Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Представление подлинников документов, их копий или справок по запросам судов

21.08.2007

Представление подлинников документов, их копий или справок по запросам судов

 

Л.Г. Письменюк, нотариус г. Омска

 

За десятилетнюю историю журнала «Нотариальный вестникъ» на его страницах неоднократно публиковались материалы, посвящённые проблеме сохранения тайны нотариального действия, в частности, в № 2 за 1998 г. (с. 9), № 2 за 2001 г. (с. 17), № 10 за 2003 г. (с. 30), № 12 за 2003 (с. 49) и № 6 за 2006 г. (с. 60). Большинство из них касалось темы представления сведений или выемки документов по требованию следственных органов в связи с возбуждением уголовных дел. Тем не менее чаще встречаются случаи получения запросов судов по гражданским делам.

Конституцией РФ закреплено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и установлен запрет на распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ст. 24). Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (ст. 18). Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) следует, что ограничения названных выше конституционных прав, сопряжённые с отступлениями от профессиональной тайны, допустимы лишь при условии их адекватности и соразмерности конституционно значимым ценностям и могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения указанных в ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ целей защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (Постановление от 14 мая 2003 г. № 8-П).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) предусматривает такие следственные действия, как обыск (ст. 182) и выемка (ст. 183), в ходе которых уполномоченным лицом могут быть изъяты и документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. Для проведения обыска достаточно постановления следователя, а выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора. До начала выемки следователь предлагает выдать предметы и документы, подлежащие изъятию. Как видим, исключений в отношении сведений конфиденциального характера нет. Но в федеральных законах, регулирующих банковскую, аудиторскую и адвокатскую деятельность, содержатся отдельные статьи, допускающие проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий только на основании решения суда.

В отличие от нотариусов, банкиры, адвокаты и аудиторы, также обязанные в силу избранной деятельности хранить профессиональную тайну, инициировали рассмотрение в Конституционном Суде РФ вопроса о конституционности положений статей УПК РФ, которые, на их взгляд, ограничивают возможность соблюдения установленной действующим законодательством профессиональной тайны, что влечёт ущемление гарантированных Конституцией РФ прав на неприкосновенность частной жизни (ч. 1
ст. 23), на занятие избранной деятельностью (ч. 1 ст. 37), на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48) и т.п. Итогом явились следующие вердикты Конституционного Суда РФ: предполагается необходимость принятия судебного решения о выемке и изъятии путём проведения обыска предметов и документов, содержащих сведения о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (Определение КС РФ от 19 января 2005 г. № 10-О); производство обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального решения невозможно (Определение КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О); не предполагается возможность осуществления выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, в рамках производимых следственных действий по уголовному делу без принятия об этом специального судебного решения (Определение КС РФ от 2 марта 2006 г. № 54-О).

Неоднократно вносились изменения и в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы), но проблемы обеспечения тайны нотариальной деятельности они не коснулись. Закрепив обязанность по хранению тайны нотариального действия и предусмотрев ответственность нотариуса за её нарушение, законодатель прямо не установил гарантии её сохранения в виде превентивного судебного контроля, как это сделано в отношении адвокатской тайны. В силу п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката допускается только по судебному решению, отвечающему требованиям законности, обоснованности и мотивированности – в нём должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Как предписано Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК РФ), гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду. В отличие от уголовного судопроизводства, где обязанность по собиранию доказательств возложена на дознавателя, следователя, прокурора и суд, а правом собирания доказательств наделены подозреваемый, обвиняемый и потерпевший (ст. 86 УПК РФ), гражданское судопроизводство бремя собирания и представления доказательств возлагает именно на участников дела (ст. 56 ГПК РФ). Порядок представления и истребования доказательств по гражданскому делу закреплён в ст. 57 ГПК РФ. Осуществляя правосудие на основе состязательности и равноправия сторон, суд должен сохранять независимость, объективность и беспристрастность и оказывать содействие участникам дела в собирании и истребовании доказательств по их ходатайству при наличии причин, затрудняющих их получение самими этими лицами (п. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Обращаясь к суду с просьбой об истребовании доказательства, участник дела обязан соблюдать установленный законом порядок. Это значит, что его ходатайство должно быть мотивированным. Согласно п. 2 ст. 57 ГПК РФ в ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено следующее:

а) необходимое доказательство;

б) те обстоятельства, которые могут иметь значение для дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством;

в) причины, препятствующие получению доказательства;

г) место нахождения доказательства.

В соответствии с общими началами правового регулирования деятельности властных структур и должностных лиц должно действовать правило «дозволено только то, что прямо разрешено законом». Следовательно, законным будет определение суда об истребовании доказательства при наличии в ходатайстве всех четырёх элементов. В противном случае оказывается, что вместо лица, участвующего в деле, суд принимает на себя обязанность доказывания обстоятельств по делу и необоснованно возлагает эту обязанность на лицо, не участвующее в деле, что законом не предусмотрено.

На практике некоторые суды удовлетворяют ходатайства при наличии в них только элемента «г» или «а» и «г». Например: покупатель недвижимости обратился в суд, поскольку продавец до государственной регистрации сделки умер. Сначала покупатель представил мне запрос мирового судьи о факте заведения наследственного дела, а затем – о выдаче наследственного дела продавца. При подготовке к рассмотрению данного дела для выявления правопреемников продавца суду достаточно было бы получить от нотариуса справку о круге принявших наследство лиц. Направив же в суд любым способом наследственное дело или его копию, я нарушила бы закон, т.к. предоставила бы доступ к сведениям конфиденциального характера лицам, не имеющим к этим сведениям никакого отношения. Судье я зачитала ст. 5 Основ и в ответ услышала традиционное: «Я слышу об этом впервые. Обычно нотариусы дают дела...».

Определение письменных доказательств даётся в ст. 71 ГПК РФ, и в ней указывается, что письменные доказательства представляются в подлиннике или в надлежаще заверенной копии, причём подлинники представляются в случаях, когда:

• обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами;

• дело невозможно разрешить без подлинных документов;

• представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Отсюда вывод: во всех остальных случаях письменные доказательства в суд представляются в надлежаще заверенных копиях. ГПК РФ не содержит специального определения «надлежаще заверенная копия», следовательно, применяется общий порядок. Поэтому свидетельствование копии документа из нотариального архива, как и любое другое нотариальное действие, должно совершаться с соблюдением установленной законодательством о нотариате процедуры, оплачено, а также внесено в реестр нотариальных действий.

Совершение же нотариальных действий по требованию суда и для суда в связи с рассмотрением им гражданского дела законом не предусмотрено.

Как прописано в законе, суд выдаёт стороне запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передаёт на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд (п. 2 ст. 57 ГПК РФ).

Применим ли такой порядок представления доказательства в отношении нотариальных документов? Распространяется ли в полной мере действие ст. 57 ГПК РФ на нотариусов? Будет ли законным представление нотариусом или выдача на руки по запросу суда любому указанному в запросе лицу документа (его копии) из архива нотариальной конторы? Вправе ли нотариус исполнить любой запрос суда или для нотариуса специальным законом установлены ограничения?

Конституция РФ не закрепляет принципа приоритета одних федеральных законов над другими. Известно, что при наличии коллизии между общим и специальным нормативными актами преимущество отдаётся специальному. На это обратил внимание Конституционный Суд РФ, признав, что в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений (Постановление от 29 июня 2004 г. № 13-П).

Статья 57 ГПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий по гражданскому делу норм иных законов, если этими законами закрепляются гарантии прав и свобод участников процесса и иных лиц, а закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений, может ограничить применение отдельных норм ГПК РФ в случае коллизии.

Принятые в 1993 г. Основы предоставили государственным нотариусам возможность перехода на частную практику. Расставшись со статусом «государственный», нотариусы во многом оставили прежнее представление о своих обязанностях, в том числе и практику выдачи названным теперь в ст. 5 Основ органам любых истребуемых ими сведений и документов без учёта появившихся в действующем законодательстве ограничений в данном вопросе и установленной ст. 17 Основ персональной ответственности за умышленное разглашение сведений о совершённом нотариальном действии. Не нарушает ли такая практика права граждан?

В статье 1 Основ закреплено, что нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать в соответствии с Конституцией РФ, конституциями республик в составе Российской Федерации, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путём совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации. К гарантиям нотариальной деятельности отнесены беспристрастность, независимость, подчинение только закону, обязанность хранения тайны совершения нотариального действия. Поскольку нотариальная тайна подлежит обеспечению и защите в связи с реализацией нотариусом своих полномочий, законодатель осуществил соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым являются Основы.

Статьёй 5 Основ на нотариуса возложена обязанность хранить нотариальную тайну, определён круг лиц, которые вправе получать сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях, и чётко очерчены исключения из общего правила. Нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе, запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе и после сложения полномочий или увольнения, за исключением случаев, предусмотренных настоящими Основами. Сведения (документы) о совершённых нотариальных действиях могут выдаваться только лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия. Справки о совершённых нотариальных действиях выдаются по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами, а также по требованию арбитражного суда в связи с находящимися в его разрешении спорами. Справки о стоимости имущества, переходящего в собственность граждан, представляются в налоговый орган в случаях, предусмотренных ст. 16 настоящих Основ.

Справки о завещании выдаются только после смерти завещателя. Выдача подлинников документов из архива нотариуса Основами не предусмотрена вообще, что согласуется с одной из основных функций нотариуса – хранителя документов. Это касается как удостоверенных в нотариальном порядке, так и не удостоверенных нотариально, но представленных для совершения нотариального действия исходящих от юридических лиц и оставленных в делах нотариальной конторы подлинных документов. Хранение нотариусом подлинных документов не только позволяет выдавать дубликаты документов и копии из них, но и обеспечивает доказательства законности совершения нотариального действия. Поэтому выдача подлинника из архива нотариуса – явление исключительное, а любому предъявившему запрос суда лицу, на мой взгляд, недопустимое.

Нотариус обязан по просьбе лица, от имени или по поручению которого совершалось нотариальное действие, выдать дубликат или копию удостоверенного им документа с соблюдением порядка совершения нотариального действия, в том числе и для представления в суд.

Конституция РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ч. I ст. 48). Соответственно государство обязано создать надлежащие условия гражданам для реализации этого конституционного права, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе нотариусам, – для эффективного осуществления их деятельности. Но из-за коллизии законов на практике нотариусы поступают по-разному: некоторые в случае получения от суда по гражданским делам запроса или при привлечении к участию в деле в качестве свидетеля или третьего лица просят суд вынести определение об освобождении их от обязанности сохранения тайны; другие по запросу суда высылают или выдают на руки справку с указанием сведений, которые необходимы суду.

И такая практика существует притом, что все нотариусы знают: за умышленное разглашение сведений о совершённом нотариальном действии наступает ответственность – обязанность возместить причинённый вследствие этого ущерб (ст. 17 Основ). Следовательно, к ответственности может быть привлечён нотариус, исполнивший запрос суда без учёта установленных в Основах ограничений, а, значит, нарушивший ст. 5, 14, 16 Основ. Ведь освободить нотариуса от обязанности сохранения тайны может только суд и только, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия (ст. 16 Основ). Другие случаи освобождения от обязанности хранения нотариальной тайны действующим законодательством не предусмотрены. Известен пример, когда проигравшая сторона по гражданскому делу обратилась с иском к нотариусу, который по запросу суда выдал на руки договор с прилагаемыми документами. (А если бы на пути в суд или уже в суде подлинники потерялись?!) К счастью, по данному делу суд иск отклонил. Понимаю психологию коллег: большинство граждан даже при нарушении их права на тайну иск не предъявят, а вот в отношениях с судом целесообразнее принцип «лучше передать, чем недодать».

Ко мне поступают запросы судов по имеющимся в их производстве гражданским делам, связанным с наследством. Представившему запрос на наследственное дело или его копию я поясняю содержание ст. 5 Основ, и если это лицо, от имени или по поручению которого совершено нотариальное действие, рекомендую определиться и получить нотариально заверенную копию действительно нужного (на его взгляд) для суда документа. Как правило, этим дело и заканчивается. В других случаях в пятидневный срок даю письменный ответ суду о невозможности выдачи дела или его копии и прошу уточнить интересующие суд сведения для их отражения в ответе на запрос.

По законам логики понятия «справка о совершенном нотариальном действии» и «дело» соотносятся между собой как часть и целое, поэтому нотариус должен ограничиться отражением в справке запрошенных судом конкретных сведений и обязан воздержаться от представления по запросу суда дела или его копии.

Словарь под редакцией С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой толкует нам, что справка – это сведение о чём-нибудь, полученное кем-нибудь после поисков, а также документ с такими сведениями (М., «АЗЪ» Ltd., 1992). В «Советском энциклопедическом словаре» слово «справочник» толкуется как издание, содержащее краткие сведения определённого характера (М., Советская энциклопедия, 1990).

Почему необходим тщательный подход к теме профессиональной тайны? Общеизвестен принцип гласности судопроизводства. Статьёй 10 ГПК РФ установлено, что разбирательство во всех судах открытое, тогда как Указом Президента РФ от 6.03.1997 г. № 188 (в ред. Указа Президента РФ от 23.09.2005 г. № 1111) нотариальная тайна наряду с адвокатской отнесена к сведениям конфиденциального характера. Следует помнить, что переданные в суд документы конфиденциального характера станут доступными, по меньшей мере, всем участникам процесса. Ведь, например, договор с приложениями или наследственное дело содержат ряд документов различного содержания, исходящих от юридических и физических лиц. Может быть, такие лица имеют отношение к данному судебному разбирательству, но не желают разглашения сведений, которые закреплены в полученных нотариусом от них документах или ставших ему известными в связи с совершением нотариального действия, а может быть, эти лица и вовсе не имеют отношения к судебному разбирательству. Но и те, и другие обладают конституционным правом на тайну, а на нотариуса возложена обязанность по её хранению. И дело не только и не столько в предусмотренной законом ответственности за её разглашение, а в обязанности соблюдать закон. Из практики известно, что нередко наследственное дело истребуется по инициативе адвоката, который хочет почерпнуть информацию, не полученную по каким-то причинам от своего клиента. А на каком основании? С учётом того, что доверенность на ведение дел в суде зачастую позволяет представителю возбудить любое дело, не исключена возможность инициирования какого-либо гражданского дела с целью необоснованного получения документов из архива нотариуса. В очень полезной и своевременной статье Н.М. Булгаковой (журнал «Нотариальный вестникъ» № 6 за 2006 г.) правильно отмечается, что поскольку адвокат не включён в приведённый в ст. 5 Основ исчерпывающий перечень лиц, которым могут выдаваться справки о совершённых нотариальных действиях, получить от нотариуса сведения (документы) он может только как представитель своего доверителя при наличии соответствующих полномочий.

Недавно вступил в действие Федеральный закон от 27.07.2006 г. 152-ФЗ «О персональных данных», целью которого является обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. К персональным данным причислена любая информация, относящаяся к определённому или определяемому на основании такой информации физическому лицу. Действия (операции) с персональными данными, включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передачу), называются обработкой персональных данных. В случаях, предусмотренных этим законом, обработка персональных данных осуществляется только с согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

Профессиональная деятельность нотариуса во многом схожа с профессиональной деятельностью адвоката (но на адвоката законом не возложена имущественная ответственность). Конституционный Суд РФ признал следующее: «Одним из условий эффективного осуществления деятельности адвокатов является обеспечение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны, призванный защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23 ч. 1 Конституции РФ) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить её в законодательстве и правоприменении» (Определение КС РФ от 8.11.2005 г. № 439-О).

Изложенное выше в полной мере относится и к отношениям нотариуса и клиента и подтверждает, что основанием для получения судом доказательства, относящегося к нотариальной тайне, является не общее полномочие запрашивать его у должностных лиц и граждан, а установленные законом специальные случаи. Таким специальным законом и являются Основы.

Затронутая тема волнует всех нотариусов. Многие коллеги разделяют изложенную здесь точку зрения, и все едины во мнении, что нотариальным палатам необходимо проявлять больше инициативы в работе с судами по данному вопросу и по ряду других, организовывать участие нотариусов в качестве лекторов в семинарах для судей, что будет способствовать защите прав и законных интересов граждан.

Автор: Письменюк Л.Г.

Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100