Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Пределы двойственности частного нотариата

26.02.2008

О.М. Сычёв, аспирант кафедры гражданского права Кубанского государственного аграрного университета, юрисконсульт Нотариальной палаты Краснодарского края

 

Постепенно в обществе осознаётся необходимость качественного состояния упорядоченности общественных отношений и соблюдения определённого баланса интересов всех участников таких отношений1. При этом важным является установление пределов двойственности их правового статуса.

Например, М.Б. Касенова применительно к соотношению публично-правовых и частноправовых начал в правовом регулировании инвестиционных отношений считает принципиальным установление предела допустимости использования публичных начал, «то есть того предела, за которым администрирование может использоваться для подавления частного интереса»2. Р. Тельгарин, анализируя дуализм публичного и частного права в гражданском обороте на примере принципа свободы договора, полагает, что именно установление пределов данного принципа позволяет сгладить существующие противоречия между интересами общества и частных собственников3.

Такая постановка вопроса относительно положения нотариата в России имеет не менее важное значение, чем в иных сферах регулирования общественных отношений, т.к. основной целью нотариальной деятельности является защита прав и законных интересов граждан. Нотариусы обязаны сочетать публичные и частные интересы, принимая единственно верное решение. При этом профессиональное выполнение обязанностей нотариусами обеспечивается наличием механизма их имущественной ответственности, которую в случае совершения нотариальных действий иными лицами должно нести государство (ст. 53 Конституции РФ). В связи с этим пределы дуалистической природы частного нотариата можно определить как установление государством равновесия между его интересами (публичный аспект) и интересами частными (частный аспект) посредством единого правового регулирования и практической реализации прав и законных интересов граждан, в том числе и самих нотариусов. Нечёткость, недостаточность или противоречивость правового регулирования приводят к нарушению равновесия и, как правило, к судебным спорам.

Начнём с проблем установления единого механизма правового регулирования нотариальной деятельности. Так, в соответствии со ст. 72 Конституции РФ нотариат находится в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов. Вместе с тем судоустройство, гражданское, гражданско-процессуальное законодательство находятся в ведении Российской Федерации.

Как показывает опыт многих зарубежных государств, федеративное устройство приводит к необходимости сотрудничества центра и составных частей Федерации. Однако идентификация предметов совместного ведения РФ и её субъектов является одной из актуальнейших проблем науки и практики. И.А. Умнова полагает, что это связано, прежде всего, с противоречивостью самой конституционной модели разграничения полномочий4.

Отнесение нотариата к предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов представляется не совсем логичным и, скорее, обусловлено длительным выполнением нотариатом незначительных функций в недалёком прошлом.

Внешние недостатки такого регулирования могут быть выявлены достаточно скоро. Например, у законодателей субъектов РФ имеется возможность дополнения законодательства о нотариате, что уже и встречалось на практике. В конечном счёте такое положение может привести только к нарушениям прав и законных интересов граждан.

Вторым наглядным примером является указание в ст. 71 Конституции РФ на то, что регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в ведении Российской Федерации. И это логично, т.к. право на защиту является одним из приоритетных в классификации прав человека. В то же время Основами законодательства РФ о нотариате (далее – Основы) предусмотрено, что основной целью нотариата является защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц путём совершения нотариусами от имени Российской Федерации предусмотренных законодательными актами нотариальных действий.

Зарубежный опыт свидетельствует о регулировании отдельными государствами деятельности нотариата исключительно на федеральном уровне. Так, в соответствии со ст. 117 Конституции Итальянской Республики от 27.12.1947 г. государство обладает правом исключительного законодательства в области регулирования процессуальных норм, гражданской и уголовной, а также административной юстиции5.

Полагаю необходимым отметить отдельные изменения законодательства по установлению регулирования некоторых вопросов организации нотариальной деятельности. Законом № 258 в статьи 41 и 69 Основ внесены изменения, в соответствии с которыми только законодательством РФ могут быть установлены иные основания для отложения и приостановления совершения нотариальных действий, а также иные случаи оплаты расходов за счёт наследственного имущества6.

Указанные изменения хотя и не создают прочной основы для дальнейшего совершенствования законодательства в сфере нотариата, но свидетельствуют о появлении обеспокоенности у законодателя по поводу единой организации отдельных вопросов нотариальной деятельности.

Конечно, отнесение нотариата к исключительному ведению государства сразу не устранит противоречия в его регулировании, однако придаст важное значение регулируемой сфере, а, соответственно, и большую ответственность законодателю. При этом будет исключено различное толкование субъектами Российской Федерации юридической природы нотариальной деятельности. Например, недавно вступившая в силу редакция ч. 4 ст. 1 Основ, согласно которой в случае отсутствия в населённом пункте нотариуса нотариальные действия, предусмот-
ренные законом, могут осуществлять должностные лица органов местного самоуправления. Не беря во внимание вопросы подготовки кадров, организационных возможностей, обеспечения прав граждан и имущественной ответственности, можно сделать первоначальный вывод о двусмысленности формулировки «в случае отсутствия в поселении нотариуса» и её возможных последствиях. На мой взгляд, при составлении закона необходимо внести формулировку: «в случае отсутствия нотариального обслуживания», т.к. нотариус может находиться в соседнем населённом пункте; если он в отпуске, для осуществления нотариального действия может выехать другой нотариус. Необходимо также учитывать, что в некоторых субъектах РФ, в том числе Краснодарском крае, установлены дежурства нотариусов по выездам в отдалённые населённые пункты.

Проблемным остаётся применение ст. 17 Основ, устанавливающей случаи привлечения нотариусов к имущественной ответственности. Кроме прочих случаев нотариус возмещает ущерб, если он не может быть возмещён в ином порядке. Отсутствие законодательного определения случаев возмещения вреда приводит к расширительному толкованию судами имущественной ответственности нотариусов и необоснованному применению приведённой выше статьи при отсутствии их вины7 и фактически означает возможность применения к нотариусу уголовной ответственности в виде конфискации имущества8.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что граждане, имеющие документ с удостоверительной надписью нотариуса, в первую очередь обращаются с иском к нотариусу, а не к стороне, получившей денежную сумму и не исполняющей условия договора. Как правило, нотариус является ответчиком по указанным категориям дел, фактически заменяя сторону по соответствующему договору. Так, по одному из дел указанной категории суд установил: «…Оценивая доводы имущественной ответственности нотариуса, суд исходит из того, что срок для исполнения договора не истёк. При наступлении установленного срока сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, согласно п. 4 ст. 445 ГК РФ должна возместить другой стороне причинённые этим убытки…»9. По другому делу суд отметил, что «…суд первой инстанции правомерно признал необоснованным предъявление требований о возмещении материального ущерба к нотариусу до использования истцом установленных гражданским законодательством иных способов защиты нарушенного права…»10.

Одним из самых точных высказываний по рассматриваемому вопросу стало выступление бывшего заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Жуйкова: «…Если возложить на нотариуса ответственность за безвиновные действия и взыскивать с него в пользу потерпевшего определённые суммы в любом случае, то это было бы равно ответственности судьи за каждый приговор или решение, которые отменены. Тогда бы мы лишились и судей, и нотариусов. Никто не согласился бы работать в такой ситуации, когда уже заранее у тебя дрожат руки от страха ответственности...»11.

Проблемы имущественной ответственности тесно связаны с неурегулированностью вопроса включения в состав расходов нотариуса сумм, связанных с совершением нотариальных действий в отношении льготной категории граждан.

В соответствии с ранее действовавшим пп. «а» п. 3 Постановления Верховного Совета РФ № 4463-1 от 11.02.1993 г. «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате»12 (далее – Постановление) при исчислении подоходного налога с нотариуса, занимающегося частной практикой, состав его расходов увеличивается на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий документов, выполнение технической работы в отношении лиц, которым законодательством предоставлены льготы по оплате.

Таким образом, вышеприведённая норма устанавливала компенсацию затрат, понесённых нотариусами в связи с реализацией предоставленных государством физическим и юридическим лицам льгот при совершении нотариальных действий. В результате обеспечивался баланс прав нуждающихся в льготах граждан с правами и имущественным интересом нотариусов. Это было существенно важным, поскольку нотариусы несут полную имущественную ответственность за ущерб, связанный с нотариальной деятельностью в любом случае, если таковой не может быть возмещён в ином порядке.

Федеральным законом «О введении в действие части второй Налогового кодекса РФ» вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию граждан урегулирован не был. В связи с этим порядок включения таких сумм в расходы нотариусов остался прежним.

На законность и необходимость применения Постановления в целях недопущения нарушений прав частных нотариусов указывали Конституционный Суд РФ в Определении № 36-О от 4.03.1999 г.13, Верховный Суд РФ (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2004 г., утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6.10.2004 г.)14. Судебная практика признаёт незаконными действия должностных лиц налоговых инспекций по привлечению частных нотариусов к налоговой ответственности в связи с включением ими в состав расходов сумм тарифов за совершение нотариальных действий в отношении льготируемой категории граждан в период действия Постановления на основании того, что Постановление признано утратившим силу лишь с 1.01.2005 года. При рассмотрении указанного вопроса также учитывается тот факт, что пп. «а» п. 3 Постановления ФЗ РФ № 127 от 2.11.2004 г. «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ…» был признан утратившим силу, а не недействительным15.

Судами признаются правомерными действия нотариусов, включающих в состав расходов суммы, связанные с предоставлением льгот определённым категориям граждан и в налоговых периодах после признания утратившим силу пп. «а» п. 3 Постановления на основании ст. 37 Конституции РФ, предусматривающей право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации16. Нотариусы просят лишь включить на законном основании в состав расходов указанные суммы. Этим самым они только компенсируют понесённые затраты. Право на вознаграждение за труд так и остаётся не реализованным.

Отсутствие законодательных преобразований может привести к нереализации принципов независимости, беспристрастности, полной имущественной ответственности, самофинансирования нотариальной деятельности, возможной криминализации института нотариата.

На основании изложенного предлагаю законодателю исключить нотариат из ст. 72 Конституции РФ и включить в п. «о» ст. 71 Конституции РФ; исключить из ст. 17 Основ следующую формулировку: «В других случаях ущерб возмещается нотариусом, если он не может быть возмещён в ином порядке»; внести в ст. 17 Основ либо в новый закон, регулирующий организацию нотариальной деятельности, следующее: «Обязательным условием привлечения нотариуса к имущественной ответственности является установление его вины судебным решением»; включить в ст. 22 Основ либо в новый закон, регулирующий организацию нотариальной деятельности, отдельным пунктом следующую формулировку: «Суммы нотариального тарифа, не уплаченные нотариусу по причине предоставления гражданам льгот в соответствии с Законом, подлежат обязательному включению в состав расходов нотариуса».

 

 

1 Аврутин Ю.Е., Кикоть В.Я., Сыдорук И.И. Правопорядок: организационно-правовое обеспечение в Российской Федерации // Закон и право. – 2003.

2 Касенова М.Б. Соотношение публичных и частных начал в российском инвестиционном праве // Адвокат. – 2006. – № 8.

3 Тельгарин Р. О свободе заключения гражданско-правовых договоров в сфере предпринимательства // Российская юстиция. – 1997. – № 10.

4 Умнова И.А. Совместное ведение Российской Федерации и её субъектов как предмет конституционного регулирования // Журнал российского права. – 1999. – № 11.

5 Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский Союз, Соединенные Штаты Америки, Япония, Индия: Учебное пособие / Сост. В.В. Маклаков. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 222, 223.

6 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий: Федеральный закон от 26 декабря 2006 г. № 258 // Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 1 (Ч. I). – Ст. 21.

7 Свиридов В.В., Ушаков Р.К. Обзор судебной практики по делам с участием нотариусов за 2006 год // Современный нотариат: сложившиеся стереотипы и технологии воздействия: Материалы научно-практического семинара. – Нотариальный вестникъ. – 2007. – № 5. – С. 60.

8 Ярков В.В. Правовой статус нотариуса: права, обязанности и ответственность // Нотариус. – 2000. – № 2. – С. 30.

9 Решение Советского районного суда г. Краснодара от 18.10.2007 г. по делу № 2-3198/07 // Архив Советского районного суда г. Краснодара. – 2007.

10 Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 01.11.2005 г. по делу № 33-729 // Архив ВС Республики Марий Эл. – 2005.

11 Жуйков В.М. Нотариат как институт превентивного правосудия: общие цели, принципы и полномочия // Российская юстиция. – 1998. – № 6.

12 Ведомости РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 358.

13 Определение Конституционного Суда РФ № 36-О от 04.03.1999 г. «По запросу Калининского федерального районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности части четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» // Собрание Законодательства РФ о нотариате. – 1999. – № 18. – Ст. 2301.

14 Бюллетень ВС РФ. – 2005. – № 1.

15 Постановление президиума Челябинского областного суда от 26.10.2005 г. по делу № 4г05-2134 // Архив Челябинского областного суда. – 2005; Постановление президиума Московского городского суда от 13.10.2005 г. по делу № 44г-56 // Архив Московского городского суда. – 2005; Кассационное определение судебной коллегии Пензенского областного суда от 08.02.2005 г. по делу № 33-330 // Архив Пензенского областного суда. – 2005; Решение Щадринского городского суда Курганской области от 19.07.2006 г. по иску Л. к Межрайонной инспекции ФНС № 1 по Курганской области о признании незаконным решения о привлечении к налоговой ответственности // Архив Щадринского городского суда Курганской области. – 2006; Решение Шадринского городского суда Курганской области от 06.10.2006 г. по иску Т. к Межрайонной ИФНС России № 1 по Курганской области о признании решений о привлечении к налоговой ответственности незаконными // Архив Щадринского городского суда Курганской области. – 2006; Решение Кетовского районного суда Курганской области от 31.08.2006 г. по иску Д. к Межрайонной ИФНС № 7 по Курганской области о признании решения о привлечении к налоговой ответственности незаконным // Архив Кетовского районного суда Курганской области. – 2006; Решение Кетовского районного суда Курганской области от 31.08.2006 г. по иску Ф. к Межрайонной ИФНС № 7 по Курганской области о признании решения о привлечении к налоговой ответственности незаконным // Архив Кетовского районного суда Курганской области. – 2006.

16 Решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 5.07.2007 г. по гражданскому делу № 2-1786/07 // Архив Ленинского районного суда г. Краснодара. – 2007; Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2.10.2007 г. по делу № 33-12472/2007 // Архив Ленинского районного суда г. Краснодара. – 2007; Решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 3.11.2006 г. по делу № 2-4789/06 // Архив Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан. – 2006; Решение Октябрьского районного суда г. Калининграда от 28.12.2006 г. по делу № 2-13369/06 // Архив Октябрьского районного суда г. Калининграда. – 2006; Решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 06.02.2007 г. по гражданскому делу № 2-431/07 // Архив Ленинского районного суда г. Чебоксары. – 2007; Решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 18.12.2006 г. по гражданскому делу № 2-3698/06 // Архив Ленинского районного суда г. Чебоксары. – 2006; Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики от 15.11.2006 г. по гражданскому делу № 33-2307-06 // Архив Верховного суда Чувашской Республики. – 2006.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100