Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Процедура совершения морского протеста как элемент экологического процесса

26.03.2007

Процедура совершения морского протеста как элемент экологического процесса

 

М.А. Аленов,

кандидат юридических наук,

доцент кафедры аграрного и экологического права юридического факультета

Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилёва

При детальном анализе морского протеста его эколого-процессуальная сущность, на наш взгляд, представляется очевидной. Экологический процесс – сложное и многогранное явление в современном праве, и описание его специфических характеристик нам представляется эффективным посредством правового анализа отдельных процедур, в число которых следует отнести процедуру совершения нотариусами и консульскими службами актов о морском протесте.

При техногенном загрязнении морских акваторий совершение актов о морском протесте является промежуточным, но при определённых обстоятельствах обязательным звеном в цепи отношений, которые возникают между государством и эколого-пользователем, между капитаном судна и судовладельцем, между получателем и отправителем груза и т.д. Весь этот комплекс отношений предопределяет важность и специфичность нотариального действия и определяет его обособленное место в ряду иных нотариальных действий1.

Само название документа «акт» свидетельствует о том, что он является результатом определенных последовательных процедур, которые достаточно детально регламентированы законом. Кроме законодательства, регулирующего деятельность нотариусов, необходимость и возможность заявления морских протестов капитанами судов предусмотрена положениями смежного законодательства. История развития права показывает, что юридические процедуры часто формируются из обычаев, которые впоследствии санкционируются государством, как это можно наблюдать в случае с морскими протестами. Их необходимость определяется комплексом материальных отношений, нуждающихся в детальных процедурных правилах. В современной правовой науке высказываются различные точки зрения относительно назначения и конечных целей этих юридических процедур.

В.С. Тадевосян полагал, что процессуальная (в том числе и нотариальная. – М.А.) форма целесообразна и необходима тогда, когда в правоохранительной деятельности органов государства требуется установление истины факта правонарушения, а также в спорах, возникающих между гражданами и их коллективами, между ними и государством, его органами, наконец, между последними и общественными организациями2.

Подобная универсальная формулировка, мы полагаем, применима и к нотариальному, и экологическому процессу, хотя, как выше мы отмечали, нотариальная деятельность до настоящего времени весьма редко рассматривалась во взаимосвязи с эколого-пользовательной деятельностью. При существующих темпах развития добывающих отраслей отечественной промышленности увеличение объемов морских перевозок в будущем представляется неизбежным. В этой связи возможные споры имущественного и иного характера, связанные с торговым мореплаванием и  использованием танкерного флота, требуют выработки действенных юридических процедур и совершенствования действующих норм, регулирующих эти хозяйственные процессы.

Характеризуя роль и значение рассматриваемых процессуальных правил, Ю.И. Гревцов справедливо отмечал, что наличие у общества основательно разработанной юридической процессуальной формы является не только непременным условием качественного функционирования механизма правореализации, но вместе с тем и важнейшей правовой гарантией такой реализации3.

Из приведенных позиций отметим, что вне нотариального порядка правореализация при заявлении морского протеста была бы затруднительна или невозможна, однако и его нормативная регламентация, как отметил Ю.И. Гревцов, должна отвечать требованиям времени. В период истории, когда морские протесты только начинали формироваться как документы правового характера, в них отсутствовали те составляющие, которые мы видим в современных морских протестах, заявляемых при загрязнении окружающей среды с судов. Вплоть до ХIX века на мировых морских путях господствовал парусный флот, и рельефное появление экологических проблем стало наблюдаться только с развитием парового (дизельного) судостроения.

Факт морского происшествия, независимо от его причин, порождает правовые последствия, формирующиеся в виде правоотношений, где субъекты этих отношений могут преследовать собственные цели, обусловленные их правовым положением и объективными возможностями правореализации. Таким образом, отправным моментом всегда является факт техногенного загрязнения, который имеет юридическое значение и формирует тем самым цели и интересы лиц, участвующих как в материальных, так и в процессуальных отношениях.

Отношения, формирующиеся в результате техногенного загрязнения окружающей среды, сами, в свою очередь, формируют иные, производные отношения, которые регулируются совокупностью норм целого комплекса нормативных актов. Эколого-правовая составляющая этих отношений диктует необходимость использования правового ресурса различных видов юридического процесса: гражданского, уголовного, административного, контрольного, нотариального и т.д. Субъектами правоотношений, которые мы по ряду причин отнесли к категории эколого-процессуальных, выступают капитан судна, с одной стороны, и нотариус (уполномоченный представитель консульских служб) – с другой. Эти отношения не вписываются в привычные представления о разрешительно-контрольных процедурах и отношениях, которые формируются между властным субъектом и нарушителем, привлекающимся к тому или иному виду юридической ответственности. Отметим также, что нормы, которыми руководствуются капитан судна и нотариус, не совсем вписываются в перечень, чаще всего подвергающийся научному анализу в эколого-правовой литературе.

В рассматриваемом случае, мы полагаем, уместнее будет сфокусировать внимание на механизме реализации эколого-правовых установок посредством применения нотариальных процедур.

Особенность реализации природоохранительных предписаний, писал проф. В.В. Петров, предполагает наличие своего рода промежуточного звена в механизме правового регулирования, расположенного между природоохранительной нормой и эколого-правовым отношением4. Этим промежуточным звеном, по нашему мнению, и может являться один из видов юридического процесса, который и должен выбираться заинтересованными лицами для достижения правомерных целей.

Юридически разноаспектные отношения, формирующиеся при совершении акта о морском протесте, тесно взаимосвязаны между собой, здесь связующим звеном между ними выступают действия носителей субъективных прав, которые, в свою очередь, объединяет необходимость правового оформления факта экологического происшествия на море. Практически аксиоматично, утверждают А.С. Аникин и Л.А. Чеговадзе5, что субъективному праву всегда корреспондирует юридическая обязанность, а вместе они составляют юридическое содержание правоотношения. Право капитана судна заявить морской протест в связи с экологическим происшествием на море предполагает обязанность нотариуса совершить преду-
смотренное законом нотариальное действие. В то же время право капитана в данном случае не является безусловным и может быть реализовано только в случае выполнения капитаном правомерных требований нотариуса. Эти требования нотариусом выдвигаются также не произвольно, а базируются на предписаниях морского, нотариального и экологического законодательства.

Рассматриваемую нами категорию правовых предписаний В.В. Петров именует нормами-гарантиями и определяет их действие в двух направлениях. Во-первых, он считает, что эти нормы обеспечивают процесс экологизации законодательства; во-вторых, способствуют переводу экологизированных норм в реальное хозяйственное правоотношение. Они устанавливают материальные, организационные, правовые, идеологические гарантии исполнения экологического императива6. Добавим здесь, что спектр возможных правоотношений не ограничивается хозяйственно-правовыми пределами, поскольку хозяйственная сфера – не единственная область формирования отношений, включаемых в разряд эколого-процессуальных отношений.

Загрязнение морских акваторий в судоходных зонах относится к категории аварийных загрязнений при отсутствии в действиях предполагаемых виновников признаков умысла на совершение экологического преступления7. Учитывая, что крайне редкими являются случаи привлечения виновных к уголовной ответственности, то вполне объяснимо обращение в современных научных исследованиях к так называемым нетрадиционным видам процесса. Они могут предполагать ответственность и одновременно обеспечивать правовую защиту участников этого процесса, независимо оттого, последуют в будущем какие-либо санкции или нет.

В этой связи еще раз отметим, что совершаемое нотариальное действие при выражении соответствующей воли капитана судна должно рассматриваться именно как один из видов юридического (экологического) процесса. Этот процесс характерен тем, что:

– предполагает наличие в формирующихся правоотношениях специальных субъектов;

– предполагает обращение к уполномоченным лицам (органам), перечень которых строго определён законом;

– требует соблюдения нормативных временных рамок;

– состоит из ряда юридически значимых действий с обязательным соблюдением прав участвующих в названном процессе субъектов;

– заканчивается составлением регламентированного законом документа;

– отправным моментом для проявления инициативы со стороны капитана является факт техногенного загрязнения моря;

– действия нотариуса предполагают возможность возникновения и разрешения судом экологического спора и т.д.

Отметим отдельно, что составленный нотариальный документ распространяется не только на лиц, участвовавших в совершении этого нотариального действия. Публично-правовой характер действий нотариуса в этом случае проявляется именно благодаря эколого-правовой составляющей названного вида юридического процесса.

Совокупность вышеуказанных действий, порядок которых регулируется не капитаном, а нормативными актами и обязательными требованиями нотариуса, определяет содержание и юридическое значение составляемого нотариального документа.

Характеристики этого нотариального документа ставят вопрос о юрисдикционности нотариальных процедур. Хотя мы отмечали публичный характер действий нотариуса, направленных на охрану общего (природоохранного) интереса, однако с позиций отечественного законодателя констатируем, что юрисдикционных полномочий у нотариуса нет. Но стоит ли заострять внимание на этом моменте, когда нотариальный процесс в рассматриваемом варианте исследуется как элемент экологического процесса? Неоправданность оценки процесса как элемента юрисдикционной деятельности особо отмечается А.П. Гетьманом. Он утверждает, что подобный подход к пониманию сути процесса оказывал и продолжает оказывать далеко не плодотворное воздействие на характер научного поиска в сфере «не процессуальных» отраслей права, к числу которых следует отнести и экологическое8.

Е.П. Шикин представляет универсальное видение юридического процесса ёмким определением, рассматривая его как движение материального права от момента его создания до полной реализации (применения)9.

Исходя из такого понимания юридического процесса, мы позволим себе определить, что юридически значимые действия нотариуса и лиц, обращающихся за совершением данного нотариального действия, представляют собой рельефное проявление характеристик экологического процесса, при котором не играет определяющей роли, является данный процесс элементом юрисдикционной деятельности или нет.

Если экологический процесс рассматривать как разновидность юридического процесса, то следует согласиться с В.Н. Протасовым, который в целом юридический процесс относит к тем сложным понятиям, определения которым можно найти лишь на пути поэтапной конкретизации наиболее общих категорий через разработку промежуточных определений – характеристик10.

Мы уже неоднократно отмечали, что традиционно, когда в правовой литературе затрагивалась тема процесса, то подразумевались привычные рамки, определяемые уголовным, гражданским либо административным процессом. Нормы, которые регламентируют названные виды процесса, уже кодифицированы и на сегодня представляют собой стройную систему. Вычленить из кодифицированных актов нормы, которые относятся только к экологической сфере, сложно, поскольку многие из них представляют собой универсальные нормы, используемые в различных направлениях правоприменительной практики. Более правильным, по нашему мнению, было бы рассмотрение этих нормативных положений в качестве базовых процессуальных установок, которые нуждаются в дополнительном процессуальном ресурсе. Этот ресурс обеспечивают нормы, которые регламентируют нетрадиционные сферы юридического процесса. Мы взяли на себя смелость представить подобное видение рассматриваемой ситуации на том основании, что в традиционных процессуальных рамках невозможно было бы выполнить те действия по совершению актов о морском протесте, которые регламентированы нотариальным, экологическим и смежным законодательством.

К вопросам экологического процесса обращались и ранее, однако, ввиду именно господствовавших в юридической науке представлений о процессе, научные выводы не всегда имели законченный вид. В то же время наблюдаемые в эколого-правовой литературе векторы научных поисков свидетельствуют о необходимости детального исследования всех составляющих такого правового явления, как юридический процесс.

Сложности с определением правовой природы экологического процесса объяснимы категориями объективных причин, а в современном положении эколого-правовой науки термин «экологический процесс» пока еще не получил широкого распространения. Эколого-правовая отрасль в основном понимается как отрасль материального права, что является обоснованным, если исходить из круга «основных» общественных отношений, которые должны регулировать его нормы. Во всяком случае, на сегодня можно констатировать то, что основная масса научных поисков ориентирована на исследование материально-правового сегмента эколого-правовой отраслевой науки.

Определим теперь отношения, которые могут быть урегулированы нормами различных отраслей, чьё применение (использование) может иметь место при рассматриваемых нами нотариальных процедурах.

В качестве примера еще раз сошлемся на две статьи Закона Республики Казахстан «О торговом мореплавании»11. Статья 245 этого закона представляет перечень отношений, которые возникают при столкновении морских судов, а статья 246 закона содержит перечень отношений, возникающих при причинении ущерба от загрязнения нефтью моря с судов.

Этот же закон содержит обширный перечень норм, регламентирующих процедуру совершения акта о морском протесте нотариусами и должностными лицами консульских учреждений.

Согласно ст. 226 названного закона в случае, если во время плавания или стоянки судна имело место происшествие, которое может явиться основанием для предъявления к судовладельцу имущественных требований, капитан судна в целях обеспечения доказательств подаёт заявление о морском протесте.

Данный документ (морской протест) должен содержать полную информацию относительно обстоятельств происшествия и причин, вызвавших его, в том числе информацию об ущербе и о принятых по предотвращению или уменьшению ущерба мерах. Статья 227 закона регламентирует порядок подачи протеста капитаном судна.

Он подается:

1) в порту Республики Казахстан – нотариусу;

2) в иностранном порту – должностному лицу консульского учреждения Республики Казахстан или компетентному должностному лицу иностранного государства в порядке, установленном законодательством соответствующего государства.

Анализируя эти положения статей Закона Республики Казахстан «О торговом мореплавании», можно убедиться в том, насколько они «переплетены» с положениями экологического и нотариального законодательства, регламентирующими порядок совершения актов о морском протесте.

Эти же нормы регламентируют процессуальные сроки, которые являются существенными как для капитана судна, для которого данный документ является базовым правовым документом при выяснении вопросов причин морского происшествия, так и для нотариуса. Именно нотариус в акте о морском протесте должен указать причины пропуска сроков, если указанные в законе временные рамки не были выдержаны капитаном судна или портовыми экологическими службами.

Современное торговое мореплавание предполагает перемещение на значительные расстояния большой массы коммерческих грузов, нефти и нефтепродуктов, ураносодержащих руд, ядовитых и токсичных веществ и т.д. Именно потому, что экологические происшествия в морских акваториях чаще всего связаны с грузом морских судов и используемого ими топлива, оправданным является нормативное определение термина «опасный груз». Данное определение содержится в п. 28 ст. 1 Закона о торговом мореплавании.

Согласно данной статье опасный груз – это груз, который в силу присущих ему свойств при перевозке, производстве погрузочно-разгрузочных работ и хранении может послужить причиной взрыва, пожара или повреждения технических средств, устройств, зданий и сооружений, а также гибели, травмирования или заболевания людей, животных, нанести вред окружающей среде.

Рассматривая эту ситуацию, мы видим, что документ, составляемый нотариусом, содержит в себе сведения об опасном грузе; впоследствии именно такая информация относительно экологических последствий его перевозки может послужить самостоятельным доказательством в юрисдикционном процессе. Нотариус, как мы уже отметили, при оформлении акта о морском протесте связан с процессуальными сроками, кроме этого, его действия сродни действиям следственных и судебных органов относительно документальной фиксации представляемой ему устной информации.

В этой связи можно отчасти согласиться с представлениями отдельных авторов относительно того, что юрисдикционная деятельность включает в себя те процедуры, которые необязательно могут осуществляться государственными органами. Для разграничения их правового положения, по нашему мнению, важным и определяющим моментом является то, что суд и органы, наделенные полномочиями по разрешению каких-либо споров, серьезно разняться по своему нормативному статусу, объёму полномочий, следовательно, объективно не могут быть приравнены друг к другу.

В правовой литературе в число субъектов эколого-процессуальных отношений не включаются нотариусы, тогда как эта категория должностных лиц (государства) и лиц, уполномоченных государством на совершение нотариальных действий (частнопрактикующие нотариусы), в определённых ситуациях играют ключевую роль в оформлении юридических последствий техногенного загрязнения окружающей среды в условиях морских перевозок.

При исследовании вопросов нотариальных процедур, касающихся регламентированных законом случаев участия нотариусов в экологическом процессе, необходимо остановиться на вопросах статуса нотариуса, так как освещение именно этого вопроса представляет собой наиболее сложный вопрос современного нотариального права и законодательства. Ещё раз отметим, что именно нотариус (консул) является уполномоченным государством лицом, следовательно, оформление акта о морском протесте другим лицом сведёт на нет юридическую состоятельность документа, даже если были выдержаны все иные нормативные требования. В этом случае документом в правовых рамках не сможет воспользоваться не только судовладелец для защиты своих интересов в суде, но и сам капитан не будет иметь возможности представить юридически значимые доказательства своей невиновности в своих отношениях с судовладельцем.

Отечественный законодатель по примеру стран с развитыми правовыми системами пошёл по пути экологизации смежных отраслей права, в эколого-правовую науку и нормотворческую практику «проникли» положения и идеи, которые до этого не встречались. В работах проф. В.В. Петрова мы видим первые попытки классификации экологических императивов по их значению: предупредительному, запретительному, восстановительному, карательному и поощрительному12. Применительно к процедуре совершения актов о морском протесте отметим, что действия нотариуса по оформлению актов о морском протесте можно было бы отнести к действиям предупредительного характера; нотариальный акт призван защитить в будущем правомерные интересы участников гражданского оборота, связанного с эколого-пользованием.

Эколого-правовая составляющая данного нотариального акта не всегда является превалирующей: для капитана судна – для него это вопрос ответственности судовладельца и его самого. Однако впоследствии на первый план могут выступить именно вопросы природоохранной направленности, поскольку составляемый нотариусом документ имеет публично-правовые признаки и может быть использован в качестве доказательства сторонами гражданского процесса, где не обязательно будут участвовать судовладелец или капитан судна.

В нормативных актах различного уровня могут содержаться нормы, которые регулируют одновременно отношения материально-правовые и процессуальные. Для наглядности нашей позиции в этом вопросе обратимся к традиционной отрасли – гражданскому праву. В материальном (гражданском) праве регламентированы вопросы, касающиеся сроков обращения в суд в случаях, когда, по мнению заинтересованного лица, его субъективные права были нарушены или находятся под угрозой нарушения. Аналогично, применительно к рассматриваемым нами вопросам, было бы оправданным обращение к законодательству о торговом мореплавании, где мы также наблюдаем регламентацию правил предъявления иска13.

Согласно статье 178 закона «Иск о возмещении ущерба от загрязнения» предъявление исков о возмещении ущерба от загрязнения к судовладельцу, страховщику или лицу, предоставившему финансовое обеспечение исполнения обязательства судовладельцем, осуществляется в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан. Наряду с процессуальными вопросами в этой главе Закона «О торговом мореплавании» имеются детальные материальные нормы – санкции, которые определяют размер денежных взысканий на лиц, допустивших загрязнение морских акваторий14.

Из представленных нами позиций мы можем сделать вывод о том, что ряд положений нормативных правовых актов, которые не всегда можно отнести к отрасли экологического права, регулируют процессуальные отношения, формирующиеся в сфере природопользования. Являясь универсальным процессуально-правовым инструментом, эти нормы определяют относительную самостоятельность эколого-правового процесса, особенность которого заключается в задействовании в нём положений как процессуального, так и материального законодательства.

 

 

1 См. подр.: Аленова А.Х., Аленов М.А., Косанов Ж.Х. Нотариат: учебное пособие. – Караганды: «Болашак-Баспа», 2006. С. 137–144.

2 Тадевосян В.С. Всегда ли необходима процессуальная форма для реализации материального права? // Проблемы соотношения материального и процессуального права. С. 104–105.

3 Гревцов Ю.И. Использование права субъектами юридических отношений: проблемы теории и практики: Дисс. ... д.ю.н. – Ленинград, 1989. С. 181.

4 Петров В.В. Экология и право. – М.: «Юридическая литература», 1981. С. 55.

5 Аникин А.С., Чеговадзе Л.А. Правомочие пользования в структуре абсолютного гражданского права // Бюллетень нотариальной практики, 2006. № 2 (57). С. 36.

6 Петров В.В. Экология и право. – М.: «Юридическая литература», 1981. С. 55.

7 В статье 1 проекта разрабатываемого Экологического кодекса под аварийным загрязнением понимается внезапное непреднамеренное загрязнение окружающей среды, вызванное аварией, произошедшей при осуществлении экологически опасных видов хозяйственной деятельности физических и (или) юридических лиц и представляющее собой выброс в атмосферу, сброс вредных веществ в воду; рассредоточение твердых, жидких или газообразных загрязняющих веществ на участке земной поверхности, в недрах, или образование запахов, шумов, вибрации, радиации; электромагнитное, температурное, световое или иное физическое, химическое, биологическое вредное воздействие, превышающее допустимый уровень.

8 Гетьман А.П. Процессуальные нормы и отношения в экологическом праве. – Харьков: «Основа», 1990. С. 119.

9 Шикин Е.П. Структура юридического процесса и эффективность права // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности / Под ред. В.М. Горшенева. – Ярославль, 1976. С. 10.

10 Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. – М.: «Юридическая литература», 1991. С. 29.

11 См.: Закон Республики Казахстан от 17 января 2002 года № 284-II «О торговом мореплавании» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 2.06.2006 г.). Справочная система «Юрист».

12 Петров В.В. Экология и право. – М.: «Юридическая литература», 1981. С. 66.

13 См.: Закон Республики Казахстан от 17 января 2002 года № 284-II «О торговом мореплавании» (с изменениями и дополнениями на 2.06.2006 г.). Справочная система «Юрист».

14 Статья 174 Закона «О торговом мореплавании» предусматривает ограничение ответственности судовладельца. Так, согласно ч. 1 этой статьи размер ответственности судовладельца в связи с перевозкой опасного груза ограничивается по отношению к одному инциденту общей суммой, исчисляемой в зависимости от вместимости судна.

Данная статья предусматривает возможность ограничения ответственности судовладельца за ущерб от загрязнения моря нефтью по отношению к одному инциденту общей суммой сто тридцать три расчетные единицы на каждую тонну вместимости судна. При этом общая сумма не может превышать 14 млн расчётных единиц.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100