Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

О признании правовых актов и юридических действий непризнанных государственных образований

24.09.2007

Федеральная нотариальная палата

Исх. № 893/06-13 от 19.06.2007 г.

Министру иностранных дел Российской Федерации  С.В. Лаврову

 

О действии на территории Российской Федерации документов самопровозглашённых государств

 

Уважаемый Сергей Викторович!

В Федеральную нотариальную палату поступают обращения нотариальных палат субъектов Российской Федерации о случаях представления российским нотариусам различных документов, выданных органами Абхазии, Нагорного Карабаха, Приднестровья, Южной Осетии. В частности, для совершения нотариальных действий представлялись документы о регистрации актов гражданского состояния, удостоверяющие личность граждан, подтверждающие правоспособность юридических лиц, нотариальные документы.

Принимая во внимание, что вышеперечисленные государственные образования не признаны Российской Федерацией субъектами международного права, документы, выданные органами самопровозглашённых государств, не должны считаться легитимными и быть приняты российскими нотариусами (ст. 106 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Вместе с тем отказ в принятии документов непризнанных государств существенно нарушает права и интересы представивших данные документы граждан и юридических лиц. Так, например, не может быть заведено наследственное дело, если факт смерти наследодателя подтверждается свидетельством о смерти, выданным соответствующим органом самопровозглашённого государства; удостоверена сделка, заключаемая лицом, предъявляющим для установления личности физического лица либо подтверждения правоспособности юридического лица документ государства, не непризнанного Российской Федерацией; вызывает сомнение законность оформления наследственных прав по завещанию, удостоверенному нотариусом самопровозглашенного государства и т.д.

В связи с изложенным в целях защиты прав граждан и юридических лиц Федеральная нотариальная палата просит сообщить, возможно ли принятие российскими нотариусами для совершения нотариальных действий документов, исходящих из государственных образований, не признанных Российской Федерацией самостоятельными субъектами международного права.

 

С уважением, президент палаты Е.Н. Клячин

 

 

Министерство иностранных дел Российской Федерации

2.07.2007 № 8349/дп

На № 893/06-13 от 19.06.2007 г.

 

Президенту Федеральной нотариальной палаты Е.Н. Клячину

 

Уважаемый Евгений Николаевич!

В ответ на Ваш запрос относительно возможности принятия российскими нотариусами для совершения нотариальных действий документов, исходящих из государственных образований, не признанных Российской Федерацией самостоятельными субъектами международного права, сообщаем следующее.

МИД России исходит из того, что международное право не запрещает государствам признавать действительность некоторых юридических актов органов, осуществляющих фактическую власть на неподконтрольных официальной власти территориях.

Так, в Консультативном заключении «О юридических последствиях продолжавшегося, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН № 276 (1970), присутствия Южной Африки в Намибии» Международный суд констатировал: «Непризнание [суверенитета Южной Африки над территорией Намибии] не должно повлечь лишение населения Намибии каких бы то ни было преимуществ, получаемых от международного сотрудничества. В частности, нелегитимность или недействительность актов Правительства Южной Африки от имени или в отношении Намибии [...] не может распространяться на такие акты, как регистрация рождений, смертей и браков».

Эта позиция была воспринята Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Рассматривая вопрос о легитимности актов Турецкой Республики Северного Кипра, не признанной мировым сообществом в качестве государства, в Постановлении от 18 декабря 1996 г. по делу «Лоизиду против Турции» ЕСПЧ, сославшись на решение Международного суда по Намибии, констатировал: «Международное право признаёт законность некоторых юридических договоренностей и действий [непризнанного образования], например, регистрации рождения, смерти и брака, последствия которых могут игнорироваться лишь в ущерб жителям той или иной территории».

Подобных подходов придерживаются и многие национальные суды иностранных государств (справку для вашего сведения прилагаем).

В целом, можно сделать вывод, что международное право определяет в качестве критерия законности и действительности того или иного акта непризнанного образования соответствие такого акта правам и интересам его жителей, в особенности правам, гарантированным международным правом.

Упомянутый критерий можно применять по отношению к актам органов всех непризнанных образований. Кроме этого, в случае с Приднестровьем следует также руководствоваться Протоколом между Приднестровьем и Республикой Молдова о взаимном признании действия на их территории документов, выдаваемых компетентными органами Сторон от
16 мая 2001 года (прилагается). В соответствии с ним Республика Молдова помимо свидетельств регистрации актов гражданского состояния, удостоверений личности и паспортов признает действительными и другие документы, выдаваемые компетентными органами Приднестровья: водительские удостоверения, свидетельства о регистрации автомототранспортных средств и номерных знаков; документы об образовании; документы, выдаваемые и удостоверяемые нотариальными учреждениями; свидетельства о государственной регистрации юридических лиц; трудовые книжки, документы о трудовом стаже, пенсионные документы, а также документы, подтверждающие право на льготы (при условии их действия на территории Молдавии и Приднестровья); удостоверения, разрешения, лицензии, сертификаты и иные документы, выдаваемые соответствующими органами. Соответственно, не видим причин, по которым эти документы не могли бы признаваться и на территории России.

 

Первый заместитель министра А. Денисов

 

Приложение 1

 

О признании правовых актов и юридических действий непризнанных государственных образований

(справка)

 

В соответствии с международной практикой непризнание мировым сообществом того или иного территориального образования в качестве суверенного государства не означает, что другие государства обязаны не признавать любые правовые акты и юридические действия органов этого образования.

Ещё голландский юрист Гуго Гроций (1583–1645) в своём основополагающем труде «О праве войны и мира» отмечал: «Остаётся сказать несколько слов об узурпаторе власти – не после того, как он приобрёл право в результате долгого владения или контракта, но в то время, пока основание его владения остаётся ещё незаконным. В течение периода властвования узурпатора акты управления, которые он издаёт, могут иметь обязательную силу, возникающую не в силу права, которым он обладает, потому как такого права не существует, но в силу того, что тот, кому в действительности принадлежит суверенитет – будь то народ, король или сенат – предпочитает, чтобы меры, принятые узурпатором, обладали в то же время силой закона во избежание полной неразберихи, которая образовалась бы в результате отмены законов и упразднения судов» (книга I, гл. IV, разд. XV).

Эта концепция нашла отражение в практике судов в отношении признания актов непризнанных государств и правительств.

Так, несмотря на непризнание Соединёнными Штатами Америки образовавшегося после октябрьской революции правительства Советской России, американские суды нередко признавали акты этого правительства.

В частности, в деле «Sokoloff v. National City Bank» 1924 г. Нью-йоркский апелляционный суд отметил, что «с юридической точки зрения непризнанное правительство может вообще не рассматриваться как правительство, если таким будет решение не признающей его власти. На практике же, однако, поскольку правовые концепции редко, если когда-либо, реализуются в полной мере, такой результат необязателен и применяется государствами с самоограничениями, основанными на здравом смысле и справедливости...»1.

Позже в деле «Salimoff & Co. v. Standard oil of N.Y.» 1933 г. тот же суд г. Нью-Йорка отказался признать недействительным декрет советского правительства о национализации нефтяных месторождений2. В ответ на просьбу бывших собственников нефтяных месторождений признать за ними сохранившееся право на землю он отметил: «Признание не создаёт государства. Оно лишь придаёт государству de facto международный статус... Суды могут не признавать советское правительство в качестве правительства de jure до тех пор, пока Государственный департамент не выскажется по этому поводу. Тем не менее они могут подтверждать, что это правительство, поддерживающее внутренний мир и порядок, обеспечивающее национальную оборону и общее благосостояние, осуществляющее связи с нашим и другими правительствами. Отказываться признавать, что советское правительство является правительством, регулирующим внутренние дела государства, означало бы придавать фикции видимость реальности, которую она не заслуживает».

При рассмотрении подобного рода дел британскими судами была разработана так называемая концепция «делегированных полномочий».

Так, в деле «Carl Zeiss Stiftung v. Rayner & Keeler Ltd.» (№ 2) 1967 г. британский суд применил акт ГДР, несмотря на непризнание этого государства Форин Офисом, основываясь на том, что властные полномочия были делегированы правительству ГДР Советским Союзом. В этом деле особого внимания заслуживает мнение судьи Уилберфорса (Lord Wilberforce), которое впоследствии цитировалось практически во всех делах, рассматриваемых британскими судами, в которых возникал вопрос о необходимости признания актов непризнанных государственных образований: «В Соединённых Штатах можно найти некоторые проблески идеи, согласно которой непризнание нельзя доводить до его абсолютного логического конца и в случаях, когда дело идёт о частных интересах, актах повседневной действительности или формальных актах администрации (пределы этого исключения никогда не были чётко определены), суды могут в интересах правосудия и здравого смысла, если не превалируют противоположные соображения государственного порядка, признавать реальные факты и данности, существующие на оспариваемых территориях».

В контексте одностороннего провозглашения независимости Южной Родезией в 1965 г. судья Скэрман в решении по делу о банкротстве «Re James» также отметил: «Я считаю, что в соответствующих делах наши суды признают действительность актов судебной власти, даже если это будут акты судей, незаконно назначенных, или если их авторитет будет исходить от незаконного правительства».

По мнению судьи Дональдсона, высказанному в деле «Gur Corp. v. Trust Bank of Afrika Ltd» по вопросу о правоспособности Республики Сискей (бантустана в ЮАР) быть истцом или ответчиком в суде, «... одно дело относиться как к незаконным к какому-либо государству или правительству, и совсем другое дело относиться как к лицам "вне закона" к жителям этой территории, вследствие чего они не могут эффективно жениться, рожать законных детей, покупать вещи в кредит или осуществлять бесчисленные повседневные действия, имеющие правовые последствия».

В деле «Hesperides Hotels Ltd. v. Aegean Turkish Holidays Ltd.» 1978 г., в котором речь шла об аресте отелей в Северном Кипре правительством Турецкого Федеративного Государства Кипр (предшественником Турецкой Республики Северного Кипра – ТРСК), судья Деннинг отметил: «Если бы мне надо было сделать выбор между этими двумя противоречащими доктринами, я бы не раздумывая утверждал, что суды этого государства могут признавать законы и акты образования, которое обладает эффективным контролем над территорией, даже если это образование не было признано Правительством Её Величества de jure или de facto, по крайней мере – в отношении законов, регулирующих повседневные дела людей, такие как их браки, их разводы, их арендные договоры, их профессиональную деятельность и т.д. – и, более того, что суды могут выслушивать свидетельства о состоянии дел, чтобы определить, обладает ли образование эффективным контролем или нет».

В этом деле судья Деннинг также провёл различие между внешними и внутренними последствиями признания: «Исполнительную власть интересуют внешние последствия признания в отношении других государств. Суды же рассматривают внутренние последствия признания в отношении частных лиц. В той мере, в какой речь идёт о судах, многие считают, что последние должны анализировать реально существующее состояние дел на данной территории, чтобы определить право, которое по-настоящему эффективно и применяется на этой территории, и признавать за ним такой эффект – в отношении его влияния на физических лиц – так как этого требуют правосудие и здравый смысл, при том условии, конечно, что нет соображений государственного порядка, которые бы этому препятствовали».

В более позднем деле 2002 г. «Emin v. Yeltag» рассматривался вопрос о признании решения суда ТРСК о расторжении брака. Суд запросил мнение на этот счёт государственного секретаря Великобритании по международным делам и делам сообщества и получил ответ, согласно которому британские суды должны признавать акты правительства ТРСК, касающиеся прав частных лиц.

Подобного рода юридические вопросы, однако, применительно к актам правительства Тайваня нередко становились предметом  рассмотрения гонконгских судов. При этом, как отметил апелляционный суд Гонконга в решении от 8 июня 1999 г. по делу «CEF New Asia Company Ltd. v. Wong Kwong Yiu, John», решения тайваньских судов могут признаваться без ущерба для позиции, согласно которой Тайвань подчиняется суверенитету Китая, правительство Тайваня не имеет законных оснований, и тайваньские суды не признаются в Гонконге в качестве законных судов.

В деле «Ku Chia Chun & Ors. V. Ting Lei Miao & Ors.» апелляционный суд Гонконга признал существование принципа, сформулированного лордом Уилберфорсом в упомянутом деле «Carl Zeiss Stiftung v. Rayner & Keeler Ltd.», и признал решение тайбэйского районного суда о признании банкротства. Заместитель председателя суда судья Мортимер, в частности, отметил, что он признаёт «существование принципа общего права, согласно которому ограниченное количество актов, принятых теми, кто действительно осуществляет контроль над территорией, но не обладает законной юридической силой или авторитетом, могут быть признаны и применены судами Гонконга на том основании, что суверенная власть заинтересована в надлежащем регулировании дел её населения в пределах затрагиваемой территории при условии, что соответствующие акты прямо не помогают узурпатору, не противоречат публичному порядку и не наносят вреда интересам законного суверена». По мнению судьи Мортимера, принцип, согласно которому ограниченная категория актов «узурпатора» является юридически действительным в силу подразумеваемого мандата со стороны законного правителя, укоренился в истории.

Другой судья в этом деле – судья Годфри – заметил, что в делах о банкротстве не затрагиваются вопросы международного публичного права, так как правила, регулирующие ситуации банкротства по закону домициля – это вопрос частного международного права. Такие дела затрагивают лишь частные интересы, и «в интересах правосудия и здравого смысла» гонконгские суды должны признавать решения о банкротстве тайбэйского районного суда так же, как они признавали бы решения любого другого компетентного суда в подобных делах.

Из японской судебной практики можно привести пример решения районного суда Киото от 7 июля 1956 года. В нём также было отмечено, что «международное частное право призвано найти самое подходящее право... и оно не интересуется регулированием взаимоотношений между суверенными государствами. Следовательно, иностранное право, применяемое по принципам международного частного права, не должно быть ограничено только правом признанных государств и правительств; эффективность иностранного права не должна зависеть от признания».

В некоторых государствах признание судами действительности актов непризнанных государственных образований санкционировано на законодательном уровне. Так, например, в Великобритании некоторые законы для того, чтобы они применялись к таким образованиям, как Тайвань, дают расширительное определение понятия «государство» (Foreign Enlistment Act 1870, Foreign Corporations Act 1991). В США ситуация с Тайванем урегулирована отдельным законодательным актом – Законом об отношениях с Тайванем (Taiwan Relations Act).3 Однако в многочисленных случаях национальные суды признают акты Тайваня и без какого-либо законодательного мандата.

Правомерность признания некоторых актов непризнанных государственных образований была отмечена и международными судебными инстанциями.

Так, в Консультативном заключении «О юридических последствиях продолжавшегося, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН № 276 (1970), присутствия Южной Африки в Намибии» Международный суд ООН констатировал: «В общем, непризнание [суверенитета Южной Африки над территорией Намибии] не должно повлечь лишение населения Намибии каких бы то ни было преимуществ, получаемых от международного сотрудничества. В частности, в то время как действия официального характера, совершаемые правительством Южной Африки от имени или в отношении Намибии после истечения известного мандата, являются незаконными и не имеющими силы, эта несостоятельность не может быть распространена на такие действия, как, например, регистрация рождений, смертей и браков; последствия подобных действий могут быть проигнорированы в ухудшение жителей этой территории» (Международный суд ООН, Reports, 1971, т. 16, с. 56, п. 125 Консультативного заключения).

Этот тезис был включён в заключение после рассмотрения множества различных аргументов в ходе слушаний, которые предшествовали принятию этого документа. Так, представитель Нидерландов заявил членам Международного суда, что непризнание незаконного режима Южной Африки в Намибии «не исключает принятия во внимание факта осуществления полномочий в той степени, в какой принятие этого во внимание необходимо для отправления правосудия в законных интересах того индивидуума, который реально находится во власти упомянутых полномочий» (ICJ, Pleadings, vol. II, p. 130). Представитель Соединённых Штатов сказал, что «это стало бы, например, нарушением прав людей, если бы иностранное государство отказалось признать право жителей Намибии жениться и выходить замуж в соответствии с существующими и имеющими силу законами [...] или считало бы их детей незаконнорождёнными. Какой-либо контракт на продажу товаров также не следует объявлять недействительным просто по причине того, что его (контракт) заключали в соответствии с обычными законами о торговле, применяемыми Южной Африкой в отношении Намибии» (ICJ,
Pleadings, vol. II, p. 503).

В итоге Международный суд отказался от подхода, согласно которому должно отвергаться всё, что связано с незаконными, существующими de facto режимами, несмотря на то, что Генеральный секретарь ООН предлагал поступить именно таким образом.

Этот отказ ещё в более явной форме прозвучал в особых мнениях, которые выразили, отдельно друг от друга, судьи Диллар, де Кастро и Онима (Dillard, de Castro, Onyeama). Судья Диллар (1971, ICJ Reports, pp. 166–167) указал, что формула, заключающаяся в том, чтобы максимально придерживаться принципа «ex injuria jus non oritur» (право не возникает из правонарушения), не является абсолютной, и добавил, что «если было бы иначе, то общей заинтересованности в безопасности сделок чинились бы серьёзные помехи, а дело, связанное с доведением до минимума ненужных лишений и трений, скорее, пострадало бы, нежели выиграло». Судья де Кастро (там же,
c. 218–219) провёл различие между действиями властей de facto Намибии, имеющими отношение к действиям или сделкам, затрагивающим «государственную собственность, концессии и т.д.», и «действиями и правами частных лиц», которые «следует считать правомерными (законность внесения данных в гражданские реестры и в земельный реестр, законность браков, законность решений гражданских судов и т.д.)». Судья Онима заявил, что хотя у третьих стран было обязательство не признавать законность южно-африканского присутствия в Намибии, эта обязанность вовсе не распространялась на «отказ признавать законность действий Южной Африки от имени или в отношении Намибии с учётом того факта, что административный контроль Южной Африки над Намибией (хотя и незаконный) по-прежнему представляет собой управление de facto этой территорией».

Выводы Международного суда по данному делу были приняты на вооружение Европейским Судом по правам человека.

В решении по делу «Кипр против Турции» от 10 мая 2001 г. ЕСПЧ отметил, что «Консультативное заключение Международного суда, понимаемое в совокупности с выступлениями и пояснениями некоторых членов суда, чётко показывает, что в ситуациях, подобных тем, что приводятся в настоящем деле, обязательство игнорировать, не принимать во внимание действия существующих de facto органов и институтов далеко от абсолютного. Для проживающих на этой территории людей жизнь продолжается. И эту жизнь нужно сделать более сносной и терпимой, она должна быть защищена от властей de facto, включая и их суды; и именно в интересах жителей этой территории действия упомянутых властей, имеющих отношение к сказанному, не могут просто игнорироваться третьими странами или международными организациями, особенно судами, в том числе и этим. Думать иначе означало бы вовсе лишать проживающих на этой территории людей всех их прав всякий раз, когда они обсуждаются в международном контексте, это также означало бы лишение их даже минимального уровня прав, которые им положены» (ЕСПЧ, Избранные решения, Москва, 2000 г., т. 2, с. 367, п. 45 решения суда).

Страсбургский суд также отметил, что мнение, выраженное Международным судом в деле о присутствии Южной Африки в Намибии, вовсе не является обособленным: «Оно подтверждено как авторитетными авторами трудов по теме образований de facto в международном праве, так и реально существующей практикой, в частности, постановлениями судов различных государств по вопросу о статусе решений, принимаемых властями образований de facto. Это действительно так, что видно по примерам отношений частных юридических организаций и действий de facto органов власти, затрагивающих такие отношения. Некоторые государственные органы идут дальше, они фактически признали даже действия, имеющие отношения к ситуациям в сфере государственного права, например, предоставив суверенный иммунитет существующим
de facto образованиям, органам и институтам, или отказываясь оспаривать обретение собственности органами таких образований»
(п. 97 решения).

Сам ЕСПЧ, рассматривая до этого вопрос о легитимности актов Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), не признанной мировым сообществом в качестве независимого государства, в Постановлении от 18 декаб-
ря 1996 г. по делу «Лоизиду против Турции» констатировал: «международное право признаёт законность некоторых юридических договоренностей и действий [непризнанного образования], например, регистрации рождения, смерти и брака, последствия которых могут игнорироваться лишь в ущерб жителям той или иной территории» (п. 45 решения суда).

 

МИД России,

июнь 2007 г.

 

Приложение 2

 

Протокол о взаимном признании действия на территории Приднестровья и Республики Молдова документов, выдаваемых компетентными органами Сторон

 

16 мая 2001 года       г. Тирасполь

С целью реализации Совместного заявления руководителей Республики Молдова и Приднестровья от 9 апреля 2001 г., руководствуясь положениями Меморандума «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» от 8 мая 1997 г., Приднестровье и Республика Молдова (далее именуются – Стороны) договорились о нижеследующем:

1. Признавать на территории Приднестровья и Республики Молдова действие следующих документов, выдаваемых компетентными органами Сторон:

а) свидетельств регистрации актов гражданского состояния;

б) удостоверений личности и паспортов;

в) водительских удостоверений, свидетельств о регистрации автомототранспортных средств и номерных знаков;

г) документов об образовании;

д) документов, выдаваемых и удостоверяемых нотариальными учреждениями;

е) свидетельств о государственной регистрации юридических лиц;

ж) трудовых книжек, документов о трудовом стаже, пенсионных документов, а также документов, подтверждающих право на льготы (при условии их действия на территориях Сторон);

з) удостоверений, разрешений, лицензий, сертификатов и иных документов, выдаваемых соответствующими органами.

2. Документы, выдаваемые компетентными органами Сторон для осуществления внешнеэкономической деятельности, согласовываются Сторонами в срок до 1 июля 2001 года.

Документы должны содержать символику Сторон, международно-признанные логотипы и оформляться на языках, используемых Сторонами.

Стороны в установленном порядке уведомляют иностранные государства и международные организации о согласованных сторонами документах.

3. Указанные выше документы должны быть в обязательном порядке засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции по установленной форме.

4. Учреждения юстиции Сторон по просьбе представляют друг другу сведения о действующем или действовавшем на их территории законодательстве и о практике его применения.

5. Стороны обязуются пересылать друг другу без перевода и бесплатно копии актовых записей о регистрации актов гражданского состояния и иных документов, касающихся личных или имущественных прав, или интересов граждан запрашиваемой стороны и иных лиц, проживающих на её территории.

6. Предложить Парламенту Республики Молдова и Верховному Совету Приднестровья рассмотреть вопрос о порядке исполнения на территории Республики Молдова и Приднестровья исполнительных документов, выдаваемых судебными органами сторон.

 

За Приднестровье     И. Смирнов

За Республику Молдова       В. Воронин

 

 

1 Цит. в Damrosch L.F., Henkin L., Craword Pugh R., Schachter O., Smit H., International law, Cases and
Materials, Fourth Edition, St.Paul, Minn.: West Group, 2001. – PP. 305–306.

2 Там же. – PP. 305–306.

3 Как известно, с 1 января 1979 г. США признают в качестве единственного государства китайской нации Китайскую Народную Республику (до этой даты США признавали правительство Республики Китая, укрывшегося после коммунистической революции 1949 г. на Тайване). Тем не менее в том же году в США был принят Закон «Об отношениях с Тайванем». В соответствии с пп. 1 п. «b» разд. 4 этого закона во всех случаях, когда законы Соединённых Штатов ссылаются на иностранные государства, нации, страны, правительства и тому подобные образования, эти ссылки (как и сам закон) применимы по отношению к Тайваню.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100