Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат волго-донских земель

23.03.2007

Нотариат волго-донских земель

 

Ю.А. Иванов,

председатель Комиссии по историческому наследию нотариата

Волгоградской области, нотариус г. Волгограда

 

Как вы думаете, кто они были, эти царицынские, камышинские, усть-медведицкие, урюпинские нотариусы? Чем они отличались от нынешних нотариусов? Умом, достатком или партийной принадлежностью? Какие люди обращались к ним за оформлением документов? Знатные дворяне, купцы, казаки, либо ремесленники да крестьяне? А несли ли наказание недобросовестные нотариусы, и награждались ли за усердную службу? Какова роль нотариуса в развитии демократии правового государства и укреплении законности? Масса разных вопросов...

Ответить на них и приоткрыть секреты дореволюционных нотариусов помогут нам нотариальные документы Государственного архива Волгоградской области. Не один день члены Комиссии по историческому наследию Нотариальной палаты Волгоградской области провели в здании архива, открывая раз за разом столетние папки, разыскивая в них уникальные факты и редкостные материалы. Ведь к большинству этих пожелтевших раритетов ещё не прикасалась рука пытливого исследователя и историка.

Знаете ли вы, что в те времена нотариальные документы наши предки оформляли в судебных инстанциях, властных магистратах и ратушах? Ведь тогда ещё не было института нотариата как такового. Обращались волжские просители, к примеру, в Царицынский или Камышинский городовой магистрат, в Дубовскую Ратушу Саратовской губернии, к которой относились эти земли.

Итак, более 700 дел Царицынского городового магистрата находится в этом архиве. Перелистаем их, начиная 1785 года. Среди материалов находим нотариальный документ, касающийся Отечественной войны 1812 г., т.е. нашествия Наполеона. В магистрате в июне 1813 г. слушали: «Прошение капитана Кира Каптеева об уничтожении данного им брату своему штабс-капитану Павлу Каптееву верещаго письма (т.е. доверенности) на управление умением, его, Кира, по бытности его в армии, откуда он ныне возвратился...». Да, немало царицынцев да донских казаков ушло сражаться против французских завоевателей, оставив свой след при оформлении нотариальных документов.

А вот этим документам Дубовской Ратуши, которые поступали от различных людей об опротестовании денежных векселей – более 300 лет! Годы 1792, 1800-й... Немало разных просителей обращалось с заявлениями об утверждении договоров на движимое и недвижимое имущество (купли-продажи строений), о поставке осетровых и икры в столицу империи, продаже крестьян... Документы разнообразны, интересны по содержанию и написанию. Вплоть до сделок известных атаманов Волжского казачьего войска персидских подданных, очень богатых землевладельцев.

Любопытно, что тогда точно так же, как и в наши дни, оформлялось наследство, писались завещания. Духовные завещания начинались обычно так: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ...я, находясь в здравом уме и твердой памяти, заблагорассудил на случай кончины моей...».

Бывало, волжские наследственные дела и документы подвергались мощной проверке временем, вельможами и даже самой императрицей, но поскольку были оформлены правильно, то вступали в законную силу. Благодаря именно такому оформлению духовного завещания сенатора Никиты Бекетова, скончавшегося в имении Отрада под Царицыным, племянник его, российский поэт
И.И. Дмитриев, получил причитавшееся ему немалое наследство, несмотря на козни другого наследника, богача Всеволожского, заручившегося поддержкой Екатерины Второй.

Добавлю, что просвещённая Екатерина подавала примеры в соблюдении наследственного права, как о том свидетельствуют документы. Дословно: «После кончины князя Потемкина осталось страшное движимое и недвижимое имение. Императрица, из уважения к памяти, вошла сама в распоряжение имущества его: бриллианты, золото, серебро и прочие дорогие вещи приказала по беспристрастной оценке взять в свой кабинет и заплатить за него деньги. А недвижимое имение, которое почти всё состояло в Польше, разделить между наследниками по законам».

Пройдя сквозь века, обратимся к году 1866-му. В державе идёт судебная реформа. Утверждено велением времени положение о нотариальной части. Тогда нотариальные служащие были приравнены к государственным, имперским служащим. Нотариусами не могли быть судимые либо материально несостоятельные лица, ведь за законность своих действий нотариусы отвечали перед клиентами всем своим имуществом, как и сейчас. Характерно, что нотариусы тогда привлекались к судебной ответственности не только за действия, «противные службе», но и за безнравственные действия вне службы. Однако нотариусы тех лет могли заниматься коммерческой деятельностью, тогда как сегодняшним нотариусам это запрещено. А вот за свою беспорочную службу нотариусы империи награждались роскошными орденами Св. Анны или Св. Владимира. Но для этого надо было выслужить 35 лет.

Нотариусы подчинялись окружному суду, в частности нотариусы нашего волжского края – Саратовскому окружному суду. Сейчас, как вам известно, такой подчиненности суду нет. История сохранила имя первого старшего нотариуса Саратовского окружного суда, который контролировал наших нотариусов – это титулярный советник Дыбов. Правовой авторитет его был настолько высок, что нотариус Дыбов направлялся в Москву для деловых встреч лично с министром финансов, могущественным С.Ю. Витте.

Архивные документы сохранили имена первых царицынских нотариусов, работавших десятилетиями в городе и имевших полное доверие клиентов, как местных горожан, так и приезжающих сюда для оформления различных сделок и документов купцов, офицеров, мещан, крестьян и дворян из Тамбовской, Рязанской, Воронежской, Астраханской и прочих губерний. Так, в 1873 г. нотариусами в Царицыне трудились Карин Федор Михайлович и Ильинский Иван Афанасьевич, принимая граждан в своих конторах. У Ильинского она располагалась на Преображенской улице, в доме купца Григорьева, заметим, что тогда, как и сейчас, кто-то из нотариусов имел свое домовладение (офис), а кто-то арендовал. Большим авторитетом у горожан пользовался нотариус Соловьев Тимофей Александрович, который обслуживал их более 20 лет. Принимал он клиентов в своей конторе на Астраханской улице, сохранилась старинная фотография, хранящаяся в государственном архиве.

Так, в Царицине в 1904 г. имеется всего три нотариуса, это Соловьев, Церпинский Антон Адольфович да перешедший с должности судьи Кочанов Василий Кононович. Много ли это для бурно развивающегося «Чикаго на Волге», в котором проживают 60 тыс. человек?! А рядом в торгово-купеческой Дубовке трудились в разные годы нотариусами Репников, Гусаков, Музылев и др.

Работы этим нотариусам, как и в наши годы, было предостаточно. Скучать, уж точно, не приходилось. Чернила не успевали просыхать (писали-то перьями) при оформлении купчих на дворовые места с жилыми и нежилыми строениями, закладных крепостей на недвижимое имущество, продажи имений, удостоверение доверенностей, удостоверение договоров на поставку и установку мельниц, мостов.... И бог знает ещё чего.

Господи, а какое множество нотариальных духовных завещаний на наследство было подписано в конторах в присутствии свидетелей! Каких, спросите вы?

В огромных архивных актовых книгах наших нотариусов-земляков зарегистрированы многие тысячи нотариальных завещаний. Крестьяне писали, конечно, самые простые завещания. Добро свое завещали обычно женам. Мещане, чиновники, ремесленники, немного побогаче, завещали недвижимое имущество и движимое имущество муж – жене, жена – мужу. Купцы, дворяне и прочие, имеющие капиталы, завещали своё богатство членам семьи, родственникам и на благородные цели, что было в обычае по России. Наследственное право строго соблюдалось в городах и весях империи, на наших волжских просторах.

В Камышинском уезде самой различной нотариальной деятельностью занимались такие нотариусы, как Сердобов Дмитрий Васильевич, имевший в 1879 г. контору в Камышине, на Никольской улице; Галлер Александр Карлович, принимавший граждан в 1985 г. в конторе на Саратовской улице; к Всеволжскому Константину Васильевичу, в собственности которого был дом на Архангельской улице, спешили заявители в 1899 году. Имя нотариуса Диевского Дмитрия Дмитриевича хорошо знали многие камышане, ибо не единожды посещали его контору на Базарной площади. Большим уважением пользовался нотариус Борисов Николай Федорович, контору которого, по проспекту императора Александра II, хорошо знали купцы и дворяне, офицеры и мещане. О том, старом Камышине, и его людях так красноречиво говорят колоритные картины и открытки тех лет.

Недалече, в слободе Рудня (ныне п. Рудня), обслуживали сельское поселение нотариусы Кербицкий Владимир Павлович, а перед Первой мировой войной и Октябрьской революцией 1917 г. Сурин Аполлон Михайлович.

Конечно, среди нотариусов предреволюционной России
желание демократических перемен было велико, они входили в те или иные партии. Так, царицынские нотариусы Соловьев и Ландышев, как представители либеральной интеллигенции, входили в сильную партию конституционных демократов или кадетов. Слушали в переполненных залах Царицына жгучие выступления лидеров российских кадетов Милюкова, юриста, будущего главы Временного правительства Керенского... Вождь партии российских эсеров Виктор Чернов, вспоминая о днях молодости в Камышине, писал в мемуарах, что их особняк посещали уважаемые люди Камышинского уезда: «нотариус, адвокат, прокурор». Характерно, что государь Николай II был весьма высокого мнения о нотариусах и министра юстиции Макарова, служившего ранее в Саратовской судебной палате, называл не иначе, как «честный нотариус».

Поскольку в правоведах империи бурлил дух свободомыслия, то ему в 1907 г. был поставлен прочный заслон. Специальным указом было запрещено судьям, а также нотариусам состоять в каких-либо политических партиях, «участие в которых воспрещено под страхом наказания». Сегодняшний же нотариус волен сам определять свои партийные позиции.

Пришло время заканчивать путешествие в пространстве и времени. Завершу его замечательными словами дореволюционного историка российского нотариата, не претерпевшими изменений и на сегодняшний день: «Институт нотариусов, как и институт судебный, стремится к водворению порядка, спокойствия и благосостояния общества».

Настало время и нашей волгоградской земле вернуть из глубокого забвения имена нотариусов, которые честно служили народу
и закону России, верили в наступление лучшей и справедливой жизни, были проводниками законности и гарантами справедливости.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100