Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Недостойные наследники в наследственном праве государств – участников Содружества Независимых Государств и стран Балтии

24.09.2007

О.Е. Блинков, кандидат юридических наук, доцент, главный редактор журнала «Наследственное право»

 

После распада СССР, желая сохранить если не единое, то хотя бы близкое по содержанию и принципам правового регулирования законодательство, бывшие союзные республики Союза ССР, а теперь самостоятельные государства – участники Содружества Независимых Государств (далее – СНГ) поддержали идею модельных законов, на основе которых разрабатывались бы национальные акты. В сфере наследственного права им стал Модельный Гражданский кодекс СНГ (Третья часть), принятый Постановлением Межпарламентской
ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств от 17 февра-
ля 1996 г., который был положен в основу кодификации наследственного права некоторых государств – участников СНГ (Армении, Белоруссии, Таджикистана, Узбекистана, Казахстана и др.).

В статье 1153 Модельного Гражданского кодекса СНГ «Устранение от наследования недостойных наследников» были установлены три категории недостойных наследников:

1) лица, которые умышленно лишили жизни наследодателя или кого-либо из возможных наследников или совершили покушение на их жизнь, которые не имеют права наследовать ни по завещанию, ни по закону, за исключением тех, в отношении которых завещатель составил завещание уже после совершения покушения на его жизнь;

2) лица, которые умышленно препятствовали осуществлению наследодателем последней воли и этим способствовали призванию их самих или близких им лиц к наследованию либо увеличению причитающейся им доли наследства, которые не имеют права наследовать ни по завещанию, ни по закону;

3) родители после детей, в отношении которых они лишены родительских прав и не были восстановлены в этих правах к моменту открытия наследства, а также родители (усыновители) и совершеннолетние дети (усыновленные), уклонявшиеся от выполнения возложенных на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, которые не имеют права наследовать по закону, но могут наследовать по закону.

Несмотря на то, что Модельный Гражданский кодекс СНГ называет их лицами, не имеющими права наследовать, им же устанавливается исковой порядок лишения их права наследования, то есть обстоятельства, служащие основанием для устранения от наследования недостойных наследников, устанавливаются судом по иску лица, для которого такое отстранение порождает связанные с наследованием имущественные последствия (п. 4 ст. 1153).

Подобный порядок устранения (отстранения) от наследования полностью имплементирован в Гражданский кодекс Республики Узбекистан (ст. 1119), Гражданский кодекс Кыргызской Республики (ст. 1126)1, Гражданский кодекс Республики Казахстан (ст. 1045).

Гражданский кодекс Республики Таджикистан (ст. 1145), сохраняя заложенные в модельном акте основания устранения, определяет, что иск о признании лица недостойным наследником должен быть предъявлен заинтересованными лицами в течение трёх лет с момента, когда это лицо вступило во владение (ст. 1147). Также таджикский наследственный закон не предусматривает возможности прощения лиц, которые совершили покушение на жизнь наследодателя или кого-либо из возможных наследников, путём составления завещания в их пользу (п. 1 ст. 1145).

Гражданский кодекс Республики Армения не устанавливает возможности отстранения родителей (усыновителей) и совершеннолетних детей (усыновлённых), уклонявшихся от выполнения возложенных на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя (ст. 1191).

Гражданский кодекс Республики Беларусь расширяет круг лиц, которые могут быть отстранены от наследования вследствие неисполнения лежащих на них обязанностей по содержанию наследодателя, включая в него не только родителей и детей, в том числе усыновителей и усыновлённых, а всех граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу акта законодательства обязанностей по содержанию наследодателя, если это обстоятельство подтверждено в судебном порядке (ст. 1038).

Модельный Гражданский кодекс СНГ предложил сохранить за супругами место в первой очереди наследников (ст. 1173), что было воспринято всеми государствами – участниками СНГ2. Однако, учитывая проблемы увеличения случаев фактического прекращения брака, на этот счёт Модельный Гражданский кодекс СНГ предложил адекватное правило, что по решению суда супруг может быть устранён от наследования по закону за исключением наследования обязательной доли в наследстве на основании ст. 1180 настоящего кодекса, если другие наследники по закону докажут, что брак с наследодателем фактически прекратился до открытия наследства и супруги в течение не менее пяти лет до открытия наследства проживали раздельно (п. 2 ст. 1181). Таким образом, модельное законодательство устанавливает два условия отстранения от наследства –
фактическое прекращение брака до открытия наследства и раздельное проживание в течение не менее пяти лет до открытия наследства. Заметим, что буквальное толкование данной рекомендательной нормы позволяет утверждать, что раздельное проживание должно иметь место не менее пяти лет до открытия наследства, а вот фактическое прекращение брака возможно непосредственно перед открытием наследства, то есть пятилетним сроком последнее не связывается. Как известно, раздельное проживание супругов может быть обусловлено продолжительной болезнью, трудовой деятельностью и т.д., но само по себе оно ещё не свидетельствует о фактическом прекращении брака или его фиктивности.

Многие государства – участники СНГ согласились с подобным предложением (ст. 1143 ГК Республики Узбекистан, ст. 1150 ГК Республики Кыргызстан, ст. 1070 ГК Республики Казахстан3, ст. 1065 ГК Республики Беларусь4). Другие, согласившись с самой идеей отстранения от наследования подобного супруга, сократили срок раздельного проживания до трёх лет (п. 2 ст. 1172 ГК Республики Таджикистан).

Некоторые бывшие советские республики пошли по иному пути, самостоятельно разработав проекты гражданских кодексов (Украина и Грузия), которые стали альтернативными Модельному ГК СНГ, а, в свою очередь, и модельными для других государств (ГК Грузии –
для Азербайджана, Туркменистана и отчасти Молдовы5).

Во многом ст. 1224 Гражданского кодекса Украины6 «Устранение от права на наследование» копирует положения ст. 1153 Модельного Гражданского кодекса СНГ, однако украинский законодатель ввёл справедливое, на наш взгляд, правило, что по решению суда лицо может быть устранено от права на наследование по закону, если будет установлено, что оно уклонялось от оказания помощи наследодателю, который ввиду преклонного возраста, тяжелой болезни или увечья был в беспомощном состоянии (п. 5 ст. 1224 ГК Украины)7. Таким образом, от наследования могут быть отстранены не только лица, на которых в силу закона возлагалась обязанность по содержанию наследодателя8, но и те, кто мог помочь, но «воздержался» от проявления милосердия.9

По вопросу отстранения супруга от наследования украинский законодатель не согласился с рекомендательной нормой Модельного Гражданского кодекса СНГ, установив особое правило, что не имеют права на наследование по закону один за другим лица, брак между которыми недействителен или признан таким по решению суда. Если брак признан недействительным после смерти одного из супругов, то за другим супругом, который его пережил и не знал и не мог знать о препятствиях до регистрации брака, суд может признать право на наследование доли того из супругов, кто умер, в имуществе, которое было приобретено ими за время этого брака (п. 4 ст. 1224 ГК Украины).10 Таким образом, не фактическое прекращение брака, а только его недействительность влечёт отстранение от наследования на Украине. Другие государства также посчитали подобное предложение аморальным или, по крайней мере, несвоевременным, поэтому фактическое прекращение брака не влечёт отстранение от наследования ни в России, ни в Армении.

Гражданское законодательство Грузии является результатом кодификации романо-германского правового типа, максимально отличной как от модельной, так и от советской.11 Поэтому в Гражданском кодексе Грузии система норм, регулирующих отстранение от наследования, выглядит иначе. В статье 1310 ГК Грузии установлено, что не может быть наследником ни по закону, ни по завещанию лицо, которое умышленно препятствовало наследодателю в осуществлении его последней воли и этим способствовало тому, чтобы он или близкие ему лица были призваны к наследованию или была увеличена их доля в наследстве, либо совершил умышленное преступление или иной аморальный поступок против последней воли завещателя, выраженной в его завещании, если эти обстоятельства будут подтверждены судом (недостойный наследник) (ст. 1137 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1132 ГК Туркменистана, п. 1 ст. 1434 ГК Республики Молдова).

Также не могут быть наследниками детей по закону родители, лишённые родительских прав и ко дню открытия наследства не восстановленные в этих правах. Не могут быть наследниками по закону также лица, злостно уклонявшиеся от возложенных на них обязанностей по содержанию наследодателя, если это обстоятельство подтверждено судом (ст. 1311 ГК Грузии, ст. 1138 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1133 ГК Туркменистана). В Молдове не имеют права наследовать по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства, а также родители (усыновители) и совершеннолетние дети (в том числе усыновленные), недобросовестно уклонявшиеся от выполнения возложенных на них обязанностей по содержанию наследодателя, если эти обстоятельства установлены судебной инстанцией (п. 2 ст. 1434 ГК Республики Молдова). Таким образом, круг недостойных по данному основанию в отличие от грузинского наследственного правопорядка сужен до родственников первой степени родства и приравненных к ним.

Обстоятельство, представляющее собой основание для лишения недостойного наследника права наследования, должно быть установлено судом по иску лица, для которого лишение недостойного наследника права наследования влечёт определённые имущественные последствия (ст. 1312 ГК Грузии, ст. 1139 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1134 ГК Туркменистана, ст. 1435 ГК Республики Молдова).

Лицо, уличённое в совершении действий, влекущих утрату права наследования, несмотря на это допускается к наследованию, если наследодатель простит его и это своё решение в ясной форме выразит в завещании, причём отзыв прощения не допускается (ст. 1313 ГК Грузии, ст. 1140 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1135 ГК Туркменистана, ст. 1436 ГК Республики Молдова).

Гражданский кодекс Грузии прямо устанавливает, что утрата права наследования не препятствует наследованию родственников на правах представительства (ст. 1314).12 В гражданских кодексах Азербайджанской Республики и Туркменистана такого уточнения нет, равно как нет и нормы об устранении от наследования по праву представления лиц, которые утратили права наследования, следовательно, и в Азербайджане, и в Туркменистане утрата права наследования не препятствует наследованию родственников на правах представительства. В Молдове представление недостойного наследника не допускается (п. 3 ст. 1504 ГК Республики Молдова).

Если лицо признано судом недостойным наследником после получения наследства, оно обязано возвратить всё полученное по наследству вместе с плодами и доходами (ст. 1316 ГК Грузии, ст. 1142 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1136 ГК Туркменистана, ст. 1437 ГК Республики Молдова). Иск о признании лица недостойным наследником должен быть предъявлен заинтересованными лицами в течение пяти лет с момента, когда это лицо вступило во владение наследством (ст. 1317 ГК Грузии, ст. 1143 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1137 ГК Туркменистана). В Молдове действует годичный давностный срок для предъявления иска о признании лица недостойным наследником, который исчисляется с даты открытия наследства (ст. 1438 ГК Республики Молдова).

Доля лица, лишённого права наследования, переходит к остальным наследникам, призванным к наследованию, и распределяется между ними поровну (ст. 1318 ГК Грузии, ст. 1144 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1138 ГК Туркменистана, ст. 1439 ГК Республики Молдова), кроме случаев, если лицом, лишённым права наследования, был назначен наследник. Последнее правило отсутствует в азербайджанском и молдавском наследственном праве.

В Республике Грузия решением суда супруг может быть лишён права наследования по закону, если будет подтверждено, что брак с наследодателем не менее чем за три года до открытия наследства был прекращен фактически и супруги проживали раздельно (ст. 1341 ГК Грузии).13 Грузинский законодатель в отличие от Модельного Гражданского кодекса СНГ устанавливает единый трёхлетний срок как для раздельного проживания до открытия наследства, так и для фактического прекращения брака перед открытием наследства. Подобные нормы содержатся в кодификациях гражданского права Молдовы, Азербайджана и Туркменистана (ст. 1502 ГК Республики Молдова, ст. 1164 ГК Азербайджанской Республики, ст. 1158 ГК Туркменистана). Также в Гражданском кодексе Грузии установлено, что переживший супруг теряет право наследования, если существовали основания признания брака недействительным и наследодателем был внесён иск (ст. 1342 ГК Грузии, ст. 1503 ГК Республики Молдова, ст. 1159 ГК Туркменистана). Нет подобной нормы только в Азербайджане.

После объявления странами Балтии своей политической независимости начавшийся правотворческий процесс прибалтийских государств изначально не приял всё советское, поэтому либо восстановил правопорядок, действовавший до присоединения к СССР (Латвия), либо пошёл по пути принятия новых законов, учитывая в первую очередь собственные национальные традиции и опыт германской юриспруденции (Литва, Эстония).

Априорное неприятие всего советского, в том числе опыта правового регулирования частных отношений, привело к тому, что в 1990 г.,
заявив о восстановлении своей независимости, Латвия из всех советских республик стала единственной, которая пошла по пути реставрации досоветской правовой системы, что выразилось в 1992 г. в восстановлении двух главных актов прежней латвийской правовой системы – Конституции 1922 г. и Гражданского закона Латвийской Республики 1937 г. (далее – Гражданский закон 1937 г., или ГЗ ЛР), которые с точки зрения современных правовых реальностей и юридической техники выглядят чрезвычайно архаичными.14 Гражданский закон 1937 г. был составлен на основе третьего тома «Свода местных узаконений губерний остзейских» 1862 г., вобравших в себя нормы немецкого, шведского, польского и местного обычного права, многие положения которого безнадежно устарели, поскольку воспроизводят социальные, хозяйственные, земельные отношения и семейно-бытовые устои межвоенной Латвии, часто и не имеющие никакой связи с современными реалиями.15

Институт недостойных наследников в латвийском гражданском законодательстве архитектонически сосредоточен в подразделе пятом «Лишение наследства и завещательного отказа лиц, оказавшихся недостойными» главы восьмой «Прекращение и утрата права наследования» части второй «Наследственное право» Гражданского закона Латвийской Республики 1937 года. Согласно ст. 824 традиционно для многих стран с романо-германской системой права как наследства, так и завещательного отказа лишается как недостойный:

1) тот, кто умышленно причинил смерть наследодателю или ближайшему перед собой наследнику либо умышленно причинил здоровью наследодателя такое повреждение, которое сделало его неспособным составить распоряжение последней воли или отменить его;

2) тот, кто путём насилия или обмана побудил наследодателя к составлению, изменению или отмене распоряжения последней воли либо удержал его от этого;

3) тот, кто злонамеренно устранил составленное наследодателем распоряжение последней воли16;

4) тот, кто совершил подделку распоряжения последней воли наследодателя.

Помимо традиционных оснований, Гражданский закон Латвии предусматривает возможность отстранения от наследства тех, кто:

1) отказался от возложенной на него в распоряжении последней воли опекунской должности или обязанности по воспитанию кого-либо;

2) не исполнил возложенной на него обязанности позаботиться о погребении наследодателя;

3) в течение года после вступления в силу распоряжения последней воли без уважительных причин не исполнил поручение наследодателя (ст. 824 ГЗ ЛР).

Также лишается права наследования переживший супруг, вступающий в новый брак, если он предварительно не разделил с детьми имущество их умершего родителя. В этом случае доля, причитавшаяся пережившему супругу, приращается к долям детей (ст. 825 ГЗ ЛР). Согласно ст. 226 ГЗ ЛР в случае смерти одного из родителей и вступления в новый брак последний по-прежнему остаётся опекуном своих несовершеннолетних детей от прежнего брака, однако обязан сообщить о предстоящем вступлении в брак и разделить имущество умершего, выдать или надлежащим образом обеспечить полагающуюся детям долю имущества. Следует заметить, для предотвращения злоупотребления со стороны подобного родителя такой раздел совершается при участии соответствующего сиротского суда, который в этом случае в целях защиты интересов детей назначает особых опекунов, которые по окончании раздела сразу же подлежат освобождению от своих обязанностей. Если же такой родитель не совершит раздела, то он, как было указано выше, утрачивает право наследования. Надо полагать, в этом случае нет недостойного поведения лица (хотя буквально в ст. 825 ГЗ ЛР говорится:
«...как недостойный лишается...»), а отказ или несовершение раздела приравнивается фактически к отказу от наследства, вследствие чего супруг утрачивает право наследования.

Лишить кого-либо наследства как недостойного (ст. 824 и 825) можно исключительно путём иска, предъявленного только лицом, к которому переходит наследство после лишения, то есть имеющего интерес в иске (ст. 826 ГЗ ЛР). Только в случае умышленного причинения смерти наследодателю или ближайшему наследнику либо умышленного причинения здоровью наследодателя такого повреждения, которое сделало его неспособным составить распоряжение последней воли или отменить его, правом подачи иска наделяются не только заинтересованные наследники, но и прокурор. Иск может быть предъявлен в течение пятилетнего давностного срока со дня возникновения права на предъявление подобного иска (ст. 685 ГЗ ЛР), но в отношении всех тех лиц, которые не по их собственной вине не знали о своём праве предъявления иска о наследстве, срок исчисляется с того дня, когда им стало известно об их праве на предъявление иска (ст. 686 ГЗ ЛР).

В случае лишения кого-либо наследства как недостойного на его место, если по этому поводу нет никаких особых указаний, вступает тот, кто призван к наследованию вместе с отпавшим наследником или непосредственно за ним, независимо оттого, является ли он субститутом или сонаследником, или же ближайшим наследником по закону (ст. 827 ГЗ ЛР).
В случае признания недостойным отказополучателя предмет завещательного отказа в той мере, насколько он ещё существует, причитается, прежде всего, его субституту или, по праву приращения, соотказополучателю, если таковой назначен (п. 1 ст. 818 ГЗ ЛР). Если же не имеется ни субститута, ни соотказополучателя, предмет завещательного отказа остаётся за исполнителем завещательного отказа, а если отсутствует и таковой, то за наследником; при наличии нескольких наследников он подлежит разделу между ними соразмерно их наследственным долям. Тот, на кого возложена только выдача, как, например, исполнитель завещания, не считается исполнителем завещательного отказа и поэтому также не получает завещанного предмета (п. 2, 3 ст. 818 ГЗ ЛР).

Лицо, вступившее на место недостойного, обязано исполнить всё то, что было возложено на последнего, а именно исполнить завещательные отказы, взять на себя долги по наследству и т.д. (ст. 828 ГЗ ЛР), например, выступить опекуном или исполнить обязанности по воспитанию кого-либо, позаботиться о погребении наследодателя, исполнить поручение наследодателя, неисполнение чего лишило права наследования другого наследника, призвав другого к наследованию (ст. 824 ГЗ ЛР).

Если недостойный уже приобрёл и получил то, что ему полагалось, то он должен передать это со всеми плодами и приращениями лицу, вступающему на его место, причём, если в связи с принятием наследства он понёс какие-либо убытки, то не может требовать восстановления прежнего положения, то есть их возмещения (ст. 829 ГЗ ЛР).

Подобно грузинскому наследственному законодательству Гражданский закон Латвии предполагает возможность прощения недостойного наследника, вследствие чего он уже не может быть лишён права наследования по иску заинтересованных наследников, хотя сам наследодатель вплоть до своей смерти может быть отстранён от наследования в завещании самим наследодателем.

Наследодатель (завещатель) имеет право в завещании лишить любого наследника права наследования, не мотивируя это, кроме тех случаев, когда наследник имеет право на обязательную долю. Обязательные наследники могут быть лишены права наследования только в силу соответствующих действительности причин, которые предусмотрены законом и прямо указаны в распоряжении на случай смерти
(ст. 427 ГЗ ЛР).

Восходящий родственник может отстранить нисходящего, если последний:

1) совершил преступное деяние в отношении жизни, здоровья, свободы или чести завещателя, его супруга или его восходящего родственника;

2) выдвинул заведомо ложное обвинение в совершении преступного деяния в отношении завещателя, его супруга или его восходящего родственника;

3) оставил завещателя в беспомощном состоянии в случае, когда имелась возможность оказать ему помощь;

4) вёл расточительный или безнравственный образ жизни;

5) не выполнил возложенную на него законом обязанность содержать завещателя или его супруга;

6) пытался создавать препятствия завещателю в составлении завещания;

7) при жизни наследодателя без его ведома и согласия заключил с каким-либо лицом договор относительно будущего наследства (ст. 428 ГЗ ЛР).

Нисходящие родственники могут отстранить своих восходящих родственников от их обязательной наследственной доли, помимо вышеописанных, также и в том случае, если родители или заменившие их дед или бабка совершенно не заботились о воспитании завещателя (ст. 429 ГЗ ЛР). Только если до составления завещания состоялось примирение наследодателя с его непременным наследником или если наследник исправился в отношении своего образа жизни, то он не может быть отстранён от наследства (ст. 430 ГЗ ЛР).

Наследственное законодательство двух других прибалтийских государств (бывших «прибалтийских сестёр» СССР) в большей степени отвечает современным реалиям, однако, справедливости ради, следует заметить, наследственное законодательство Эстонии в большей степени тяготеет к германскому, а гражданское законодательство Литвы можно назвать удачной компиляцией достижений советской законодательной техники и опыта германской цивилистики.

Согласно Гражданскому кодексу Литовской
Республики не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию лица, которые противоправными умышленными действиями против завещателя, или против любого из его наследников, или против последней воли наследодателя, выраженной в его завещании, способствовали призванию себя к наследованию, если в судебном порядке установлено, что они:

1) умышленно лишали завещателя или его наследников жизни, или совершили покушение на их жизнь;

2) преднамеренно создали обстоятельства, которые препятствовали завещателю до его смерти составить, изменить или отменить завещание;

3) посредством обмана, запугивания или принуждения заставили завещателя составить, изменить или отменить сделанное завещание, или заставили наследника отказаться от наследования;

4) скрыли, подделали или уничтожили завещание (п. 1 ст. 5.6).

Родители будут недостойны наследования после смерти их детей по закону, если они были лишены родительских прав по решению суда, которое не было отменено к моменту открытия последовательности (п. 3 ст. 5.6 ГК Литовской Республики).

Гражданским кодексом Литвы установлен годичный срок для предъявления иска об отстранении от наследования со дня открытия наследства или со дня, когда он узнал или должен был узнать, что наследство было принято другим лицом (ст. 5.8 ГК Литовской Республики). С иском об отстранении лицо может обратиться и после выдачи свидетельства о праве на наследство.

Касаясь вопроса наследования супругами, следует заметить, что Гражданский кодекс Республики Литвы наделяет супруга правом наследования супружеской доли. Так, согласно
ст. 5.13 переживший супруг имеет право наследовать вместе с наследниками первой очереди 1/4 наследства, если наследников трое, кроме него, если же их больше трёх, то он наследует в равных долях с другими наследниками17. Если супруг наследует вместе с наследниками второй очереди, то он имеет право на половину наследства, если же наследников первой и второй очередей нет, то супруг должен унаследовать наследство целиком (ст. 5.13 ГК Респуб-
лики Литвы). Однако предметы домашнего обихода и обстановки переходят по наследству независимо от очереди и доли в наследстве к тем наследникам по закону, которые проживали вместе с наследодателем, по крайней мере, один год перед его смертью (ст. 5.14 ГК Республики Литва). Литовский наследственный закон выбрал очень интересный подход, заключающийся в том, что предметы домашнего обихода и обстановки переходят только к наследникам, но независимо от очереди, и не входят в наследственную массу, но к такому переходу применяются правила о наследовании, поскольку иное прямо не указано.

В отличие от латвийского и эстонского наследственного законодательства Гражданский кодекс Республики Литва устанавливает специальные правила об отстранении супруга от наследования. Так, переживший супруг утрачивает право наследования по закону, если перед открытием наследства наследодатель обратился в суд с требованием о расторжении брака вследствие виновного поведения пережившего супруга и суд установил основания для расторжения брака, либо раздельное проживание супругов было установлено судом, либо было основание для признания брака недействительным при условии, что был подан иск о признании брака недействительным (ст. 5.7 ГК Республики Литвы). Последнее основание отстранения супруга от наследования не применяется относительно супруга, который не был виновен в недействительности брака (например, не знал, что заключает брак с лицом, уже состоящим в браке).

Эстония отказалась от кодификации гражданского права, выбрав путь разработки общего закона о регулировании гражданских правоотношений (Закон Эстонской Республики «Об Общей части Гражданского кодекса», принятый
28 июня 1994 г.18) и принятия специальных законов, посвящённых отдельным подотраслям и институтам гражданского права. Законом
«О наследственном праве» от 15 мая 1996 г.19 неспособными к наследованию считаются лица, которые:

1) совершили преступление против личности, направленное против наследодателя или первоначального наследника и закончившееся их смертью, за исключением содеянного в состоянии необходимой обороны или с прeвышением пределов необходимой обороны;

2) сознательно и противозаконно поставили наследодателя в положение, находясь в котором, он до своей смерти был лишён возможности выразить или изменить свою последнюю волю;

3) путём принуждения или обмана препятствовали наследодателю выразить или изменить свою последнюю волю или таким же образом принуждали его выразить или изменить свою последнюю волю, если наследодатель не имел возможности выразить свою действительную последнюю волю;

4) сознательно и противозаконно устранили или уничтожили завещание или договор о наследовании, если наследодатель уже не имел возможности его возобновить (п. 1 ст. 6). Лицо не имеет права наследовать имущество лица, против которого оно совершило деяние, указанное выше.

Также наследовать ребёнку по закону не может его родитель, лишённый судом родительских прав (п. 1 ст. 6 Закона «О наследственном праве»).

Эстонский наследственный закон устанавливает особое правило, которое не встречается в других бывших республиках СССР, что если наследник не имеет права наследовать, к наследованию призывается лицо, которое наследовало бы в случае смерти неспособного к наследованию лица до открытия наследства, то есть имеет место право представления (ст. 7 Закона «О наследственном праве»). И последнее, иск о признании лица неспособным к наследованию может быть подан только заинтересованным лицом в течение шестимесячного давностного срока, который исчисляется со дня, когда стали известны причины неспособности к наследованию, но не более 10 лет со дня открытия наследства (ст. 8 Закона «О наследственном праве»).

Как известно, закон Эстонии «О наследственном праве (наследовании)» применяет систему наследования по парантеллам, применённую впервые в Германском гражданском уложении, однако в отличие от последнего ограничивается, как и Швейцарское гражданское уложение (кодекс), только тремя парантеллами, поэтому последними призываются к наследованию только деды и бабки наследодателя и их нисходящие. Парантелла представляет собой группу кровных родственников, происходящих от общего предка и его нисходящих. Супруг ни в одну из парантелл не входит, поскольку, как правило, не является кровным родственником, тем не менее с наследниками первой парантеллы он наследует долю ребёнка, но не менее 1/4 из наследства, с наследниками второй – половину наследства, с наследниками третьей – половину наследства, но если какой или какая-либо бабушка и дедушка мертвы, то супруг получает в добавление к половине и их долю, причём, если в третьей парантелле нет их основателей, то есть бабушек и дедушек, а есть, например, их потомки – дяди и тёти наследодателя, то последние не призываются к наследованию, а супруг наследует всё оставшееся после наследодателя имущество (п. 1–4 ст. 16 Закона Эстонии «О наследственном праве (наследовании)»). Если супруг наследует с наследниками второй парантеллы, либо с основателями третьей парантеллы – бабушками и дедушками, то он получает в дополнение к половине также и обычную домашнюю обстановку из супружеского дома, если её объекты не относятся к недвижимости (п. 1 ст. 17 Закона Эстонии «О наследственном праве (наследовании)»). Данная привилегированная доля не является наследством, поэтому к такому правопреемству правила о наследовании не применяются (п. 2 ст. 17 Закона Эстонии «О наследственном праве (наследовании)»).

 

 

1 Пригода Н.П. Наследники по закону: сравнительный анализ законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – 2005. –
Т. 5. – № 6; Она же. Отстранение недостойных наследников от наследования по закону / Научно-практическая конференция, посвящённая памяти профессора Ф.А. Зайкова, 1 ноября 2005 г. // Сборник научных трудов. – Бишкек: КРСУ, 2006.

2 Пункт 1 ст. 1142 ГК РФ, ст. 1135 ГК Республики Узбекистан, ст. 1142 ГК Республики Кыргызстан, ст. 1061 ГК Республики Казахстан, п. 1 ст. 1057 ГК Республики Беларусь, п. 1 ст. 1166 ГК Республики Таджикистан,
ст. 1336 ГК Грузии, п. 1 ст. 1500 ГК Республики Молдова, ст. 1159.1.1 ГК Азербайджанской Республики, п. 1
ст. 1154 ГК Туркменистана, ст. 1224 ГК Украины, ст. 1216 ГК Республики Армения.

Тексты гражданских кодексов государств СНГ приводятся по информационно-справочной правовой базе данных «Законодательство стран СНГ Он-лайн» // http://www.adviser.kg/base_sng. //show.fwx?Regnom=8062 (на 1.03.2007 г.).

3 Гражданский кодекс Республики Казахстан / Науч. ред. и предисловие Н.Э. Лившица, к.ю.н. И.П. Грешникова. – М., 2002. – С. 345.

4 Чигир В.Ф. Новый Гражданский кодекс Республики Беларусь // Юстиция Беларуси. – 1999. – № 1. – С. 5;
ГК Республики Беларусь / Науч. ред. и предисловие д.ю.н., профессора, заслуженного юриста РБ В.Ф. Чиги-
ра. – СПб., 2003. – С. 983–985; Коваленко И. Вопросы наследственного права в российском и белорусском законодательстве (сравнительный анализ) // Юстиция Беларуси. – 2003. – № 4–6.

5 Кибак Г. Гражданское право. Краткий курс лекций. – Кишинэу, 2002; Мариеску А. Вольные сделки в наследственном праве: завещание и дарение: Дис. д-ра юрид. наук. – Кишинёв, 2006.

6 Об основных началах современного украинского наследственного права см.: Довгерт А.С. Вступительная статья / ГК Украины. – Харьков, 2004. – С. 17; Опрышко Л. Об особенностях наследования по новому Гражданскому кодексу Украины и их влиянии на судебную практику // Юридическая практика. – 2006. – № 19.

7 Фурса С.Я., Фурса Є.І. Спадкове право. Теорія і практика // Навчальний посібник. – Атіка, 2002. – С. 201 и сл.

8 Мироненко В.П. Ответственность родителей за ненадлежащее воспитание детей за семейным и гражданским законодательством Украины: Автореф. дис. канд. юр. наук. – Киев: Киев. нац. ун-т им. Т. Шевченко, 2001; Рябоконь Е.О. Наследственное правовідношення в гражданскому правые: Автореф. дис. канд. юр. наук. – Киев: Киев. нац. ун-т им. Т. Шевченко, 2002.

9 Доліненко Л.О., Доліненко В.О., Сарновська С.О. Цивільне право України. – К., 2006. – С. 338.

10 Об основных началах современного украинского наследственного права см.: Довгерт А.С. Вступительная статья / ГК Украины. – Харьков, 2004. – С. 17; Опрышко Л. Об особенностях наследования по новому Гражданскому кодексу Украины и их влиянии на судебную практику // Юридическая практика. –
2006. – № 19 / Цит по: http://www.yurpractika.com/ article.php?id=10006004.

11 Чантурия Л. Введение в Общую часть гражданского права Грузии. – Тбилиси, 1997. – С. 5–10; Елисеев И.В., Коновалов А.В. Предисловие к Гражданскому кодексу Грузии // ГК Грузии. – СПб., 2002. – С. 8–9.

12 В ГК Грузии право представления названо представительством, что ещё в большей степени вводит в заблуждение, поскольку представлять умершее лицо ни фактически, ни формально невозможно. Выше было указано, что право представления условно можно назвать квазипредставительством, подобно тому, как обязательства из неосновательного обогащения (кондикционные обязательства) называют квазиделиктными.

13 Чантурия Л. Введение в Общую часть гражданского права Грузии. – Тбилиси, 1997. – С. 5–10; Елисеев И.В., Коновалов А.В. Предисловие к Гражданскому кодексу Грузии // ГК Грузии. – СПб., 2002. – С. 8–9.

14 Свиб А.В. Гражданский закон Латвии 1937 года: Обзорная статья // ГК Латвийской Республики / Науч. ред. и пред. Н.Э. Лившиц. – СПб., 2001. – С. 7–20.

15 Багиров В. Гражданское право Латвии на сломе эпох // Балтийский юридический журнал. – 2004. –
№ 1. – С. 23–24.

16 В данном случае речь идёт об уничтожении завещания, составленного домашним порядком.

17 Если наследник всего один, то супруг получает 1/4 наследства, а наследник по закону – 3/4; если наследников двое, то супруг получает 1/4, а двое наследников делят между собой 3/4; если наследников трое, то все получают по 1/4.

18 Парламентские акты Эстонии. – 1994. – № 42/43. – С. 889.

19 Парламентские акты Эстонии. – 1996. – № 38. – С. 752.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100