Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Субъекты брачного договора

02.11.2006

Субъекты брачного договора

 

О.А. Фёдорова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

 

Более десяти лет назад вступил в силу Семейный кодекс РФ (далее — СК РФ), пришедший на смену Кодексу о браке и семье РСФСР 1969 года. Указанный период высветил целый ряд серьезных проблем в правовом регулировании отношений, отнесенных к предмету семейного права, в том числе в правовом регулировании имущественных отношений между супругами. Пришло время подвести итоги и сделать соответствующие выводы с целью дальнейшего совершенствования механизма правового регулирования указанных отношений. На конференции, посвященной 10-летию принятия СК РФ, проходившей в декабре 2005 г. в Москве, в качестве «положительного» был отмечен тот факт, что за столь длительный период существования СК РФ в него было внесено всего четыре несущественных изменения. Однако, на наш взгляд, это свидетельствует не столько о совершенстве названного нормативного акта, сколько о сложности существующих в правоприменительной практике проблем, многие из которых до сих пор не нашли своего разрешения даже в научной литературе.

СК РФ воспринял многие положения прежнего семейного законодательства практически в неизменном виде. В то же время разработчики нового кодекса не могли не принимать во внимание серьезные социально-экономические изменения, происходящие в этот период в стране. В результате в кодексе появились нормы, которые являются для российского семейного законодательства абсолютно новыми. К числу таких новелл относится в первую очередь институт брачного договора. Его появление было вызвано необходимостью замены императивного метода регулирования имущественных отношений между супругами диспозитивным.

Спустя десять лет после появления в российском семейном праве этой договорной конструкции можно с уверенностью сказать, что брачный договор прижился на российской почве. В то же время именно вокруг брачного договора ведутся наиболее горячие дискуссии, которые касаются практически всех аспектов его правового регулирования: содержания, порядка заключения, изменения, признания недействительным и т.д.

В настоящей статье речь пойдет о проблемах, связанных с субъектным составом брачного договора. Первая из них касается определения круга лица, имеющих право заключать брачный договор. Вторая связана с вопросом возможности использования при заключении брачного договора института представительства — как законного, так и договорного.

Итак, в соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Таким образом, право заключить брачный договор законодатель предоставил супругам, а также будущим супругам. Сомнений в том, кого относить к категории супругов, нет: это лица, зарегистрировавшие брак в органах ЗАГС. А вот споры вокруг понятия «лицо, вступающие в брак», не утихают с момента принятия СК РФ.

На наш взгляд, в учебной и научной литературе уделяется неоправданно много внимания обсуждению вопроса о том, кого можно считать «лицами, вступающие в брак»1. Почему же, спросит читатель, этой теме посвящается еще одна научная статья? Честно говоря, есть желание поставить в этой дискуссии точку, чтобы перейти к рассмотрению более сложных и актуальных вопросов, связанных с толкованием и применением норм о брачном договоре.

Итак, если бы СК РФ оперировал терминами «лица, имеющие намерение вступить в брак, но на момент заключения брачного договора не подавшие заявление в органы записи актов гражданского состояния» или, напротив, «лица, подавшие заявление о вступлении в брак», спора, по-видимому, удалось бы избежать. В первом случае нотариус, к которому обращаются лица, желающие удостоверить брачный договор, вообще не интересовался бы, на каком этапе реализации находится намерение людей вступить в брак, а во втором — требовал бы представления документа, подтверждающего подачу заявления в органы записи актов гражданского состояния.

Однако законодатель, напомним, говорит о «лицах, вступающих в брак». Попытки толкования этого термина привели к появлению двух противоположных точек зрения. Первая сводится к тому, что под «лицами, вступающими в брак», надо понимать лиц, уже подавших заявление в органы ЗАГС. Такой точки зрения придерживаются, в частности, Н.Е. Сосипатрова и А.Н. Чашин2. Авторы другой точки зрения полагают, что толковать норму ст. 40 нужно шире: под этими лицами понимаются любые мужчина и женщина, которые не состоят между собой в браке.

Таким образом, приходится констатировать, что российский законодатель действительно не совсем четко идентифицировал вторую категорию лиц, которые могут быть субъектами брачного договора. Л.Б. Максимович также считает эту формулировку неудачной, поскольку «она может быть истолкована как необходимость регистрации брака в кратчайший срок после заключения брачного договора, что на самом деле не так»3.

С сожалением приходится констатировать, что сторонники той или иной позиции в своих исследованиях часто смешивают два вопроса. Первый вопрос — кого же именно считать «лицами, вступающими в брак» с точки зрения толкования норм права? Второй — кого целесообразней наделить правом на заключение брачного договора: лиц, уже подавших заявление в органы ЗАГС, или любых мужчину и женщину безотносительно к факту подачи заявления?

Тем не менее, давайте для начала зададимся вопросом: какое практическое значение имеет этот спор? Чего должен опасаться нотариус, к которому обратились мужчина и женщина, желающие удостоверить брачный договор и при этом не подавшие заявления о регистрации брака в органы ЗАГС? К каким негативным последствиям может привести заключение брачного договора лицами, не подавшими заявление в органы ЗАГС к моменту заключения и удостоверения брачного договора? Чаще всего в научной литературе высказывается опасение, что эти лица могут брак так и не заключить. Но, во-первых, такое опасение существует и тогда, когда брачный договор заключают лица, подавшие заявление в органы ЗАГС. Особенно с учетом того, что в случае торжественной регистрации брака ждать таковой приходится по полгода, а этого времени более чем достаточно, чтобы изменить свое решение о вступлении в брак. А, во-вторых, даже если эти лица брак так и не заключат, какие, собственно говоря, юридические последствия может иметь незаключение брака при наличии заключенного брачного договора? Ведь права и обязанности, предусмотренные в брачном договоре, у сторон возникнут только при условии регистрации брака. Если брак никогда не будет заключен, лица, заключившие брачный договор, не будут связаны никакими обязательствами.

Причины, по которым лица предваряют вступление в брак заключением брачного договора, могут быть самыми разными. Возможно, кто-то решится на подачу заявления о регистрации брака только после получения определенных имущественных гарантий, которые найдут воплощение в брачном договоре; кто-то не имеет возможности заключить брак с лицом, с которым заключает брачный договор, поскольку еще не расторгнут предыдущий брак и существуют определенные сложности с его расторжением. Специалисты, считающие, что заключать брачный договор могут только лица, подавшие заявление в органы ЗАГС, полагают, что «иной подход к этому вопросу предполагал бы возможность заключения брачного договора между любыми разнополыми лицами, что вряд ли согласуется с намерениями законодателя, установившего в ст. 40 СК РФ специальный субъектный состав сторон брачного договора»4. Тем не менее, на наш взгляд, никакого «несогласования» с позицией законодателя здесь не усматривается. По мысли законодателя, права и обязанности у сторон брачного договора возникнут лишь с момента регистрации брака, а вот заключить его могут как супруги, так и лица, пока в браке не состоящие.

Единственное, чего в отсутствии однозначной позиции по данному вопросу можно опасаться — это возможности признания брачного договора, заключенного лицами, не подавшими заявления о регистрации брака, недействительным на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), которая гласит: «Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения». Это возможно в случае, если судья, рассматривающий дело о признании брачного договора недействительным, окажется сторонником той точки зрения, что «лицами, вступающими в брак», могут считаться только лица, подавшие заявление в органы ЗАГС. Следовательно, при таком подходе заключенный брачный договор не будет соответствовать требованиям закона, предъявляемым к субъектному составу. В условиях существования в научной литературе различных точек зрения по этому вопросу возможность появления подобного судебного решения выглядит вполне реальной. Однако, на наш взгляд, серьезных аргументов в поддержку такой позиции нет. Не удается обнаружить эти аргументы и в трудах тех авторов, которые считают возможным признание брачного договора недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. Акцент в их работах, как отмечалось ранее, делается в основном на том, что с точки зрения целесообразности и разумности под «лицами, вступающими в брак» следует понимать тех, кто уже подал заявление в органы ЗАГС, а не на том, почему (с точки зрения правил толкования норм права!) под «лицами, вступающими в брак» надо понимать лиц, подавших заявление в органы ЗАГС.

Попробуем обратиться к закону, который в ряде своих статей упоминает о «лицах, вступающих в брак». Речь идет о Федеральном законе «Об актах гражданского состояния». Однако и здесь мы не найдем аргументов в поддержку позиции Н.Е. Сосипатровой, А.Н. Чашина и других авторов: если в одних статьях указанного нормативного акта этим термином действительно обозначаются лица, подавшие совместное заявление о регистрации брака, в других — речь идет о лицах, которые только собираются его подавать. К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 26 названного закона «лица, вступающие в брак, подают в письменной форме совместное заявление о заключении брака в орган записи актов гражданского состояния». Таким образом, ФЗ «Об актах гражданского состояния» относит к лицам, вступающим в брак, и тех лиц, которые заявление еще не подали, а только намереваются это сделать.

Одна из ведущих специалистов в области исследования брачного договора — Л.Б. Максимович — приводит в своих работах следующий серьезный довод, опровергающий позицию Н.Е. Сосипатровой, А.Н. Чашина и других авторов: «говоря о лицах, вступающих в брак, законодатель не имел в виду ограничить последующее за брачным договором заключение брака какими-то временными рамками, что подтверждается тем, что нигде далее в законе не уточняется, как скоро после заключения брачного договора должен быть зарегистрирован брак»5. И действительно, с учетом того, что ни ФЗ «Об актах гражданского состояния», ни какой-либо другой нормативный акт не дают ответа на вопрос: кого понимать под «лицами, вступающими в брак», законодателю в СК РФ следовало бы уточнить, что «лица, вступающие в брак» — это лица, уже подавшие заявление. Поскольку подобное уточнение отсутствует, соответствующую норму следует толковать расширительно.

Таким образом, под «лицами, вступающими в брак» следует понимать лиц, которые на момент заключения брачного договора не состоят между собой в зарегистрированном браке. Факт подачи ими заявления в органы ЗАГС юридического значения для заключения брачного договора не имеет.

Полагаем, однако, что российскому законодателю следовало бы более четко сформулировать норму ст. 40 СК РФ, дабы положить конец этой дискуссии, а главное — избежать возможного недоразумения, связанного с признанием брачного договора недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. Именно так и поступил украинский законодатель, сделав в аналогичной норме СК Украины соответствующую оговорку: в соответствии с п. 1 ст. 92 СК Украины «брачный договор может быть заключен лицами, подавшими заявление о регистрации брака, а также супругами».

Итак, на сегодняшний день нотариус, к которому обращаются лица, желающие удостоверить брачный договор, может отказать в его удостоверении только в следующих случаях. Во-первых, если у нотариуса есть сомнения в добровольности заключения брачного договора. Во-вторых, если какое-либо из условий брачного договора противоречит требованиям закона. И, наконец, если обратившиеся к нотариусу лица не являются лицами разного пола, поскольку по законодательству РФ в брак могут вступить только лица разного пола — мужчина и женщина. Никакие другие обстоятельства нотариуса волновать не должны.

Исследовав вопрос о том, кого же считать «лицами, вступающими в брак», давайте зададимся и другим вопросом: а правильный ли подход избрал законодатель, позволив заключать брачный договор мужчине и женщине независимо оттого, подали они заявление в органы ЗАГС или еще нет?

Так, по мнению А.Н. Чашина, подача заявления в органы ЗАГС свидетельствует о серьезности намерений лиц: «В жизни возможны случаи, когда обещание вступить в брак может быть дано с легкостью, необдуманно, преждевременно. И только целенаправленная деятельность лиц, принявших решение стать супругами, включающая в себя ряд отдельных действий, таких как прибытие в органы записи актов гражданского состояния, предъявление соответствующему работнику документов, удостоверяющих личность, составление текста заявления о регистрации брака, проставление под ним своей подписи и т.п., может свидетельствовать с высокой степенью достоверности об окончательности намерения о вступлении в брак»6. Именно поэтому, с точки зрения А.Н. Чашина, заключать брачный договор можно только после подачи заявления о регистрации брака. В противном случае нельзя говорить о серьезности намерений лиц, заключающих брачный договор.

Многолетняя практика работы с клиентами по семейным делам дает нам право высказать свою точку зрения по данному вопросу. Безусловно, подача заявления о регистрации брака свидетельствует о том, что лица приняли решение вступить в брак. Насколько серьезным было это решение, покажет время. Однако говорить о том, что заключение брачного договора лицами, не подавшими заявления в органы ЗАГС, может свидетельствовать о несерьезности намерений этих лиц, нельзя. Много ли читателю известно случаев, когда граждане, собирающиеся вступить в брак, консультируются у юриста относительно своих прав и обязанностей в браке и в случае его расторжения? Ко мне, во всяком случае, с такими вопросами обращаются крайне редко. А вот прежде, чем заключить брачный договор, лица чаще всего обращаются к специалисту. К тому же, при удостоверении брачного договора нотариус еще раз проинформирует стороны этого договора об их правах и обязанностях. Таким образом, лица, принявшие решение заключить брачный договор, относятся к решению о регистрации брака не менее серьезно, чем лица, уже подавшие заявление о его регистрации. Лица, заключившие брачный договор, обычно более серьезно осведомлены о своих правах и обязанностях. Как правило, это люди старше 25 лет, часто — собирающиеся вступать в повторный брак. Таким образом, собирающиеся заключить брачный договор лица выделяется среди тех, кто собирается вступить в брак, именно своей серьезностью и прагматичностью.

Еще один аргумент, который выдвигается в поддержку возможности заключения брачного договора только после подачи заявления о регистрации брака — это аргумент определенности режима брачного договора. Поясним. Многих волнует вопрос о том, что же будет с брачным договором в случае, если брак так и не будет заключен. Поэтому предлагается так или иначе ограничить период времени, в течение которого лицо «имеет право на заключение брачного договора». Как известно, лица, подавшие заявление о регистрации брака, по общему правилу, могут зарегистрировать его по прошествии одного месяца (абз. 1 п. 1 ст. 11 СК РФ). Таким образом, предлагается, чтобы только в течение этого периода они и обладали правом на заключение брачного договора: по истечении месячного срока договор либо вступает в силу (в случае если стороны брак зарегистрировали) либо прекращает свое юридическое существование (если брак за это время так и не был заключен)7.

По нашему мнению, такой подход приведет только к усложнению ситуации. А вдруг будущим супругам продлят срок для заключения брака (абз. 2 п. 1 ст. 11 СК РФ)? И самое главное: что страшного в том, что брачный договор будет существовать в отсутствие заключенного брака? Ведь, как уже было сказано, никаких юридических последствий вне факта регистрации брака этот договор не порождает.

В литературе также высказываются опасения по поводу того, что в отсутствие поданного в органы ЗАГС заявления одно лицо может заключить брачный договор с несколькими лицами, а потом вступить в брак только с одним из них. Ну и что? А что мешает одному лицу подать заявления о регистрации брака одновременно в несколько органов ЗАГС? Нет в нашем законодательстве механизма, который препятствовал бы этому. Состоять в браке действительно можно только с одним лицом, а собираться заключить брак можно и с несколькими людьми одновременно.

Так, требование о необходимости подачи заявления в орган ЗАГС как условие заключения брачного договора представляется нам надуманным и не выдерживающим критики.

Не меньшее количество споров вызывает и вопрос о возможности применения при заключении брачного договора института представительства. Как известно, к представительству при заключении договора прибегают в случаях, когда сам субъект гражданского права в силу каких-либо причин не может лично осуществить свое право на заключение договора. К таким причинам, во-первых, относится отсутствие у лица полной дееспособности в случае несовершеннолетия лица, а также ограничения дееспособности или признания лица недееспособным в судебном порядке. Указанные лица участвуют в гражданском обороте с помощью своих законных представителей — опекунов или попечителей. Вторая группа причин связана с невозможностью лица лично присутствовать при заключении договора. В таком случае субъекты гражданского права прибегают к договорному представительству.

Однако в связи с тем, что при заключении договора чрезвычайно важно выяснить истинное намерение стороны будущего договора, в законодательстве установлены некоторые ограничения при использовании института представительства. Одно из них содержится в п. 4 ст. 182 ГК РФ, в соответствии с которым не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично. Критериев, по которым та или иная сделка может быть отнесена к категории «личных по своему характеру» ГК РФ не называет. Традиционно в научной литературе к ним относят завещание, заключение брака, выдачу доверенности и т.д.8 Вокруг вопроса об отнесении брачного договора к такого рода сделкам в литературе развернулась широкая дискуссия. Наиболее полно существующие на сегодняшний день точки зрения представлены в работах А.В. Слепаковой и Е.А. Чефрановой9.

По нашему мнению, брачный договор относится к сделкам, которые по своему характеру могут быть совершены только лично. Связано это с семейно-правовой спецификой этого договора. Во-первых, так же, как и брак, брачный договор рассчитан на длительный период действия, предполагается, что он связывает стороны на всю жизнь. Во-вторых, конструкция брачного договора допускает включение в состав общей совместной собственности личного имущества каждого из супругов, как добрачного, так и получаемого в период брака по безвозмездным сделкам. Наконец, в соответствии с п. 2 ст. 42 СК РФ возникновение и прекращение прав и обязанностей, предусмотренных брачным договором, может ставиться в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. В ка-честве таких условий в литературе чаще всего называют рождение ребенка, достой-ное (или, напротив, недостойное) поведение в семье и т.д. Нотариус, удостоверяя брачный договор, обязан проинформировать стороны об их правах и обязанностях и убедиться в том, что заключающие его лица отдают отчет в том, что делают. В условиях, когда брачный договор — конструкция, зачастую не совсем понятная даже юристам, его заключение должно происходить только в личном присутствии сторон будущего договора.

В ситуации с ограниченно дееспособными лицами вопрос, на наш взгляд, должен решаться следующим образом. Поскольку и несовершеннолетние от 14 до 18 лет, и лица, ограниченные в дееспособности в судебном порядке, совершают любые сделки по своей инициативе, однако с согласия своих законных представителей, полагаем возможным заключение ими брачного договора с согласия родителей (усыновителей, попечителей). Определяющим будет то, что инициативу при заключении договора будут проявлять именно будущие стороны этого договора.

Поэтому позволим себе не согласиться с точкой зрения Е.А. Чефрановой, которая полагает, что личный характер брачного договора влечет невозможность заключения его лицами от 14 до 18 лет. «После вступления в брак, приобретя полный объем гражданской дееспособности, юные супруги могут самостоятельно без чьего-либо участия заключить брачный договор», — пишет автор10. Во-первых, «участие» законных представителей (которых и представителями-то в смысле ст. 182 ГК РФ можно назвать только условно) при совершении лицами от 14 до 18 лет различных сделок заключается всего лишь в контроле за разумностью, целесообразностью и законностью совершения гражданином той или иной сделки. Инициатива совершения сделки, как отмечалось, остается за ним самим. Во-вторых, надеяться на то, что после заключения брака несовершеннолетние супруги поумнеют и отнесутся к заключаемому договору более серьезно, к сожалению, не приходится.

При этом необходимо помнить, что заключение брачного договора лицами от 14 до 18 лет, а также теми, чья дееспособность ограничена в судебном порядке, возможно только с разрешения органов опеки и попечительства. Контроль указанных органов обязателен, поскольку в брачном договоре речь может идти об умалении имущественных прав указанных лиц.

Что же касается граждан, признанных недееспособными вследствие психического расстройства, то заключение брачного договора от имени таких лиц их законными представителями (опекунами) считаем невозможным именно ввиду личного характера брачного договора.

 

1 Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт). — М.: Ось-89, 2005. — С. 41–42; Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. — М.: Статут, 2005. — С. 273–274; Крайнова Т.К. Брачный договор и вопросы, возникающие при его удостоверении // Нотариальный вестникъ. — 2005. — № 12; Чашин А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора // Нотариус. — 2006. — № 2 и др.

2 Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. — 1999. — № 3; Чашин А.Н.

3 Максимович Л.Б. Указ. соч. С. 41.

4 Крайнова Т.К. Брачный договор и вопросы, возникающие при его удостоверении // Нотариальный вестникъ. — 2005. — № 12. — С. 36.5 Максимович Л.Б. Указ. соч. — С. 41.

6 Чашин А.Н. Указ. соч. — С. 38.

7 Там же. — С. 39.

8 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева (автор комментария к главе 10 — А.П. Сергеев). — М.: Проспект, 2006. — С. 415.

9 Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. — М., 2005. — С. 283–285; Е.А. Чефранова. Брачный договор. Пределы свободы усмотрения сторон при определении договорных условий // Нотариальный вестникъ. — 2005. — № 6. — С. 30–31.

10 Чефранова Е.А. Указ. соч. — С. 31.

 

Автор: Фёдорова О.А.

Вернуться
Нотариальный Вестник №11 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100