Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат как гражданско-правовой институт

23.10.2007

Т.Г. Морщакова, советник Конституционного Суда РФ

 

Верится с трудом, что государство и все его властные структуры вдруг изменят своё мировоззрение насчёт нотариата. Но, вдохновлённая вашей тематикой, я хотела бы отметить, что, очевидно, можно подвергнуть изменениям общественное отношение к нотариату. Это очень важно и возможно только тогда, когда общество, к которому и обращена нотариальная деятельность, как одна из гарантирующих потребностей людей, поймёт это. Если общество поймёт подлинное значение нотариата, то мы заметно продвинемся в этой сфере.

Здесь мне очень хочется сформулировать один общий тезис, и, может быть, нам нужно чаще вспоминать места, относящиеся к юридическим институциям вообще, нацеленным на служение обществу, но не государству. Говоря об этом, я склонна рассматривать и нотариат, и адвокатуру, и даже суды не как государственные институции, а как структуры, более всего приближённые к структуре гражданского общества. Если бы эта идея восторжествовала во всех вышеназванных сферах деятельности, то подлинные цели таких учреждений достигались бы гораздо быстрее. А почему? Не потому, что они по букве закона предстали бы в каком-то изменённом виде, а потому, что, позиционируя себя в качестве структур, максимально приближённых к структурам гражданского общества по своим задачам и формам деятельности, могли бы получить большую моральную поддержку общества. Это касается и нотариата.

Последнее время и суды, и адвокатура, и нотариат не имеют защиты от общества. Идея – получить поддержку общества, как способ обеспечить такие формы деятельности, которые бы лучше этому обществу служили. Очевидно, что-то не доделано в части донесения данной идеи, которая не понятна обществу, в том числе и со стороны нотариального сообщества, ещё недостаточно разъяснена общественная роль нотариата. Хочется сказать, что общественное уважение, которое нотариат должен иметь, отсутствует, и это отражается на самочувствии представителей самого нотариального сообщества, о чём я весьма сожалею. Не хотелось бы, чтобы в сознании представителей самого нотариального сообщества их самооценка падала в соответствии с общественным мнением.

Вспоминаю встречу 15-летней давности в Мюнхене с местным нотариусом, которому поручено осуществление совершенно особых функций. Первое, что он сделал –
продемонстрировал свой офис, чтобы показать мне, как у него всё организовано. Но главное, что этот нотариус вёл себя так авторитетно и несуетливо, что оставил у меня на всю жизнь память о себе как о человеке, который несёт должное представление нотариусов о самих себе. Это очень важно, исходя из природы нотариата, потому что самое главное – публично-правовой статус нашего института. Самозанятым гражданам позволяется осуществлять определённые действия от своего имени – так выглядит работа нотариуса, которая сегодня недооценена.

Лично я прихожу в нотариальную контору с чувством определённого трепета, и мне всегда хотелось бы иметь перед глазами идеальную модель того немецкого нотариуса с его самоуважением. Она оправдана тем, что нотариат служит не себе, а интересам общества. Нам нужно постоянно повторять: защита прав и свобод каждого есть наш единственный и публичный интерес.
Я считаю, что единственный момент, оправдывающий общий государственный публичный интерес, заключается в том, что государство и служит обеспечению частных интересов. Нам нужно прилагать постоянные усилия, чтобы мы все об этом не забывали, и люди тоже об этом помнили. Когда я слышу, что мы не имеем права претендовать на независимость суда, я никогда с этим не соглашусь. Независимость дана независимым судейским корпорациям только с одной-единственной целью, чтобы они могли противостоять государству, когда оно «зарывается», способствовать укреплению нотариата для власти, значит, способствовать укреплению прав и свобод людей и их защите.

Профилактическое правосудие? Это многим не нравится. Но я могу привести более смелое определение функций нотариата: первое звено в добровольно осуществляемой юрисдикции или правосудии.

Сейчас много говорят о посреднических функциях при разрешении конфликтов. Современные тенденции, которые проявляются и в России, говорят о том, что роль нотариата расширяется, и он может осуществлять своевременную защиту граждан. Сегодня даже наши законодатели обращаются к идеям посредничества и восстановления внесудебных споров, то есть к тому, что всегда называлось судейством. Известно, что они рассматривают и программы посредничества.
Я знаю, что в Совете Федерации есть комиссия, которая рассматривает, как именно проводить подготовку людей, обладающих специальными знаниями для урегулирования конфликтов. Давайте будем чувствовать себя приобщёнными к разработкам и таких проблем, поскольку нотариальная функция просматривается гораздо ярче, чем функция любого медиатора, которого пытаются учить сегодня. Нотариальное сообщество обучено этому изначально так, что если искать сегодня общий путь, по которому могут развиваться все формы для решения правовых вопросов вне государственной судебной деятельности, то нотариату необходимо уверенно говорить: мы тоже включаемся во все эти формы деятельности.

Хочется, чтобы этот посыл был услышан, и необходимо говорить о том, какими средствами действовать, чтобы нас услышали. Но, если мы все признаём все вышеупомянутые цели нотариального сообщества, то я думаю, что мы найдём и формы, и средства, чтобы донести эти новые функции нотариата до граждан и властей.

Нотариальное сообщество проявляет гораздо большее единство, и всё чаще в нём возникает потребность решать какие-то проблемы именно сообща, в отсутствии низменной конкуренции. Я считаю, что это нужно ценить и хранить. Это авторитет целого института. Никогда не будет лишним максимально подробно и открыто заявлять о своей деятельности. Также не стоит «защищать своих негодяев». Если уж мы ценим наше сообщество, мы боремся за чистоту рядов. А ещё стоит изживать бюрократизм в своих рядах настолько, насколько это возможно, особенно в общении между собой.

Нотариат свободен, хотя его деятельность отрегулирована законом. Нотариальное сообщество не должно бояться упрёков в том, что оно лоббирует нужные для нотариата решения. Это не стыдно, и этого не нужно скрывать. Институт лоббизма в России отсутствует, но мы и это должны преодолеть, исходя из конкретных профессиональных интересов нотариального сообщества. Какие же формы может принимать лоббизм как широкий спектр действий? Прежде всего, это научная, юридическая экспертиза. Это всё мы должны с помощью нотариального сообщества развивать и поддерживать, когда встаёт вопрос о защите интересов нотариата в государственных структурах, иногда совершенно случайно выбирая вопросы законодательного регулирования тех или иных проектов.

Что уникально в институте нотариата? Действуя под свою личную ответственность, нотариусы защищают общезначимый интерес в части отстаивания прав и свобод людей! Мне хочется, чтобы мы, представляя нотариат, имели в виду – это правозащитная организация и хорошо отработанная структура гражданского общества, то есть такая структура, которая может защищать интересы каждого члена общества от произвола власти.

 

* Выступление на научно-практическом семинаре «Современный нотариат: сложившиеся стереотипы и технологии воздействия» (1–2 марта 2007 г.)


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100