Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Значение нотариальных процедур в экологическом процессе

21.11.2007

М.А. Аленов, доцент кафедры юриспруденции Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилёва, кандидат юридических наук

 

В современной правовой реальности место нотариата обозначилось в совершенно новом свете; значительно расширилась сфера применения нотариальных процедур, что до недавнего времени не было характерно правореализационной сфере. Для определения общественной и эколого-правовой значимости юридических, в том числе нотариальных, процедур и издаваемых нотариусами актов есть смысл привести несколько исторических данных, которые наглядно проиллюстрируют, насколько важно активное правовое вмешательство в исследуемую нами сферу.

После окончания Второй мировой войны все государства, имевшие выход к морю, стали форсированно наращивать свою экономическую мощь с использованием наиболее дешёвых и эффективных транспортных коммуникаций. Морские перевозки именно в послевоенные годы пережили своё второе рождение, именно тогда появились суда очень большого водоизмещения, одновременно несколько стран начали интенсивную эксплуатацию судов с атомными энергетическими установками (АЭУ).

К 70-м годам XX века судами нового типа были освоены практически все главные морские пути, в том числе и северные, неизмеримо возрос товарооборот между странами в трансконтинентальном масштабе. Однако, как показывает история, любые технические достижения имеют и оборотную сторону, которую не всегда своевременно смогли увидеть страны, отягощённые экономическими, финансовыми, социальными и прочими проблемами.

Последствий ждать долго не пришлось, и именно 70-е годы заставили многие прибрежные государства по-иному взглянуть на ситуацию, где увеличение объёма морских перевозок порождало массу проблем именно экологического характера. Обострились проблемы обеспечения безопасности людей, занятых в этой сфере, и на заявившие о себе экологические проблемы заставили обратить внимание впечатляющие данные морской статистики. Только в 1977 г. в мире на морских и речных судоходных путях погибли 336 танкеров (1,073 млн регистрационных тонн), из них 129 танкеров затонули, 57 – сгорели, 32 – погибли от столкновений, 112 – от посадки на мель, шесть – от других причин. Из событий последних 20 лет можно привести пример катастрофы, случившейся 24 марта 1989 года. В этот день в результате посадки на мель танкер «Эксон Валдез» сбросил 11 млн галлонов сырой нефти на протяжении 15 миль вдоль побережья Аляски. Жертвами экологической катастрофы стали около 500 тыс. птиц и 6 тыс. морских животных (больше, чем когда-либо в результате аварийных протечек нефти).

Исторический опыт мореплавания показал, что невозможно обеспечить безопасность людей и предотвратить загрязнение морских акваторий только посредством технических усовершенствований, внедрения цифровых технологий в конструкции современных судов и процесс управления ими. Все они – очень важные составляющие, информационные технологии проникли сейчас практически во все сферы жизни, а область торгового мореплавания и область управления морскими перевозками в эпоху глобализации, естественно, не стали исключением.

Но именно в этих условиях праву должна отводиться более значимая роль, поскольку вне его регулирующего воздействия, обеспеченного силой обязательного исполнения, невозможно представить отвечающий интересам общества порядок во взаимоотношениях между человеком и природой. Неразделимость процесса правообразования и правоприменения, их объективная взаимосвязь не должны игнорироваться именно сейчас, когда человек сам становится объектом техногенного воздействия, а право выступает инструментом его собственной защиты против последствий антропогенной деятельности.

В силу исторических предпосылок нотариальное право оказалось наиболее близким к морскому праву, в чем можно убедиться на примере морских протестов и нотариальных полномочий капитанов морских судов. Кроме этого, в вопросах правореализации в сфере охраны окружающей среды нотариальные процедуры оказались наиболее доступными для широкого круга субъектов права; они могут выбирать конкретный вид этих процедур и непосредственно в них участвовать. Развитие морского права и совершенствование его внутриотраслевых положений эколого-правового назначения данной отрасли законодательства значительно ускорили межотраслевые и междисциплинарные интеграционные процессы в праве. Не во всех направлениях эти процессы шли одинаково интенсивно, и отставание нормативной регламентации вынуждало практиков использовать в основном только те механизмы, которые прошли испытание временем.

Современные нотариально-процессуальные положения имеют собственную историю, и то, что они пережили десятилетия, является достаточным аргументом для того, чтобы в нормах новых отраслей права они обозначились в детальном и удобном для использования варианте. Ещё дореволюционный исследователь Н.П. Ляпидевский выделял весьма важную роль нотариуса и значение составляемых им актов. Дело нотариуса, писал он, заключается в выдаче документа, «ему не может быть предоставлено (права) никакой оценки, никакого сужденiя, имеющего юридического значенiе». В то же время этот историк прошлого отдельно отмечает, что, если «нотариусъ, выдавая копию, объявляет, что она содержитъ в себе то же, что и оригиналъ, и, следовательно, имеетъ одинаковое съ нимъ доказательственное значение, то выходитъ, что онъ в этомъ случае произноситъ какъ бы судебный приговоръ, является судьею въ своемъ собственномъ деле (in propria canza)». Приведённое нами высказывание датируется XIX веком, однако и в среде современных исследователей мы встречаем сходные позиции. Европейское право, пишет Н.Н. Пьянкова, рассматривает нотариат как институт предупредительного (превентивного) правосудия по гражданским делам в пределах бесспорной гражданской юрисдикции. Именно европейское право, подчеркивает она, придаёт нотариальному акту или иному совершаемому нотариусом действию особую доказательственную силу, а в отдельных случаях – силу исполнительного документа.

А.В. Погодин выделяет роль реально функционирующих процессуальных механизмов. Он обоснованно считает, что именно они способны обеспечить в наиболее социально-целесообразном порядке урегулирование всевозможных конфликтов. Подобные механизмы (отношения) А.В. Погодин называет подсистемой, особо отмечая, что эта подсистема может быть использована не только для нейтрализации возможных конфликтов. По его мнению, она может послужить тому, чтобы существенные материально-правовые установления были реализованы посредством и с использованием созидательных возможностей процессуально-правовой подсистемы.

Все приведённые позиции свидетельствуют о процессуально-правореализационном ресурсе нотариальных действий, который на сегодня во многих отраслевых правоприменительных сферах используется далеко не полностью. В ряде предыдущих публикаций на данную тему мы достаточно подробно останавливались на эколого-процессуальном значении одного из видов нотариальных действий – совершении актов о морском протесте. Благодаря многовековой истории этого направления нотариальной практики и на основе анализа положений действующего законодательства нам, мы полагаем, удалось обосновать эффективность и значимость этих процедур в деле правовой охраны окружающей среды. Однако в своих попытках раскрыть значение в целом нотариальных процедур в экологическом процессе нам следует несколько расширить диапазон исследования, обратив внимание на иные нотариальные действия.

Экологическое происшествие может повлечь за собой последствия, которые могут проявиться по истечении длительного времени, а значит, весьма важно, чтобы об этом событии остались документальные подтверждения. Происшествие может случиться не только в морских акваториях и не иметь непосредственного отношения к морским или иным перевозкам. Означает ли это, что нотариальные процедуры в этих случаях не могут быть использованы? На некоторых примерах мы попытаемся обосновать, что они возможны и даже необходимы для реализации заинтересованными лицами своих прав.

При экологических происшествиях отправным моментом является их юридическая фиксация, а если этого не было, то последующие юридически значимые действия часто обречены на преодоление весьма непростых препятствий. В гражданском процессуальном законодательстве существует такое понятие, как установление факта, имеющего юридическое значение. Этот вопрос мы затронули в связи с тем, что аналогично судебному варианту факты, имеющие юридическое значение, могут фиксироваться и нотариусами. На вопрос, существует ли такое направление (в эколого-правовом понимании) в нотариальной практике, нам придётся ответить отрицательно, однако это не означает, что таковая возможность не предусмотрена нотариальным законодательством.

Из статьи 34 Закона Республики Казахстан «О нотариате», в которой содержится перечень нотариальных действий, мы приведём те из них, процессуальный ресурс которых может быть реализован в эколого-правовом процессе. Так, пункт 8 – нотариус свидетельствует подлинность подписи на документах; п. 9 – нотариус свидетельствует верность перевода документа с одного языка на другой; п. 11 – нотариус удостоверяет факт нахождения гражданина в определённом месте; п. 12 – нотариус передает заявления физических и юридических лиц другим физическим и юридическим лицам; п. 18 – совершает морские протесты; п. 19 – обеспечивает доказательства.

Свидетельствование подлинности подписи может быть совершено нотариусом под документом, который содержит в себе юридически значимую информацию об экологическом происшествии. Она должна исходить от конкретного лица, которое, являясь носителем этой информации, несёт ответственность за её достоверность, а на нотариуса подобная ответственность не возлагается. Эта информация может содержаться в документе, исполненном не на языке нотариального делопроизводства, в этом случае нотариус свидетельствует верность перевода и за правильность этого перевода отвечает переводчик. Личность переводчика устанавливает нотариус и проверяет его полномочия на предмет знания соответствующего языка.

Удостоверение факта нахождения гражданина в определённом месте может иметь важное юридическое значение, если в будущем данное лицо будет претендовать на определённые льготы (пособия, компенсации), если назначение этих платежей (льгот) будет зависеть от пребывания данного лица в зоне экологического происшествия (кризиса, катастрофы). В отличие от судебного порядка установления данных фактов, нотариус устанавливает их непосредственно, то есть в режиме реального времени. Суд же может их устанавливать по прошествии времени (многих лет), например, устанавливать факт проживания лица в определённые годы в Приаралье, в непосредственной близости от ядерных полигонов, от Чернобыльской АЭС и т.д.

Передача важных документов, содержащих экологически важную информацию, может быть проведена различными путями: непосредственно из рук в руки, по почте или иными способами. Однако использование нотариального порядка в ряде случаев является предпочтительным, т.к. отпадает необходимость в дополнительных проверках, а сам этот порядок, в отличие от иных вариаций, осуществляется в строго определённых нотариальных формах.

Какие моменты мы можем назвать в числе существенных в проанализированных видах нотариальных процедур? Во-первых, следует отдельно сказать, что эти процедуры могут быть направлены не только на фиксацию факта экологического происшествия, но и юридически «сопровождать» их, обеспечивая на будущее правореализационные возможности лицам, обратившимся за совершением конкретного нотариального действия.

Во-вторых, обращение к нотариусу заканчивается изданием процессуального акта, который выдаётся заинтересованному лицу, даже если нотариус отказывает в совершении нотариального действия (постановление нотариуса).

В-третьих, важной процессуальной гарантией для обратившегося лица является то, что нотариус не представляет ничьи интересы, а обязан действовать в строгом соответствии с законом, и его интерес заключается в соблюдении требований законодательства: отраслевого или нотариального.

В целом весь комплекс нотариальных действий образует совокупность специфических по своей природе и правовой значимости процедур, обладающих весомыми правореализационными возможностями. Посредством этих процедур раскрываются регулятивные возможности материальных отраслей права. Подобная универсальная характеристика, мы полагаем, применима и к нотариальному, и экологическому процессу, хотя нотариальная деятельность до настоящего времени весьма редко рассматривалась во взаимосвязи с эколого-пользовательной деятельностью. В то же время детальное описание процедуры совершения нотариальных действий и исследование их эколого-процессуальных признаков обусловлено тем, что именно в этих действиях проявляется нормативное воздействие на разнопорядковые компоненты процесса природопользования (причинение вреда, перевозка, распределение ответственности за экологический вред и т.д.).

Н. Шоланов отмечает, что процесс применения права связан с актами правоприменения, под которыми понимают как само действие известного субъекта, так и его форму, особый документ. На основе приведённого высказывания можно разграничить процедуры, которые характеризуют эколого-процессуальное содержание отдельных видов нотариального производства и гражданского судопроизводства. При этом регламентированные законом нотариальные процедуры остаются самостоятельным элементом общей правовой конструкции, где отраслевые элементы связываются между собой именно посредством правореализационного (нотариального) механизма.

Юридическая деятельность немыслима без правореализационных процедур, которые, как мы видим в случае с нотариальными действиями, могут осуществляться в строго оформленных рамках. Именно этот вид деятельности во все времена был определяющим в истории права. Деятельность юристов, писал И.Б. Новицкий, имевшая назначение помогать применению права, фактически получила значение самостоятельной формы правообразования. Активизация нотариальной деятельности в нетрадиционных направлениях может дать самостоятельный импульс развитию эколого-правовой отрасли права, поскольку именно посредством правоприменения можно определить качественные параметры новых экологических нормативных актов.

Нотариальная деятельность осуществляется в свободном от государственного администрирования режиме и как явление получила в правовой науке название – «нотариальный феномен». По мнению Н.Ф. Шарафетдинова, данный феномен занимает одно из ключевых мест в концепции естественного права и практике функционирования большинства государств, самоидентифицирующихся как правовые государства, а также в системе права, законодательства, правовых институтов, правосознания и правовой культуре таких государств. Нотариальное право профессором В.В. Ярковым относится к числу комплексных отраслей права, объединяющих в себе нормы самой различной отраслевой принадлежности.

Подобные характеристики, выделяющие особенности нотариальной деятельности и нотариальных процедур в праве и правовой жизни, позволяют рассматривать их в качестве синтезирующей основы, которая уникальна по своим генетико-правовым корням и универсальна для использования в разноотраслевых направлениях. Такие процедуры могут и должны занять достойное место в механизме реализации эколого-правовых положений, а это их назначение обусловлено способностью к процессуально-прикладной адаптации.

Важное значение нотариальных процедур в эколого-правовом процессе, в конечном счёте, определяется и тем, что в прикладных (нетрадиционных) направлениях, видах процесса затруднительно создавать собственные (изолированные) процессуальные механизмы, когда их отсутствие может быть компенсировано отработанными на практике нотариально-процессуальными формами.

 

Литература

1. Сидорченко В.Ф. Суда-спасатели и их служба. – Л., 1983. – С. 240.

2. Ермолина М.А. Чрезвычайные меры при защите морской среды от загрязнений: международно-правовые проблемы // Правоведение, 2006. – № 6. – С. 161–166.

3. Ляпидевский Н.П. Исторiя нотарiата. Томъ 1. –
М.: Университетская типография (Катковъ и Кo), 1875. – С. 233.

4. Пьянкова Н.Н. Правозащитная деятель-
ность нотариусов // Нотариальный вестникъ. –
2003. – № 4. – С. 30–33.

5. Погодин А.В. Процессуальные правовые отношения: теоретические и методологические вопросы: Дис. канд. юрид. наук. – Казань, 1991. – С. 146.

6. Шоланов Н. Уставы юридических лиц. – Юрист. – 2003. – № 4. – С. 30–34.

7. Новицкий И.Б. Римское право: Учебник для вузов. – М.: «Зерцало-М», 2002. – С. 256.

8. Шарафетдинов Н.Ф. Нотариальный феномен в позитивистском, либертальном и юснатуралистическом типах правопонимания. От феноменологической теории к эссенциальной метатеории. – М., 2006. – С. 128.

9. Ярков В.В. Нотариальное право России. –
С. 43 / В кн.: Шарафетдинов Н.Ф. Нотариальный феномен в позитивистском, либертальном и юснатуралистическом типах правопонимания. От феноменологической теории к эссенциальной метатеории. – М., 2006. –
С. 128.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100