Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Проблемы квалификации при конкуренции общей и специальных норм на примере ст. 165 УК РФ

16.10.2007

Н.Г. Логинова, адъюнкт кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России

 

В судебной практике нередко возникают определённые сложности при конкуренции уголовно-правовых норм. Это означает, что одно совершённое деяние предусматривается несколькими нормами одновременно. Наиболее распространённым видом является конкуренция общей и специальной норм. Согласно ч. 3 ст. 17 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) ответственность при конкуренции общей и специальной норм наступает по специальной норме.

Общая норма шире по объёму, то есть охватывает больший круг деяний, чем специальная, но последняя «богаче» по содержанию, т.к. содержит больше признаков, за счёт которых она и выделяется из общей нормы. Если в содеянном отсутствует какой-либо признак специальной нормы, применяется общая. Специальная норма заменяет общую норму только тогда, когда в совершённом деянии имеются все признаки специальной нормы1.

Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по характеру совершаемых действий весьма сходно с преступлениями, совершаемыми против интересов службы в коммерческих и иных организациях, а также с преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы органов местного самоуправления. Эта группа преступлений имеет как общие, так и отличительные признаки с причинением имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения и соотносится как общая и специальные нормы, что создаёт определённые сложности в квалификации.

В статье 165 УК РФ предусмотрен общий случай причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, но в уголовном кодексе существуют и специальные виды причинения имущественного ущерба. В то же время уголовным кодексом предусмотрена ответственность за причинение ущерба специальными субъектами (ст. 201, 285УК РФ). Суть их состоит в том, что лицо, незаконно используя свои полномочия, причиняет ущерб, в том числе и имущественный. В этих случаях происходит не что иное, как злоупотребление полномочиями, поэтому отличие ст. 165 УК РФ от ст. 201, 285 происходит по признакам субъекта, который в ст. 201 и 285 является специальным, а в ст. 165 – общим. Но так как последствия в ст. 201, 285 УК РФ более объёмные, не только имущественный, но и иной вред, то ст. 201 и 285 нельзя в чистом виде отнести к специальным нормам по отношению к ст. 165. Однако, если злоупотребление выражается в причинении имущественного ущерба, то эти нормы являются специальными по отношению к ст. 165 УК РФ.

Кроме этого, специальным случаем злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ) является злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ)2. Преступление определяется в законе как использование частными нотариусом или аудитором своих полномочий вопреки задачам профессиональной деятельности и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесении вреда другим лицам, если это деяние причинило существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересов общества или государства.

Объектом преступления рассматриваются интересы нормальной деятельности нотариата и аудиторских фирм. Объективная сторона состоит в действии или бездействии, связанном с использованием своих полномочий по должности частными нотариусом и аудитором, в последствиях в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства, а также в причинной связи между действием (бездействием) нотариуса или аудитора и указанными последствиями.

Следует отметить, что объективную сторону злоупотребления полномочиями частного нотариуса составляют не только действия, совершение которых запрещено, но и совершаемые при отсутствии установленных в нормативных актах основаниях (условиях)3.

Субъект этого общественно опасного деяния специальный – нотариусы и аудиторы, занимающиеся частной практикой, выполняющие управленческие функции в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (это вытекает из редакции примечания к ст. 285 УК РФ). Субъективная сторона преступного деяния, предусмотренного ст. 202 УК РФ характеризуется умышленной формой вины. Винов-
ный осознаёт, что использует свои полномочия вопреки правовым установлениям, предвидит возможность и неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде существенного вреда и желает или сознательно допускает наступление этих последствий. Обязательным признаком субъективной стороны является цель – извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, как правило, материального характера. В случае если виновный не осознаёт преступный характер своих действий, то признаки состава преступления отсутствуют. «Совершение незаконных нотариальных действий из жалости, сочувствия также исключает квалификацию содеянного по ст. 202 УК РФ»4.

Это подтверждает и судебная практика. В качестве примера приведём следующее уголовное дело. Октябрьским районным судом г. Красноярска была осуждена гр. З. по ч. 1 ст. 202 УК РФ, которая по просьбе своей знакомой злоупотребляя полномочиями частного нотариуса, вопреки задачам своей деятельности, в отсутствие завещателя удостоверила завещание и доверенность, предоставив регистрационные номера для них из своего реестра. Однако впоследствии в отношении гр. З. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, т.к. не было установлено наличие корыстного мотива5.

Основное различие между сопоставляемыми составами (ст. 165 и 201, 202, 285 УК РФ) проводится по субъективным признакам. Субъект причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) общий. Субъекты в преступлениях, предусмотренных ст. 201, 202, 285 УК РФ, являются специальными, что и соотносит эти нормы с причинением имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения как общую и специальные нормы. Так, если использование в личных целях имущества организаций соответствующих форм собственности рядовыми работниками подпадает под признаки ст. 165 УК РФ, то аналогичные действия должностных лиц, совершаемые в личных корыстных интересах, должны рассматриваться по
ст. 285 УК РФ6. Если же преступление совершается лицом, выполняющим управленческие функции коммерческой или иной организации либо частными нотариусом и аудитором, то, соответственно, по ст. 201, 202 УК РФ.

Вместе с тем общественно опасные деяния, связанные с причинением имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, совершаемые должностным лицом с использованием своего служебного положения в уголовно-правовой литературе иногда предлагают квалифицировать по совокупности преступлений7. С этим нельзя согласиться, т.к. субъектом причинения имущественного ущерба может быть только частное лицо, а не должностное и не лицо, выполняющее управленческие функции. Если такое деяние совершит должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции, нарушенными в таком случае будут как отношения собственности, так и нормальная деятельность органов власти и коммерческих, и иных организаций. Здесь происходит разграничение и по второму признаку – объекту преступления. Нарушение трёх различных видов общественных отношений, однако, не может обусловить квалификацию совершённого по совокупности преступлений. Объясняется это тем, что должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции, злоупотребляя служебным положением, посягает не только на нормальную деятельность органов власти, коммерческих и иных организаций, но нарушает и отношения собственности.

Ущерб, причиняемый этим отношениям, является следствием нарушения нормальной деятельности вышеназванных органов. Поэтому все те общественные отношения, которые терпят ущерб от должностного и недолжностного злоупотребления, не образуют самостоятельно объект, наряду с нормальной деятельностью органов власти и других организаций, а входят в него как составная часть. Следовательно, причинение имущественного ущерба должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции не может рассматриваться как деяние, нарушающее два самостоятельных объекта. Объект в таких случаях один – нормальная деятельность органов власти и коммерческих или иных организаций. Отсюда следует, что причинение имущественного ущерба должностным лицом, а также лицом, выполняющим управленческие функции, которое злоупотребляет своими служебными полномочиями, необходимо квалифицировать по статье, предусматривающей ответственность за злоупотребление должностными или не должностными полномочиями.

На это указывает и А.В. Галахова: «Если ответственность за нарушение должностных полномочий предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой, содеянное подлежит квалификации по этой норме без совокупности со статьями, где описаны общие составы должностных злоупотреблений»8. На квалификацию злоупотребления полномочиями и злоупотребления должностными полномочиями без совокупности со ст. 165 УК РФ указывается и в Постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» и от 30 марта 1990 г. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 г.) «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышением власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»9. Если же обман или злоупотребление доверием совершается должностным лицом, но не в связи с его служебной деятельностью и, соответственно, без использования служебных полномочий, и в результате этого причиняется имущественный ущерб собственнику или иному владельцу имущества и при этом отсутствуют признаки хищения, уголовная ответственность наступает по ст. 165 УК РФ.

Таким образом, разграничение причинения имущественного ущерба с выше рассмотренными преступными деяниями следует проводить, прежде всего, по субъекту. Оно, как нам представляется, должно быть положено в основу решения вопроса о квалификации посягательств, которые одновременно содержат в себе признаки причинения имущественного ущерба и злоупотребления должностными полномочиями и не должностными. В нормах ст. 165 УК РФ им может быть общий субъект, а в ст. 201, 202, 285 УК РФ – лицо, наделённое определёнными полномочиями. Правильность отграничения причинения имущественного ущерба при конкуренции уголовно-правых норм позволяет избежать юридических ошибок при применении норм уголовного закона в практической деятельности органов предварительного расследования и суда, обеспечивает точную квалификацию преступлений, что создаёт условия для недопущения юридических ошибок и обоснованного применения норм уголовного закона.

 

1 Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. – Красноярск, 1998. – С. 11.

 

2 Шишко И.В. Уголовно-правовое обеспечение законности нотариальной деятельности // Применение гражданского законодательства в нотариальной практике: Сб. науч. тр. / Отв. редактор Н.Ф. Качур. Краснояр.гос. ун-т. – Красноярск, 1997. – С. 68.

 

3 Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. – Красноярск, 1998. – С. 176.

 

4 Шишко И.В. Уголовно-правовое обеспечение законности нотариальной деятельности // Применение гражданского законодательства в нотариальной практике: Сб. науч. тр. / Отв. редактор Н.Ф. Качур. Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 1997. – С. 66.

 

5 Приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 02.04 2001 г.

 

6 Бойцов А.И. Преступления против собственности. – СПб., 2002. – С. 737.

 

7 Малков В.П. Совокупность преступлений. – Казань. 1974. – С. 160; Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов / Под. ред. Л.Л. Кругликова. – М., 1999. – С. 226.

 

8 Галахова А.В. Должностные преступления. – М., 1998. – С. 5.

 

9 Бюллетень Верховного Суда СССР. – № 3. – 1990.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100