Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат как публично-правовой институт

13.07.2007

М.А. Краснов, заведующий кафедрой конституционного и административного права
Высшей школы экономики, доктор юридических наук, профессор

 

Тема моего доклада «Нотариат как публично-правовой институт», но на самом деле я буду говорить о другом. И для начала хочу кое-что вспомнить.

Дело в том, что судьба свела меня с нотариатом еще в 1994 году, когда я работал в службе помощников Администрации Президента (сейчас службы помощников как отдельной структуры нет; есть только помощники). Служба помощников писала тексты Посланий Президента Бориса Николаевича Ельцина. И уже в первом Послании 1994 г. было упоминание о нотариате. Почему в таком стратегическом документе, как Послание Президента, было уделено внимание этому институту?

Главным образом, это было связано с тем, что нотариат стал одной из первых ласточек, несущих «политическую весну», которая, как нам тогда казалось, наступала. Но эта «политическая весна» была похожа на раннюю весну: с одной стороны, начало пригревать солнышко, а с другой стороны, в начале марта ещё не очень уютно: мокро и временами идёт снег. Примерно такими были реальная ситуация и состояние умов. Новорождённый институт независимого нотариата тоже испытывал давление с двух сторон. С одной стороны, было нежелание государства в лице, прежде всего, Минюста выпускать из рук контроль, потому что чиновник хочет контролировать всё. С другой стороны, общество тоже не очень хорошо воспринимало нотариат. Негативному отношению общества к нотариату способствовали как минимум два фактора. Первый заключался в том, что в газетных публикациях часто упоминалось, что некий нотариус участвовал в незаконных приватизационных сделках, помогал их оформлять, порою сам являясь едва ли не членом какой-то преступной группы. Второй фактор состоял в том, что наши граждане (и это вечная проблема) не очень любят людей, которые вдруг неожиданно стали богатеть по сравнению с основной массой людей. Поэтому встала задача «послать сигнал» и обществу, и аппарату о том, что независимый нотариат – это, по большому счёту, гарант цивилизованных экономических отношений.

Только в 1997–98-х годах стало меньше упрёков в адрес нотариата. Это было связано и с тем, что само нотариальное сообщество начало очищаться от людей, которые его компрометируют. Большую роль здесь сыграл президент Федеральной нотариальной палаты Анатолий Иванович Тихенко, который внёс огромный вклад в становление современного независимого нотариата.

Я понимаю замысел руководства Федеральной нотариальной палаты по поводу нынешнего семинара. Мы собрались для того, чтобы поразмыслить, обсудить, подумать над тем, почему нотариусы до сих пор – «чужие среди своих и свои среди чужих»; почему нотариат занимает в обществе недолжное место?

Вы всё время находитесь под угрозой, так сказать, «бюрократического реванша». То и дело возникают проекты, которые стремятся превратить нотариат в то, чем он был до 90-х годов. И тут надо задуматься, почему за вас никто не заступается? Когда государство пытается более жёстко контролировать деятельность, например, некоммерческих, прежде всего, аналитических и правозащитных организаций, за них заступаются все, в том числе лидеры стран «Восьмерки». А нотариат как «сирота», которая пытается защищать себя, но его никто не защищает. Ярких публичных дебатов по поводу судьбы нотариата не слышно ни в Государственной Думе, ни в средствах массовой информации. Эта проблема находится на периферии общественного внимания. В чём дело?

Теперь я должен вроде бы опровергнуть название своего выступления «Нотариат как публично-правовой институт». Во-первых, юридически это не совсем точно. Нотариат, действительно, выполняет публично-властные функции, которые ему делегировало государство, как сейчас модно говорить, – аутсорсинг. Но это не означает, что сам нотариат является институтом публичного права. Главное в природе нотариата то, что это самый натуральный институт гражданского общества – как ни странно это звучит, может быть, для очень многих граждан. Я не знаю, как вы себя сами идентифицируете, но действительно вы – институт гражданского общества. Саморегулируемые организации (этот термин уже вошёл в законодательство) являются как раз институтами гражданского общества. Но нотариат – институт гражданского общества не только потому, что ваша профессиональная корпорация – саморегулируемая организация. Дело ещё и в том, что именно нотариусы помогают гражданам получить ту личную автономию, которая всем нам крайне необходима и которая является важнейшим условием для гражданского общества. Во многом эту личную автономию определяет наличие у человека собственности, причём защищённой собственности, защищённого права собственности. А что лучше всего может защитить собственность? Прежде всего, законность её приобретения. Так вот, именно нотариально удостоверенные сделки помогают обрести уверенность в законности приобретения собственности.

И вот здесь я хотел бы сказать об ошибочной позиции нотариата, как я это понимаю. Мне кажется, вы акцентируете внимание именно на публично-правовых, публично-властных функциях, то есть на том, что от имени государства совершаете нотариальные действия. Но в меньшей степени позиционируете себя именно как институт гражданского общества. Учтите простую вещь – «своими» для государственного аппарата вы никогда не станете, а вот стать «своими» для общества – можете. Но пока, на мой взгляд, это не очень хорошо вам удаётся.

Сегодня модно поносить правозащитников. Наверное, в их деятельности есть перегибы, но общество, если оно хочет быть нормальным обществом, должно понимать, что такой институт ему просто необходим, и заведомо допускать возможность эмоционального перехлеста для этого института, потому что такова его природа. Чтобы защитить, иногда нужно и покричать. Так вот, нотариат, если хотите, это разновидность правозащитной деятельности. В широком смысле нотариат – это институт правовой защиты, потому что к вам обращаются не только сильные мира сего (люди с состоянием или положением), но вынуждены обращаться и люди, имеющие крошечную собственность. Сегодня даже бабушки, владеющие избушками в деревнях, стали, в общем-то, осознавать, что это чего-то стоит. Меняется сознание людей, которые раньше не задумывались о стоимости своих домиков.

И тут я хотел бы вас покритиковать или, если возможно, дать «советы постороннего». Вы должны сделать всё, чтобы общество, те же самые бабушки почувствовали в вас своих защитников. Повторю: это единственная возможность для нотариального сообщества стать сильным, влиятельным институтом гражданского общества, который имеет право голоса, право что-то требовать от государства. Сегодня вы ещё побаиваетесь требовать чего-то от государства. Как добиться повышения авторитета нотариата?

Первое. Несмотря на то, что нотариальные конторы, вроде бы, не государственные, отношение к клиентам, к сожалению, в них часто не очень сильно отличается от того, что мы называем «сов-
ковым» отношением. Люди, приходя к нотариусу, не чувствуют, что они пришли туда, где в них заинтересованы. Даже во многих магазинах становится всё более привычным слышать: «Что вас интересует?», «Чем я могу вам помочь?» А в нотариальных конторах люди не чувствуют атмосферы доброжелательности и поэтому видят в нотариусах государственных чиновников.

Второе. Нотариат пока не очень сильно заметен как институт юридической помощи именно для малоимущих. Я понимаю, что это не входит в законодательно очерченные границы, задачи нотариата, но я говорю не о выполнении в данном случае буквы закона, а о некоей задаче нотариата в обществе, о путях поиска общественной поддержки.

Третье. На мой взгляд, нотариат недостаточно показывает свою необходимость в решении фундаментальной задачи: чтобы экономические отношения стали действительно цивилизованными. Банальные слова, но в стране должен утвердиться стереотип: нотариально заверенная сделка – это прочная гарантия её законности. Я не специалист по пиар-технологиям, но убеждён: стоит обществу узнать, что какая-то крупная, значимая сделка, о которой шумит пресса, не удостоверена нотариусом в силу её сомнительной законности, и уже один этот факт привлечёт общественное внимание к нотариату. Это стало бы в обществе взорвавшейся бомбой: «Оказывается, у нас есть структура и люди, которые могут сказать "нет" ради торжества права!» Вообще, умение сказать «нет» очень важно. Когда человек или институт говорит «нет», на него всегда обращают внимание. Вот этого общество пока не видит.

Четвертое. Плохая связь нотариата с политическими партиями. В конце концов партии у нас таковы, что они постоянно нуждаются в новых идеях, с которыми они могли бы обратиться к своим потенциальным избирателям. Чем не идея –
законность в экономике, благодаря чему экономические отношения становятся гораздо более прозрачными и справедливыми! Вы должны понимать, что ваши защитники – не конкретные должностные лица; ваши защитники – это общество. Но общество не говорит напрямую, оно говорит через своих политических представителей, через партии. Политические партии – это не чиновники, это как бы голос общества, во всяком случае, так должно быть в идеале.

Сказав вам про партии, я должен оговориться, что этот путь сегодня всё же вряд ли приведёт к положительным изменениям в положении нотариата. И причины лежат за пределами этого института. Дело в том, что мы с вами прекрасно понимаем: парламентские выборы не приводят к тому, что победившая политическая сила получает возможность сформировать правительство и, соответственно, проводить тот или иной социально-экономический и политический курс. Буквально на днях вышла моя книжка «Персоналистский режим в России», в которой я попытался доказать, что не из-за наших мозгов, не из-за того, что были одни, а теперь другие фамилии во власти, а именно институционально, конструктивно у нас невозможна политическая конкуренция.

Казалось бы, какое отношение это имеет к вам? Самое прямое. Я говорил, что непродуктивно нотариату апеллировать к государственному аппарату. Однако понимаю, что сегодня ещё менее продуктивно апеллировать к партиям. Отсутствие политической конкуренции ведёт к тому, что все мало-мальски значимые решения рождаются не в результате общественных и политических дискуссий, не в результате парламентских дебатов в той же Государственной Думе, а рождаются именно в государственном аппарате по мотивам, мало кому понятным и известным. Даже стратегические, фундаментальные решения принимаются внутри бюрократической машины.

Беда наша в том, что мы не очень ощущаем причинно-следственные связи. Вокруг чего идут сегодня дискуссии? Вокруг той или иной фамилии: кто будет президентом? Кто будет премьером? Кто будет министром? Кто будет генеральным прокурором? Кто будет спикером? И т.д. Поймите, это совершенно не важно. Это тема отдельной беседы, но вывод очень жёсткий: система устроена таким образом, что раз нет политической конкуренции, то и не имеет особого смысла апеллировать к тем или иным политическим силам.

Я хотел бы закончить тем, с чего начал, и вы поймете, почему я начал с воспоминаний. Можно, конечно, и сегодня поискать в Администрации Президента человека, который болел бы за нотариат. Можно искать какую-то фигуру в Минюсте или Государственной Думе, но такие попытки всё равно не очень продуктивны, ибо сегодня этот человек есть, а завтра – нет: уволили, перевели на другую должность и т.д. Выстраивать будущее на основе договоренности с теми или иными конкретными людьми стратегически бессмысленно. Поэтому путь остаётся один – ассоциировать себя с обществом, пусть даже в условиях отсутствия политической конкуренции. Потому что даже в этих условиях, когда на вас будет совершаться очередное наступление с целью отобрать или сузить ваши функции, урезать тарифы настолько, что сама нотариальная деятельность станет бессмысленной и т.п., даже в таких условиях вы всё-таки должны просить защиты у общества. А для этого вы должны продемонстрировать ему, что нотариат – неотъемлемая часть гражданского общества.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100