Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Донотариальный период в системе юридических органов русского государства

09.02.2007

Донотариальный период в системе юридических органов русского государства

 

А.С. Смыкалин,

заведующий кафедрой истории государства и права Уральской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор

 

Период, о котором пойдёт речь в данной статье, можно назвать донотариальным применительно к правовой жизни русского государства.

Как известно, точкой отсчёта истории российского нотариата является 14 апреля 1866 г., когда в ходе Судебной реформы 1864 г., являвшейся буржуазной по своему характеру, было принято Положение о нотариальной части. Но нотариальные действия, естественно, осуществлялись и раньше. Кем и когда? К сожалению, в современной историко-правовой науке эти моменты не нашли должного отражения.

В России первые указания о людях, специально занимавшихся составлением и регистрацией
гражданско-правовых актов, относятся к первой половине XVI века. Некоторые акты, а они назывались «крепости» на холопов, о передаче и закладе вотчин, для большей юридической силы и сохранности вносились в книги опредёленных присутственных мест (холопий приказ, земский приказ и т.п.).

Постепенно формировались нормы, устанавливающие требования к содержанию и форме сделок, а также нормы, ставшие в дальнейшем основой положения о депозите. Например, по исковому закону требовалось, чтобы тот, кто отдал свои вещи на сохранение, непременно имел запись, подписанную принявшим вещи на сохранение, в которой было бы подробно обозначено, какие именно вещи и в каком количестве отданы на сохранение, иначе иск по договору поклажи не принимался в суде.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что ещё в более ранний период, во времена Псковской и Новгородской судной грамоты, в XIV–XV вв., идёт процесс формирования норм, ставших в дальнейшем составляющими элементами нотариального права1.

Русские летописи и хроники свидетельствуют, что уже в XVI в. были специальные люди из сословия «площадных подьячих», которые специализировались на составлении различного рода юридических документов.

Впрочем, их называли и по-другому: писчик, площадный писчик, площадный дьячок, подьячий с площади. Это была своего рода корпорация профессиональных писцов, специализировавшихся на совершении сделок за плату. Поскольку центром таких операций была Ивановская площадь в Москве, то отсюда и название площадный дьячок, или подьячий.

По свидетельству современников, на площади стоял неимоверный гвалт (выражение «кричать на всю Ивановскую»), писцы или дьячки с кувшином чернил и гусиными перьями за ухом, перекрикивая друг друга, предлагали свои «нотариальные услуги».

В литературе высказывалось мнение, что площадные подьячие «и есть зародыш того органа публичной деятельности, который впоследствии вылился в форму нотариата»2.

Вероятно, другие публичные места, площади тоже использовались для совершения нотариальных сделок, и даже существовала своя прерогатива каждого такого места, т.е. шло разделение компетенции3.

В юридической литературе высказывалось также мнение и о том, что первые дошедшие до нас упоминания о нотариальной деятельности относятся к XVI веку4.

Тем не менее элементы нотариальной деятельности прослеживаются гораздо раньше, с X–XI вв., с момента зарождения письменности на Руси, просто люди, отвечающие за сохранность нотариального архива, не назывались тогда нотариусами.

Например, по Псковской судной грамоте доподлинно известно, что одна из копий письменного договора, так называемая запись, сдавалась на хранение в «Троицкий ларь» — Государственный архив Пскова (чем не нотариальный архив!). В случае тяжбы эта копия имела большую юридическую силу, и сделка становилась практически неоспоримой, поскольку ответственность за сохранность такой копии несло государство.

В Новгородской феодальной республике посадники и тысяцкие имели свои печати, которые прикладывались к договорам, что в целом можно рассматривать как удостоверительно-нотариальное действие.

Следовательно, задолго до рождения понятия «нотариус» нотариально заверенные сделки на Руси имели место. Процесс формирования норм, которые впоследствии легли в основу нотариального права, зарождается именно в это время. Наиболее крупный юридический документ XVII в. — Соборное Уложение уже не просто удостоверяет сделки через площадных подьячих, но и в обязательном порядке требует регистрации документов, особенно договора купли-продажи недвижимости в специальном органе государства — Земском приказе.

При Петре I внимание законодателя было обращено на сам порядок совершения актов. По мнению известного русского юриста профессора К. Неволина, принимаемые в то время законодательные акты преследовали две цели: во-первых, установление правительственных органов, которые ведали бы совершением всех актов, устраняли бы устаревших площадных подьячих; во-вторых, обогащение посредством введения гербовой бумаги и установления довольно значительных пошлин, взимаемых с актов при записи их в книги5.

Исторически нотариальные учреждения в России распались на две обособленные части: крепостную и собственно нотариальную.

До буржуазных реформ второй половины XIX в. крепостная часть была представлена следующим образом: при палатах гражданских судов, а в уездах при уездных судах существовали крепостные отделения, состоявшие из писцов, надсмотрщиков и секретаря, которым и было поручено составление актов. Составленный акт вносили в докладную книгу, который должен был поступить на рассмотрение в суд. Удостоверившись в самоличности совершающих акт, в праве продавца или залогодателя на отчуждение имущества и в отсутствии условий чего-либо противозаконного, суд делал отметку на акте «Совершить по указам» и возвращал его надсмотрщику, который вносил акт в крепостную книгу.

Назначение крепостного порядка заключалось в том, как писал известный русский юрист Г.Ф. Шершеневич, «чтобы сделать достоверным и всем известным вещное право и момент его установления...»6.

Тот же профессор Г.Ф. Шершеневич отмечал и несовершенство дореформенной крепостной части: «Крепостной порядок представлял существенный недостаток — не было определённости в моменте перехода вещного права. Акт мог быть совершён в любом месте, и покупщик не был обеспечен, что купленное им имение не продано уже или не заложено в другом месте. Притом совершение крепостных дел возложено было на судебные места, задача которых совсем иная»7.

Кроме того, в крепостных отделениях были распространены различные злоупотребления, в частности, утверждение продажи несуществующего имения, двойная продажа одного и того же имения, сокрытие, запрещение и т.д. Злоупотребления заключались и в сроках. Например, некоторые справки собирались в течение одного дня, а могли собираться и многие месяцы — всё зависело от вознаграждения.

Характерной является пословица, появившаяся в тот период времени. Человек, обратившийся к судебному чиновнику с просьбой узнать, когда же, наконец, завершится его дело, получал неизменный ответ: «Надо ждать», что имело двойной смысл: «надо ж дать взятку» либо «надо ждать» с точки зрения пролонгации во времени. Как говорится, понимай, как хочешь.

Собственно нотариальная часть формировалась в России на протяжении XVIII и первой половины XIX веков.

Итак, кто имел право выполнять нотариальные функции в донотариальный период? Среди этих юридических органов можно выделить четыре группы:

1) публичные (городовые) нотариусы;

2) биржевые маклеры, гоф-маклеры, биржевые нотариусы, корабельные маклеры;

3) узкоспециализированные маклеры: судоходных расправ, государственно-коммерческого банка, частные, слуг и рабочих людей, цеховые, ремесленных управ, Кронштадского общества вольных матросов;

4) при отсутствии нотариуса или маклера их функции исполнялись магистратами, ратушами, думами, таможенными чиновниками, управами благочиния, становыми приставами, торговыми словесными судами.

В России маклеры официально появились в 1717 году. Регламент, или Устав Главного магистрата 1721 г. предусматривал назначение маклеров из купцов в приморских и других «знатных» городах. Согласно Вексельному уставу 1729 г. присяжные маклеры должны были определяться Коммерц-коллегией, Сенатским указом 15 апреля 1762 г. маклеры учреждались во всех городах, где была большая торговля8.

Бурное развитие промышленности и торговли, рост новых городов в первой половине XVIII в. наиболее востребованными сделали частных маклеров и маклеров слуг и рабочих людей.

В Уставе благочиния (или полицейском) от 8 апреля 1782 г. говорится: «маклеру слуг и рабочих людей иметь двери дом, где живёт, отверстыя, и над дверьми вывеску с сими словами: здесь живёт маклер слуг и рабочих людей. И для того, дабы свободно и безостановочно люди ищущие услужения или работы к нему явиться могли, каждый из них для записания своего имени, прозвания, лет и где в городе живёт или пристанище имеет и род служения или работ, в которыя идти намерен...» (ст. 184).

Договор о служении или работе только в том случае имел юридическую силу, если он был записан в специальную маклерскую книгу. Об этом говорит ст. 187: «Договор или условия о служении или работе записать в маклерскую книгу; а именно: 1) кто принимает слугу, служанку или рабочих людей; 2) в услужение или работу; 3) за какую цену; 4) на сколько времени; 5) в каком месте; 6) с каким условием; 7) кого в услужение или работы...».

Все более значимыми становятся и частные маклеры, об этом можно судить исходя из анализа гл. «К» ст. 179. Устава благочиния 1782 г.: «буде кто в части дом построит или ломать хочет, или место, или дом, или иное строение, или сад, или огород купить, или продать, или закладывать, или в заклад брать, или дарить, или онако за собой или за кем укрепить, или в найм отдаёт, или нанимает в доме горницу, покой, конюшню, сарай, погреб, лавку или иное строение в наймы отдаёт, или нанимает, да объявит о том частному маклеру. Ему же, маклеру, записать объявление о том при двух присяжных свидетелях в своей маклерской частной книге...».

Частный маклер, так же как словесный суд и маклер слуг и рабочих людей, не входил в состав полицейских органов, а состоял при них. Включение норм об этих должностных лицах в Устав благочиния — еще одно свидетельство того, что, будучи самостоятельным законом, Устав восполнял Учреждения для управления губерний в отношении городов.

Таким образом, частные маклеры постоянно оттесняли от исполнения нотариальных функций различные государственные учреждения, в том числе полицейские.

Достаточно вспомнить, что ранее органы регулярной полиции выдавали разрешения на возведение, переоборудование и ликвидацию строений, регистрировали эти строения, в первую очередь жилые дома, выполняя при этом и нотариальные, и архитектурно-планировочные, и государственно-регламентирующие функции.

Несмотря на большой исторический промежуток времени, в архивах сохранились документы, относящиеся к деятельности частных маклеров. Так, например, Государственный архив Свердловской области (ГАСО) располагает рядом документов, относящихся к деятельности частных маклеров на Урале по удостоверению сделок в первой половине XVIII века. Эти документы отличает и особый стиль письма9.

Донотариальный период на Урале, в частности, в г. Екатеринбурге (раньше это был уездный город, а губернский — город Пермь), длился с 1723 г., момента появления его на исторической карте России, до сентября 1874 г. — именно с этого периода мы можем говорить о появлении института нотариусов на Урале.

Естественно возникает вопрос, а почему ни с 14 апреля 1866 г. ведётся такой отсчет? Дело в том, что Судебный устав от 20 ноября 1864 г., а позднее и Положение о нотариальной части от 14 апреля 1866 г. на Урале из-за отсутствия средств были введены позднее, почти на десять лет. Анализ неплохо сохранившихся архивных документов XIX в. подтверждает это.

Лишь осенью 1874 г. пермский губернатор дает указание открыть окружной суд в г. Екатеринбурге, и при нём нотариальный архив, а Министерство юстиции России специальным распоряжением Сената, выделяет четыре вакантных места нотариусов в г. Екатеринбурге. В дальнейшем, как показывают документы, идёт процесс испытаний (экзаменов) для занятия в соответствии с требованиями к кандидатам этих мест10.

Как отмечалось выше, в Учреждении для управления губерний от 7 ноября 1775 г. в ст. 290 говорилось об обязательной регистрации сделок в отношении земли и строений в ратуше или магистрате. Это в тот период, когда нотариусов ещё повсеместно не было, т.е. до издания Положения о нотариальной части от 14 апреля 1866 года.

Примером того, что такие нотариальные действия уже производились в донотариальный период, может служить «Книга на записку купчих крепостных 1791 года», тоже неплохо сохранившаяся в фонде Екатеринбургского городового магистрата11 .

В заключение можно отметить, что возникновение нотариальных дел связано с развитием, прежде всего, гражданско-правовых отношений. В донотариальный период не было и единства органов, осуществлявших нотариальные действия. Так, например, в XVIII в. нотариальные дела передавались несколько раз в различные учреждения. Ими занимались гражданские, уездные суды, крепостные отделения, ратуши и магистраты, экспедиции гражданских судов. Тем не менее в Россию в первой половине XIX в. приходит капитализм, и уже такая пестрота донотариальных органов не отвечает потребностям времени.

Появляется большое количество маклеров и так называемых публичных нотариусов, которые записывали протесты в неплатеже векселей и отсрочки в платежах. Об этом уже говорилось в Вексельном уставе 1729 г., но пока маклеры и нотариусы учреждаются исключительно для торговых сделок.

Устав благочиния был первым документом, уже не возлагавшим исполнение нотариальных функций собственно на полицейские органы, органы перераспределяли эту функцию на частного маклера.

Так, с принятием Временного положения о нотариальной части 1866 г. начинается новый этап в истории российского нотариата. Пестрота и неопределённость были упразднены. Все прежние должности, имевшие отношение к нотариальной деятельности: маклеры, чиновники, исполнявшие крепостные записи, а также «публичные нотариусы», — были упразднены, и теперь обязанности по совершению и засвидетельствованию юридических актов стали исполнять младшие нотариусы, их помощники и старшие нотариусы. На смену периоду донотариальному приходит нотариальный, но это уже следующая страница истории юридических органов российского государства.

 

 

1 Беляев И.Д. История русского законодательства. — СПб., 1999. — С. 102.

2 Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Нотариальное право. Учебник. — М., 2006. — С. 169.

3 Злотников М.Ф. Подьячие Ивановской площади. К истории нотариата Московской Руси. Пг., 1916. — С. 5.

4 См. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Нотариат в Российской Федерации. — М., 2001. — С. 15.

5 Неволин К. История российских гражданских законов. Т. 2. Кн. 2. — СПб. — С. 58–59.

6 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1995. — С. 144.

7 Там же. — С. 146.

8 Российское законодательство Х–ХХ вв. Т. 5. — М., 1987. — С. 409.

9 ГАСО (Государственный архив Свердловской области). Ф. 774. Оп. 1. Ед. хр. 47.

10 ГАСО. Ф. 11. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л.Л. 2–3.

11 ГАСО. Ф. 106. Оп. 1. Ед. хр. 65.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100