот, сдерживает субъектов частноправовых отношений от обращения к несудебным механизмам.

Рассматриваемая проблема характерна не только для России. В связи с этим ряд весомых международных организаций принимают меры по изучению и обобщению опыта различных государств в целях разработки рекомендаций и унификации законодательства в сфере разрешения частноправовых споров. Так, в 2002 году Генеральная Ассамблея ООН одобрила и рекомендовала к рассмотрению разработанный Комиссией ООН по праву международной торговли (United Nations Commission on International Trade Law /UNCITRAL/, далее – ЮНСИТРАЛ) Типовой закон о международной коммерческой согласительной процедуре2, который в ст. 1 допускает возможность его применения относительно не только международной, но и внутренней согласительной процедуры.

В статье 14 данного закона указано: «Если стороны заключают соглашение об урегулировании спора, это мировое соглашение имеет обязательную силу и может быть приведено в исполнение». При этом отмечается, что государство, принимающее Типовой закон, включает описание порядка приведения в исполнение мировых соглашений или указывает положения, регулирующие такое приведение в исполнение3. В целях оказания содействия законодателям различных стран в Руководстве по принятию и применению рассматриваемого Типового закона4 приведён обзор возможных способов придания внесудебным мировым соглашениям исполнительной силы. В тех государствах, где нет специальных положений о приведении в исполнение подобного рода соглашений, их исполнение обеспечивается так же, как и выполнение любого договора между сторонами: то есть в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства в добровольном порядке заинтересованная сторона вправе обратиться за защитой в суд. В ряде правопорядков сторонам, урегулировавшим спор, предоставляется полномочие назначить арбитра конкретно для вынесения арбитражного решения на основе договорённости. В некоторых странах предусматривается приведение в исполнение в упрощённом порядке, если стороны и их адвокаты подписали мировое соглашение и в него включено положение о том, что стороны могут ходатайствовать об упрощённом приведении в исполнение этого соглашения. Кроме того, рассматриваемые соглашения могут подлежать ускоренному приведению в исполнение, если, например, мировое соглашение заверено нотариально, официально подтверждено судьёй или подписано адвокатом сторон.

Внесудебные мировые соглашения в Российской Федерации не относятся к числу исполнительных документов, законодательство не содержит специальных положений о приведении в исполнение подобного рода соглашений, в связи с чем приведение их в исполнение осуществляется в том же порядке, что невыполнение/ненадлежащее выполнение договорного обязательства, то есть посредством обращения в суд.

Тем не менее некоторые способы придания внесудебному мировому соглашению исполнительной силы в нашей стране существуют. В частности, нормами ряда арбитражных (примирительных) центров, регламентирующими проведение примирительных процедур, предусматривается возможность в случае достижения полной либо частичной договорённости придания соглашению силы арбитражного решения посредством подачи заявления в соответствующий третейский суд с ходатайством о назначении/избрании в качестве третейского судьи посредника, осуществлявшего примирение5. Теоретически есть возможность придания исполнительной силы внесудебным мировым соглашениям во всех остальных случаях – посредством возбуждения производства в государственном (общей юрисдикции или арбитражном) или третейском суде исключительно с целью утверждения мирового соглашения. Однако по своей природе подобные процессы будут носить характер фиктивных, ещё более загрузят и без того перегруженную судебную систему, создадут неудобства в виде временных, финансовых, иных затрат для самих сторон. В связи с этим необходим поиск путей решения данной проблемы в целях способствования развитию в нашей стране механизмов АРС, совершенствования отечественной системы защиты гражданских прав в целом.

Следует отметить, что вопрос придания внесудебным мировым соглашениям обязательной силы уже не раз затрагивался в отечественной научной литературе. В частности, В.Н. Щеглов предлагал предоставить возможность утверждения подобных соглашений нотариусам или органам, выполняющим нотариальные функции6, Р.Е. Гукасян – судам7. С.В. Крохалёв предложил вариант установления факультативной процедуры нотариального удостоверения внесудебного мирового соглашения с целью придания ему исполнительной силы, сущность которой состоит в том, что стороны вправе ею воспользоваться, в противном случае мировое соглашение может быть приведено в исполнение на основании судебного решения8. Предложенный подход представляется наиболее оптимальным для современной России, способствующим развитию частной инициативы гражданского общества наряду с сохранением государственных гарантий в лице института нотариата9. Кроме того, в нашей стране уже существует опыт придания исполнительной силы посредством нотариального удостоверения такому виду внесудебных мировых соглашений, как соглашения об уплате алиментов10. В дополнение к сказанному следует добавить, что исполнительная сила нотариально удостоверенных соглашений признаётся законодательством ряда государств (в частности, Германии, Швейцарии)11.

Данный подход начал было находить признание в современном отечественном правотворчестве. Соответствующие положения включены в проект Федерального закона «Об организации и деятельности нотариата в Российской Федерации»12. Проект Федерального закона «О примирительной процедуре с участием посредника (посредничестве)» в редакции от 19 сентября 2005 года13 предусматривал установление возможности по взаимной договорённости сторон нотариального удостоверения достигнутого соглашения об урегулировании спора и придания ему силы исполнительного документа. На страницах юридической печати неоднократно высказывались предложения о необходимости дополнения перечня исполнительных документов14. Однако более поздняя редакция проекта Федерального закона «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)»15 не содержит положений о нотариальном удостоверении соглашения об урегулировании спора, а новый Федеральный закон «Об исполнительном производстве», сохранив норму относительно соглашений об уплате алиментов, не расширил перечень исполнительных документов нотариально удостоверенными внесудебными мировыми соглашениями.

Существующий на сегодняшний день подход к внесудебным мировым соглашениям не способствует развитию в нашей стране методов АРС, не соответствует общемировым тенденциям и рекомендациям международных организаций относительно совершенствования системы защиты прав посредством развития альтернативных механизмов урегулирования разногласий. В связи с этим принципиально важным представляется возвращение в законопроект «О посредничестве» нормы о возможности по взаимной договоренности сторон обращения к нотариусу за удостоверением достигнутого соглашения об урегулировании спора с приданием ему силы исполнительного документа, а также дополнение перечня ст. 12 Закона «Об исполнительном производстве» нотариально удостоверенными мировыми соглашениями.

 

 

 

1 Российская газета. – 6 октября 2007 г.

2 Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре, 2002 / http://www.uncitral.org/en-index.htm

3 Положения аналогичного содержания включены в проект Директивы Европейского парламента и Совета Евросоюза № 2004/0251 от 22.12.2004 г. «О некоторых аспектах медиации в гражданской и коммерческой сфере» // Третейский суд. – 2005. – № 5. – С. 159.

4 Руководство по принятию и применению Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре, 2002 / http://www.uncitral.org/en-index.htm; Проект руководства по принятию и применению Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре // Третейский суд. – 2003. – № 1–3.

5 Регламент Третейского суда при Союзе юристов / Третейский суд. Законодательство, практика, комментарии / Сост. и автор комментариев Е.А. Виноградова – М.: ИНФРА-М, 1997. – С. 248–269; Регламент Третейского суда Ассоциации российских банков / Там же. – С. 219–238; Согласительный регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ / http://www.businesspravo.ru; Положение о примирительной процедуре (посредничестве) Центра содействия урегулированию экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений при Торгово-промышленной палате Воронежской области / http://www.tpp.vrn.ru/primproc.asp

6 Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное правоотношение: Дис. док. юрид. наук. – Томск, 1967. – С. 187 / Цит. по: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. – Саратов, 1970. – С. 186.

7 Гукасян Р.Е. Указ. соч. – С. 187.

8 Крохалёв С.В. К принятию Типового закона о международной коммерческой согласительной процедуре // Третейский суд. – 2003. – № 3. – С. 131.

9 В соответствии со ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате, нотариусы (работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой) совершают предусмотренные законодательными актами нотариальные действия от имени Российской Федерации. См.: Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 г. // Российская газета. – 13 марта 1993 г.

10 Семейный кодекс РФ (ст. 100) // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16; Федеральный закон РФ от 21.07.1997 г.

№ 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (ст. 7) // Российская газета. – 5 августа 1997 г. (утратил силу); Федеральный закон РФ от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (ст. 12) // Российская газета. – 6 октября 2007 г.

11 Рекомендация Федеральной нотариальной палаты Германии от 8 октября 1999 г. о примирительных процедурах (с комментариями) / В кн.: Медиация в нотариальной практике (Альтернативные способы разрешения конфликтов) / Отв. ред. К. Грефин фон Шлиффен и Б. Вегманн. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 341–354; Румпф Ж.-Д. Истоки установления подлинности. Нотариальные действия и формы / Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная помощь и защита прав граждан и юридических лиц / Под ред. Б.И. Лившиц. – М.: Изд. дом «ОСТ-МЕДИА», 2000. – С. 23, 32–33; Заключение Уральской государственной юридической академии по проекту Федерального закона «О примирительной процедуре с участием посредника (посредничестве)» // Третейский суд. – 2005. – № 5. – С. 25.

12 Проект Федерального закона «Об организации и деятельности нотариата в Российской Федерации» / http:// www.notariat.ru/project1; Проект Федерального закона «Об организации и деятельности нотариата в Российской Федерации» / http:// www.notariat.ru/project2

13 Третейский суд. – 2005. – № 5. – С. 6–11.

14 Основные направления деятельности Федеральной нотариальной палаты на 2002–2005 годы // Российская юстиция. – 2003. – № 5. – С. 6–7; Резолюция Собрания представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации от 10 декабря 2004 г. «Об основных направлениях развития нотариата» // Нотариальный вестникъ. – 2005. – № 2. – С. 17; Российский нотариат в изменяющейся государственной и правовой системе России: современное состояние и перспективы развития // Нотариальный вестникъ. – 2005. – № 3. – С. 23; Отчёт о работе Центра нотариальных исследований при ФНП // Нотариальный вестникъ. – 2005. – № 8. – С. 36; Кузбагаров А.Н. Примирение сторон по конфликтам частноправового характера: Дис. докт. юрид. наук. – СПб., 2006. – С. 278; Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (15–16 февраля 2007 г., г. Москва). – М.: ФРПК, 2007. – С. 119.

15 Текст законопроекта см.: http://www.arbitrage.spb.ru

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100